THE ROLE OF INFECTIOUS FACTORS IN THE DEVELOPMENT OF PROLIFERATIVE SYNDROME IN THE CHILDREN PRESENTING WITH ENDOGENOUS UVEITIS

Abstract


The present study included a total of 89 children presenting with uveitis of different localization and etiology. The objective of this work was to elucidate the relationship between the development of proliferative syndrome and infectious processes as well as to determine the serological markers of activation of ophthalmotropic infections (caused by type 1 and 2 herpes simplex viruses, cytomegalovirus, and Epstein-Barr virus, causative agents of toxoplasmosis, tuberculosis, toxocariasis, chlamydiasis, ureplasmosis, and mycoplasmosis). The patients with proliferative complications were shown to exhibit the highest frequency of infection with cytomegalovirus and Epstein-Barr virus in conjunction with reactivation of chronic infection with herpes simplex viruses. This finding suggests the possible influence of herpetic infections on the development of prolferative complications in the children with uveitis.

Full Text

Вовлечение инфекций в этиопатогенез эндогенных увеитов не вызывает сомнений [1]. В этом аспекте рас- стого герпеса (ВПГ) и цитомегаловирус (ЦМВ), а также сматривается целый ряд возбудителей [4—7], прежде вирус Эпштейна—Барр (ВЭБ), токсоплазма, микобак- 28 Российская педиатрическая офтальмология, №2, 2012 терии туберкулеза, токсокара у детей. Не исключается влияние и некоторых других агентов, например хла-мидии, микоплазмы. Инфекции могут быть основной, этиологической причиной увеита, участвовать в запуске аутоиммунного процесса в глазу или явиться одним из факторов заболевания, протекающего по смешанному типу [2]. В ряде случаев инфекции являются сопутствующим увеиту фактором, отягощающее действие которого может проявиться лишь в особых условиях (иммуно-супрессивное лечение, хирургические вмешательства и др.). Вопрос о влиянии различных инфекций на формирование постувеальных осложнений, в частности про-лиферативного синдрома у детей с эндогенными увеи-тами, практически не изучен и в литературе не обсуждается. Однако теоретически, если учесть участие целого ряда иммунологических активных веществ, прежде всего интерферонов, в защите от инфекций и регуляции как воспалительных, так и пролиферативных процессов, такая возможность представляется вполне реальной. Цель — анализ влияния различных инфекционных факторов на развитие пролиферативных осложнений при эндогенных увеитах у детей. Материал и методы. Обследовано 89 детей в возрасте от 1 года до 18 лет с увеитами различной этиологии, из них 12 с I, 19 со II и 50 с III степенью пролиферации. У 8 пациентов пролиферативные осложнения выявлены не были. Оценка выраженности пролифера-тивного синдрома и деление детей на группы проводились в соответствии с ранее разработанной классификацией для увеитов различной локализации (передние, периферические, задние). При сочетанных изменениях учитывали наиболее выраженные проявления проли-феративного синдрома. При I степени протяженность задних синехий суммарно не превышала 6 часовых меридианов, наблюдались единичные мембраны и/или нежные диффузные помутнения стекловидного тела, единичные хориоретинальные очаги с фиброзом. Ко II степени относили случаи с суммарной протяженностью задних синехий от 6 до 9 часовых меридианов, формированием частичной прехрусталиковой пленки, периферических передних синехий до У окружности передней камеры, интенсивными витреальными помутнениями, протяженными циклическими пре- и эпиретинальными мембранами, хориоретинальными очагами с мембранообразованием прилежащего стекловидного тела, в том числе с развитием локальной тракционной отслойки сетчатки. При III степени отмечались круговые задние синехии, образование плотной прехрусталиковой мембраны, передние синехии протяженностью более У окружности передней камеры, плотные помутнения стекловидного тела с недоступностью осмотра большей части глазного дна, распространенная тракционная отслойка сетчатки [3]. Всем детям было выполнено лабораторное обследование, направленное на выявление серологических маркеров (специфических антител разных классов) следующих инфекций: ВПГ 1-го и 2-го типа (ВПГ 1 и 2), ЦМВ, ВЭБ, возбудителей токсоплазмоза (Toxoplasma-gondii), токсокароза (Toxocara), хламидиоза (Chlamydia trachomatis, Chlamydia pneumoniae), уреаплазмоза (Ureaplasma urealyticum) и микоплазмоза (Mycoplasma hominis). Исследовали IgG-антитела (маркер хронического инфицирования) ко всем перечисленным возбудителям. IgM-антитела (маркер первичного инфицирования или 90 ί> 80 - 70- 60 - 50 - 40 - 30- 20 - 10 -0 - 82,0 67,0 54,0 13,0 5'8 5·7 5.1 3.0 1 Возбудитель инфекции I I ВЭБ Q ЦМВ Q ВПГ I I Микоплазма | | Токсоплазма I I Chlamydia pneumoniae | | Токсокара I I Уреаплазма Chlamydia trachomatis Рис. 1. Общая инфицированность детей с увеитами (n = 89). обострения хронической инфекции) определяли также ко всем антигенам за исключением уреаплазмы и микоплазмы (маркером активации служили IgА-антитела) и токсокары. Три типа антител исследовали при серодиагностике ВЭБ (NA IgG, EA IgG, VCA IgM) и Chlamydia trachomatis (IgG, IgM, ^А). Использовали тест-системы для ИФА производства «Вектор-Бест», Россия. Кроме того, определяли IgG-антитела к ранним и предранним антигенам ВПГ 1-го и 2-го типа и ЦМВ (маркеры первичной инфекции или реактивации, часто — субклини-ческой, тестирование которых в широкой лабораторной практике проводится сравнительно редко), использовали тест-системы «Биосервис», Россия. Статистическая обработка полученных данных выполнена по программе «Биостат» (t-критерий Стьюдента, критерии Фишера и χ2). Результаты и обсуждение. Общая хроническая инфицированность (на основании выявления IgG-антител) составила: 82% — ВЭБ, 67% — ЦМВ, 54% ВПГ(в том числе 21% — смешанная, вызванная вирусами группы герпеса); 13% — микоплазмой; 5,8% — токсоплазмой; 5,7% — Chlamydia pneumoniae; 5,1% — токсокарой, 3% — уреаплазмой, 1% — Chlamydia trachomatis (рис. 1). «Классические» маркеры активной ВПГ-инфекции (IgM-антитела) у наблюдавшихся детей были обнаружены лишь в 1,5% проб (4,1% от общего числа серопозитивных по ВПГ). IgM-антитела к ЦМВ выявлены в 2,1% случаев (3% от общего числа серопозитивных по ЦМВ). VCA IgM-антитела (ВЭБ) определялись только у 1% обследованных (2,5% случаев от общего числа серопозитивных по ВЭБ). IgG-антитела к ранним антигенам ВПГ 1-го и 2-го типа были обнаружены у 28% больных, что значительно превышало частоту выявления IgM-антител (рис. 2). IgG-антитела к предранним антигенам ЦМВ обнаружены в 2,4% случаев, т. е. так же редко, как и IgM-антитела. IgA-антитела к микоплазме выявлены у 6,7% детей, к уреаплазме—у 1,3%. Маркеры активности токсоплаз-моза и хламидийных инфекций обнаружены не были. 29 Российская педиатрическая офтальмология, №2, 2012 60-, 50 40 30 20 10 0 54,0 28,0 1,5 Классы антител к ВПГ I I IgG (маркер хронического инфицирования) □ □ IgG к ранним антигенам (маркер первичной инфекции или реактивации, часто субклинической) IgM (маркер первичной инфекции или обострения хронической) Рис. 2. Частота выявления антител к ВПГ у детей с увеитами (n = 89). Сопоставление результатов лабораторного и офтальмологического обследования показало, что по мере развития пролиферативного синдрома нарастала частота обнаружения IgG-антител к ЦМВ, свидетельствующих о хронической инфицированности (рис. 3). Так, у пациентов с III степенью пролиферации она была вдвое выше (71%), чем у больных без пролифе-ративных осложнений (37%). Однако на нашем материале подтвердить эту тенденцию статистически, как и выявить разницу уровней антител, не удалось. При осложненных увеитах заметно чаще встречались и больные, инфицированные ВЭБ, причем практически с одинаковой частотой при разной степени пролиферации — всего в 85% случаев в сравнении с 62% при отсутствии пролиферативных изменений, но эта разница была еще более сглаженной, чем при ЦМВ-инфекции. Исследование маркеров ВПГ показало, что у больных с выраженным пролиферативным синдромом (II—III степень) статистически недостоверно, но все же заметно чаще (27,5%), чем у детей без и с I степенью пролиферации (5,8%; р = 0,092) выявлялись одновременно IgG-антитела к структурным и неструктурным вирусным антигенам, что свидетельствовало о реактивации хронической инфекции. Селективное выявление IgG-антител только к неструктурным (ран- 80 η 70605040302010 0 - 58,0 63,0 71,0 37,0 Степень пролиферации Рис. 3. Частота инфицирования ЦМВ детей с увеитами при различной степени пролиферативных изменений^ = 89). 30 0-Ι степень пролиферации п=20 И-Ill степень пролиферации л=69 □ □ IgG к ранним антигенам (маркер первичной инфекции или реактивации, часто субклинической) IgG (маркер хронического инфицирования) +lgG к ранним антигенам Рис. 4. Частота выявления первичной и активизации хронической ВПГ инфекции при различной степени пролифера-тивных изменений при эндогенных увеитах у детей (n = 89). ним) антигенам ВПГ 1-го и 2-го типа, отражавшее, по-видимому, первичную инфекцию, напротив, значительно чаще встречалось у пациентов без или со слабой степенью пролиферации (17,6%), чем у больных со II—III степенью (1,96%; р = 0,046) (рис. 4). Следует отметить, что у всех детей инфицированных токсокарой (5,1%; 4 человека) или токсоплазмой (5,8%; 5 человек), воспалительный процесс в глазу осложнялся пролиферацией, что согласуется с клиническими представлениями об особенностях течения увеитов этой этиологии. Связь между развитием пролиферативного синдрома и маркерами остальных исследованных инфекций выявить не удалось. Таким образом, полученные данные не позволяют рассматривать факт инфицированности целым рядом возбудителей в качестве причины возникновения про-лиферативных осложнений при эндогенных увеитах у детей. Однако результаты работы свидетельствуют о возможном косвенном влиянии на их развитие хронических офтальмотропных инфекций, прежде всего герпесвирусных. При этом неблагоприятными факторами, способствующими усугублению про-лиферативного синдрома, могут быть хроническая ЦМВ-инфекция и в меньшей степени ВЭБ-инфекция, а также реактивация (как правило, субклиническая) хронической ВПГ-инфекции (серологический признак — наличие одновременно IgG-антител к структурным и неструктурным вирусным антигенам). Сама по себе хроническая инфицированность ВПГ без признаков реактивации, как и первичная инфекция (IgG-антитела только к неструктурным вирусным антигенам или ^М-антитела), судя по нашим наблюдениям, не влияли на развитие пролиферативного синдрома. Механизм этого процесса недостаточно ясен и требует дальнейших целенаправленных исследований. Можно предположить, что реализация негативного воздействия вирусов связана со сдвигами в сети иммунорегуляции, прежде всего с дефицитом или гиперпродукцией интерферонов, которые наряду с защитой от вирусов (все типы) обладают антипролиферативными свойствами (в основном ИФН-α и ИФН-β), а также дают провоспалительные эффекты (ИФН-γ — ключевой Российская педиатрическая офтальмология, №2, 2012 интерферон иммунного воспаления). Характерно, что серологические признаки первичной (субклиниче-ской) ВПГ-инфицированности ассоциировались с отсутствием пролиферативных изменений в глазу. Не исключено, что в этих случаях вирус являлся индуктором интерфероногенеза, способствовавшего предотвращению пролиферации, тогда как реактивация инфекции на фоне перманентного присутствия IgG-антител могла быть связана с дефицитом ИФН и, следовательно, ослаблением антипролиферативных факторов. Выводы 1. Хронические герпесвирусные инфекции (ЦМВ, ВПГ и в меньшей степени ВЭБ) могут способствовать развитию пролиферативного синдрома при уве-итах у детей. 2. Наиболее неблагоприятным фактором, усугубляющим течение пролиферативного процесса, является реактивация хронической, в частности ВПГ-инфекции.

About the authors

M. S Petrovskaya

Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases


E. V Denisova

Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases

Email: deale_2006@inbox.ru

O. S Slepova

Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases


L. A Katargina

Moscow Helmholtz Research Institute of Eye Diseases


References

  1. Катаргина Л.А., Хватова А.В. Эндогенные увеиты у детей и подростков. — М., 2000.
  2. Слепова О.С. Органоспецифический аутоиммунитет при воспалительной патологии сетчатки и увеального тракта (патогенез, диагностика, обоснование терапии): Дисс.. д-ра биол. наук. — М., 1992.
  3. Слепова О.С., Денисова Е.В., Катаргина Л.А., Петровская М.С. Особенности субпопуляционного состава лимфоцитов периферической крови у детей с увеитами при различной выраженности пролиферативного синдрома // Российский общенациональный офтальмологический форум: Сборник науч. трудов. — М., 2009. — Т. 2. — С. 235—239.
  4. Суров А.В., Лебедев О.И., Молчанова Е.В. Иммунологические показатели у пациентов с увеитами и их рецидивирующими формами на фоне оппортунистических инфекций // Рос. офтальм. журн. — 2011. — Т. 4, № 2. — С. 56—59.
  5. Commodaro A., Belfort R., Rizzo L., Muccioli C. Ocular toxoplasmosis — an update and review of the literature // Mem. Inst. Oswaldo Cruz. — 2009. — Vol. 104, N 2. — P. 345—350.
  6. Mets M.B., Chhabra M.S. Eye manifestations of intrauterine infections and their impact on childhood blindness // Surv. Ophthalmol. — 2008. — Vol. 53, N 2. — P. 95—111.
  7. Santos F.F., Commodaro A.G., Souza A.V. Real-time PCR in infectious uveitis as an alternative diagnosis // Arq. Bras.Oftalmol. — 2011. — Vol. 74, N 4. — P 258—261.

Statistics

Views

Abstract - 15

PDF (Russian) - 3

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies