REMOTE RESULTS OF SHORTAND LONG-ACTING PENICILLIN THERAPY OF PATIENTS WITH EARLY LATENT SYPHILIS

Abstract


It is assumed that wide use of long acting penicillin forms during the latest epidemic rise was associated with a trend to an increase in the number of patients with delayed development of negative serological reactions and serological resistance. In order to compare the remote results of therapy by short- and long-acting penicillin in patients with early latent syphilis we studied seroconversion parameters in the patients observed at Nizhny Novgorod Center for Skin and Sexually-Transmitted Diseases in the 1990ies and 2000ies. The results were obviously better in patients with early latent syphilis treated by benzylpenicillin sodium than in those receiving benzylpenicillin benzatine.

Full Text

История заболеваемости сифилисом в России наглядно демонстрирует успехи советской сифилидологии (внедрение и усовершенствование пенициллинотерапии, диспансерная система наблюдения и лечения, предусматривавшая жесткий патронаж больных и контактных лиц) — удалось погасить послевоенную эпидемию сифилиса 1940-х годов и нивелировать подъем заболеваемости в 1970-е годы. Однако социально-экономические потрясения, сопровождавшие распад СССР, совпавшие с природно-биологической фазой эпидемического подъема, привели к резкому повышению заболеваемости сифилисом в 1993—1997 гг. в целом по России и в Нижегородской области в частности [6]. Значительное число переболевших находились на клинико-серологическом контроле, согласно методическим материалам по лечению и профилактике сифилиса. Общеизвестным критерием выздоровления и снятия с учета больных, получивших лечение по поводу ранних форм заболевания, была и остается стойкая негативация нетрепонемных серологических тестов [2]. До издания приказа Минздрава РФ №87 (26.03.01) ключевыми являлись реакции связывания комплемента (РСК) с трепонемным и кардиолипиновым антигеном, применявшиеся на базе института с момента его основания, а в комплексе с реакцией микропреципитации (РМП) — с 1973 г. В настоящее время (с 01.01.06) РСК исключены из списка рекомендованных методов серологической диагностики сифилиса. Обязательным стандартом служит новый комплекс тестов, который включает РМП (или ее аналог — быстрый плазмареагиновый тест), подтвержденную иммуноферментным анализом (ИФА) и/или реакцией пассивной гемагглютинации (РПГА). К рекомендуемым трепонемным тестам также относят реакцию иммунофлюоресценции (РИФ) в двух модификациях: РИФ200 и РИФ реакция иммобилизации бледных трепонем (РИБТ), иммуноблоттинг. После спада эпидемического процесса (резерва-ционное преобразование) обычно происходит переход в фазу резервации, которая отличается взаимодействием низковирулентной популяции бледных трепонем с высокоиммунным населением [1]. Ха- Сведения об авторах: Мишанов В.Р. — канд. мед. наук, ст. науч. сотр. (nnikvi_org@mail.ru); Комарова В.Д. — канд. биол. наук, ст. науч. сотр.; Пышкина Е.И. — мл. науч. сотр. 47 РОССИЙСКИЙ ЖУРНАЛ КОЖНЫХ И ВЕНЕРИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ СО о S О | В -Θ- II £ О-<D 5. 5 > X л t JJ Q. О 100 Ί 90 80 70605040 30 -I 20 10 0 2006 2007 2008 Годы 2009 2010 70 60 50 40 30 20 10 0 I I Скрытый ранний [^] Скрытый поздний ..... Заболевание сифилисом Рис. 1. Заболеваемость сифилисом в Нижегородской области. рактерно, что на фоне сохраняющегося постепенного снижения интенсивных показателей общей заболеваемости сифилисом (с 61,9 на 100 000 населения в 2006 г. до 35,2 в 2010 г.) статистика по Нижегородской области в 2006—2010 гг. показывает значительный рост удельного веса больных скрытым сифилисом (с 41,5 до 56,8% ранних форм и с 5,3 до 8,2% поздних форм соответственно; рис. 1). С учетом сложности дифференциальной диагностики этих форм заболевания с ложно-положительными серологическими реакциями на сифилис, определения показаний для дополнительного лечения в случае развития серорезистентности (СР) и дальнейшего решения о снятии пациентов с учета по сифилису ФГУ Нижегородский научно-исследовательский кожно-венерологический институт (НИК-ВИ) сохраняет полный набор отборочных и подтверждающих серологических тестов. Считается, что широкое использование дюрантн-ных форм пенициллина (в первую очередь бензати-набензилпенициллина — ББП) в период последнего эпидемического подъема (его максимум пришелся в Нижегородской области на 1997 г.), что сыграло важную роль в преодолении эпидемической ситуации, сопровождалось тенденцией увеличения числа больных с замедлением негативации серологических реакций и СР [3, 4]. Для проведения сравнительного анализа отдаленных результатов применения препаратов пенициллина низкой (бензилпенициллина натриевая соль кристаллическая — БНСК) и высокой (ББП) дюрант-ности при раннем скрытом сифилисе мы изучили показатели сероконверсии у пациентов, наблюдавшихся в Нижегородском НИКВИ в 1990—2000-е годы. Обследованы 256 больных. В 1-й группе (n = 185) применяли БНСК, во 2-й (n = 71) — бБп. 22,2% больных 1-й группы и 11,3% 2-й группы на фоне положительных серологических реакций прервали наблюдение до 1 года, в связи с чем суждение о результатах их терапии не представляется возможным. У 2 больных 1-й группы диагностировали реинфекцию, что также исключило их из дальнейшего исследования. Полученные результаты представлены на рис. 2, 3. Полная негативация (по РМП) отмена у 57 (40,1%) из 142 больных, закончивших наблюдение в У К 5 I аз аз са ς m аз аз о с; ce О I я § "g о о о со Реакция микропреципитации (++) 10,6% Рис. 2. Итоги (в %) серологического контроля после лечения раннего скрытого сифилиса бензилпенициллина натриевой кристаллической солью (по реакции микропреципитации). 1-й группе, у 15 (10,6%) РМП оставалась слабоположительной. Дополнительное лечение (либо профилактическое лечение беременных) предшествовало полной негативации у 7 (12,3%) больных. Привлекает внимание тот факт, что у 2 пациентов 1-й группы, получивших дополнительное специфическое лечение по поводу серологического рецидива через 9 и 10 лет после основного процесса, этот диагноз (де-юре, согласно с приказом №87 и методическими материалами) был установлен лишь по РМП при отрицательных РСК с трепонемным и кардиоли-пиновым антигеном. Поскольку позитивность подтверждающих тестов (включая ИФА, РПГА, РИФабс, РИФ200 и РИБТ) была незначительной, речь в данных случаях, по-видимому, шла о неспецифических ко -лебаниях РМП, обусловленных у 1 больной — беременностью, у другого — соматическим процессом. Во 2-й группе полную негативацию зафиксировали лишь у 11 (17,5%) из 63 больных, и еще у 6 (9,5%) РМП оставалась слабоположительной. Причем дополнительное (профилактическое) лечение дало эффект у 5 (45,5%) пациентов, что почти в 4 раза превысило показатели в 1-й группе. Абсолютно неудовлетворительным исходом терапии раннего скрытого сифилиса ББП стало развитие манифестного нейросифилиса у молодого (22 года) мужчины в течение 1 года после проведенной специфической санации. Если учесть отсутствие массового ликворологического обследования, явная неудача лечения (у 1,6% из закончивших наблю- Нейросифилис 1,6% Негативация 17,5% Реакция микропреципитации (++) 9,5% Позитивность 71,4% Рис. 3. Итоги (в %) серологического контроля после лечения раннего скрытого сифилиса бензатинабензилпенициллином (по реакции микропреципитации). 48 № 3, 2012 дение пациентов 2-й группы) представляется лишь вершиной айсберга вероятного распространения нейросифилиса [5]. Таким образом, качество отдаленных результатов лечения больных ранним скрытым сифилисом БНСК выше, чем при использовании ББП. Результаты анализа подтверждают правомерность и необходимость отказа от использования высокодюрантных вариантов специфической терапии при скрытом течении сифилиса, даже ранних форм этого заболевания, что отражено в проекте стандарта стационарной медицинской помощи, исключающего их применение. В ситуациях, требующих применения дюрантных препаратов (на амбулаторном приеме), необходимо не формальное, а осознанное, информированное согласие больных при выборе специфической антибиоти-котерапии

References

  1. Гракович Р.И., Старченко М.Е. Популяционно-экологическая модель динамики эпидемического процесса при сифилисе как социально-экологической системы. В кн.: Заболевания, передающиеся половым путем. Сборник научных трудов. — Горький; 1989. — С. 4—10.
  2. Дерматовенерология, 2008: Клинические рекомендации / Под ред. А.А. Кубановой. — М.: ДЭКС-Пресс; 2008.
  3. Коробейникова Э.А., Рахматуллин А.И., Шерстянникова В.В. // Вестн. дерматол. и венерол. — 2003. — № 6. — С. 59—62.
  4. Красносельских Т.В., Соколовский Е.В. // Соврем. пробл. дерматовенерол., иммунол. и врачеб. косметол. — 2010. — № 6. — С. 5—8.
  5. Лосева О.К., Аншуков А.В., Пивоварова В.И. // Рос. журн. кож. и вен. бол. — 2008. — № 2. — С. 56—59.
  6. Никулин Н.К., Мишанов В.Р. // Вестн. дерматол. и венерол. — 2009. — № 4. — С. 9—13.

Statistics

Views

Abstract - 25

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2012 Mishanov V.R., Komarova V.D., Pyshkina E.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies