Transformation of the ethnic space of Russia in the XVIII—XIX centuries: the historical-geographical analysis

Cover Page

Abstract


The article presents the results of a statistical-cartographic analysis of changes in the territorial structure of the ethnic space of Russia (within modern borders) at the level of the country's macroregions from the beginning of the XVIII century to the end of the XIX century (first census of 1897), divided into four periods — from 1719 to 1762 years, from 1762 to 1795 years, from 1795 to 1850 years, from 1850 to 1897 years. There are four components of the territorial structure in the ethnic space of Russia: the Russian ethnic core, the contact zone of the Russian megacore, the internal and external periphery. The proportion of the Russian population and the ethnic mosaic index are used as quantitative criteria for identifying these components of the territorial structure of the ethnic space of Russia. The research revealed that during the entire period of the study, there was a constant reallocation of the Russian population from the Russian ethnic core into macroregions, forming other components of the ethnic space of the country. In the second half of the XIX century macroregions that belongs to the contact zone of the Russian megacore and partially to the inner periphery began to perform the same function, jointly participating in the Russian colonization of the external periphery (outskirts of the Russian Empire).


Full Text

Введение

Изучение современной структуры этнического пространства России и ее трансформации во второй половине ХХ—начале XXI в. — достаточно востребованная тема исследований в отечественной географии [5, 12, 14, 15, 17]. Что касается изучения этнического пространства России в более ранние периоды, актуального с точки зрения исторической географии населения, то оно сталкивается с рядом проблем. Во-первых, это несопоставимость сеток административно-территориального деления из-за частых административных реформ. Во-вторых, это ограниченность и неполноценность этнической статистики вплоть до 1897 г., т. е. до первой Всеобщей переписи населения.

Этническое пространство, рассматриваемое в качестве одного из важнейших слоев геокультурного пространства, выступает одновременно объектом изучения этнической и культурной географии [10], а также их историко-географических «проекций» [2, 4]. В данном исследовании предпринята попытка изучения этнического пространства России до ХХ в., опираясь на подходы, разработанные в отечественной исторической географии и культурной географии.

Цель статьи — анализ изменений в территориальной структуре этнического пространства России (в современных границах) с начала XVIII до конца XIX в. (первой переписи населения 1897 г.), с разбивкой на четыре периода — 1719— 1762, 1762—1795, 1795—1850, 1850—1897 гг.

Источниковая база и методы исследования

В качестве информационной базы исследования выступают итоги ревизий населения России в XVIII—XIX вв., представленные в работах В. М. Кабузана [6—8], а также результаты первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. [13]. Отдельно использовалась этническая статистика по Крыму [3]. Трансформация этнического пространства рассмотрена в современных границах Российской Федерации на уровне макрорегионов, выделенных в работах В. М. Кабузана, что позволило решить проблему несопоставимости сеток административно-территориального деления страны в разные временны́е интервалы.

В исторической географии исследователи часто опираются на метод «временны́х срезов», предполагающий реконструкцию географии конкретной территории в определенную историческую эпоху [1]. Но у этого метода есть существенный недостаток — статичность анализа. Чтобы сгладить этот недостаток, обычно используется другой метод — диахронический, который предполагает анализ изменений, произошедших между «временными срезами» [16]. Оба данных метода уже использовались нами при изучении этнического и конфессионального пространства России [9, 11]. Главным критерием определения годов ревизий, итоги которых выбраны для сравнительного анализа, является сопоставимость интервалов между «временны́ми срезами», составляющих в нашем исследовании от трети до половины века.

Степень изученности проблемы и понятийный аппарат исследования

В российской культурной географии сложилось несколько подходов по изучению пространственных сдвигов в этнических (этнокультурных, социокультурных) процессах. Соответственно используется различная терминология, касающаяся территориальной структуры этнокультурного пространства страны.

Так, В. Н. Стрелецкий [17] при изучении этнического пространства России выделяет три главных компонента территориальной структуры:

  1. Русское мегаядро, куда входят «русские» области и края, а также некоторые национальные автономии;
  2. контактные (этноконтактные) зоны на окраине мегаядра;
  3. «иноэтнические регионы» за пределами «Русского мегаядра».

Очень близкий вариант предлагает С. Г. Сафронов [14], который также выделяет три основных компонента территориальной структуры этнического пространства России:

  1. Русское мегаядро,
  2. национальные регионы,
  3. переходные этноконтактные зоны.

Особо отметим вариант структуризации этнического пространства России, предложенный авторами теории геоэтнокультурных систем (ГЭКС) — С. Я. Сущим и А. Г. Дружининым [18]. Ими были предложены такие элементы ГЭКС, как: 1) ядро, 2) регионы, 3) этноконтактные зоны, 4) социокультурные поля (или поля непосредственного воздействия одной ГЭКС на другую), 5) этнокультурные поля (или зоны культурного влияния этносов, дисперсно расселенных вне границ своих ГЭКС).

При изучении этнической структуры населения определенных территорий нередко используется индекс этнической мозаичности (ИЭМ) Б. М. Эккеля [19]. ИЭМ рассчитывается по формуле:

ИРМ = 1 – Ʃ (Рɩ)2,

где Рɩ — доля представителей ɩ-ой национальности (ɩ = 1,2…) в регионе исследования.

Данный индекс был использован нами ранее для выделения этноконтактных зон (ЭКЗ) двух классов — «неярко выраженных» (ИЭМ от 0.2 до 0.4) и «ярко выраженных» (ИЭМ свыше 0.4) [10]. К примеру, ИЭМ = 0.2 соответствует этнической структуре населения, когда доля представителей преобладающей национальности на конкретной территории составляет около 90 %; ИЭМ = 0.4 — если примерно каждый четвертый житель территории не является представителем основной национальности. Опираясь на данный показатель, к Русскому этническому ядру (мононациональной части Русского мегаядра) мы предлагаем отнести территории, где ИЭМ ниже 0.2; территории с ИЭМ от 0.2 до 0.4 можно отнести уже к контактной зоне Русского мегаядра, а территории с ИЭМ свыше 0.4 — к контактным зонам вне пределов Русского мегаядра.

В данном исследовании нами предложено совмещение двух концепций, которые традиционно применяются при изучении этнокультурного пространства. Это концепция этноконтактных зон (оперирующая показателями ИЭМ) и «центр-периферийная» концепция (опирающаяся на сравнение удельного веса представителей определенной национальности). Названия компонентов территориальной структуры этнического пространства России, учитывающие оба подхода, представлены в таблице. В качестве главного количественного критерия выделения компонентов территориальной структуры этнического пространства мы будем использовать долю русского населения, в качестве дополнительного критерия — индекс этнической мозаичности.

Компоненты территориальной структуры этнического пространства России*

 

Русское мегаядро

Полиэтничная периферия Русского мира

Русское этническое ядро

контактная зона Русского мегаядра

внутренняя периферия Русского мира

внешняя периферия Русского мира

Концепция «Центр—периферия»

Центр Русского мира

Полупериферия Русского мира

Внешняя периферия Русского мира

Концепция этноконтактных зон (ЭКЗ)

 

Внутренняя ЭКЗ

Внешняя ЭКЗ

Значения индекса этнической мозаич­ности

Менее 0.2

0.2—0.4

Более 0.4

Доля русского населения

90 % и более

75—90 %

50—75 %

менее 50 %

Примечание. * Пояснения — в тексте.

Результаты исследования

Согласно итогам первой ревизии населения (1719 г.), в пределах современной России проживало 13 млн 378 тыс. чел., среди которых русских было 82.7 %. Русское этническое ядро, где доля русских превышала 90 %, составляло пять макрорегионов: Центрально-Промышленный район, Земля войска Донского, Северный район, Северное Приуралье и Центрально-Земледельческий район (с удельным весом русских 97.7, 97.6, 92.0, 90.8 и 90.6 % соответственно). К контактной зоне Русского мегаядра, но фактически на грани вхождения в «ядро» (ИЭМ = 0.198), относился Озерный район (89.4 % русских). Внутреннюю периферию Русского мира составляли Сибирь и Среднее Поволжье (66.9 и 62.6 % русских соответственно). Остальные макрорегионы образовывали внешнюю периферию Русского мира (рис. 1). Здесь наиболее высока доля русских была в Смоленской губернии (38.6 %), сравнительно низкой — в Южном Приуралье (15.2 %) и Нижнем Поволжье (12.7 %), а наиболее низкой — на Северном Кавказе (3.4 %) и в Выборгской губернии (0.1 %).

Рис. 1. Этническая мозаичность и доля русских в 1719 г по макрорегионам Российской империи (в современных границах России) и их динамика с 1719 по 1762 г. (между первой и третьей ревизиями). Составлено автором по [6,8].

Доля русских в 1719 г.: 1 — 90.0 % и более, 2 — от 75.0 до 79.9 %, 3 — от 50.0 до 74.9 %, 4 — менее 50.0 %; 5 — современные границы Российской Федерации; 6 — границы макрорегионов Российской империи и их частей в границах РФ; 7 — макрорегионы Российской империи и их части (цифрами на карте обозначены: 1 — Центрально-Промышленный район, 2 — Центрально-Земледельческий район, 3 — Северный район, 4 — Озерный район, 5 — Среднее Поволжье, 6 — Нижнее Поволжье, 7 — Северный Кавказ, 8 — Северное Приуралье, 9 — Южное Приуралье, 10 — Смоленская губерния (часть Белоруссии и Литвы), 11 — Выборгская губерния, 12 — Земля войска Донского, 13 — Сибирь); 8 — изменение индекса этнической мозаичности с 1719 по 1762 г.; 9 — прирост доли русских с 1719 по 1762 г.; изменение доли русских с 1719 по 1762 г.: 10 — рост на 4 % и выше, 11 — рост до 4 %, 12 — уменьшение до 4 %, 13 — уменьшение на 4 % и более.

Примечание: в пределах современных границ Российской Федерации не раскрашены части макрорегионов (в границах В. М. Кабузана), находившихся преимущественно за пределами современной РФ.

Сдвиги в этническом пространстве в первой половине XVIII в. Между первой и третьей ревизиями (1719 и 1762 гг.) численность населения в границах современной России выросла до 17 млн 636 тыс. чел., т. е. почти на 32 %, при этом численность русских увеличилась только на 31 % и произошло снижение их доли на 0.67 %. Динамика численности и доли русского населения свидетельствует о значительном перетоке русских из Промышленного Центра и Севера в соседний Озерный район и районы Поволжья. Одновременно в Озерном районе шла ассимиляция карельского и финского населения, а в Смоленской губернии — белорусов. В Земледельческом Центре в этот период происходил приток украинского (малорусского) населения, доля которого выросла с 8.5 до 12.3 %, что привело к уменьшению удельного веса русских, хотя численность последних росла даже быстрее, чем в России в целом. Аналогичные миграционные процессы происходили на Земле войска Донского, где доля украинцев выросла с 2 до 28 %.

Основной поток русских переселенцев был направлен в Южное Приуралье, Нижнее Поволжье и на Северный Кавказ, где численность русских выросла от 5 до 11 раз. Причем в этом передвижении участвовало также и русское население Среднего Поволжья. Тем не менее русские укрепили свои позиции и в этом регионе, что свидетельствует о происходящей ассимиляции местного, преимущественно финно-угорского (удмурты, мордва, марийцы) и частично тюркского населения (особенно православных чувашей). В Северном Приуралье и Сибири, несмотря на приток русского населения, наблюдалось уменьшение его удельного веса и рост доли коренного населения, что может иметь несколько объяснений, в частности более широкий охват третьей ревизией жителей окраин Российской империи.

Как результат, между первой и третьей ревизиями населения Русское ядро пополнилось Озерным районом (рис. 2), где доля русских достигла 92.7 %, но утратило Земледельческий Центр и Северное Приуралье, оказавшиеся в положении контактной зоны Русского мегаядра (доля русских уменьшилась до 86.4 и 83.6 % соответственно). Также из ядра выпала Земля войска Донского, переместившись сразу на внутреннюю периферию Русского мира (71.3 % русских). С другой стороны, частью внутренней периферии стало Нижнее  Поволжье (65.4 % русских). Остальные макрорегионы сохранили свой статус, но везде, кроме Сибири, произошел значительный рост доли русского населения.

Рис. 2. Этническая мозаичность и доля русских в 1762 г. по макрорегионам Российской империи (в современных границах России) и их динамика с 1762 по 1795 г. (между третьей и пятой ревизиями). Составлено автором по [6,8].

Доля русских в 1762 г.: 1 — 90.0 % и более, 2 — от 75.0 до 79.9 %, 3 — от 50.0 до 74.9 %, 4 — менее 50.0 %; 5 — современные границы Российской Федерации; 6 — границы макрорегионов Российской империи и их частей в границах РФ; 7 — макрорегионы Российской империи и их части (цифрами на карте обозначены: 1 — Центрально-Промышленный район, 2 — Центрально-Земледельческий район, 3 — Северный район, 4 — Озерный район, 5 — Среднее Поволжье, 6 — Нижнее Поволжье, 7 — Северный Кавказ, 8 — Северное Приуралье, 9 — Южное Приуралье, 10 — Смоленская губерния (часть Белоруссии и Литвы), 11 — Выборгская губерния, 12 — Земля войска Донского, 13 — Сибирь и Дальний Восток); 8 — изменение индекса этнической мозаичности с 1762 по 1795 г.; 9 — прирост доли русских с 1762 по 1795 г.; изменение доли русских с 1762 по 1795 г.: 10 — рост на 2 % и выше, 11 — рост до 2 %, 12 — уменьшение до 2 %, 13 — уменьшение на 2 % и более.

Примечание: в пределах современных границ Российской Федерации не раскрашены части макрорегионов (в границах В. М. Кабузана), находившихся преимущественно за пределами современной РФ.

Сдвиги в этническом пространстве во второй половине XVIII в. К пятой ревизии (1795 г.) численность населения в современных границах России выросла до 24 млн 437 тыс. чел., из которых русские составили 81.1 %. Рост численности русских во второй половине XVIII в. (36.9 %) примерно соответствовал общим темпам роста населения (37 %). Основной поток русского населения был направлен из Промышленного Центра, Озерного района, Среднего Поволжья и в меньшей степени из Северного района в Нижнее Поволжье, на Северный Кавказ и в Сибирь. Продолжалась ассимиляция белорусов в Смоленской губернии, а в Земледельческом Центре началась ассимиляция украинцев, прибывших сюда в первой половине столетия.

В результате между третьей и пятой ревизиями Русское ядро не претерпело изменений и включало три макрорегиона (рис. 3): Промышленный Центр, Озерный и Северный районы (96.2, 92.1 и 91.3 % русских соответственно). Также остались в пределах контактной зоны Русского мегаядра Земледельческий Центр и Северное Приуралье (87.4 и 84.0 % русских). Во внутреннюю периферию Русского мира был втянут Северный Кавказ (53.1 % русских). Остальные макрорегионы сохранили свой статус при небольших изменениях доли русского населения. Расширился пояс внешней периферии Русского мира за счет нового региона — Крыма, где доля русских составляла пока только 4.3 %.

Рис. 3. Этническая мозаичность и доля русских в 1795 г. по макрорегионам Российской империи (в современных границах России) и их динамика с 1795 по 1850 г. (между пятой и девятой ревизиями). Составлено автором по [3,7,8].

Доля русских в 1795 г.: 1 — 90.0 % и более, 2 — от 75.0 до 79.9 %, 3 — от 50.0 до 74.9 %, 4 — менее 50.0 %; 5 — современные границы Российской Федерации; 6 — границы макрорегионов Российской империи и их частей в границах РФ; 7 — макрорегионы Российской империи и их части (цифрами на карте обозначены: 1 — Центрально-Промышленный район, 2 — Центрально-Земледельческий район, 3 — Северный район, 4 — Озерный район, 5 — Среднее Поволжье, 6 — Нижнее Поволжье, 7 — Северный Кавказ, 8 — Северное Приуралье, 9 — Южное Приуралье, 10 — Смоленская губерния (часть Белоруссии и Литвы), 11 — Выборгская губерния (часть Финляндии), 12 — Земля войска Донского, 13 — Крым (часть Новороссии), 14 — Сибирь и Дальний Восток); 8 — изменение индекса этнической мозаичности с 1795 по 1850 г.; 9 — прирост доли русских с 1795 по 1850 г.; изменение доли русских с 1795 по 1850 г.: 10 — рост на 2 % и выше, 11 — рост до 2 %, 12 — уменьшение до 2 %, 13 — уменьшение на 2 % и более.

Примечание: в пределах современных границ Российской Федерации не раскрашены части макрорегионов (в границах В. М. Кабузана), находившихся преимущественно за пределами современной РФ.

Сдвиги в этническом пространстве в первой половине XIX в. К девятой ревизии (1850 г.) численность населения в границах современной России выросла до 37 млн 833 тыс. чел., доля русских составила 80.9 %. Прирост русского населения (57.8 %) лишь незначительно уступал общему приросту населения (59.0 %). Основной переток русского населения по-прежнему шел из Промышленного Центра, Озерного и Северного районов (к которым добавился Земледельческий Центр) в Южное Приуралье, Нижнее Поволжье, на Северный Кавказ и в Сибирь.

К середине XIX в. вновь утратил свое место в Русском ядре Озерный район (88.5 % русских), что объясняется ростом миграций из-за рубежа в столицу Российской империи. В итоге Русское ядро составляли только два макрорегиона (рис. 4): Промышленный Центр и Северный район (96.0 и 90.1 % русских соответственно). Вместе с Озерным районом в контактную зону Русского мегаядра входили Земледельческий Центр и Северное Приуралье (87.4 и 85.6 % русских соответственно). В состав внутренней периферии Русского мира вошло Южное Приуралье (54.6 % русских), где сохранили свои позиции Сибирь, Земля войска Донского, Нижнее и Среднее Поволжье. Особо следует обратить внимание на Сибирь, которая стала стремительно подтягиваться к статусу контактной зоны Русского мегаядра (74.0 % русских). Однако из внутренней периферии Русского мира во внешнюю периферию сместился Северный Кавказ (43.9 % русских), что объясняется расширением территории, включенной в состав Российской империи, а значит, увеличением охваченного ревизиями коренного населения. В остальных регионах внешней периферии Русского мира заметных изменений не произошло.

Рис. 4. Этническая мозаичность и доля русских в 1850 г. по макрорегионам Российской империи (в современных границах России) и их динамика с 1850 по 1897 г. (между девятой ревизией и первой переписью населения). Составлено автором по [3,7,8,13].

Доля русских в 1850 г.: 1 — 90.0 % и более, 2 — от 75.0 до 79.9 %, 3 — от 50.0 до 74.9 %, 4 — менее 50.0 %; 5 — современные границы Российской Федерации; 6 — границы макрорегионов Российской империи и их частей в границах РФ; 7 — макрорегионы Российской империи и их части (цифрами на карте обозначены: 1 — Центрально-Промышленный район, 2 — Центрально-Земледельческий район, 3 — Северный район, 4 — Озерный район, 5 — Среднее Поволжье, 6 — Нижнее Поволжье, 7 — Северный Кавказ, 8 — Северное Приуралье, 9 — Южное Приуралье, 10 — Смоленская губерния (часть Белоруссии и Литвы), 11 — Выборгская губерния (часть Финляндии), 12 — Земля войска Донского, 13 — Крым (часть Новороссии), 14 — Сибирь и Дальний Восток); 8 — изменение индекса этнической мозаичности с 1850 по 1897 г.; 9 — прирост доли русских с 1850 по 1897 г.; изменение доли русских с 1850 по 1897 г.: 10 — рост на 2 % и выше, 11 — рост до 2 %, 12 — уменьшение до 2 %, 13 — уменьшение на 2 % и более.

Примечание: в пределах современных границ Российской Федерации не раскрашены части макрорегионов (в границах В. М. Кабузана), находившихся преимущественно за пределами современной РФ.

Сдвиги в этническом пространстве во второй половине XIX в. К моменту проведения первой переписи населения Российской империи (1897 г.) численность населения в границах современной России увеличилась до 67 млн 226 тыс. чел., доля русских составила 76.9 %. Прирост русских за данный период составил 68.9 %, общий прирост населения — 77.7 %. Эти данные свидетельствуют о том, что обозначился значительный переток русского населения на окраины Российской империи, за пределы современных границ России. Из традиционных регионов притока русских мигрантов остались только Сибирь и Северный Кавказ, к которым присоединился Крым. Тем не менее пятикратный рост русского населения на Северном Кавказе не привел к увеличению доли русских (все население здесь выросло в шесть раз). Еще одна интересная особенность связана с восстановлением роста доли русского населения в Промышленном Центре и Озерном районе, что, вероятно, свидетельствует об усилении ассимиляционных процессов в центральных частях России. А, к примеру, в Смоленской губернии за этот период произошла скоротечная смена этнической идентичности белорусского населения, и данный регион из внешней периферии Русского мира в сжатые сроки перешел в состав Русского ядра (91.7 % русских).

Таким образом, к концу XIX в. Русское этническое ядро включало три региона: Промышленный Центр (97.1 % русских), Северный район (90.0 %) и Смоленскую губернию. Позицию в контактной зоне Русского мегаядра сохранили Озерный район (88.6 % русских), Земледельческий Центр (87.3 %), Северное Приуралье (83.9 %), к которым прибавилась Сибирь (76.8 %). Внутреннюю периферию Русского мира составляли Земля войска Донского, Нижнее и Среднее Поволжье, Южное Приуралье (66.8, 66.2, 61.5 и 51.6 % русских соответственно). В большинстве этих регионов доля русских заметно уменьшилась, что можно объяснить как перетоком из них русского населения на окраины Российской империи, так и демографическим взрывом, охватившим нерусское население империи. К внешней периферии Русского мира в конце XIX в. относились Северный Кавказ (36.9 % русских) и Крым, где за прошедший период численность русского населения выросла в 8 раз,  а его доля достигла 31.1 %.

Выводы

Трансформация этнического пространства России в XVIII—XIX вв. (в современных границах) рассмотрена по четырем компонентам территориальной структуры: Русское этническое ядро, контактная зона Русского мегаядра, внутренняя и внешняя периферия Русского мира. Главным критерием выделения структурных компонентов служила доля русского населения (90, 75 и 50 % соответственно) и дополнительно — индекс этнической мозаичности.

Общей закономерностью трансформации этнического пространства за период исследования был переток русского населения из Русского этнического ядра (в первую очередь Промышленного Центра и Северного района), сопровождавшийся уменьшением в его пределах доли русских, в макрорегионы, относящиеся к другим структурным компонентам этнического пространства. Исключение составила вторая половина XIX в., когда усилилась ассимиляция нерусского населения в пределах Русского этнического ядра, приведшая к небольшому увеличению доли представителей основной национальности.

В пределах контактной зоны Русского мегаядра (Озерный район, Земледельческий Центр, Северное Приуралье) происходил как приток русского и иноязычного населения (кроме Северного Приуралья), так и ассимиляция местного нерусского населения. Вместе с тем эти макрорегионы во второй половине XIX в. уже сами служили в качестве «донора» русских для внутренней и внешней периферии Русского мира.

Макрорегионы внутренней периферии Русского мира (Среднее и Нижнее Поволжье, Земля войска Донского, Южное Приуралье, Сибирь) почти все время испытывали значительный приток русского населения. При этом Среднее Поволжье также выполняло роль «донора» русских местного масштаба. Во второй половине XIX в. эти макрорегионы, наравне с Русским мегаядром, стали участвовать в русской колонизации окраин Российской империи. На этот же период пришелся основной приток русского населения в Сибирь, позволивший данному макрорегиону перейти в категорию контактной зоны Русского мегаядра. Вместе с тем на внутренней периферии Русского мира ускорился рост иноязычного населения, вошедшего в эпоху демографического  взрыва.

Регионы внешней периферии Русского мира (Выборгская губерния, Крым и Северный Кавказ, а в XVIII в. еще и Нижнее Поволжье, Южное Приуралье, Смоленская губерния) испытывали постоянный приток русского населения. В целом на внешней периферии стабильно росла доля русских, но в отдельных макрорегионах (особенно это относится к Северному Кавказу) были периоды, когда доля русских временно уменьшалась, обычно по причине расширения внешних границ России. Особо следует отметить Смоленскую губернию, в которой во второй половине XIX в. произошла скоротечная смена этнической идентичности белорусов, благодаря чему регион стал частью Русского этнического ядра.

About the authors

A. G. Manakov

Pskov State University

Author for correspondence.
Email: region-psk@yandex.ru

Russian Federation, Псков

References

  1. Vampilova L. B., Dement`ev V. S., Manakov A. G. Metod vremennych srezov v istoricheskoj geografii naseleniya. SPb.: LGU im A. S. Pushkina, 2016. 204 s.
  2. Vampilova L. B. Razvitie istoriko-geograficheskogo znaniya i stanovlenie regional`nych istoriko-geograficheskich issledovanij // Pskovskij regionologicheskij zhurnal. 2017. N 4 (32). S. 68-82.
  3. Vodarskij Ya. E., Eliseeva O. I., Kabuzan V. M. Naselenie Kry`ma v konce XVIII-konce XX vekov (Chislennost`, razmeshhenie, e`tnicheskij sostav). M.: IRI RAN, 2002. 158 s.
  4. Dement`ev V. S. K voprosu o stanovlenii i perspektivach razvitiya istoricheskoj geografii // Pskovskij regionologicheskij zhurnal. 2015. N 23. S. 59-71.
  5. Zhitin D. V. Izmenenie v rasselenii russkogo e`tnosa v predelax Rossijskoj Federacii vo vtoroj polovine XX-nachale XXI v. // Izv. RGO. 2013. T. 145, vyp. 3. S. 67- 82.
  6. Kabuzan V. M. Narody` Rossii v XVIII veke. Chislennost` i e`tnicheskij sostav. M.: Nauka, 1990. 256 s.
  7. Kabuzan V. M. Narody` Rossii v pervoj polovine XIX v. Chislennost` i e`tnicheskij sostav. M.: Nauka, 1992. 216 s.
  8. Kabuzan V. M. Russkie v mire: Dinamika chislennosti i rasseleniya (1719-1989). Formirovanie e`tnicheskich i politicheskich granicz russkogo naroda. SPb.: Rus.-Balt. inform. centr «BLICz», 1996. 351 s.
  9. Manakov A. G. Russkie v e`tnicheskom prostranstve Rossii: regional`naya dinamika s 1897 po 2010 g. // Regional`ny`e issledovaniya. 2018. N 1 (59). S. 57-71.
  10. Manakov A. G. Struktura i dinamika geokul`turnogo prostranstva Severo-Zapada Rossii. Dis. … d-ra geogr. nauk / Ros. GPU im. A. I. Gercena. SPb., 2003. 290 s.
  11. Manakov A. G., Suvorkov P. E`. Sdvigi v konfessional`nom prostranstve Rossii v XVIII-nachale XX v.: istoriko-geograficheskij analiz // Izv. RGO. 2018. T. 150, vyp. 2. S. 3-15.
  12. Orlov A. Yu. Istoriko-geograficheskie aspekty` transformacii e`tnicheskoj struktury` naseleniya Rossijskoj Federacii // Regional`ny`e issledovaniya. 2013. N 2 (40). S. 120- 124.
  13. Pervaya vseobshhaya perepis` naseleniya Rossijskoj imperii 1897 g. Raspredelenie naseleniya po rodnomu yazy`ku, guberniyam i oblastyam. E`lektronny`j resurs]: URL: http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php (data obrashheniya: 12.07.2018).
  14. Safronov S. G. Sovremenny`e tendencii transformacii e`tnicheskogo sostava naseleniya Rossii // Baltijskij region. 2015. N 3 (25). S. 138-153.
  15. Streleczkij V. N. Rossiya v e`tnokul`turnom izmerenii: faktory` regionalizacii i prostranstvenny`e struktury` // Regional`noe razvitie i regional`naya politika Rossii v perexodny`j period. M.: Izd-vo MGTU, 2011. S. 146-176.
  16. Streleczkij V. N. E`volyuciya nauchny`ch paradigm v mirovoj istoricheskoj geografii: ot klassicheskich shkol k sovremenny`m issledovatel`skim napravleniyam // Voprosy` geografii. Sb. 136: Istoricheskaya geografiya. M.: Izdatel`skij dom «Kodeks», 2013. S. 29-48.
  17. Streleczkij V. N. E`tnicheskie obshhnosti v geokul`turnom prostranstve Rossii (Istoricheskaya dinamika i regional`naya struktura) // Vestn. istoricheskoj geografii. N 1. Smolensk: Izd. SGU, 1999. S. 31-53.
  18. Sushhij S. Ya., Druzhinin A. G. Ocherki geografii russkoj kul`tury`. Rostov-na-Donu: Izd-vo SKNCz VSh, 1994. 576 s.
  19. E`kkel` B. M. Opredelenie indeksa mozaichnosti nacional`nogo sostava respublik, kraev i oblastej SSSR // Sovetskaya e`tnografiya. 1976. N 2. S. 33-39.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Fig. 1. The share of the Russian population in 1719 in the macroregions of the Russian Empire (within the present-day borders of Russia) and its dynamics from 1719 to 1762 (between the first and third revisions). Compiled by the author from the sources [6, 8].

View (459KB) Indexing metadata
2.
Fig. 2. The share of the Russian population in 1762 in the macroregions of the Russian Empire (within the present-day borders of Russia) and its dynamics from 1762 to 1795 (between the third and fifth revisions). Compiled by the author from the sources [6, 8].

View (476KB) Indexing metadata
3.
Fig. 3. The share of the Russian population in 1795 in the macroregions of the Russian Empire (within the present-day borders of Russia) and its dynamics from 1795 to 1850 (between the fifth and ninth revisions). Compiled by the author on the sources [3, 7, 8].

View (473KB) Indexing metadata
4.
Fig. 4. The share of the Russian population in 1850 in the macroregions of the Russian Empire (within the present-day borders of Russia) and its dynamics from 1850 to 1897 (between the ninth revision and the first census of the population). Compiled by the author on the sources [3, 7, 8, 13].

View (470KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 203

PDF (Russian) - 93

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Российская академия наук

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies