THE ROLE OF BIOETHICS IN THE PRESER VA TION OF THE ETHNIC GROUP

Abstract

Assessment and standards in modern bioethics cannot be exactly the same for all countries and peoples; they must correspond to ethnic age of this particular ethnic group. Therefore, scientific invariant of biomedical ethics always functionally acts as a cultural reflection of the national model of medicine. On the other hand, normative bioethical regulation allows adapting national standards for medicine as a cultural complex to international requirements. The article demonstrates ethical options support for different ethnic

Full Text

Прежде чем говорить о роли биоэтики в сохранении этносов, необходимо ответить на один вопрос: а надо ли их сохранять? Современная эпоха -эпоха этнического парадокса, когда рост этнического самосознания является реакцией на процессы глобализации. Почему это происходит? Потому что этническое деление сохраняет генетическое разнообразие. Этническая унификация приведет к вырождению человечества. Не скоро, но все равно думать об этом надо уже сейчас. В то же время, современная биоэтика построена на унификации - это объяснимо с точки зрения ее ориентации на общечеловеческие ценности и на общецивилизационные биотехнологии, но в эпоху персонализированной медицины групповые и 6 индивидуальные ценности должны быть адекватно представлены в биоэтической рефлексии. Социальные смыслы биоэтики предполагают возможность ее структурирования по субъект-объектному основанию. Оно предполагает выделение субъектов-носителей биоэтических ценностей и соответствующих им объектов биоэтической регуляции. Методология такого структурирования основана на философской интерпретации категорий общего, особенного и единичного (Аристотель, Гегель). Детализация такого подхода желательна, но пока не представляется возможной, т.к. теряется логика связи между социальными субъектами. Если предположить, что общим в субъектном поле биоэтики является социум, а единичным -индивид, то особенное, очевидно, будет представлено социальной группой. Но социальные группы выделяются по разным основаниям, одни и те же люди входят в разные социальные группы, многие из которых не имеют ничего общего с миром биоэтики. Поэтому в качестве транзитивного (между общим и единичным) элемента в субъект-объектной структуре биоэтики может быть выбран тот тип социальной группы, который отвечает ее смыслу и содержанию - и как науки, и как социокультурной нормативной регуляции, и как личной максиме поведения человека в отношении живого. Следовательно, такая группа сама должна иметь биосоциальную природу. В человеческом обществе такому критерию отвечает только один тип социальной группы - этнос. Пока что биоэтика, ориентированная на этнические группы, плохо разработана в связи с переоценкой рисков политкорректности. Отличия этносов часто оцениваются по шкале «лучше - хуже», что совершенно недопустимо, поскольку уникальность каждого этнического образования бесценна и указанная компарация индивидуальных этносов бездоказательна и не имеет какого-либо критерия. В то же время, обыденное сознание и рафинированная политкорректность, столь уважаемая в западных странах, часто останавливают исследователей в их поисках этнодифференцирующих признаков. Возникает, своего рода, порочный круг этических предписаний: необходима разработка этических норм охраны здоровья для отдельных этнических групп, но наличие таких норм можно рассматривать как неэтичное (аморальное, безнравственное) отношение к идее равенства. Логично предположить, что здесь необходимо ввести понятие меры: какими должны быть предписания, как исключить конфликт интересов и т.п. Эти проблемы актуализируются в биомедицинской этике, т.к. она непосредственно регулирует правила вмешательства в человеческий организм. Но было бы непродуктивно вспоминать о биоэтике только тогда, когда этническая компонента актуализируется при решении проблем здоровья и болезни. Очевидно, должна существовать закономерная связь между жизнью этноса и ее биоэтической рефлексией. Пока мы не можем ее однозначно определить, но можем обнаружить биоэтическую составляющую в каждом из параметров этноса. Иногда их называют признаками этноса, но это понятие более расплывчатое и с его помощью труднее получить достоверное знание. Как известно, существует пять принципиальных параметров этносов, отличающих их друг от друга [1]. Мы настаиваем на необходимости введения шестого, о чем писали в предыдущей статье на данную тему [2]. Все эти параметры определяют границы этнической группы на генетическом, биосферном и социальном уровнях ее существования. Схематично это можно представить следующим образом: * ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ЭТНОСА * ТЕРРИТОРИЯ РАССЕЛЕНИЯ ЭТНОСА * ЯЗЫК • ЕДИНСТВО ХОЗЯЙСТВЕННОЙ жизни • ОБЩНОСТЬ КУЛЬТУРЫ • САМОСОЗНАНИЕ И САМОНАЗВАНИЕ G - генетический уровень, B - биосферный уровень (территория + ландшафт + климат), BS -биосоциальный уровень, S - социальный уровень, SC -социокультурный уровень, SP - социальнопсихологический уровень Логично предположить, что биоэтическая аранжировка необходима каждому из этих параметров. Как она может быть представлена? Генетическая природа этноса. В отношении групп болезней накоплен достаточный материал в этногенетике [3, 4, 5 и др.].Выявление генетических отличий в этнических группах и популяциях велись путем исследования полиморфных генетических маркеров, изучались различные классы ДНК-маркеров, при этом наибольшее внимание уделялось нерекомбинантным линиям мтДНК и Y-хромосомам. Доказано, что «на долю межпопуляционных различий в глобальном масштабе, если сравнивать популяции разных континентов, приходится 10-15% генетического разнообразия человека. Иными словами, значение индекса фиксации Райта (коэффициент Fst) при оценке глобального уровня генетической дифференциации популяций человека составляет 0.10 0.15. В этот интервал попадают значения, полученные для большинства систем генетических маркеров классической и молекулярной популяционной генетики человека - группы крови, белковый полиморфизм, ПДРФ, Alu-повторы, гипервариабельные сегменты мтДНК [28, 32]. Исключения - высокомутабильные микросателлиты (STR), по которым уровень генетической дифференциации значительно ниже (45%), и Y-хромосома, варианты которой гораздо сильнее различаются в популяциях (20-30%), чем другие системы маркеров» [6]. Принципиально важными оказались для генетической идентификации этносов отношения «ген-ген» и «ген-среда». Очевидно, что исследование генетических отличий этносов имеет особенно важный смысл для развития персонализированной медицины. Но применение в ней этих знаний не возможно без соответствующего биоэтического осмысления. Здесь можно выделить несколько проблем для биоэтики: ❖ Этические риски трактовки генетических отличий по принципу «лучше - хуже». ❖ Выделение более жизнеспособных и менее жизнеспособных этносов - клинически целесообразно, но этически некорректно. ❖ Возможная гиперболизация этических рисков в интерпретации данных этногенетики. 2. Территория расселения. Это устаревшее определение, т.к. учитывать надо весь В BS S SC SP 7 биосферный комплекс ареала обитания этноса. Обычные данные медицинской географии - только статистический блок данного параметра. Биосферная природа этноса достаточно хорошо описана Л.Гумилевым [7], поэтому не будем об этом лишний раз говорить. Отметим значение этого параметра для медицины. Прежде всего, территория расселения этноса выступает основной переменной в теоретической и практической эпидемиологии. А сейчас это еще и одна из переменных в персонализированной медицине. Это дает возможность сформулировать биоэтические проблемы, коррелирующие с данным этническим параметром: ❖ Риски противопоставления коренных и некоренных народов в сфере здоровьесбережения и при оказании медицинской помощи. ❖ Проблема прав на охрану здоровья некоренных этносов и мигрантов. ❖ Сохранение природных факторов здоровья (связь с экологической этикой). 3. Язык. Этнические особенности лингвистического оформления медицинской деятельности уже были рассмотрены нами в указанной выше статье [2], поэтому здесь отметим кратко проблемы для медицины и проблемы для биоэтики. Для медицины это, прежде всего, диалог с пациентом, ведение медицинской документации, международные связи в медицинском сообществе. Помощь биоэтики необходима в следующих случаях: ❖ В практике медицинской лингвистики. ❖ При анализе врачебных ошибок вследствие языковой неадаптированности. ❖ В ситуации врача и/или пациента в иноязычной среде. 4. Единство хозяйственной жизни. Здесь уже можно говорить о социальном параметре, хотя, на первый взгляд, единство хозяйственной жизни - это совокупность сугубо экономических компонентов. Но - только на первый взгляд, т.к. в понятие «хозяйствование» включаются и традиции, культура самообеспечения этноса, и технологии, и степень интегрированности в мировое сообщество, межэтнические связи, и многое другое [8]. Для медицины эта характеристика также имеет, прежде всего, социальное значение. Она определяет уровень развития здравоохранения, уровень оказания медицинской помощи и ее структуру, уровень научного обеспечения медицины, доступность медицинской помощи. Однако, биологическая регуляция в латентном виде присутствует и здесь. Так, например, дизайн системы здравоохранения, степень развития тех или иных направлений медицины во многом зависят от этнической картины здоровья -этнос как бы «заказывает» определенные формы и методы медицинского обслуживания. Разумеется, на первый план выступают экономические и политические детерминанты государства, которое может быть и полиэтничным, иметь большое количество мигрантов, придерживаться принципов мультикультурализма или инкультуральности и т.д. Но здесь как раз и возникают этические проблемы статуса этнических групп в системе государственного здравоохранения, при решении которых необходимо применять методы компаративной биоэтики. К этим проблемам можно отнести: ❖ Соблюдение принципа справедливости в финансировании здравоохранения. ❖ Комплементарность/некомплемента рность национальных моделей здравоохранения. ❖ Эффективность/неэффективность медицинской помощи малым этносам. ❖ Этические стимулы развития национальных медицинских школ. 5. Общность культуры. Наиболее отчетливо данный параметр бытия этноса проявляется в народной медицине, которую часто даже называют этнической медициной. Этиология понятия «этномедицина» хорошо рассмотрена М.Джерештиевой [9]. Ею был проведен контент-анализ 242 интернет-источников по ключевым словам «этномедицина», «этнические болезни», «этноэпидемиология», «этничность и здоровье». Обнаружилась принципиальная разница этих понятий по объему и содержанию. Так, если этномедицина понимается как синоним народной медицины и имеет конкретноисторический и узко операциональный смысл, то этноэпидемиология аккумулирует в себе не только медицинские, но и социальные компоненты, учитывая немедицинские факторы в их влиянии на организм, заболеваемость, эпидемическую ситуацию. Понятие «этнические болезни» непосредственно связано с генетикой, а словосочетание «этничность и здоровье» обозначает, скорее культурные паттерны отношения человека к своему организму. Таким образом, этномедицина как синоним народной медицины, не имеет отношения к этноэпидемиологии. Это особый социокультурный комплекс. Для медицины, таким образом, общность культуры этноса имеет значение в таких аспектах, как а) традиции культуры, определяющие внутреннюю картину болезни, б) отношение к медицине вообще и к врачам как социальной группе, в) народная медицина. Возникающие здесь проблемы, требующие биоэтической экспертизы, можно было бы схематично описать следующим образом: ❖ Пределы применения народной медицины, ❖ Традиционный статус медицинских работников и его деформации. ❖ Вопросы самолечения (традиции и новые технологии). ❖ Проблемы стигматизации при социально-значимых (и не только!) болезнях. ❖ Этнически обусловленная иерархия моделей врачевания Самосознание и самоназвание. Казалось бы, этот параметр бытия этноса имеет незначительное отношение к медицине. Но это - только на первый взгляд. Самоидентификация личности с этнической группой является альтернативным объектом внимания в исследованиях этнических различий в здоровье. Этот подход фокусирует внимание на активной и конструктивной дифференциации на основании таких целостностей, как история, культура и идентичность родителей. При этом в этномедицине «различие как разнообразие» встречается чаще, чем «различие как противопоставление». Этническое различие в мире на сегодняшний день очень сложно, а обширные необработанные категории, используемые в переписях, могут служить для скрытия такого различия. Здесь может возникнуть необходимость в различных типах информации, несводимых к категоризации. Для некоторых групп главным определителем является религия, она чаще используется, чем категоризация посредством региональной национальной идентичности (например, 8 индийцы, пакистанцы, бангладешцы). Тем не менее, религиозная идентификация проявляется в контексте этнонациональных идентификаций и предполагает необходимость в религиозных определителях как дополнительных к национальным [10]. Категоризации этнической группы в биоэтике предполагает необходимость различных подходов, чаще основанных на самоидентифицируемой этничности, чем на расовых категориях. Популяции смешанного происхождения часто игнорируются в медико-социологических исследованиях, посвященных сбору этнических данных. Выбор и количество расовых/этнических категорий и распределение персон «смешанного» или многорасового происхождения должны быть идентифицированы как ключевые результаты, отнесенные к демографическим данным. Большинство людей, идентифицирующих себя как лиц «смешанного» происхождения, считает эту позицию неудовлетворительной и требует изменений в методе конструирования этнических категорий. Для медицины, таким образом, имеет значение возможность учета национальности пациента при оказании медицинской помощи, организованные по этническому принципу данные медицинской статистики, этнические отличия в структурировании услуг медицинского туризма. Поэтому связанные с этим биоэтические проблемы очевидны: ❖ Самоидентификация в процессе потребления медицинских услуг (особенно в случае детей, рожденных в межнациональных браках) ❖ Этнические предпочтения врачей в процессе оказания медицинской помощи. Таким образом, биоэтическая регуляция в контексте этнического подхода включает 1) инвариант, основанный на общечеловеческих ценностях и наднациональном смысле медицинской деятельности и 2) учет этнических параметров - природных и социальных. Преимущество биоэтики в сохранении этнического разнообразия заключается в том, что она может разработать обобщенную аксиологическую матрицу этноздоровья, включающую как клинические, так и социокультурные переменные. Кроме того, этническая биоэтика (или биоэтика этноса?) необходима для перехода от унифицированной медицины стандартов к персонализированной медицине.
×

About the authors

N. N Sedova

Volgograd medical research center

Email: nns18@yandex.ru
Honored worker of science, doctor of philosophy, doctor of legal Sciences, Professor, head of the ethical, legal and sociological examination in medicine

References

  1. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - 3-е изд., испр. - М.: Книжний дом "Либроком", 2009. - 440 с.
  2. Седова Н.Н. Биоэтика этноса или этническая биоэтика? // Биоэтика. 2013. № 2(12). С. 7 - 11.
  3. Cann R.L., Stoneking M., Wilson A.C. // Nature. 1987. V. 325. P. 31-36.
  4. Underhill P.A., Shen P., Lin A.A., Jin L., Passarino G., Yang W.H., Kauffman E., Bonné-Tamir B., Bertranpetit J., Francalacci P., Ibrahim M., Jenkins T., Kidd J.R., Mehdi S.Q., Seielstad M.T., Wells R.S., Piazza A., Davis R.W., Feldman M.W., Cavalli-Sforza L.L., Oefner P.J. // Nat. Genet. 2000. V. 26. P. 358-361.
  5. Jorde L.B., Bamshad M.J., Watkins W.S., Zenger R., Fraley A.E., Krakowiak P.A., Carpenter K.D., Soodyall H., Jenkins T., Rogers A.R. // Am. J. Hum. Genet. 1995. V. 57. P. 523-538.
  6. Степанов В. А. Геномы, популяции, болезни:этническая геномика и персонифицированная медицина // Acta naturae. 2010.Т. 2. № 4 (7). С. 20.
  7. Гумилев Л.Н. Этнос - состояние или процесс? (Ландшафт и этнос: XI). // Вестник ЛГУ. - 1971. - № 12. - Вып. 2. - С. 86-95.
  8. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. Речь на докторском диспуте. - М., 1993.
  9. Джерештиева М.Р. Социологический анализ этнического фактора в медицине. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. н. Волгоград. 2009. С. 52 - 56.
  10. Виноградова С.В. Этнические проблемы здоровья и болезни как предмет исследований в социологии медицины. Дисс. на соиск.уч.ст.канд.соц.н. Волгоград. 2007. С. 47 - 48.

Statistics

Views

Abstract: 43

PDF (Russian): 5

Article Metrics

Metrics Loading ...

Copyright (c) 2014 Volgograd State Medical University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies