EPIDEMIOLOGIC PECULIARITIES OF TICK-BORNE VIRAL ENCEPHALITIS IN CHILDREN

Cover Page

Abstract


Aim. To estimate the manifestations of epidemic process of tick-borne viral encephalitis in children and detect some factors, determining morbidity. Materials and methods. Manifestations of epidemic process of tick-borne viral encephalitis in children and social risk factors for 32 years were analyzed using official statistics of “Centre of Hygiene and Epidemiology in Perm Krai” (forms №1, 2, 5 and 27). Results. Tick-borne viral encephalitis sickness rate in children exceeded the adult’s morbidity ( p < 0,05). Risk groups included unorganized children aged 3-6 years with morbidity index equal to 36,6 ± 9,2 per 100 thousand of the population and schoolchildren with this index 26,1 ± 2,9 per 100 thousand of the population ( p > 0,05). The share of patients with moderate and severe clinical course in children was 92,4 ± 2,5% versus 71,6 ± 1,3% in adults ( p < 0,05). Cyclic recurrence and seasonality of morbidity among children was more marked, as compared with the adults. Conclusions. Peculiarities of manifestations of epidemic process in children with tick-borne viral encephalitis are determined by differences in conditions they were infected and wider involvement into prophylactic immunization.

Введение Инфекции, передаваемые клещами (ИПК), характеризуются масштабностью распространения, этиологическим полиморфизмом и многогранностью нозологических форм и клинических проявлений. В структуре ИПК клещевой вирусный энцефалит (КВЭ) занимает ведущее место вследствие его высокой летальности и инвалидности [2, 3, 4, 8]. Активно вовлекаются в эпидемический процесс и дети, которые занимают в возрастной структуре заболеваемости КВЭ от 10 до 30 % [3, 9]. Доля КВЭ у детей в структуре ИПК колеблется от 13 до 27 % [6, 9]. Следует заметить, что КВЭ у детей протекает более тяжело с максимальной выраженностью общемозговых и менингеальных симптомов в виде серозного менингита в 4 % случаев, который в 70 % заканчивается диффузными изменениями головного мозга. Основными клиническими проявлениями КВЭ у детей являются полиоэнцефаломиелиты (в 25 % случаев) и менингоэнцефалиты (в 75 %) [5, 9, 10, 11]. Вместе с тем при высокой распространенности и тяжести клинического течения заболевания в детской популяции проявления эпидемического процесса КВЭ у детей остаются малоизученными. Цель работы - оценить проявления эпидемического процесса КВЭ у детей и выявить некоторые факторы риска, определяющие заболеваемость. Материалы и методы исследования Анализ проявлений эпидемического процесса КВЭ (интенсивность, многолетняя и внутригодовая динамика, структура) проведен по данным официальной статистики ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Пермском крае» за 1985-2016 гг. (статистические отчетные формы № 1, 2). Выраженность тенденции в многолетней динамике заболеваемости оценивали по критериям, предложенным В.Д. Беляковым [1]. Цикличность эпидемического процесса определялась по методике кафедры эпидемиологии и дезинфектологии СПбМАПО с выявлением периодов высокого и низкого уровня заболеваемости [7]. Внутригодовая динамика заболеваемости КВЭ изучена по методике В.И. Речкина и соавт. (1989) с определением типовой помесячной динамики заболеваемости, верхнего предела круглогодичной заболеваемости и сезонной активизации эпидемического процесса. Возрастная и клиническая структура заболеваемости в многолетней динамике оценивалась в интенсивных и экстенсивных показателях. Условия заражаемости КВЭ детей и взрослых были изучены на основе экспертизы карт эпидемиологического обследования эпидемических очагов (n = 1500). Оценка влияния неспецифической и специфической профилактики на заболеваемость КВЭ проведена по данным официальной статистики ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Пермском крае» (статистические отчетные формы № 27, 5 соответственно). Статистическую обработку данных проводили с использованием «APZ», «Прививки», «ARM» и пакета статистических программ «BIOSTAT» для Windows (Microsoft), Statistica 6.0 применимо к методам параметрической и непараметрической статистики. Оценку достоверности различий показателей определяли с помощью t-критерия Стьюдента. Различия считали статистически значимыми при р < 0,05. Для корреляционного анализа применяли параметрические и непараметрические расчеты, сделанные с помощью программы Statistica 6.0. В работе был использован коэффициент детерминации r² с целью оценки точности аппроксимации данных. Результаты и их обсуждение Анализ заболеваемости КВЭ в Пермском крае среди детского и взрослого населения за указанный период показал, что заболеваемость детей за весь период наблюдения превышала таковую среди взрослого населения: 16,1 ± 1,65 на 100 тыс. детского населения против 12,3 ± 0,7 на 100 000 взрослого (p < 0,05). Выравнивание кривой заболеваемости по параболе первого порядка в многолетней динамике заболеваемости среди детского и взрослого населения не выявило существенных различий: как у детей, так и у взрослых наблюдались умеренные тенденции заболеваемости к снижению со среднегодовым темпом убыли 1,2 и 1,11 % соответственно (p > 0,05). Дифференцированная оценка цикличности эпидемического процесса КВЭ среди детей и взрослых выявила некоторые отличия. Заболеваемость КВЭ у детей характеризовалась большим числом полных циклов (четыре против трех у взрослых), меньшей продолжительностью циклов (от 3-4 лет у детей до 7 лет у взрослых). Продолжительность положительных фаз циклов заболеваемости у детей также была более короткой: 2-3 года против 3-5 лет у взрослых. Амплитуда колебаний как положительных, так и отрицательных фаз циклов у детей характеризовалась более выраженной интенсивностью, в 1,5-6,0 раза превышающей значения у взрослых. В настоящее время заболеваемость как детей, так и взрослых находится в положительной фазе цикла. Анализ внутригодовой динамики заболеваемости КВЭ у детей выявил свои особенности в ее распределении по месяцам. Так, дети вовлекались в эпидемический процесс с июня по октябрь. Продолжительность сезонного подъема заболеваемости у детей составила 5 месяцев против 7 у взрослых. Интенсивность сезонного подъема заболеваемости среди детского населения была более выраженной по сравнению со взрослой популяцией: индекс сезонности составил 4,7 против 3,6, коэффициент сезонности 76 ± 0,5 и 70 ± 0,9 % соответственно (p < 0,05). Оценка заболеваемости КВЭ в различных возрастных группах детей в интенсивных показателях (на 100 000 соответствующего возраста) показала, что группами риска явились неорганизованные дети в возрасте 3-6 лет со среднемноголетним показателем заболеваемости 36,6 ± 9,2 и школьники с показателем 26,1 ± 2,9. Уровень заболеваемости в данных возрастных группах в 2,8 и 2,0 раза соответственно превышал заболеваемость взрослых и в 2,1 и 1,5 раза - заболеваемость детей до 14 лет (p < 0,05). Многолетняя динамика заболеваемости КВЭ во всех возрастных группах детей характеризовалась неравномерным распределением по годам. Тенденции в заболеваемости детей разных возрастных групп имели существенные различия. Заболеваемость детей раннего возраста (до 2 лет) характеризовалась умеренной тенденцией к росту со среднегодовым темпом прироста 1,8 %. Заболеваемость неорганизованных детей в возрасте 3-6 лет была стабильной (среднегодовой темп прироста составил 0,7 %). Заболеваемость организованных детей этого же возраста характеризовалась выраженной тенденцией к росту со среднегодовым темпом прироста 7,7 %. Заболеваемость школьников (7-14 лет), напротив, характеризовалась выраженной тенденцией к снижению со среднегодовым темпом убыли 7,9 %. КВЭ у детей протекал более тяжело, доля больных со средним и тяжелым течением составила 92,4 ± 2,5 % против71,6 ± 1,3 % у взрослых (p < 0,05). Оценка влияния неспецифической профилактики (объемы акарицидных обработок) на заболеваемость КВЭ детей выявила обратную связь средней силы (r = -0,62, p < 0,05), коэффициент детерминированности составил 45 %. Сопоставление многолетней динамики заболеваемости КВЭ взрослых и объемов акарицидных обработок выявило аналогичную ситуацию: наличие обратной связи средней силы (r = -0,55; p < 0,05), однако детерминированность заболеваемости взрослых от объемов акарицидных обработок была в два раза меньше и составила 22,2 %. Корреляционный анализ между заболеваемостью КВЭ и охватом профилактическими прививками обнаружил обратную сильную связь (r = -0,7; p < 0,05) у детей и обратную связь средней силы (r = -0,5; p < 0,05) у взрослых. Детерминированность заболеваемости КВЭ детей с профилактическими прививками составила 60,3 против 43,0 % у взрослых. Таким образом, на заболеваемость детей КВЭ специфическая профилактика оказывает достоверно более значимое влияние, чем на взрослых. Различия в проявлениях эпидемического процесса КВЭ у детей и взрослых (меньшая продолжительность циклов в многолетней динамике заболеваемости и более интенсивная амплитуда колебаний у детей по сравнению со взрослыми) обусловлены, как показали наши исследования, более высокими охватами детей профилактическими прививками. Так, охват профилактическими прививками среди детей составил - 11,5 %, у взрослых - 6,3 % (p < 0,05). Меньшая продолжительность сезонного подъема у детей, как показал анализ карт эпидемиологического обследования эпидемических очагов, определяется различиями в условиях заражаемости. Так, 51,3 ± 3,6 % заболевших детей были инфицированы в парках города, и только 26,0 ± 3,1 % - на дачах в период летней оздоровительной кампании. В структуре заражаемости взрослых преобладали заражения на дачных участках (37,3 ± 1,7 %), в лесу при сборе ягод и грибов (23,2 ± 1,5 %) - преимущественно в осенний период, и в городских парках города (23,5 ± 1,5 %). Различия в условиях заражаемости, на наш взгляд, определили и различия в детерминированности эпидемического процесса акарицидными обработками. Различия в интенсивности уровня заболеваемости детей разных возрастных групп, как показали полученные данные, определяются также охватами профилактическими прививками детей этих возрастных групп. Так, охват профилактическими прививками школьников, где зарегистрирована выраженная тенденция к снижению, составил 33,5 %. Охват профилактическими прививками организованных детей в возрасте 3-6 лет, в группе которых наблюдалась выраженная тенденция к росту заболеваемости КВЭ, составил лишь 6,5 %. Выводы Таким образом, эпидемический процесс КВЭ у детей характеризуется большей интенсивностью, выраженной цикличностью и сезонностью, что обусловлено более высокими охватами их профилактическими прививками и различиями в условиях заражаемости по сравнению со взрослыми.

I A Okuneva

irishka-tao@mail.ru

  • Беляков В.Д., Дегтярев А.А., Иванников Ю.Г. Качество и эффективность противоэпидемических мероприятий. Л.: Медицина 1981; 304.
  • Злобин В.И. Клещевой энцефалит в Российской Федерации: этиология, эпидемиология и стратегия профилактики. Terra Medica Nova 2010; 2: 13-21.
  • Злобин В.И., Горин О.З. Клещевой энцефалит: этиология, эпидемиология и профилактика в Сибири. Новосибирск: Наука 1996; 177.
  • Конькова-Рейдман А.Б., Тер-Багдасарян Л.В. Современные аспекты эпидемиологии инфекций, передаваемых клещами. Эпидемиология и инфекционные болезни 2014; 19(5): 26-31.
  • Кузнецова В.Г., Краснова Е.И., Патурина Н.Г. Клещевой энцефалит в клинической практике врача. Лечащий врач 2015; 1: 20-24.
  • Попов И.В., Харит С.М. Клещевой энцефалит: этиология, вакцинация, профилактика. Terra Medica 2011; 1: 15-19.
  • Речкин В.И. Лебедев А.И., Першин А.С. Румовский В.И. Анализ многолетней динамики заболеваемости. Под ред. Л.И. Шляхтенко. Л. 1989; 25.
  • Рудаков Н.В. Клещевые трансмиссивные инфекции человека: учебное пособие. Омск: Омский научный вестник 2016; 192.
  • Скрипченко Н.В. Клещевой энцефалит у детей: диагностика, лечение и профилактика. Terra Medica Nova 2010; 1: 10-17.
  • Скрипченко Н.В. Особенности клещевого энцефалита у детей. Инфекционные болезни 2014; 2: 5-11.
  • Скрипченко Н.В. Иванова М.В., Вильниц А.А., Скрипченко Е.Ю. Нейроинфекции у детей: тенденции и перспективы. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2016; 61 (4): 9-22.

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 1


Copyright (c) 2017 Okuneva I.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.