EHF-waves in treatment periodontitis and dentoalveolar anomalies: pathogenetic and gender specific

Abstract


The aim was to study gender-specific impact of combined treatment with EHF-therapy on rheological properties of blood in patients with chronic generalized periodontitis (CGP) mild to moderate severity and dentoalveolar anomalies and deformations. Material and Methods: We studied 80 patients (43.8% male) with CGP and dentoalveolar anomalies and deformations aged 42 ± 5 years. 41 patients (43.9% male) have mild severity of CGP, and 39 patients (43.6% male) have moderate severity. 40 healthy adults (50% male), aged 31 ± 7 years, were studied also. We evaluated dynamics of plasma viscosity, and rheological features of erythrocytes and platelets (aggregation and deformability) under combined treatment with EHF-therapy. Results and Conclusion: In patients with moderate severity CGP, combined treatment with using EHF-waves over CGP restore disturbances in blood viscosity and rheological properties of erythrocytes and platelets (aggregation and deformability). In women, therapy accompanied by full restoration of blood rheology, but this effect was partial in men. In patients with mild CGP, treatment had no significant effect on the rheological properties of blood.

Full Text

Введение Хронический генерализованный пародонтит (ХГП) - часто встречающееся заболевание, особенно среди лиц старших возрастных групп [1], и требующее комплексного лечения. Нарушения микроциркуляции крови занимают важное место в патогенезе данной патологии [2, 3]. Среди аспектов, определяющих состояние микроциркуляции, выделяются реологические свойства крови и система гемостаза [4]. У пациентов с ХГП и аномалиями окклюзии и зубных рядов проявляется выраженный эффект коморбидности [5], реализующийся помимо прочего за счет микроциркуляторных изменений [6]. В последние годы внимание ученых привлекла проблема возможностей медицинского применения низкоинтенсивных электромагнитных излучений (ЭМИ) крайне высокочастотного (КВЧ) и терагерцевого (ТГЧ) диапазонов (30-300 и 100-10 ГГц соответственно). В частности, в Саратовском ГМУ им. В. И. Разумовского сформировалась научная школа, ученые которой одними из первых изучили биологические эффекты КВЧ- и ТГЧ-волн и способствовали внедрению методов терапии, основанных на их использовании, в клиническую практику [7-10]. Механизмы влияния ЭМИ на организм до конца не изучены. Существует мнение, что ЭМИ воздействуют на мембрану клетки, обусловливая конформационные изменения молекул липидов, белков и ферментов, что модулирует функцию клетки [11]. Одним из способов использования КВЧ-волн является воздействие на биологически активные точки. Предполагают, что эффект влияния ЭМИ через данные зоны объясняется наличием в них специальных электро- магниторецепторов [12], при этом данные излучения из-за своей малой мощности не оказывают негативного влияния на клетки в зоне воздействия и хорошо переносятся организмом. Другой доминирующей гипотезой в области терапии, основанной на использовании волн КВЧ-диапазона (далее по тексту - КВЧ-терапия), является резонансный отклик в биологических тканях на КВЧ-излучение на определенных частотах (частотах колебаний различных биологически активных веществ и молекул) [11, 13, 14]. К молекулам, имеющим значение для ЭМИ-терапии, по мнению ряда исследователей, относятся молекулы воды, оксида азота, кислорода, белков и др. [15, 16], хотя в основном способность влияния на указанные агенты изучена для волн ТГЧ-диапазона [10, 17]. Имеются данные исследований о том, что КВЧ-терапия, воздействуя на определенные биологически активные точки лица, положительно влияет на различные нарушения в системе гемостаза [18]. Эффективность подобной КВЧ-терапии имеет гендерные различия у пациентов с ХГП средней степени тяжести [19], в частности, полное восстановление функции эндотелия отмечалось только у женщин, тогда как у мужчин тромборезистентность сосудистой стенки восстанавливалась только частично. Кроме того, в эксперименте показано влияние КВЧ-излучения на бактериальные клетки (E. coli [20]), способствующее повышению их чувствительности к антибиотикам. Это создает предпосылки для продолжения исследований методов лечения воспалительных процессов, протекающих с участием бактериальной флоры, с использованием КВЧ-диапазона для повышения эффективности антибиотикотерапии. Это представляет потенциальный клинический интерес, так как известно, что типичный анаэроб полости рта Porphyromonas gingivalis способствует активации тромбоцитов in vitro с усилением агрегации при наличии коллагена и во всех случаях - in vivo [21, 22]. В работе В. Ф. Киричука и соавт. [23] уже было указано на целесообразность использования КВЧ-диапазона в комплексном лечении больных ХГП, так как это повышает эффективность лечения с точки зрения коррекции нарушений микроциркуляции крови. Однако в исследовании этих авторов не оценивались вероятные гендерные особенности влияния КВЧ- волн на реологические свойства крови. Между тем в наших ранее опубликованных работах [24, 25] был показан ряд различий между пациентами с ХГП мужского и женского пола в вязкости крови, деформационных способностях эритроцитов и агрегационной активности эритроцитов и тромбоцитов. При этом данные различия зависели от тяжести течения ХГП. Целью данного исследования было изучение гендерных особенностей влияния комплексного лечения с использованием КВЧ-волн на реологические свойства крови у больных ХГП при наличии отягощающего фактора в виде зубочелюстных аномалий (ЗЧА). Материал и методы Группы исследования В исследование было включено 80 пациентов (35 мужчин и 45 женщин) в возрасте от 32 до 55 лет (M± SD - 42 ± 5 лет) с ХГП, из них 41 пациент (18 мужчин и 23 женщины) имели легкое течение заболевания, 39 пациентов (17 мужчин и 22 женщины) - среднетяжелое течение. У пациентов выявляли такие ЗЧА, как скученное расположение зубов, сужения зубных рядов, аномалии окклюзии. Контрольную группу составили 40 практически здоровых добровольцев (20 мужчин и 20 женщин) в возрасте от 20 до 50 лет (M ± SD - 31 ± 7 лет) без признаков патологии десен. Всем включенным в исследование лицам было проведено комплексное обследование для уточнения стоматологического статуса. Диагноз ХГП устанавливали в соответствии с современной систематикой заболеваний пародонта [26]. Степень тяжести течения заболевания определяли по критериям, представленным в работе [6]. Стоматологический статус оценивали в соответствии с рекомендациями [27]. Лабораторная диагностика ЗЧА предусматривала анализ контрольнодиагностических моделей и результатов рентгенологических исследований (ортопантомографии, телерентгенографии или компьютерной томографии). Лечебные мероприятия у пациентов с ХГП и ЗЧА включали: - обучение правилам гигиены полости рта с последующим контролем с помощью эритрозина красного; назначение индивидуального гигиенического режима полости рта, который предусматривал чистку зубов после каждого приема пищи, индивидуально подбиралась зубная щетка и паста; - профессиональную гигиену полости рта - после антисептической обработки и обезболивания удаляли наддес- невые и поддесневые назубные отложения ультразвуковым инструментом Piezon Master 600 («EMS», Швейцария) с последующей полировкой поверхности коронки и корня зуба; - устранение местных факторов, способствующих скоплению и активации действия микробного фактора (пломбирование придесневых кариозных полостей, устранение дефектов пломб); - по показаниям коррекцию мягких тканей преддверия полости рта; - нормализацию окклюзии и восстановление межзубных контактов ортодонтическими аппаратами (самолигирующие- ся брекет-системы, Innovation-R, Innovation-C, GAC, Япония); - шинирование подвижных зубов с применением материалов на основе неорганической матрицы-стекловолокна (GlasSpan, США, и Fiber Splint, Швейцария) и жидкотекучих фотополимерных композитов; - функциональное избирательное пришлифовывание, выравнивание окклюзионной поверхности для исключения формирования травматических узлов, поддерживающих воспаление; - местную противовоспалительную терапию: обработку пародонтальных карманов антисептиком - 0,2% раствором хлоргексидина биглюконата; применяли лечебные повязки Диплен-дента («Норд-Ост», Россия), изготовленные на основе поливиниловых соединений, которые обладают высокой антибактериальной активностью за счет импрегнации активными компонентами (метронидазола гемисукцинатом, лин- комицина гидрохлоридом, дексаметазона фосфатом, хлоргек- сина биглюконатом, лидокаина гидрохлоридом в сочетании с хлоргексидина биглюконатом). Эти вещества выделяются по мере рассасывания пленки. Курс лечения составлял 6-8 аппликаций; - при обострении промывание пародонтальных карманов 0,2% раствором хлоргексидина и введение в них тетрацикли- новых нитей; - по показаниям кюретаж пародонтальных карманов; - общее лечение: назначение нестероидных противовоспалительных препаратов, таких как ибупрофен, напроксен, которые оказывают выраженное противовоспалительное действие, а также позволяют добиться прекращения или замедления убыли костной ткани; - КВЧ-терапию в качестве компонента патогенетической терапии, направленной на коррекцию микроциркулятор- ных расстройств. Источником КВЧ-излучения был аппарат «Явь-1» («Исток-Система», Россия) с рабочей длиной волны 5,6 мм (частота 53,53 ГГц). КВЧ-терапию проводили в режиме частотной модуляции около фиксированной частоты не более ± 0,05 при плотности мощности облучения 10 мВт/ см2. Воздействовали на биологически активные точки лица (Cv-26, Cv-27, St-7, St-8) [18]. Курс лечения состоял из 10 процедур по 30 мин. Продолжительность курса физиотерапевтического воздействия 10 дней. Кровь у пациентов и доноров-добровольцев брали из локтевой вены и стабилизировали 3,8% раствором цитрата натрия в соотношении 9:1. Забор крови у пациентов с воспалительными заболеваниями пародонта осуществляли до начала и после лечения (1-й и 10-й дни соответственно). Исследование агрегационной функции тромбоцитов Обогащенную тромбоцитами плазму готовили путем центрифугирования цельной крови при 1000 об/мин (200 g) в течение 7 мин. Бедную тромбоцитами плазму получали центрифугированием осадка клеток крови, оставшегося после отбора обогащенной плазмы, при 3000 об/мин (150 g) в течение 15 мин. Таблица 1. Динамика показателей АДФ- и коллагениндуцированной агрегации кровяных пластинок у пациентов с ХГП легкого течения и ЗчА на фоне лечения Показатель Группа максимальный размер образующихся агрегатов, усл. ед. максимальная скорость образования наибольших агрегатов, усл. ед. максимальная степень агрегации,% максимальная скорость агрегации,%/мин АДФ-индуцированная агрегация Контроль: мужчины (п = 20) 2,22 (2,08; 2,52) 2,57 (2,21; 3,31) 40,2 (37,1; 45,3) 35,3 (32,5; 40,2) Контроль: женщины (п = 20) 2,42 (2,15; 2,62) 2,61 (2,24; 3,45) 51,8 (42,4; 55,6) 38,9 (34,7; 43,2) р3 = 0,071 р3 = 0,089 р3 = 0,012 р3 = 0,051 ХГП1: мужчины (п = 18) 2,26 (2,15; 2,47) 2,67 (2,34; 3,13) 42,0 (39,0; 47,0) 36,5 (31,7; 41,4) р2 = 0,740 р2 = 0,604 р2 = 0,271 р2 = 0,678 ХГП1: женщины (п = 23) 2,61 (2,32; 2,83) 2,81 (2,74; 3,55) 56,5 (48,5; 57,3) 42,2 (35,4; 46,6) р2 = 0,274 р2 = 0,128 р2=0,140 р2 = 0,194 р3 = 0,101 р3 = 0,081 р3=0,025 р3 = 0,126 ХГП2: мужчины (п = 18) 2,24 (2,07; 2,48) 2,59 (2,19; 3,26) 41,7 (32,0; 54,3) 35,7 (32,3; 40,8) рг = 0,764 р3 = 0,917 р3 = 0,493 р = 0,771 р2 = 0,820 р2 = 0,966 р2 = 0,319 р2 = 0,841 ХГП2: женщины (п = 23) 2,51 (2,20; 2,83) 2,75 (2,36; 3,58) 53,7 (48,3; 56,8) 39,4 (36,7; 45,2) р1 = 0,227 р1 = 0,235 р1 = 0,143 р1 = 0,434 р2 = 0,622 р2 = 0,607 р2 = 0,777 р2 = 0,695 р3 = 0,052 р3 = 0,043 р3 = 0,039 р3 = 0,049 Коллагениндуцированная агрегация Контроль: мужчины (п = 20) 2,43 (2,13; 2,68) 2,43 (2,21; 3,02) 48,5 (44,3; 53,4) 33,7 (31,2; 38,5) Контроль: женщины (п = 20) 2,56 (2,24; 2,76) 2,48 (2,13; 2,99) 59,7 (54,7; 66,2) 35,5 (34,6; 40,1) р3 = 0,061 р3 = 0,233 р3 = 0,011 р3 = 0,056 ХГП1: мужчины (п = 18) 2,46 (2,16; 2,74) 2,47 (2,25; 3,17) 49,6 (45,8; 58,3) 34,6 (30,9; 39,5) р2 = 0,547 р2 = 0,648 р2 = 0,340 р2 = 0,561 ХГП1: женщины (п = 23) 2,89 (2,64; 3,51) 3,12 (2,51; 4,01) 63,4 (55,7; 68,7) 37,4 (34,9; 42,3) р2 = 0,037 р2 = 0,047 р2 = 0,140 р2 = 0,144 р3 = 0,064 р3 = 0,071 р3 = 0,014 р3 = 0,213 ХГП2: мужчины (п = 18) 2,46 (2,16; 2,78) 2,45 (2,18; 3,12) 49,2 (45,8; 57,7) 34,0 (31,3; 38,9) р1 = 0,966 р1 = 0,764 р1 = 0,884 р1 = 0,884 р2 = 0,966 р2 = 0,764 р2 = 0,455 р2 = 0,820 ХГП2: женщины (п = 23) 2,51 (2,18; 2,73) 2,42 (2,10; 2,87) 60,1 (56,3; 64,2) 36,4 (35,1; 42,3) р1 = 0,026 р1 = 0,028 р1 = 0,194 р1 = 0,291 р2 = 0,758 р2 = 0,607 р2 = 0,414 р2 = 0,567 р3 = 0,256 р3 = 0,218 р3 = 0,033 р3 = 0,058 П р и м е ч а н и е. Здесь и в табл. 2 - 5: ХГП1 - значения показателей до начала лечения; ХГП2 - значения показателей после лечения; р1 - статистическая значимость отличий от аналогичного показателя в данной группе до лечения; р2 - статистическая значимость отличий от лиц того же пола в группе контроля; р3 - статистическая значимость отличий от мужчин с аналогичным клиническим статусом и типом индукции агрегации. Агрегацию тромбоцитов исследовали с помощью компьютеризированного двухканального лазерного анализатора агрегации тромбоцитов 230LA «Biola» (НФП «Биола», Россия). Турбидиметрический метод [28] основан на регистрации изменений светопропускания обогащенной тромбоцитами плазмы. Также использовали метод, предусматривающий анализ флюктуации светопропускания плазмы (ФСП-метод), вызванной случайным изменением количества и размера тромбоцитов и их агрегатов в тонком лазерном оптическом канале [28]. Относительная дисперсия таких флюктуаций пропорциональна среднему размеру агрегатов и используется для исследования кинетики агрегации. Сочетание турби- диметрического и ФСП-метода в лазерном анализаторе агрегации тромбоцитов позволяет с высокой точностью анализировать процесс агрегации тромбоцитов [28]. Исследование агрегации тромбоцитов проводили не позднее чем через 3 ч после взятия крови. Таблица 2. Динамика показателей АДФ- и коллагениндуцированной агрегации кровяных пластинок у пациентов с ХГП среднетяжелого течения и ЗчА на фоне лечения Группа Показатель максимальный размер образующихся агрегатов, усл. ед. максимальная скорость образования наибольших агрегатов, усл. ед. максимальная степень агрегации,% максимальная скорость агрегации,%/мин Контроль ХГП1: мужчины (п = 17) АДФ-индуцированная агрегация См. табл. 1 2,97 (2,30; 3,72) 3,12 (2,93; 4,02) 48,9 (43,8; 51,9) 42,4 (36,4; 46,7) р2 = 0,032 р2 = 0,038 р2 = 0,032 р2 = 0,038 ХГП1: женщины (п = 22) 3,45 (2,98; 4,18) 3,68 (3,17; 4,86) 62,5 (57,3; 69,8) 50,3 (44,9; 56,8) р2 < 0,001 р2 = 0,009 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р3 = 0,053 р3 = 0,221 р3 = 0,014 р3 = 0,013 ХГП2: мужчины (п = 17) 2,49 (2,15; 2,98) 2,69 (2,15; 3,27) 40,7 (36,5; 44,4) 37,3 (31,4; 39,2) р1 = 0,047 р1 = 0,028 р1 = 0,038 р1 = 0,034 р2 = 0,329 р2 = 0,648 р2 = 0,900 р2 = 0,561 ХГП2: женщины (п = 22) 2,46 (2,21; 2,85) 2,68 (2,36; 3,62) 55,6 (46,8; 57,3) 40,5 (35,8; 45,4) р1 = 0,026 р1 = 0,028 р1 < 0,001 р1 = 0,006 р2 = 0,274 р2 = 0,291 р2 = 0,194 р2 = 0,227 р3 = 0,218 р3 = 0,681 р 3= 0,023 р3 = 0,164 Контроль ХГП1: мужчины (п = 17) Коллагениндуцированная агрегация См. табл. 1 3,28 (3,12; 4,15) 3,12 (2,93; 4,01) 58,7 (53,5; 63,2) 41,3 (38,8; 45,3) р2 = 0,015 р2 = 0,034 р2 = 0,004 р2 = 0,008 ХГП1: женщины (п = 22) 4,18 (3,56; 4,43) 3,58 (3,19; 4,76) 73,8 (68,5; 78,4) 46,7 (44,5; 50,2) р2 < 0,001 р2 = 0,006 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р3 = 0,044 р3 = 0,213 р3 = 0,008 р3 = 0,038 ХГП2: мужчины (п = 17) 2,98 (2,71; 3,45) 2,70 (2,56; 3,47) 50,7 (45,4; 55,7) 35,1 (32,7; 42,1) р1 = 0,039 р1 = 0,047 р1 = 0,012 р« = 0,022 р2 = 0,017 р2 = 0,036 р2 = 0,194 р2 = 0,074 ХГП2: женщины (п = 22) 2,68 (2,24; 2,81) 2,83 (2,32; 3,56) 54,3 (49,3; 58,9) 39,8 (36,4; 45,6) р1 < 0,001 р1 = 0,012 р1 < 0,001 р1 = 0,003 р2 = 0,140 р2 = 0,274 р2 = 0,127 р2 = 0,227 р3 = 0,031 р3 = 0,322 р3 = 0,161 р3 = 0,032 Перед регистрацией агрегатограммы с целью повышения достоверности результатов для каждого испытуемого проводили калибровку прибора, так как известна индивидуальная изменчивость светопропускания плазмы крови. Для этого выполняли регистрацию светопропускания обогащенной тромбоцитами плазмы с добавлением 10 мкл 100 мМ раствора этилендиаминтетраацетата (ЭДТА), а также регистрацию светопропускания бедной тромбоцитами плазмы. При калибровке светопропускание обогащенной тромбоцитами плазмы принимали за 0, светопропускание бедной тромбоцитами плазмы - за 100%. Средневзвешенный радиус обогащенной тромбоцитами плазмы принимался за 1 усл. ед. Раствор ЭДТА добавляли в плазму с целью блокирования возможной спонтанной агрегации тромбоцитов [28]. Агрегацию тромбоцитов регистрировали в обогащенной тромбоцитами плазме объемом 300 мкл при температуре термостатирования в рабочем гнезде агрегометра 37°С и скорости перемешивания 800 об/мин [28]. В качестве индукторов агрегации использовали раствор аденозиндифосфата (АДФ) в конечной концентрации 2,5 мкМ («Технология- Стандарт», Россия) и раствор коллагена в концентрации 1 мг/мл («Технология-Стандарт», Россия). Учитывали следующие показатели агрегатограмм: - максимальный размер образующихся тромбоцитарных агрегатов (в усл. ед.); - максимальную скорость образования наибольших тром- боцитарных агрегатов (в усл. ед.); - максимальную степень агрегации (в %); - максимальную скорость агрегации (в %/мин). Исследование вязкости крови Для изучения реологических особенностей крови мы использовали ротационный вискозиметр со свободноплавающим цилиндром АКР-2. Реологическое исследование проводили не позднее чем через 3 ч после взятия образца крови. Образцы исследуемого материала в объеме 0,85 мл заливали в пластмассовую измерительную ячейку, термостатиро- вали в течение 5 мин в специальных ячейках анализатора, после чего в ячейку, заполненную кровью, опускали сухой металлический цилиндр под углом 45°. Основным критерием правильного заполнения измерительной камеры считали способность цилиндра свободно плавать в образце при отсутствии пузырей воздуха в зазоре между цилиндром и стенкой измерительной ячейки. Общее время исследования образца цельной крови, плазмы и сыворотки не превышало 10-15 мин. Измерение проводили в условиях постоянной температуры 37°С в измерительной ячейке, что способствует получению более точных результатов [29]. Таблица 3. Динамика вязкости крови (в мПа-с) у пациентов с ХГП легкой степени тяжести течения и ЗЧА на фоне лечения Скорость сдвига, с-1 Контроль (п = 40) ХГП: исходно (п = 41) ХГП: после лечения (п = 41) мужчины (п = 20) женщины (п = 20) мужчины (п = 18) женщины (п = 23) мужчины (п = 18) женщины (п = 23) 300 3,03 (3,0; 3,1) 2,82 (2,8; 3,0) 3,09 (3,0; 3,1) 2,86 (2,8; 3,0) 3,02 (3,0; 3,1) 2,83 (2,8; 3,0) р1 = 0,850 р1 = 0,724 р2 = 0,950 р2 = 0,618 р2 = 0,983 р2 = 0,633 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 200 3,03 (3,0; 3,1) 2,82 (2,8; 3,0) 3,09 (3,0; 3,1) 2,86 (2,8; 3,0) 3,02 (3,0; 3,1) 2,83 (2,8; 3,0) р1 = 0,850 р1 = 0,724 р2 = 0,950 р2 = 0,618 р2 = 0,983 р2 = 0,633 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 150 3,06 (3,0; 3,1) 2,85 (2,8; 3,0) 3,11 (3,0; 3,2) 2,89 (2,8; 3,0) 3,05 (3,0; 3,1) 2,86 (2,8; 3,0) р1 = 0,851 р1 = 0,724 р2 = 0,950 р2 = 0,619 р2 = 0,983 р2 = 0,633 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 100 3,16 (3,1; 3,2) 2,96 (2,9; 3,1) 3,23 (3,1; 3,3) 3,0 (2,9; 3,1) 3,14 (3,1; 3,2) 2,97 (2,9; 3,1) р1 = 0,678 р1 = 0,724 р2 = 0,704 р2 = 0,431 р2 = 0,950 р2 = 0,533 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 50 3,56 (3,5; 3,6) 3,28 (3,3; 3,5) 3,66 (3,5; 3,7) 3,32 (3,3; 3,5) 3,51 (3,5; 3,6) 3,27(3,3; 3,5) р1 = 0,678 р1 = 0,364 р2 = 0,704 р2 = 0,431 р2 = 0,851 р2 = 0,533 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 20 3,98 (3,9; 4,1) 3,71 (3,7; 3,9) 4,07 (4,0; 4,2) 3,75 (3,7; 3,9) 3,95 (3,9; 4,1) 3,71 (3,7; 3,9) р1 = 0,383 р1 = 0,431 р2 = 0,503 р2 = 0,418 р2 = 0,850 р2 = 0,503 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 10 4,91 (4,7; 5,2) 4,53 (4,1; 4,7) 5,25 (4,8; 5,4) 4,61 (4,1; 4,7) 4,89 (4,7; 5,1) 4,53 (4,1; 4,7) р1 = 0,329 р1 = 0,364 р2 = 0,418 р2 = 0,418 р2 = 0,851 р2 = 0,493 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 5 5,87 (5,7; 6,2) 5,46 (5,2; 5,7) 6,11 (5,8; 6,3) 5,52 (5,2; 5,7) 5,81 (5,7; 6,1) 5,47 (5,2; 5,7) р1 = 0,262 р1 = 0,364 р2 = 0,383 р2 = 0,419 р2 = 0,704 р2 = 0,493 р3 < 0,001 р3 < 0,001 р3 < 0,001 Исследование вязкости крови выполняли в диапазоне скоростей 300, 200, 150, 100, 50, 20, 10, 5 с-1 для наиболее точной оценки условий текучести крови: вязкость крови при низких скоростях сдвига (до 10-20 с-1) характерна для сосудов микроциркуляторного русла, в интервале 20-100 с-1 - для артерий малого и среднего калибра, а высокие скорости сдвига (более 100-150 с-1) моделируют кровоток в артериях крупного калибра. Способность эритроцитов к агрегации и деформации, их форма и размеры оказывают значительное влияние на вязкость крови, особенно в сосудах с низкими скоростями сдвига (венулы) [29]. Данные процессы лежат в основе неньютоновского поведения крови, определяя зависимость вязкости крови от скорости сдвига. Вязкость крови существенно возрастает при снижении скорости сдвига ниже уровня 10 с-1, что связано с обратимой адгезией красных клеток. Эта кажущаяся вязкость крови уменьшается по мере увеличения скорости сдвига в результате разрушения агрегатов [29]. При скорости сдвига более 100 с-1 агрегатов эритроцитов уже не существует, дисковидные эритроциты приобретают форму эллипса с ротацией мембраны вокруг содержимого клетки. С этого момента кровь ведет себя как ньютоновская жидкость, т. е. ее вязкость становится постоянной (аорта, капилляры). Агрегация эритроцитов (образование линейных агрегатов - «монетных столбиков») - один из основных показателей вязкости крови, поэтому определение ее вклада в изменение вязкостных характеристик весьма важно [29]. Выраженность эритроцитарной агрегации оценивали ориентировочным методом по расчетному индексу агрегации эритроцитов (ИАЭ). ИАЭ рассчитывали как частное от деления величины вязкости крови, измеренной при 20 с-1, на величину вязкости крови, измеренной при 100 с-1. Таблица 4. Динамика вязкости крови (в мПа-с) у пациентов с ХГП средней степени тяжести течения и ЗЧА на фоне лечения Скорость сдвига, с-1 Контроль (п = 40) ХГП: исходно (п = 39) ХГП: после лечения (п = 39) см. табл. 3 мужчины (п = 17) женщины (п = 22) мужчины (п = 17) женщины (п = 22) 300 3,51 (3,2; 3,7) 3,25 (3,1; 3,4) 3,04 (3,0; 3,1) 2,85 (2,8; 3,0) р1 < 0,001 р1 = 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,533 р2 = 0,340 р3 = 0,028 р3 < 0,001 200 3,51 (3,2; 3,7) 3,25 (3,1; 3,4) 3,04 (3,0; 3,1) 2,85 (2,8; 3,0) р1 < 0,001 р1 = 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,533 р2 = 0,340 р3 = 0,028 р3 < 0,001 150 3,51 (3,2; 3,7) 3,25 (3,1; 3,4) 3,11 (3,0; 3,2) 2,87 (2,8; 3,0) р1 < 0,001 р1 = 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,533 р2 = 0,340 р3 = 0,028 р3 < 0,001 100 3,55 (3,3; 3,7) 3,37 (3,1; 3,4) 3,21 (3,1; 3,4) 2,99 (2,9; 3,1) р1 < 0,001 р1 = 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,533 р2 = 0,133 р3 = 0,028 р3 < 0,001 50 3,98 (3,7; 4,3) 3,74 (3,5; 3,8) 3,74 (3,6; 3,8) 3,31 (3,4; 3,5) р1 < 0,001 р1 = 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,046 р2 = 0,133 р3 = 0,029 р3 < 0,001 20 4,61 (4,4; 4,9) 4,28 (4,0; 4,5) 4,11 (4,0; 4,4) 3,74 (3,8; 4,0) р1 < 0,001 р1 < 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,012 р2 = 0,125 р3 = 0,027 р3 < 0,001 10 5,64 (5,3; 6,0) 5,16 (5,0; 5,5) 5,18 (5,1; 5,4) 4,59 (4,2; 4,8) р1 < 0,001 р1 < 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,012 р2 = 0,101 р3 = 0,019 р3 < 0,001 5 6,62 (6,3; 7,0) 6,23 (6,1; 6,5) 6,21 (6,1; 6,7) 5,52 (5,3; 5,7) р1 < 0,001 р1 < 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,012 р2 = 0,101 р3 = 0,019 р3 < 0,001 Деформируемость эритроцитов является одним из важнейших феноменов, позволяющих эритроцитам проходить через сосуды, диаметр которых соизмерим с размерами эритроцитов. Со способностью эритроцитов к деформации связано снижение вязкости цельной крови при скоростях сдвига, превышающих 100 с-1. Индекс деформируемости эритроцитов (ИДЭ), свидетельствующий об их способности к деформации, рассчитывали как отношение величины вязкости крови, измеренной при скорости сдвига 100 с-1, к значению вязкости крови, измеренной при 200 с-1 [29]. Статистический анализ данных Статистическую обработку полученных данных осуществляли при помощи пакета программ Statistica 6.0 («StatSoft Inc.», США). Данные представлены в виде медианы и квартального диапазона -Ме (25%; 75%). Парные сравнения групп выполняли с использованием //-критерия Манна- Уитни. Надежность используемых статистических оценок принимали равной не менее 95%. Результаты и обсуждение Влияние лечения с использованием КВЧ-волн на агре- гационную активность тромбоцитов у пациентов с ХГП и ЗЧА На фоне комплексного лечения у пациентов обоего пола с легким течением ХГП не наблюдалось существенных изменений агрегационных свойств тромбоцитов независимо от индуктора агрегации (АДФ или коллаген) (табл. 1). При этом сохранялись гендерные различия, характерные для здоровых лиц и пациентов с легким ХГП до лечения (см. нашу предшествующую работу [24]). Исключение составляло только статистически значимое (р < 0,05) снижение после курса лечения до уровня у здоровых лиц максимального размера образующихся агрегатов и максимальной скорости образования наибольших агрегатов у женщин при коллагениндуцирован- ной агрегации (см. табл. 1), которое нивелирует гендерные различия, наблюдаемые до лечения. Таблица 5. Динамика функциональных параметров эритроцитов у пациентов с ЗЧА и ХГП легкой и средней степени тяжести течения на фоне лечения Группа Исходно После лечения ИАЭ, усл. ед. ИДЭ, усл. ед. ИАЭ, усл. ед. ИДЭ, усл. ед. Группа контроля (п = 40) Мужчины (п = 20) 1,26 (1,25; 1,27) 1,04 (1,04; 1,06) Женщины (п = 20) 1,25 (1,24; 1,26) 1,05 (1,04; 1,06) р3 = 0,648 р3 = 0,863 ХГП легкого течения (п = 41) Мужчины (п = 18) 1,26 (1,25; 1,27) 1,05 (1,04; 1,06) 1,26(1,25; 1,27) 1,04(1,04; 1,04) р1 = 0,762 р1 = 0,140 р2 = 0,886 р2 = 0,317 р2 = 0,744 р2 = 0,385 Женщины (п = 23) 1,25 (1,24; 1,27) 1,05 (1,04; 1,06) 1,25 (1,24; 1,27) 1,05 (1,04; 1,04) р1 =0,820 р1 = 0,449 р2 = 0,850 р2 = 0,705 р2 =0,650 р2 = 0,705 р3 = 0,298 р3 = 0,886 р3 = 0,856 р3 = 0,899 ХГП среднетяжелого течения (п = 39) Мужчины (п = 17) 1,30 (1,28; 1,31) 1,01 (1,01; 1,03) 1,28 (1,27; 1,29) 1,05 (1,04; 1,06) р1 = 0,028 р1 < 0,001 р2 < 0,001 р2 < 0,001 р2 = 0,037 р2 = 0,325 Женщины (п = 22) 1,27 (1,26; 1,28) 1,04 (1,03; 1,05) 1,25 (1,24; 1,26) 1,05 (1,04; 1,06) р1 = 0,012 р1 = 0,633 р2 = 0,006 р2 = 0,186 р2 = 0,247 р2 = 0,604 р3 = 0,006 р3 = 0,040 р3 = 0,032 р3 = 0,956 У пациентов со среднетяжелым течением ХГП на фоне комбинированной терапии происходило снижение агре- гационной активности тромбоцитов (табл. 2). При этом у женщин наблюдалось полное восстановление до уровня у здоровых лиц [24] всех показателей агрегации независимо от типа индуктора (см. табл. 2), тогда как у мужчин полностью восстанавливались только показатели АДФ- индуцированной агрегации. Агрегационная активность тромбоцитов под действием коллагена у мужчин восстанавливалась частично, не достигая уровня, характерного для мужчин без ХГП (см. табл. 2). Однако общая склонность женщин к повышению уровня агрегационной активности тромбоцитов относительно мужчин [24] сохранялась и после лечения. Влияние лечения с использованием КВЧ-волн на реологические свойства крови у пациентов с ХГП и ЗЧА Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что лечение с использованием КВЧ-волн не оказывало сколько-нибудь значимого влияния на вязкость крови и функциональные свойства эритроцитов у пациентов обоего пола с ХГП легкого течения (табл. 3 и 4). При этом на протяжении всего исследования сохранялись гендерные особенности, подробно обсужденные в нашей предшествующей работе [25]. У пациентов со среднетяжелым течением ХГП независимо от половой принадлежности на фоне лечения наблюдалось существенное (р < 0,001 относительно значений до лечения) снижение вязкости крови при всех скоростях сдвига (см. табл. 4). У женщин вязкость крови достигла уровня у здоровых лиц при всех скоростях сдвига, тогда как у пациентов мужского пола вязкость при малых скоростях сдвига (от 50 до 5 с-1) осталась значимо выше уровня у здоровых мужчин (см. табл. 4). Отметим, что характерная для всех изучаемых групп женщин склонность к более низким значениям вязкости крови по сравнению с аналогичным показателем у мужчин [25] сохранялась и после курса лечения. При изучении функциональных параметров эритроцитов установлено, что у мужчин со среднетяжелым течением ХГП на фоне комбинированного лечения с использованием КВЧ- волн происходит статистически значимое снижение повышенного ИАЭ и повышение ИДЭ (табл. 5), которые исходно отличались от нормального уровня [25]. Однако данные показатели в итоге все же не достигали уровня у здоровых лиц, т. е. наблюдалось частичное восстановление свойств эритроцитов. У женщин аналогичного клинического статуса комплексная терапия с использованием КВЧ-волн в отличие от мужчин приводила к полному восстановлению агрегационной активности эритроцитов, и ИАЭ после лечения не отличался от значений в контрольной группе (см. табл. 5). ИДЭ у женщин в отличие от мужчин со среднетяжелым течением ХГП не претерпел значимых изменений и остался на уровне значений в контрольной группе (см. табл. 5). Полученные результаты позволяют сделать вывод об отсутствии значимого влияния компексного лечения с использованием КВЧ-волн на реологические свойства крови мужчин с ХГП легкого течения, тогда как у женщин наблюдалось восстановление ряда показателей агрегационной активности тромбоцитов до уровня нормы. При среднетяжелом ХГП комплексное лечение способствовало полному восстановлению всех реологических показателей крови (вязкость плазмы, свойства эритроцитов и тромбоцитов) до уровня у здоровых лиц; у мужчин аналогичного клинического статуса происходило только частичное восстановление реологических свойств крови. Следовательно, женщины со среднетяжелым течением ХГП более восприимчивы к комплексной терапии с использованием КВЧ-волн. Тем не менее практически во всех случаях (независимо от тяжести течения ХГП) сохранялись изученные нами ранее [24, 25] гендерные особенности реологических свойств крови, что особенно важно, если учитывать взятую нами группу пациентов с комбинированной (ХГП и ЗЧА) патологией. Наши результаты существенно дополняют данные предыдущих исследований эффективности КВЧ-терапии при ХГП [23]. При этом выраженного влияния коморбидности на эффективность лечения и динамику лабораторных показателей не наблюдается. Это позволяет говорить о расширении показаний для аппаратурной коррекции ЗЧА у пациентов с нетяжелым течением ХГП [30 - 32]. Выявленные гендерные особенности обусловлены, вероятно, половыми различиями биологических эффектов волн миллиметрового и субмиллиметрового диапазонов частот, изученными в экспериментальных [33] и клинических [34] исследованиях. Предполагается, что в основе феномена лежит половой диморфизм чувствительности эндотелия сосудов и форменных элементов крови к КВЧ-воздействию. Установлено, что комплексное лечение, включающее курс КВЧ-терапии, при среднетяжелом ХГП у мужчин вызывает частичное, а у женщин - полное восстановление тромборе- зистентности сосудистой стенки и концентраций маркеров эндотелиальной дисфункции [19]. Гендерные особенности динамики реологии крови на фоне лечения с использованием КВЧ-волн могут являться обоснованием планирования мер воздействия на тромботические процессы и другие нарушения микроциркуляции, наблюдаемые при ХГП [35]. Нарушения реологии крови при ХПГ и возможности их коррекции с использованием КВЧ-терапии имеют особое значение для пациентов с сочетанием ХГП и сердечнососудистых заболеваний. Связь пародонтита и сердечнососудистых заболеваний привлекает внимание ученых во всем мире [36-38 и др.]. Известно, что КВЧ-терапия оказывает гипокоагуляционное воздействие у больных ишемической болезнью сердца, влияя на все основные компоненты системы гемостаза, снижая прокоагулянтный потенциал, увеличивая активность естественных антикоагулянтов и системы фибринолиза [39]. Подобный эффект сохраняется длительное время после окончания воздействия КВЧ-волн, что имеет большое клиническое значение, если принять во внимание хроническое течение генерализованного пародонтита и длительный период аппаратурной коррекции ЗЧА. Заключение Комплексная терапия с использованием КВЧ-волн у пациентов со среднетяжелым течением ХГП способствует восстановлению нарушенных вязкостных свойств крови и функциональных параметров эритроцитов (агрегации и деформируемости) и тромбоцитов (агрегации). При этом отмечается выраженный половой диморфизм восприимчивости реологических свойств крови к проводимому лечению. Так, комплексная терапия у женщин со среднетяжелым ХГП сопровождалась полным восстановлением нарушенных реологических параметров крови, а у мужчин - лишь частичным. Таким образом, можно говорить о большей обоснованности применения данного физиотерапевтического метода в комплексном лечении пациентов женского пола при ХГП и ЗЧА. У пациентов с легким течением ХГП лечение с использованием КВЧ-волн не оказывало значимого влияния на изучаемые реологические свойства крови. Конфликт интересов: исследование выполнено в рамках диссертационной работы А. В. Казанцева на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.

About the authors

A. V Kazantsev

V.I. Razumovsky Saratov State Medical University

410012, Saratov

Dmitriy Evgin’evich Suyetenkov

V.I. Razumovsky Saratov State Medical University

Email: suetenkov@gmail.com
410012, Saratov

I. V Firsova

V.I. Razumovsky Saratov State Medical University

410012, Saratov

References

  1. Горбачева И.А., Кирсанов А.И., Орехова Л.Ю. Общесоматические аспекты патогенеза и лечения генерализованного пародонтита. Стоматология 2001; 1: 26-30.
  2. Лукиных Л.М., Круглова Н.В. Хронический генерализованный пародонтит. Часть I. Современный взгляд на этиологию и патогенез. Современные технологии в медицине 2011; 1: 123-5.
  3. Scardina G.A., Messina P. Oral microcirculation in post-menopause: a possible correlation with periodontitis. Gerodontology 2012; 29(2): 1045-51.
  4. Киричук В.Ф. Физиология крови. Саратов: Издательство СГМУ; 1998.
  5. Денисова Ю.Л. Периодонтальный статус у больных с зубочелюстно-лицевыми аномалиями в период ортодонтического лечения современной несъемной техникой. Стоматология детского возраста и профилактика 2004; 3(2): 55-7.
  6. Заболевания пародонта / Под ред. Л.Ю. Ореховой СПб: ПолиМедиаПресс; 2004.
  7. Афанасьева Т.Н. 20-летний опыт применения КВЧ-терапии при артериальной гипертензии. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2012; 2(6): 335-6.
  8. Головачева Т.В., Паршина С.С., Николенко В.Н. и др. Саратовская кардиологическая школа КВЧ-терапии: история развития, достижения, перспективы. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2012; 2(6): 329-34.
  9. Kirichuk V.F. Special issue of Russian Open Medical Journal dedicated to terahertz waves in medicine. Russian Open Medical Journal 2013; 2: 401.
  10. Kirichuk V.F., Ivanov A.N. Regulatory effects of terahertz waves. Russian Open Medical Journal. 2013; 2: 0402.
  11. Бецкий О.В., Кислов В.В., Лебедева Н.Н. Миллиметровые волны и живые системы. М.: Сайнс-пресс, 2004.
  12. Лиманский Ю.П., Гуляр С.А., Самосюк И.З. Научные основы акупунктуры. Рефлексотерапия 2007; 2: 9-18.
  13. Grundler W., Jentzsch U., Keilmann F. et al. Resonant cellular effects of low intensity microwaves. In: Frohlich H., ed. Biological Coherence and Response to External Stimuli. Berlin etc.: Springer; 1988: 65-85.
  14. Самосюк И.З., Чухраев Н.В., Писанко О.И. Эко-физическое обоснование применения ЭМВ ММ-диапазона и синглетно-кислородной терапии. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2012; 2(6): 384-90.
  15. Синицын Н.И., Ёлкин В.А., Синицына Р.В., Бецкий О.В. Структуризация воды аминокислотами разных классов. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2012; 2(6): 367-74.
  16. Иванов А.Н. Электромагнитные волны терагерцевого диапазона на частотах молекулярного спектра оксида азота 150,176150,664 ГГц в коррекции экспериментальных гемодинамических изменений: Дис.. д-ра мед. наук. Саратов; 2012.
  17. Kirichuk V.F., Tsymbal A.A. Patterns of biological effects of electromagnetic terahertz waves at frequencies of active cellular metabolites of post stressed changes in hemostasis. Russian Open Medical Journal 2013; 2: 0403.
  18. Широков В.Ю. Значение нарушений внутрисосудистого компонента микроциркуляции в патогенезе хронического генерализованного пародонтита у больных с патологией желудочнокишечного тракта и в динамике лечения. Дисс.. д-ра мед. наук. Саратов, 2009.
  19. Широков В.Ю., Иванов А.Н., Данилов А.С. Половые различия изменений функций эндотелия сосудистой стенки в динамике лечения хронического генерализованного пародонтита с использованием миллиметровых волн. Фундаментальные исследования. 2013; 9(4): 756-9.
  20. Пронина Е.А., Шуб Г.М. Влияние электромагнитного излучения на бактериальные клетки. Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2012; 2(6): 375-9.
  21. Naito M., Sakai E., Shi Y. et al. Porphyromonas gingivalis-induced platelet aggregation in plasma depends on Hgp44 adhesin but not Rgp proteinase. Mol. Microbiol. 2006; 59(1): 152-67.
  22. Yu K.M., Inoue Y., Umeda M. et al. The periodontal anaerobe Porphyromonas gingivalis induced platelet activation and increased aggregation in whole blood by rat model. Thromb. Res. 2011; 127(5): 418-25.
  23. Киричук В.Ф., Лепилин А.В., Апальков И.П., Ерокина Н.Л. Микроциркуляторные нарушения у больных хроническим генерализованным пародонтитом и их коррекция методом КВЧ-терапии. Бюллетень сибирской медицины. 2003; 2: 99-103.
  24. Казанцев А.В., Суетенков Д.Е. Гендерные особенности агрегационных свойств тромбоцитов у больных с хроническим генерализованным пародонтитом. Пародонтология. 2014; 19(1): 7-12.
  25. Казанцев А.В., Суетенков Д.Е., Андронов Е.В., Фирсова И.В. Гендерные особенности реологических свойств крови (вязкость плазмы, агрегационные и деформационные свойства эритроцитов) у больных с хроническим генерализованным пародонтитом. Саратовский научно-медицинский журнал. 2014; 10(1): 56-61.
  26. Дмитриева Л.А. Современные аспекты клинической пародонтологии. М.: МЕДпресс; 2001.
  27. Иванов В.С. Заболевания пародонта. М.: Медицина; 1989.
  28. Габбасов В.А., Попков Е.Г., Гаврилов И.Ю. и др. Новый высокочувствительный метод анализа агрегации тромбоцитов. Лабораторное дело. 1989; 10: 15-8.
  29. Ройтман Е.В. Клиническая гемореология. Тромбоз, гемостаз, реология. 2003; 3: 13-27.
  30. Caffesse R.G. Management of periodontal disease in patients with occlusal abnormalities. Dent. Clin. N. Am. 1980; 24(2): 215-30.
  31. Gher M.E. Changing concepts. The effects of occlusion on periodontitis. Dent. Clin. N. Am. 1998; 42(2): 285-99.
  32. Ngom P.I., Diagne F., Benoist H.M., Thiam F. Intraarch and interarch relationships of the anterior teeth and periodontal conditions. Angle Orthod 2006; 76(2): 236-42.
  33. Kirichuck V.F., Ivanov A.N., Antipova O.N. et al. Sex-specific differences in changes of disturbed functional activity of platelets in albino rats under the effect of terahertz electromagnetic radiation at nitric oxide frequencies. Bull. Exp. Biol. Med. 2008; 145(1): 75-7.
  34. Головачева Т.В., Киричук В.Ф., Паршина С.С. и др. Использование электромагнитных волн миллиметрового диапазона в комплексном лечении заболеваний сердечно-сосудистой системы. Саратов: Издательство СГМУ; 2006.
  35. Shuntikova E.V., Aleksandrov P.N., Kozhevnikova L.A. Changes in the gingival microcirculatory bed in health and experimental periodontitis. Patol. Fiziol. Eksp. Ter. 1998; 3: 18-20.
  36. Van Dyke T.E., Starr J.R. Unraveling the link between periodontitis and cardiovascular disease. J. Am. Heart Assoc. 2013; 2(6): e000657.
  37. Jeftha A., Holmes H. Periodontitis and cardiovascular disease. SADJ. 2013; 68(2): 60, 62-3.
  38. Tonetti M.S., Van Dyke T.E. Working group 1 of the joint EFP/AAP workshop. Periodontitis and atherosclerotic cardiovascular disease: consensus report of the Joint EFP/AAP Workshop on Periodontitis and Systemic Diseases. J. Clin. Periodontol. 2013; 40 (Suppl. 14): S24-9.
  39. Паршина С.С. Влияние электромагнитного излучения миллиметрового диапазона на состояние системы гемостаза у больных стенокардией: Дисс.. канд. мед. наук. Саратов; 1994.

Statistics

Views

Abstract - 24

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies