The main trends of spatial development of modern Albania

Cover Page

Abstract


The article deals with the main problems of spatial development of modern Albania. It is argued that the study of Albania by Russian socio-economic geography has paid little attention. In the Russian mass consciousness, this country is surrounded by a lot of inventions that have nothing to do with reality: one of these inventions is the perception of Albania as a purely Muslim country and in general the outpost of the «Islamic world». In fact, Albania is a multi-religious state, but religious differences do not matter much for Albanians. In the geodemographic development of modern Albania there is a steady increase in the share of the center of the country, which now exceeds 50 % of the population. As a Center, the authors consider two main cities, Tirana and Durres, that does not correlate with the official zoning of Albania. The sharp increase in the share of the Center shows the similarity of Albania with Asian states, and in general it can be argued that Albania geographically belongs to Europe, and socially, demographically and historically is closer to Asia. The spatial structure of Albania's economy is characterized by an increase in the share of the Center with a decrease in its economic efficiency, as well as the lag of the North from the South, due to the factor of economic and geographical position. The realization of the idea of "Great Albania", connected with the artificiality of the state borders defined in 1913, is extremely unprofitable for modern Albania in economic, social and demographic terms.


Full Text

Введение. Албания — далеко не самая маленькая страна Европы. Однако можно утверждать, что проблемам развития этой страны не только общественная география, но и другие общественные науки России уделяли очень небольшое внимание. Вполне возможно, что столь малое внимание к Албании сохраняется с советского времени, когда Народная Социалистическая Республика Албания была одним из самых последовательных противников СССР. Если Китайская Народная Республика начала постепенно восстанавливать отношения с Советским Союзом с середины 1980-х гг., то Албания до конца «социалистического» этапа своей истории интереса к восстановлению албано-советских отношений не проявляла. После краха социалистической системы по сути не имевшая опыта организации «другой жизни» Албания погрузилась в хаос, из которого стала выходить лишь к началу XXI в., и ей было не до налаживания отношений с Российской Федерацией.

Кроме этого, отношения России и Албании осложнялись и осложняются проблемой Косово. Албания активно поддерживала и поддерживает борьбу косовских албанцев за независимость от Югославии, затем от Сербии, воспринимая ее как свою собственную борьбу. Именем Ибрагима Руговы, одного из руководителей борьбы за независимость Косово, названа одна из главных улиц центра Тираны. Россия вслед за Сербией, не признающей отделения части своей национальной территории, продолжает считать Косово частью Сербии.

Методы исследования. Большая часть российских научных публикаций, связанных с Албанией, посвящена проблемам ее взаимоотношений с соседними государствами, главным образом Сербией, в частности с «косовской проблемой» (см., например, очень подробную статью А. Яшлавского, вышедшую в 2009 г., но актуальную не только по сей день, но и на очень долгую перспективу [12]). Освещались также проблемы, связанные с развитием албанской национально-государственной мысли [5, 9]. Рассматривались отношения Албании с Югославией и Советским Союзом в 1940—1970-е гг., отношения современной Албании как с Россией, так и с другими государствами Европы и мира [6, 7]. Но проблемам развития собственно Албании, в том числе и пространственным, уделяется крайне мало внимания. Российские географы не изучают Албанию вообще. Последний крупный географический труд, посвященный в том числе и Албании, — учебное пособие Э. Б. Валева «Болгария. Албания», вышедшее в 1955 г. [1]. В данной статье предпринята попытка такого исследования. В работе применяются стандартные для экономической географии методы: районирования, статистический, сравнительно-аналитический, картографический.

Результаты и обсуждение. Современная Албания в российском массовом сознании окружена массой выдумок, не имеющих ничего общего с действительностью — например, о том, что Албания является мусульманским государством, и противостояние албанцев и сербов в Косово представляет собой «борьбу цивилизаций», православной и мусульманской. Среди верующих албанцев действительно преобладают мусульмане, но наряду с ними среди албанцев очень много христиан — как католиков, так и православных. Одно из главных зданий центра нынешней Тираны — огромный новый православный собор Воскресения Христова, кафедральный храм Албанской православной церкви, одной из канонических автокефальных православных церквей современного мира. Значительная часть населения Албании вообще не относит себя к какой-либо религии, что связано в числе прочего с наследием социалистических времен: Албания тогда была объявлена «первым в мире атеистическим государством».

Но если славян юго-западных Балкан принадлежность к разным религиям разделяет на враждующие между собой народы, то для албанцев главное — национальная, а не религиозная принадлежность. Женщин не то что с закрытыми лицами, но даже просто в обычных для мусульманских стран платках, на улицах главных албанских городов почти нет; в соседней Сербии, не говоря уже о Боснии и Герцеговине, их намного больше, чем в Албании. Трудно даже объяснить, откуда взялось широко распространенное среди российской «ура-патриотической» общественности восприятие Албании как форпоста исламского мира. Так, живший в XV в. национальный герой этого государства Скандербег, на почитании которого основано албанское национальное самосознание, по вероисповеданию был христианином-католиком и воевал против османского султана (в Национальном музее Албании постоянно демонстрируется советско-албанский фильм 1953 г. «Великий воин Албании Скандербег»). Самая известная в современном мире албанка — «Мать Тереза» (Агнес Гондже Бояджиу, 1910—1997 гг.) — также была католичкой; ее именем назван аэропорт Тираны.

Пережив хаос первых пост-социалистических лет, Албания с начала XXI в. стала активно развиваться. Пространственная основа этого развития определяется природными особенностями страны. Бόльшая часть населения сосредоточена на западе страны в пределах приморских равнин. Приморские города Албании существуют на протяжении тысячелетий, например Дуррес и Влёра. Они многократно изменяли названия, государственную принадлежность, этнический, религиозный и языковой состав населения, но никогда — расположение. Тирана — столица Албании с 1920 г. — в значительной мере «искусственный» город: сам город существует давно, но развитием и нынешним состоянием обязан своему столичному статусу.

Для постсоциалистического времени характерно перемещение населения из горных районов в прибрежные, особенно сильно — в бицентричную столичную агломерацию Тирана—Дуррес (в обиходе часто используется разговорное название этого города «Дурси», ставшее уже полуофициальным). Расстояние между центрами двух главных городов Албании — примерно 30 км (такое же, как между центром С.-Петербурга и Петергофом), эти города практически срослись между собой. Основные тенденции трансформации региональной структуры расселения Албании с 2001 по 2018 г. отражены в табл. 1.

Таблица 1

Численность населения крупных административных единиц Албании в 2001—2018 гг. (по состоянию на 1.01); рассчитано по [19]

Table 1. The population of the of the large administrative units of Albania in 2001 – 2018 (as of 1.01); calculated according to [19]

Администра­тивная

единица

Годы

2001

2005

2010

2015

2018

Тыс. чел.

%

Тыс. чел.

%

Тыс. чел.

%

Тыс. чел.

%

Тыс. чел.

%

Север

Дибра

189

6.2

173

5.7

148

5.1

131

4.5

121

4.2

Кукес

111

3.6

103

3.4

91

3.1

82

2.9

77

2.7

Лёжа

159

5.2

152

5.0

140

4.8

132

4.7

127

4.4

Шкодер

256

8.4

246

8.1

229

7.9

219

7.4

205

7.1

Всего Север

715

23.4

674

22.2

608

20.9

564

19.5

530

18.4

Центр

Дуррес

245

8.0

254

8.4

266

9.1

278

9.6

290

10.1

Тирана

597

19.5

667

22.1

747

25.6

834

28.9

884

30.1

Всего Центр

842

27.5

921

30.5

1013

34.7

1112

38.5

1174

40.2

Юг

Берат

193

6.3

177

5.9

153

5.2

138

4.8

127

4.4

Влёра

193

6.2

193

6.4

188

6.4

188

6.5

189

6.6

Гирокастра

113

3.7

100

3.3

82

2.8

69

2.4

63

2.2

Корча

265

8.7

252

8.3

234

8.0

220

7.6

210

7.3

Фиери

382

12.5

362

12.0

330

11.3

308

10.7

298

10.4

Эльбасан

362

11.8

339

11.2

310

10.6

291

10.1

279

9.7

Всего Юг

1508

49.2

1423

47.1

1297

44.3

1214

42.1

1166

40.6

Всего

3063.3

100

3019.6

100

2918.7

100

2885.8

100

2870.3

100

 

Используемое авторами районирование Албании отличается от того, которое применяет официальная албанская статистика. В рамках подготовки к вступлению Албании в ЕС страна, представляющая собой регион уровня NUTS-1, была разделена на три региона уровня NUTS-2 — Северную, Центральную и Южную Албанию. Основным районом, где представления авторов статьи расходятся с мнением статистиков Евросоюза, является Центральная Албания. Европейская и албанская статистика относит Дуррес к Северной Албании, а Эльбасан к Центральной. Но это противоречит реальности — Тирана и Дуррес, как уже говорилось выше, представляют собой фактически слившиеся между собой города со сходными особенностями и тенденциями развития, и процесс их взаимопоглощения продолжается. Эльбасан же — отсталый депрессивный регион, имеющий в экономико-географическом отношении очень мало общего со столицей (см. рисунок).

 

Экономико-географическое районирование Албании (разработано авторами). Римскими цифрами обозначены районы, арабскими — префектуры: I — Центр (1 — Тирана, 2 — Дуррес); II — Север (3 — Шкодер, 4 — Кукес, 5 — Лёжа, 6 — Дибра); III — Юг (7 — Эльбасан, 8 — Фиери, 9 — Берат, 10 — Корча, 11 — Влёра, 12 — Гирокастра).

 

На протяжении всего исследуемого периода прослеживается непрерывное увеличение доли Центра с 27.5 % от общей численности населения в 2001 г. до 40.2 % в 2018 г. По темпам роста доли населения столичного региона Албания обнаруживает сходство со среднеазиатскими республиками бывшего Союза ССР, в частности Киргизией [3]. Численность населения столичной агломерации уже превысила миллион человек, и при сохранении нынешних темпов роста численности населения к 2022—2024 гг. можно прогнозировать превращение Тираны в город-«миллионер», хотя это вряд ли будет полезно как для столицы, так и для Албании в целом.

В целом современная Албания по своим демографическим, экономическим и даже политическим показателям обнаруживает гораздо большее сходство со странами Передней Азии, до Первой мировой войны входившими в состав Османской империи (например, Турцией), чем с другими европейскими государствами. Можно даже сказать, что Албания географически принадлежит Европе, а исторически — Азии. Если рассматривать происходящие в Албании и вокруг нее события с «азиатской» точки зрения, то многие «сюжеты» ее истории (например, то, что большая часть существования независимой Албании представляет собой правление диктаторов — до Второй мировой войны Ахмеда Зогу, после — Энвера Ходжи) становятся более понятными.

Доля Севера в общей численности населения постоянно и устойчиво сокращается. Сокращение это происходит главным образом за счет миграционного оттока населения, наиболее характерного для восточных горных районов. Например, численность населения расположенного на северо-востоке страны Кукеса снизилась в 1.4 раза: со 111 тыс. до 77 тыс. чел. Особый интерес этому обстоятельству придает то, что Кукес расположен на границе между Албанией и Косово (Сербией). Албания граничит с Косово самими бедными и быстро деградирующими своими территориями, и косовский конфликт — одно из убедительных подтверждений того, что экономические и политические процессы имеют принципиально разную природу и очень часто бывают совершенно не связаны между собой [8].

В социалистические времена Косово благодаря своему нахождению в составе Югославии имело намного более высокий уровень социально-экономического развития, чем Албания. С экономической точки зрения для Косово намного выгоднее было бы по сей день оставаться в составе Сербии. Но стремление албанского большинства в Косово к отделению от Сербии оказалось значительно сильнее экономических соображений. Для Сербии экономически предпочтительнее было бы просто отказаться от Косово, но политически это невозможно.

Юг Албании в демографическом отношении благополучнее Севера, но в основном за счет приморских территорий. Так, численность населения приморской префектуры (области) Влёра за 2001—2018 гг. почти не изменилась, составляя около 190 тыс. чел., а ее доля в общей численности населения Албании даже выросла с 6.2 до 6.6 %. Это связано с быстрым развитием здесь новых для Албании отраслей экономики, в частности туризма. В пределах префектуры Влёра находится город Саранда — один из главных курортных центров Албании. Однако внутренние районы Юга теряли население еще более стремительно, чем Севера — например, численность населения области Гирокастра сократилась за 2001—2018 гг. в 1.8 раза. При этом если жители Севера как выезжают за границу, так и перебираются в центр страны, то для южан более характерна внешняя миграция, преимущественно в страны Европейского Союза. На Юге велика доля греков, которые переселяются главным образом в Грецию. Стремление к миграции за пределы страны для граждан Албании и сейчас характерно больше, чем для жителей всех остальных стран Европы. О своем желании эмигрировать в ходе исследований, проведенных в 2018 г. институтом Гэллапа, заявило примерно 60 % граждан Албании, и по этому показателю страна занимает четвертое место в мире после Сьерра-Леоне, Ливии и Гаити [2]. Интересно, что доля граждан Албании, желающих эмигрировать, такая же, как доля населения, проживающего за пределами Центра (Тираны и Дурреса).

Пространственная структура экономики так же, как и система расселения, радикально изменяется. В постсоциалистическое время отрасли тяжелой промышленности, бывшие гордостью коммунистического руководства Албании, исчезают, поскольку большая часть их продукции использовалась в военных целях. Нынешняя Албания не видит для себя военной угрозы со стороны всех соседей, как это было в социалистическое время, вследствие чего численность личного состава ее силовых ведомств значительно сократилась, а оружие для них закупается за пределами страны в государствах НАТО, членом которого является Албания. До начала 1990-х гг. страны НАТО рассматривались как второй по значимости вероятный противник Албании; первым считалась Югославия, третьим — страны Организации Варшавского договора [10]. В настоящее время (с 2018 г.) на территории Албании создается первая на Западных Балканах постоянно действующая авиабаза НАТО в городе Кучова (до 1990 г. — город Сталин, последний город мира, носивший имя «вождя народов»), на месте военного аэродрома социалистических времен. Но самолетов албанских ВВС на этой базе не будет, поскольку военно-воздушные силы Албания вообще ликвидировала. Бывшая советская, затем китайская военно-морская база на острове Сазани в районе города Влёра сейчас используется как «опорная территория» морского национального парка: в военно-морских базах как собственных, так и иностранных современная Албания также никакой потребности не испытывает.

В первые годы XXI в. наиболее динамичными отраслями албанской экономики становятся «потребительские» отрасли, и экономический рост приобретает устойчивый характер. За 2010—2016 гг. ВВП на душу населения вырос, согласно данным албанской статистики, с 3088 до 3734 евро в текущих ценах [18]. Далее рост ВВП продолжился. По предварительным данным за IV квартал 2017 г., рост ВВП в сравнении с аналогичным периодом 2016 г. составил 3.36 % [15]. Рост ВВП за I квартал 2018 г. составил 4.45 % в сравнении с I кварталом 2017 г., рост ВВП за II квартал 2018 г. — 4.32 % в сравнении со II кварталом 2017 г. и 1.34 % в сравнении с I кварталом 2018 г. [13, 14]. Не вдаваясь в точные подсчеты, можно сказать, что ежегодный прирост ВВП Албании во втором десятилетии XXI в. составляет 3.5—4.5 %. Для буквально восстанавливающейся из руин «сталинского социализма» страны это высокий показатель. Безусловно, в мире можно найти страны, где экономика растет еще более быстрыми темпами, — например страны Восточной и Юго-Восточной Азии. Но в этих странах экономический рост определяется опережающим развитием экспортно-ориентированных отраслей. В Албании же развитие экономики связано почти исключительно с внутренним рынком. Внешнеторговый баланс нынешней Албании резко отрицательный по всем группам товаров. В общем объеме экспорта лидирует продукция легкой промышленности, на долю которой приходится примерно 40 %. Продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности, включая табак, на производстве которого сельское хозяйство Албании наряду с другими странами Западных Балкан специализировалось длительное время, составляет немногим более 10 % албанского экспорта. При этом ввоз продуктов питания в Албанию более чем втрое превышает вывоз (за 2018 г. ввоз продукции пищевой промышленности, включая табак, в Албанию составил 106 млн албанских леков, вывоз — 32 млн леков).[1]

В стране, где на протяжении нескольких десятков лет всякая частная собственность была запрещена, начинается бум частного предпринимательства, появляется множество магазинчиков, мастерских, пекарен, гостиниц, других небольших предприятий. Непрерывно растет благосостояние населения, что проявляется в числе прочего резким ростом числа личных автомобилей. Одним из последствий скачкообразной автомобилизации Албании, где владение собственным автомобилем в социалистические времена было невозможным, выступает хаос, утвердившийся на улицах и дорогах. Но эта проблема является общей для всех стран, переживающих «первичную автомобилизацию». Хаотичность свойственна также и общественному транспорту: основным видом междугороднего транспорта являются «фургоны» (аналог российских «маршруток»); расписания движения автобусов и поездов дальнего следования, если они вообще есть, весьма условны, а городские автобусы в Тиране не имеют номеров маршрутов — только их описания на маршрутных табличках.

В 2010-е гг. начинается активное освоение Албании торговыми сетями, имеющими европейское происхождение. Но существуют и собственно албанские сети, носящие названия, будто бы сохранившиеся с социалистических времен. Например, в Тиране существует сеть супермаркетов, именующаяся «Kombinat i mishit» — «Мясокомбинат» (само слово «комбинат» пришло в албанский язык из русского языка в период расцвета советско-албанских отношений 1940—1950-х гг.).

Самой динамичной отраслью национальной экономики становится туризм, возможности для развития которого в Албании поистине фантастические, в первую очередь благодаря пляжам Ионического и Адриатического морей. По своим рекреационным характеристикам албанское побережье существенно превосходит пляжные курорты в Хорватии и Черногории; по туристическим возможностям Албания по крайней мере не уступает этим республикам бывшей Югославии. Но стоимость размещения, питания и т. д. на албанских курортах значительно ниже, чем на черногорских, не говоря уже о хорватских. Вследствие этого в Албанию идет мощный и постоянно увеличивающийся приток туристов из других государств Европы, особенно из Италии. Туристов из России мало, бо́льшая их часть приезжает на однодневные экскурсии из Черногории.

За 2012—2017 гг. число прибытий иностранных граждан в Албанию выросло с 3.5 млн до 5.1 млн чел., т. е. примерно в 1.5 раза. При этом число людей, прибывших с целью отдыха, выросло с 1.5 до 2.4 млн чел., или в 1.6 раза, а численность иностранцев, посетивших Албанию в однодневных поездках (это главным образом иностранные туристы, отдыхающие в Черногории, а также «шоппинг-туристы» из той же Черногории, Греции и других соседних стран) возросло с 71 до 292 тыс. чел., т. е. более чем вчетверо [21]. Образ Албании как мрачной полуразрушенной пост-сталинистской страны, где процветает преступность и господствует наркомафия, явно не соответствует действительности, иначе бы такого роста туристского потока просто не могло быть. Особенностью албанской границы является то, что албанские пограничники вообще не ставят штампы в паспорта — видимо, для ускорения процесса пересечения. Однако туризм является пусть и самой динамичной, но лишь одной из отраслей албанской экономики.

В производстве ВВП Албании отмечаются значительные региональные различия (табл. 2).

Таблица 2

Региональная структура производства ВВП Албании (рассчитано по [16, 17])

Table 2. Regional structure of GDP production in Albania (calculated from [16, 17])

Префектура

ВВП в целом

ВВП на душу населения

2010

2016

2010

2016

Млн леков

% от ВВП Албании

Млн леков

% от ВВП Албании

Тыс. леков

% к среднему по Албании

Тыс. леков

% к среднему по Албании

 

Север

Дибра

33710

3.13

42624

3.29

248

58.2

382

74.4

Кукес

23989

2.22

22148

1.71

295

69.9

314

61.2

Лёжа

33665

3.22

44201

3.41

278

65.3

389

75.8

Шкодер

64396

5.98

70331

5.44

316

74.3

384

74.8

Всего Север

155760

14.55

179304

13.85

285

66.9

367

71.6

Центр

Дуррес

109731

10.18

127350

9.84

483

113.6

513

100.2

Тирана

417592

38.75

523136

40.42

653

153.5

699

136.4

Всего Центр

527323

48.93

650486

50.26

568

133.6

606

118.3

Юг

Берат

44128

4.09

50909

3.93

326

76.7

434

84.6

Влёра

64562

5.99

76314

5.90

398

93.5

462

90.0

Гирокастра

24242

2.25

30643

2.37

339

79.7

522

101.7

Корча

59968

5.57

75009

5.80

288

67.7

396

77.2

Фиери

113752

10.55

141165

10.90

387

90.9

530

103.3

Эльбасан

86749

8.05

90146

6.97

320

75.3

360

70.1

Всего Юг

393401

36.50

464186

35.87

294

69

386

75

Всего

1077485

100

1293975

100

426

100

513

100

 

Трансформация пространственной структуры экономики Албании представляет собой более сложный процесс, чем трансформация системы расселения. Основными определяющими ее факторами являются экономико-географическое положение и природные условия.

Экономико-географическое положение наибольшее значение имеет для развития Центра (Тираны и Дурреса). Доля Центра в экономической деятельности Албании продолжает расти и ныне превышает 50 %. Экономический рост Албании собственно и происходит за счет Центра, в основном Тираны. Можно утверждать, что в этом проявляется положительное действие эффекта концентрации. Экономическая деятельность в Тиране и Дурресе характеризуется намного более высокой эффективностью, чем в остальных ее частях, что наглядно проявляется в более высоком показателе ВВП на душу населения в этих регионах в сравнении с остальной Албанией. Но при этом на протяжении всего исследуемого периода эта эффективность сокращается, поскольку уровень ВВП на душу населения в сравнении с Албанией в целом снижается. Вероятно, это связано с массовым притоком населения в Центр, при том, что это население чаще всего не имеет необходимого образования и навыков трудовой деятельности, позволяющих успешно работать в крупном городе.

Заметно, что Юг развивается в целом успешнее Севера. Здесь также решающую роль играет экономико-географическое положение. Север граничит с государствами бывшей Югославии — Черногорией, Косово (Сербией), Македонией. Социально-экономическую ситуацию в этих государствах трудно назвать блестящей. Наиболее благополучным из постюгославских государств, граничащих с Албанией, является Черногория, но ее благополучие определяется туристско-рекреационной деятельностью, свойственной приморским местностям этого государства; внутренние районы Черногории находятся в состоянии либо стагнации, либо деградации. Экономические связи Косово на протяжении его почти векового пребывания в составе Югославии (Сербии) ориентировались исключительно на это государство; с Албанией в экономическом отношении его ничто не связывало.

Север и в социалистические времена был более бедным регионом, чем Юг. Для ускорения развития Севера коммунистическое руководство Албании предпринимало разного рода меры, но существенных положительных последствий эти меры не имели. Так, в 1986 г. была построена единственная в Албании международная железная дорога Шкодер — Титоград (Подгорица), соединившая Албанию и тогдашнюю Югославию, нынешнюю Черногорию. Но в 1992 г., после краха коммунистического режима, эта дорога на албанской стороне была заброшена, рельсы и оборудование растащены. В 2014 г. дорога была восстановлена [20], но никакого воздействия на развитие Севера Албании она не оказывает, поскольку движение по ней отсутствует, и в современных условиях перевозить здесь просто нечего. Идет эта дорога в буквальном смысле «огородами», непосредственно к ней примыкают жилые дома, приусадебные участки и сельскохозяйственные угодья.

Для экономического развития Юга имеют значение главным образом природные условия. Это касается как рекреационной деятельности (в основном побережья), так и производства продукции сельского хозяйства (внутренние части страны). Кроме этого, большое значение имеют гидроэнергетические ресурсы, используемые для производства энергии на ГЭС. Природные ресурсы Албании в настоящее время большого значения для ее развития не имеют, хотя в социалистическое время именно ресурсные отрасли составляли основу албанской экономики. Предприятия этих отраслей располагались главным образом во внутренних частях страны (например, крупный металлургический комбинат в Эльбасане). Все предприятия, построенные в социалистические времена с помощью СССР (до начала 1960-х гг.) и КНР (в 1960—1970-е гг.), в постсоциалистические времена рухнули. Подтвердилась правильность прогнозов советского руководства 1950-х гг. о том, что в Албании надо развивать в первую очередь сельское хозяйство и пищевую промышленность (об этих рекомендациях «советских товарищей», явно негодуя на них, писал в своих воспоминаниях коммунистический диктатор Албании Энвер Ходжа [11]).

Большое значение для пространственного развития современной Албании имеет также политическая составляющая. В отечественной научной и публицистической литературе можно встретить термин «Великая Албания», которым обозначается стремление албанцев, населяющих части территорий примыкающих к Албании славянских государств, к выделению из их состава с возможным последующим объединением в границах единого албанского государства. Это стремление оценивается чаще всего отрицательно.

Но, во-первых, площадь Албании составляет 28 тыс. кмпри населении около 3 млн чел. Площадь Косово в границах Автономного края Косово (Сербия) — примерно 11 тыс. кмпри населении менее 2 млн чел. Оценить площадь территорий Македонии, населенных преимущественно албанцами, довольно сложно, но можно считать, что они составляют 5—6 тыс. км2, при этом албанцы составляют примерно четверть населения Македонии (около полумиллиона человек). Албанцы населяют также южные районы Черногории, где ареалы преимущественно албанского расселения начинаются сразу к югу от Подгорицы и протягиваются до границы с Албанией. В общей сложности «Великая Албания» охватывает территории общей площадью менее 40 тыс. км2 при населении примерно 6 млн чел. «Великая Албания» может считаться «великой» лишь по балканским меркам, где завышенная самооценка характерна для всех населяющих Балканский полуостров народов, и албанцы здесь не исключение. Существуют также «идейные конструкции» «Великой Сербии», «Великой Болгарии» и т. д.; Греция после Первой мировой войны попыталась реализовать «Великую Идею» объединения военной силой населенных греками территорий Восточного Средиземноморья, закончившуюся тяжелым поражением этого государства.

Во-вторых, широко распространенное в России мнение о том, что относимые к «Великой Албании» земли исторически являются славянскими, а албанцы на этих землях — недавние пришельцы, явно не соответствует действительности. Не будучи специалистами в истории, авторы могут лишь схематично обозначить основные историко-географические вехи заселения юго-западной части Балканского полуострова.

Албанцы официально ведут свою историю от иллирийских племен, живших на этих территориях во времена Древнего Рима. Возможно, что иллирийцы были потомками еще более древнего населения Балканского полуострова. Славяне на эти земли пришли в ходе Великого переселения народов в VI—VIII вв. до н. э., уничтожив или ассимилировав бόльшую часть прежнего населения этих мест. Основной поток славянской колонизации шел на юг вдоль долины р. Морава, и находившиеся в стороне от этого потока земли современной Албании, представлявшие собой сочетание труднопроходимых гор и приморских болот, интереса у славян не вызвали, в отличие от плодородных и хорошо дренируемых равнин нынешнего Косово.

Территория современного Косово, представляющая собой вместе с окружающими ее горными хребтами водораздел бассейнов Черного моря (Дуная), Адриатического и Эгейского морей — действительно прародина нынешнего сербского народа и государства. Но с XV—XVI вв. сербы постепенно уходили отсюда по рекам бассейна Дуная, переселяясь в более благоприятные для жизни северные равнинные территории. На их место приходили албанцы, поднимавшиеся в пределы Косово с территории современной Албании по долине р. Дрин и его притоков через низкогорья между горным массивом Проклетие/Северо-Албанские Альпы и горами Шар Планина. Массовое возвращение сербов в Косово приходится уже на XX в., когда после Балканских войн эта территория становится частью Сербии, затем Югославии, в конце XX в. снова Сербии. Для «сербизации» Косово приходилось предпринимать незаурядные меры. Так, сербские беженцы из Боснии и Герцеговины в 1990-е гг. сербским правительством целенаправленно переселялись в Косово, в буквальном смысле попадая «из огня да в полымя».

Национальное развитие современной Албании начинается с созданной в 1878 г. Призренской лиги, образовавшейся в г. Призрен, находящемся в Косово. Уже из одного этого факта следует, что в XIX в. Косово было частью албанской этнической территории.

Нынешняя же граница Черногории, Косово (Сербии) и Македонии, с одной стороны, и Албании — с другой, сформировалась относительно недавно с исторической точки зрения, в 1913 г. после I Балканской войны. Эта война была агрессивной со стороны стран Балканского союза (Черногории, Сербии, Болгарии, Греции), без всякой причины и даже повода напавших на Османскую империю и лишивших ее большей части европейских владений. Согласно ст. III Лондонского мирного договора, завершившего эту войну, «Его Величество Оттоманский император и их Величества монархи Союзников [имеется в виду Балканский союз — примавт.] передают Его Величеству императору Германии, Его Величеству императору Австрии, президенту Французской Республики, Его Величеству королю Великобритании и Ирландии, и Его Величеству императору Всероссийскому вопрос об установлении границ Албании и урегулирование всех остальных вопросов, касающихся Албании» [4]. Таким образом, создание нового государства Албания было компромиссным решением «великих держав». Основой политических игр «великих держав» на Балканах того времени было максимальное усиление своих «клиентов», с одновременным противодействием «чужим». Албания была создана из территорий, которые в силу противоречий между «великими державами» не удалось разделить между уже существовавшими балканскими государствами. Интересы балканских народов, в том числе и албанского, при этом во внимание не принимались.

Созданная из соображений «текущего момента» в 1913 г. политическая конструкция на юго-западе Балканского полуострова просуществовала более столетия в первую очередь потому, что ее создателям очень скоро оказалось не до Албании, и эта страна почти всю свою историю существовала «на противоречиях» как между соседствующими с ней, так и отдаленными территориально государствами. Но сформированное Первой и Второй мировыми войнами политическое пространство Западных Балкан начало рушиться к концу XX в. Новая политическая реальность Албании и граничащих с ней государств вновь, как и столетие назад, создаётся «великими державами», но уже нынешнего мира. Определяющими при этом является не проблема «Великой Албании» как таковой, а взаимоотношения «великих держав» между собой. Албанскими же национальными интересами, равно как и национальными интересами прочих балканских народов, «великие державы», манипулируя этими народами, лишь прикрываются для достижения собственных целей.

Для Албании в ее нынешнем состоянии присоединение новых территорий может создать только дополнительные проблемы. Центр страны, за счет которого и развивается нынешняя Албания, даже в современных условиях уже перенаселен и все менее справляется с ролью «локомотива развития». Если же к этому «локомотиву» прицепить еще несколько «вагонов» — бедных депрессивных регионов в виде населенных албанцами территорий бывшей Югославии, он может и просто остановиться, а это будет означать национальную катастрофу. Вступление Албании в НАТО (2009 г.) и заявка на вступление в Европейский Союз означают, что без согласия своих новых союзников Албания ни политическим, ни тем более военным путем бороться за «велико-албанскую» идею не может. Экономически же страна, невзирая на успехи последних лет, слишком слаба, чтобы пытаться распространять свое влияние за нынешние границы. Поскольку к этому добавляется желание большинства населения страны покинуть ее пределы навсегда, а не к расширению этих пределов, то возможность создания «Великой Албании» в современных условиях приобретает совершенно фантомный характер — во всяком случае, до тех пор, пока какая-либо из «великих держав» не решит, что реализация «велико-албанской» идеи в ее интересах.

Выводы. 1. Албания географически относится к Европе, но в историческом, социальном, демографическом отношении больше сходна с Азией, особенно с государствами, до Первой мировой войны входившими в состав Османской империи. В геодемографическом развитии современной Албании преобладают центростремительные тенденции, благодаря которым быстро растет доля Центра страны (Тираны и Дурреса) при общем сокращении численности населения. Жители Албании, во-первых, активно переселяются в центральные районы и, во-вторых, выезжают за пределы страны. В этом проявляется сходство демографического развития Албании и азиатских стран, в частности, бывших советских республик Средней Азии. По доле желающих эмигрировать Албания обнаруживает сходство даже не с азиатскими, а с африканскими странами.

2. Пространственные особенности развития экономики страны более сложны, чем трансформации системы расселения. Для современной Албании характерен экономический рост, составляющий 3.5—4.5 % в год. Основными факторами, определяющими экономическое развитие регионов Албании, выступают экономико-географическое положение и природные условия. Экономический рост обеспечивается главным образом за счет Тираны и Дурреса, характеризующихся наибольшей эффективностью экономической деятельности. Однако эта эффективность в последние годы снижается, что можно связать с притоком в центральные районы Албании малообразованного населения из внутренних районов. Север страны, граничащий с бывшими югославскими республиками, находится в устойчивом состоянии деградации, причем эта деградация началась еще в социалистические времена. Попытки ее преодоления за счёт реализации крупных инфраструктурных проектов (строительство в 1980-е гг. железной дороги Шкодер — Подгорица) ни к чему не привели. Экономическое положение Юга лучше, чем Севера, что определяется его «выходом» на страны Европейского Союза (Грецию, через пролив Отранто — на Италию).

3. Проблема «Великой Албании», часто упоминаемая в отечественной научной и публицистической литературе, во многом связана с тем, что нынешняя Албания возникла в результате политических компромиссов между тогдашними великими державами в 1913 г. В результате этих компромиссов значительная часть населенных албанцами территорий оказалась за пределами албанского государства. В современных условиях реализация идеи «Великой Албании» крайне невыгодна в экономическом отношении, поскольку Центр, являющийся «локомотивом развития» Албании, уже сейчас замедляет темпы экономического развития в связи с негативным воздействием на него со стороны деградирующих внутренних районов страны. Добавление к ним бедных депрессивных регионов бывшей Югославии, населенных преимущественно албанцами, на развитии Албании может сказаться лишь отрицательным образом. Но сейчас, как и в первые годы XXв., политическое развитие Албании и примыкающих к ней территорий определяется нынешними «великими державами», которые манипулируют балканскими народами, включая албанский, для достижения своих собственных целей.

 

[1] В апреле 2019 г. 1 албанский лек составлял 0.008959 доллара США.

About the authors

V. L. Martynov

The Herzen State Pedagogical University of Russia

Author for correspondence.
Email: martin-vas@yandex.ru
Saint-Petersburg

I. E. Sazonova

The Herzen State Pedagogical University of Russia

Email: iesazonova@mail.ru
Saint-Petersburg

References

  1. Valev Eʼ. B. Bolgariya. Albaniya. M.: Izd-vo MGU im. M. V. Lomonosova, 1955. 150 s.
  2. Vechina gradzana bi da napusti Albaniјu // Politika. December, 13. 2018.
  3. Degusarova V. S., Martynov V. L., Sazonova I. E. Geodemograficheskie osobennosti sovremennoj Kirgizii // Izvestiya Russkogo geograficheskogo obshhestva. 2018. T. 150. № 1. S. 43-59.
  4. Diplomaticheskij slovarʼ v 3-x t. T. 2. M.: Nauka. 1985. 504 s.
  5. Iskenderov P. A. Istoricheskie korni idei «Velikoj Albanii» // Slavyanovedenie. 2012. № 5. S. 30-40.
  6. Kokomani A. B. Albaniya - ES - Rossiya: sovremennyj eʼtap i perspektivy vneshneeʼkonomicheskogo sotrudnichestva // Sovremennaya Evropa. 2013. № 4 (56). S. 140-148.
  7. Lyameborshaj S. X. Druzhba mezhdu Rossiej i Albaniej v proshlom i nastoyashhem // Vlastʼ. 2014. № 1. S. 77-80.
  8. Martynov V. L. Civilizacionnye regiony mira // Voennaya geografiya i voennaya statistika. Nauka pobezhdatʼ. Vyp. 1. Spb.: Dmitrij Bulanin, 2018. S. 240-300.
  9. Turov N. L. Ideologicheskij proekt «Velikaya Albaniya» na sovremennoj politicheskoj karte mira // Sravnitelʼnaya politika. 2014. № 4 (16-17). S. 39-44.
  10. Ulunyan A. A. Voennye doktriny Albanii, Rumynii i Yugoslavii v konce 60-kh-nachale 70-kh godov XX veka // Novaya i novejshaya istoriya. 2013. № 1. S. 54-62.
  11. Hodzha Eʼ. Hrushhyovcy. Vospominaniya. Tirana: Ya Nentori? 1980. 520 s.
  12. Yashlavskij A. Kosovo: mezhdu Zapadom, islamom i «Velikoj Albaniej» // Mirovaya eʼkonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2009. № 3. S. 32-41.
  13. Gross Domestic Product, Q1-2018. Источник: http://www.instat.gov.al/en/themes/economy-and-finance/national-accounts-gdp/publication/2018/gross-domestic-product-q1-2018/ (accessed by 18 Dec 2018).
  14. Gross Domestic Product, Q2-2018. Источник: http://www.instat.gov.al/en/themes/economy-and-finance/national-accounts-gdp/publication/2018/gross-domestic-product-q2-2018/ (accessed by 18 Dec 2018).
  15. Gross Domestic Product, Q4-2017. Источник: http://www.instat.gov.al/en/themes/economy-and-finance/national-accounts-gdp/publication/2018/gross-domestic-product-q4-2017/ (accessed by 18 Dec 2018).
  16. Gross Domestic Produkt Per Capita, by Statistical Regions NUTS 2008-2016, NACE Rev2 by Region, Produkti Brendshem Bruto për fryme sipas Rajoneve Statistikore and Years. Источник: http://databaza.instat.gov.al/pxweb/en/DST/START__NA__NAY2/NAR_03/?rxid=d57381c2-2abf-43ea-bb58-7c5d10c8f394 (accessed by 18 Dec 2018).
  17. Gross Value Added in million ALL by Region, Vlera e Shtuar Bruto sipas Niveleve Statistikore and Years. Источник: http://databaza.instat.gov.al/pxweb/en/DST/START__NA__NAY2/NAR_01/table/tableViewLayout2/?rxid=be012f14-4908-4c12-b33e-13e0d0c53583 (accessed by 18 Dec 2018).
  18. National Accounts (GDP). Источник: http://www.instat.gov.al/en/themes/economy- and-finance/national-accounts-gdp/#tab3 (accessed by 18 Dec 2018).
  19. Population by prefectures January 1st by Prefecture, Sex, Type and Year. Источник: http://databaza.instat.gov.al/pxweb/en/DST/START__DE/NewPOP_0003/table/ tableViewLayout2/?rxid=74649ece-6b2a-4ef5-a673-29cb29c269dc (accessed by 18 Dec 2018).
  20. Shkoder - Bajze railway ready to operate for transportation of commodities. Источник: http://www.shkoder.net/en/news.htm (accessed by 18 Dec 2018).
  21. Tourism. Источник: http://www.instat.gov.al/en/themes/industry-trade-and-services/tourism/#tab2 (accessed by 18 Dec 2018).

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Economic and geographical zoning of Albania (developed by the authors). Roman numerals indicate areas, Arabic − prefectures: I — Center (1 — Tirana, 2 — Durres); II — North (3 — Shkoder, 4 — Kukes, 5 — Lezha, 6 — Dibra); III — South (7 — Elbasan, 8 — Fieri, 9 — Berat, 10 — Korçë, 11 — Vlorё, 12 — Girokastra).

View (92KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 112

PDF (Russian) - 163

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies