RESTRICTIVE DERMATOPATHY: A RARE LETHAL HEREDITARY ABNORMALITY

Abstract


A rare case is presented: a lethal hereditary abnormality with autosomal recessive inheritance of restrictive dermatopathy, diagnosed in a preterm (week 29—30) girl, weighing 1140 g, with body length of 39 cm. The pathological complex included developmental abnormalities of the skin and its appendages, bone system, and polyorgan failure. The lethal outcome ensued on day 57 of life from bronchopulmonary dysplasia, aggravated by bilateral congenital polysegmented pneumonia in the presence of multiple lung atelectases and polyorgan (cardiovascular, cerebral) failure. Relevant publications (17 sources) are discussed and illustrations presented.

Full Text

Рестриктивная дерматопатия является редким летальным генодерматозом с аутосомно-рецессивным типом наследования [1—4]. Впервые заболевание было описано H. Toriello и соавт. [5] как «аплазия кожи врожденная». В настоящее время описано около 50 случаев данной патологии [2—14], которая развивается в результате генной мутации — делеции гена ZMPSTE24, который кодирует протеазу, необходимую для эндопро-теолитического процесса перехода преламина А в ла-мин [1, 3, 11—13, 15, 16]. При этом выявлена генетическая неоднородность: у одних плодов — мутации гена ZMPSTE24 в сегменте 1р34, у других — гена LMNA в сегменте 1q2.2 [1, 15, 16]. Заболевание является летальным, большинство детей рождаются мертвыми или умирают в первые дни жизни [1, 3, 4, 6, 8], иногда живут несколько месяцев [7]. Летальный исход обусловлен сочетанием поражения кожи с тяжелыми пороками развития внутренних органов, особенно с гипоплазией легких [2, 3, 8]. Патология развивается, как правило, на 6-м месяце беременности [1, 3, 10]. Клиническая картина характеризуется задержкой развития плода. Пораженная кожа плотная, тонкая, багрового цвета, с просвечивающими через нее сосудами [2—4, 6—8, 12]. В кожных складках возможны эрозии и трещины [1, 3]. Гистологически отмечают гиперкератоз, утолщение эпидермиса и гиподермы при истончении дермы, которая содержит тонкие коллагеновые волокна, эластические волокна отсутствуют, характерна также незрелость придатков кожи (сальных и потовых желез, волосяных фолликулов) [2, 4, 6, 8] вплодь до отсутствия потовых желез [3]. У новорожденного с рестриктивной дерматопатией типичное лицо, напоминающее лицо азиатской фарфоровой куклы: выражен гипер-телоризм, маленькие острый нос, О-образный рот и подбородок, деформированные, низко расположенные уши [2, 4, 6, 13]. На волосистой части головы волосы могут быть нормальными, в то время как ресницы, брови и пушковые волосы редкие или отсутствуют [1, 15]. Ногти могут быть короткими, либо, наоборот, очень длинными [1]. Отмечаются различные аномалии костного скелета: широкие роднички, врожденные контрактуры, анкилозирование височно-нижнечелюстных суставов, слабое обызвествление костей черепа, длинные стопы с вертикальным стоянием таранной кости («стопа-качалка»), дисплазия ключиц, аномалии (извилистость) ребер и лопаток [3, 4, 17]. Возможны также внутриутробное прорезывание зубов [7], эктропион, расщелина неба, гипоплазия легких, надпочечников, удвоение мочеточника, декстракардия и различные пороки сердца (открытый артериальный проток, дефект межпредсердной перегородки) [1, 8, 15]. Пренатальная диагностика весьма трудна. Предполагалось, что надежными методами пренатальной диагностики могут быть: биопсия до 20 нед беременности, определение уровня а-фетопротеина, однако попытки применения данных методов потерпели неудачу [10, 14]. В доступной нам отечественной литературе мы не встретили описания клинических случаев рестриктивной дерматопатии, поэтому приводим собственное наблюдение ребенка с данным заболеванием. Больная В. Сразу после рождения поступила в реанимационное отделение областного перинатального центра с диагнозом: синдром двигательных расстройств, дыхательная недостаточность III степени, ишемия мозга II степени, острый период. Церебральная депрессия. Средняя асфиксия при рождении. Две кефалогематомы в лобной и правой теменной областях. Инфекция, специфическая для перинатального периода, неуточненная. Недоношенность 29—30 нед. Наследственный синдром? Родилась 29.09.11 от 5-й беременности, 4-х родов. В семьях родителей наследственных заболеваний не отмечено. Мать ребенка, 33 лет, имеет 2 здоровых детей (девочки) 2000 и 2010 года рождения, в 2008 г. были преждевременные роды в 28 нед (ребенок умер на 3-и сутки жизни). Во время последней беременности женщина не обследовалась, поздно встала на учет (22—23-я неделя). Данная беременность протекала с осложнениями: в 23 нед — угроза выкидыша, однако от стационарного лечения пациентка отказалась, в 22—23 нед — выявлены бактериальный вагиноз, урогенитальная инфекция (хла-мидиоз, уреаплазмоз), хроническая герпетическая инфекция. Роды преждевременные в 29—30 нед. Масса тела ребенка при рождении 1140 г, рост 39 см, окружность головы 26 см, окружность груди 23 см, состояние ребенка крайне тяжелое, оценка по Апгар 4/5 баллов. Тяжесть состояния обусловлена респираторными нарушениями, неврологической симптоматикой, морфофункциональной незрелостью. В родильном зале проведен комплекс реанимационных мероприятий. С рождения ребенок находился на респираторной поддержке — искусственной вентиляции легких в режиме SIMV. Эндотрахеально болюсно был введен куро-сурф 200 мг/кг. С рождения выражено генерализованное поражение кожного покрова в виде выраженной пастоз-ности тканей по типу склеремы, которая в течение 1-х суток сменилась плотностью и вместе с тем истончением, багрового цвета кожи. По всей ее поверхности просвечивались извитые сосуды. В местах наибольшего растяжения тканей, в крупных складках выражена мацерация кожи. Характерны особенности лица девочки: острый «птичий» нос, О-образный рот, маленький подбородок, деформированные, низко посаженные уши. Волосы на волосистой части головы сохранены, брови, ресницы, пушковые волосы отсутствовали. Со стороны костной системы отмечены множественные контрактуры суставов верхних и нижних конечностей, очень длинные, не разгибающиеся пальцы кистей, стопы, в виде «стопы-качалки» (рис. 1, 2). 38 № 5, 2013 Рис. 1. Больная В. 55-е сутки жизни. Выраженная плотность кожи с просвечивающимися сосудами, контрактуры суставов, «стопа-качалка». Лабораторные данные. Общий анализ крови: гемоглобин 117 г/л, эр. 2,91 ■ 1012/л, л. 21,1 ■ 109/л, п. 2%, с. 58%, э. 1%, лимф. 34%, мон. 3%; СОЭ 23 мм/ч. Биохимический анализ крови: общий билирубин 70,8 мкмоль/л, прямой билирубин 47,7 мкмоль/л, АЛТ 89 ЕД/л, АСТ 72 ЕД/л, мочевина 6,4 ммоль/л, креатинин 34 мкмоль/л, щелочная фосфатаза 91 ЕД/л, общий белок 54,9 г/л, холестерин 3,52 ммоль/л, триглицериды 0,77 ммоль/л, калий 6,8 ммоль/л, натрий 134 ммоль/л, кальций 1,14 ммоль/л. Проведено лечение: лечебно-охранительный режим (кю-вез), респираторная поддержка в режиме SIMV, питание через зонд адсорбированной смесью «similar special care», ин-фузионная терапия: глюкоза 5 мг/кг в 1 мин, 10% аминовен инфант, 4% допамин 3 мг/кг внутривенно (в/в), 6% волювен 10 мл/кг в/в, иммуноглобулин человеческий 5 раз, антиге-моррагическая терапия: викасол 3 раза, дицинон 5 раз, антибактериальная терапия: аугментин 50 мг/кг в сутки в/в 2 раза в день, амикацин в/в 1 раз в сутки, антимикотическая терапия, гепатопротекторы, симптоматическая терапия. Несмотря на проводимое лечение, состояние ребенка ухудшалось. Сохранялась выраженная плотность кожи, которую невозможно было собрать в складку, волосы на голове выпали, развился эктропион. За время динамического наблюдения на фоне появления спонтанного дыхания, отсутствовала возможность перевода ребенка на вспомогательный режим вентиляции (вдохи, инициируемые ребенком, были невозможны из-за отсутствия экскурсии грудной клетки на фоне отсутствия ее эластичности и растяжимости, при этом дыхательные шумы выслушивались). У ребенка также не отмечены активные движения в суставах вследствие их контрактур, рефлексы новорожденных не вызывались, нарастали явления гидроцефалии и полиорганной недостаточности. На 57-й день жизни девочка умерла. Причина смерти — бронхолегочная дисплазия, осложнившаяся врожденной двусторонней полисегментарной пневмонией на фоне множественных ателектазов легких, полиорганной недостаточности (дыхательная, сердечно-сосудистая и церебральная), что было подтверждено результатами вскрытия. Данный клинический случай представляет интерес в связи с редкостью встречаемости рестриктивной дерматопатии в практике дерматовенеролога Необходимо проведение исследований с целью разработки методов ее ранней пренатальной диагностики.

About the authors

E. A Serdyukova

Volgograd State Medical University

Email: eas171@yandex.ru

A. Yu Rodin

Volgograd State Medical University


M. E Franchuk

Volgograd Regional Clinical Perinatal Center No. 2

Email: marusyage@yandex.ru

O. N Saprunova

Volgograd Regional Clinical Perinatal Center No. 2


References

  1. Кеннет Л. Джонс. Наследственные синдромы по Девиду Смиту. Атлас-справочник. М.: Практика; 2011.
  2. Mau U., Kendziorra H., Kaiser P., Enders H. Restrictive dermopathy: report and review. Am. J. Med. Genet. 1997; 71(2): 179—85.
  3. Jagadeesh S., Bhat L., Suresh I., Muralidhar S. Prenatal diagnosis of restrictive dermopathy. Indian Pediatr. 2009; 46(4): 349—51.
  4. Verloes A., Mulliez N., Gonzales M., Laloux F., Hermanns-Le T., Pierard G.E. et al. Restrictive dermopathy, a lethal form of arthrogryposis multiplex with skin and bone dysplasias: three new cases and review of the literature. Am. J. Med. Genet. 1992; 43(3): 539—47.
  5. Toriello H.V., Higgins J.V., Waterman D. Autosomal-recessive aplasia cutis congenital — report of two affected sibs. Am. J. Med. Genet. 1983; 15(1): 153—6.
  6. Wesche W.A., Cutlan R.T., Khare V., Chesney T., Shanklin D. Restrictive dermopathy: report of a case and review of the literature. J. Cutan. Pathol. 2001; 28(4): 211—8.
  7. Hoestenberghe M.V., Legius E., Vandevoorde W., Eykens A., Jaeken J., Eggermont E. et al. Restrictive dermopathy with distinct morphological abnormalities. Am. J. Med. Genet. 1990; 36(3): 297—300. doi: 10.1002/ajmg.1320360310.
  8. Witt D.R., Hayden M.R., Holbrook K.A., Dale B.A., Baldwin V.J., Taylor G.P. et al. Restrictive dermopathy: a newly recognized autosomal recessive skin dysplasia. Am. J. Med. Genet. 1986; 24(4): 631—48. doi: 10.1002/ajmg.1320240408.
  9. Toriello H.V., Opitz J.M., Reynolds J.F. Restrictive dermopathy and report of another case. Am. J. Med. Genet. 1986; 24(4): 625—9. doi: 10.1002/ajmg.1320240407.
  10. Toriello H.V. Invited editorial comment on «restrictive dermopathy» and report of another case. Birth Defects Orig. Artic. Sev. 1988; 24(2): 103—8.
  11. Miner J.H. Restrictive dermopathy and ZMPSTE24 mutations in Mennonites: Evidence for allelic heterogeneity. Am. J. Med. Genet. A. 2010; 152A(8): 2140—1.
  12. Smigiel R., Jakubiak A., Esteves-Vieira V., Szela K., Halon A., Jurek T. et al. Novel frameshifting mutations of the ZMPSTE24 gene in two siblings affected with restrictive dermopathy and review of the mutations described in the literature. Am. J. Med. Genet. A. 2010; 152A(2): 447—52. doi: 10.1002/ajmg.a.33221.
  13. Chen M., Kuo H.H., Huang Y.C., Ke Y.Y., Chang S.P., Chen C.P. et al. A case of restrictive dermopathy with complete chorioamniotic membrane separation caused by a novel homozygous nonsense mutation in the ZMPSTE24 gene. Am. J. Med. Genet. A. 2009; 149A(7): 1550—4. doi: 10.1002/ajmg.a.32768.
  14. Hamel B.C., Happle R., Steylen P.M., Kollée L.A., Stekhoven J.H., Nijhuis J.G. et al. False-negative prenatal diagnosis of restrictive dermopathy. Am. J. Med. Genet. 1992; 44(6): 824—26.
  15. Navarro C.L., Cadiñanos J., De Sandre-Giovannoli A., Bernard R., Courrier S., Boccaccio I. et al. Loss of ZMPSTE24 (FACE-1) causes autosomal recessive restrictive dermopathy and accumulation of Lamin A precursors. Hum. Mol. Genet. 2005; 14(11): 1503—13.
  16. Moulson C., Go G., Wal A., Smitt J.H.S., Hagen J.M., Miner J.H. Homozygous and compound heterozygous mutations in ZMPSTE24 cause the laminopathy restrictive dermopathy. J. Invest. Dermatol. 2005; 125(5): 913—9. doi: 10.1111/j/0022-202x.2005.2384.x
  17. Reed M.H., Chudley A.E., Kroeker M., Wilmot D.M. Restrictive dermopathy. Pediatr. Radiol. 1993; 23(8): 617—9.

Statistics

Views

Abstract - 22

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2013 Serdyukova E.A., Rodin A.Y., Franchuk M.E., Saprunova O.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies