Medicalizaition as a risk factor of palliative care institutionalization in Russia

Abstract


Based on the performed functions, four sub-institutions have been distinguished by the authors in the system of the Russian Institute of Health, which is one of the basic social institutions. The role of palliative care in health care makes it possible to determine its status as sub-institutional. The subinstitute is subordinate to the general purpose of the institution and ensures the implementation of one of the functions. The authors discussed the medicalization of palliative care in the perspective of dysfunctional practices of the subinstitute which is now forming in Russia. The risk of medicalization of palliative care for patients with chronic diseases leading to a decrease in the functional effectiveness of the palliative care sub-institution, is caused by inadequate medical care. The articles provided evidence which proves the danger of medicalization of palliative care for patients with chronic, life-threatening diseases. According to the functions they implement, the four sub-institutions are distinguished by the authors in the system of the Russian Institute of Health, which is one of the basic social institutions. The role of palliative care in the institution of health make it possible to determine its status as a sub-institutional. The sub-institute is subordinated to the general purpose of the institution and ensures the implementation of one of the functions.

Full Text

В системе российского института здравоохранения, являющегося одним из базовых социальных институтов, целесообразно выделить четыре субинститута, согласно выполняемым ими функциям: «Первичная медико-санитарная помощь», «Скорая медицинская помощь», «Специализированная медицинская помощь», «Паллиативная медицинская помощь» [23]. В последние годы в России происходит процесс институционализации паллиативной помощи, цель которой заключается в улучшении качества жизни пациентов и членов их семей, оказавшихся перед лицом угрожающего жизни заболевания [21, 22]. Роль паллиативной помощи в институте здравоохранения позволяет определить ее статус как субинституциональный. В социологическом исследовательском поле понятие «субинститут» фиксирует относительно автономные образования 50 внутри институтов, т.е. субинститут сочетает некоторые признаки института, но вписан в контекст общеинституциональной практики, обслуживает ее и вне этой практики существовать не может. Субинститут подчиняется общей цели института и обеспечивает осуществление одной из функций. Одной из главных функций социальных институтов является снижение уровня риска, являющейся неотъемлемой характеристикой деятельности любого института в следствии того, что институты могут приводить к ситуациям риска и неопределенности. Риск можно рассматривать как вероятность наступления нежелательного события, определяемая вероятностью и последствиями. Институциональные риски возникают в ситуациях неэффективности функционирования институциональных механизмов, нестабильности институциональной среды и прочих проявлений нерациональности институтов [18, 24]. Как отмечает Н.А. Лебедева-Несевря [11], существование риска обсуждается как объективная опасность, однако данная опасность «всегда опосредуется социальными и культурными стереотипами и процессами» [20]. Социально детерминированные риски концептуализируются в качестве социальных феноменов, с одной стороны, возникающих из решений и целенаправленного поведения (деятельности) людей, а с другой стороны, обладающих объективным характером социальной угрозы [1]. Институциональные риски определяются как возможная опасность отклонения от желаемого результата (которую можно измерить), порожденную институциональными изменениями, незрелостью институтов. Применительно к понятию «риск» термин «институциональный» означает причинно следственную связь с нерациональностью функционирующих институтов и несовершенством институциональной среды в целом. Говоря об институциональных рисках, исследователи отмечают их существенное многообразие, причиной которого является достаточно широкий спектр самих социальных институтов и возможных связанных с ними искажений [4].Институциональные риски рассматриваются как результат снижения функциональной эффективности институциональной системы общества. Дефиниция «риск» неразрывно связано с «негативные последствия». При определенных условиях институциональные риски перерастают в институциональные угрозы, которые, в свою очередь, могут вызвать в институциональные деформации и тем самым реализовать рискогенный потенциал институциональной системы, накопившийся в ходе институциональной трансформации общества [7]. Институциональные риски, согласно определению С.В. Шимко, - это риски, возникающие в институциональном пространстве в результате снижения функциональной эффективности социальных институтов, не способных адекватно реагировать на социальные изменения, с высокой динамикой протекающие в современном обществе [19]. Последствия институционального риска, как правило, приводят к трансформации социальных институтов разных уровней организации, или к их дестабилизации. Рискогенные процессы способны существенно трансформировать или разрушить институциональную структуру общества. Это связано, прежде всего, с ослаблением функциональной активности социальных институтов [17].В период интенсивных социальных трансформаций в обществе часто возникают ситуации, когда изменившиеся общественные потребности не находят адекватного отражения в структуре и функциях действующих социальных институтов. Такое несоответствие может привести к дисфункциям. Концептуализация дисфункций связана с работами Р. Мертона. «Исследовать дисфункциональные аспекты социальной деятельности - значит анализировать те стороны социальной жизни, которые являются вызовом существующему порядку вещей» [3]. Нарастание дисфункций в деятельности социального института может вести к институциональному кризису, причиной которого служит неспособность института эффективно выполнять свои главные функции [13]. В ракурсе дисфункциональных практик формирующегося в России субинститута паллиативной помощи, нами обсуждается медикализация паллиативной помощи. Как уже ранее отмечалось в наших исследованиях [10], в принятых в России законодательных документах паллиативная помощь рассматривается как паллиативная медицинская помощь. Если в западной литературе проблема медикализации активно обсуждается, то в России существуют немногочисленные исследования [16] феномена медикализации, медико-социологическая концептуализация которого связана с именем профессора Н.Н. Седовой [14, 15]. Медикализация рассматривается как процесс, в течение которого состояние или поведение начинает определяться как медицинская проблема, требующая медицинского разрешения [2]. Л.Д. Рассказов рассматривает несколько векторов развития современной России, и медикализация - один из них. Стремительно прогрессируя, она характеризуется поступательностью и эволюционирует во времени и пространстве, вовлекая в сферу своего влияния все большее число социальных институтов. Медикализация содействует возникновению новых проблем общества [12].Существует несколько подходов к определению медикализации, которая может определяться как процесс, в течение которого состояние человека начинает рассматриваться как медицинская проблема, требующая соответствующего решения. В данном контексте риск медикализации паллиативной помощи пациенту в ситуации хронического заболевания, приводящий к снижению функциональной эффективности субинститута паллиативной помощи, связан с недостаточностью оказания помощи [5]. В своих исследованиях [9, 6] мы приводим аргументы, доказывающие опасность медикализации паллиативной помощи больным с хроническими, угрожающими жизни заболеваниями. 1. Концептуальное положение современной паллиативной помощи заключается в понимание того, что пациент и его семья испытывают страдание в связи с угрожающем жизни заболеванием пациента. Речь идёт о совокупном страдании: физическом, душевном. Очевидно, что регламентированная законодательством РФ паллиативная медицинская помощь пациенту является недостаточной. 2. Второй аргумент связан с современными направлениями паллиативной помощи. В Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1649 (2009) от 28.01.2009 [22] паллиативная помощь рассматривается как образец инновационного подхода 51 к здравоохранению и социальной политике и выделяется 4 направления паллиативной помощи: - управление симптомами; - психологическая, духовная и эмоциональная поддержка; - поддержка семьи больного; - помощь в связи со смертью близкого человека. Паллиативная медицинская помощь пациенту реализует лишь управление симптомами. 3. Третий, наиболее веский аргумент. Как уже отмечалось, целью паллиативной помощи является достижение максимально возможного в сложившейся ситуации качества жизни больного и его семьи [21, 22]. По определению экспертов ВОЗ, интегративный показатель качества жизни включает различные критерии оценки (физический, психологический, уровень самостоятельности, общественная жизнь, окружающая среда) [25]. Исследования качества жизни больных в ситуации хронических заболеваний [8] доказывают, что паллиативная медицинская помощь может повлиять лишь на физическую сферу и в некоторой степени - на суммарный показатель качества жизни. Несомненно, что при организации паллиативной помощи больным с хроническими заболеваниями в современной России, для преодоления и предупреждения дисфункциональных практик необходимо научное осмысление междисциплинарного медико-социологического контекста феномена паллиативной помощи.

About the authors

I. L Krom

«V.I. Razumovsky Saratov State Medical University» of the Ministry of Public Health of the Russian Federation; Centre for Medical and Sociology Research

Email: irina.crom@yandex.ru

D.Sc. (medicine), Professor of the Health Organization and Public Health Department (the courses of Law and History of Medicine), Head

M. V Yerugina

«V.I. Razumovsky Saratov State Medical University» of the Ministry of Public Health of the Russian Federation

Email: lab48@yandex.ru

D.Sc. (medicine), Head of the Department of Health Organization, Public Health, (the courses of Law and History of Medicine)

E. A Andriyanova

«V.I. Razumovsky Saratov State Medical University» of the Ministry of Public Health of the Russian Federation

Email: Elena-Andriyanova@yandex.ru

D.Sc. (sociology), Head of the Department of Philosophy, Humanities and Psychology

A. B Shmerkevich

Centre for Medical and Sociology Research

Email: di-center@mail.ru

PhD (medicine), Research Fellow

References

  1. Беляев С.О. Концепты риска в дискурсивных стратегиях классической и неклассической рациональности // Философия права. - 2007. - № 4. - С. 93-97.
  2. Боязитова А. Н. Медикализация как социальный процесс: автореф. дис.. канд. социол. наук. - Волгоград, 2007. - 27 с.
  3. Гидденс Э. Социология. - М. Эдиториал УрСС, 1999. - 704 с.
  4. Грознова О. С., Цветкова Г. С. Природа и факторы институционального риска // Вестник ЮУрГУ. - 2012. - № 22. - С. 54-59.
  5. Доброродний Д.Г., Черняк Ю.Г. Медикализация как социокультурный феномен и предмет междисциплинарного исследования // Философия и социальные науки. - 2012. - № 1/2. - С. 82-88.
  6. Еругина М.В., Кром И.Л., Шмеркевич А.Б. Контент-анализ правовых актов и определение направлений оптимизации паллиативной помощи в современной России // Саратовский научно-медицинский журнал. - 2015. - Т. 11 ( № 4). - С. 506-510.
  7. Жапуев З.А. Институциональная трансформация как важный фактор влияния на социальный иммунитет: теоретический анализ рисков и угроз // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. - 2013. - № 1. - С. 72-78.
  8. Ильина Т.Н., Кром И.Л., Новичкова И.Ю. Медикосоциологическое объяснение феномена качества жизни // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология. Политология. - 2011. - Т. 11. № 4. - С. 20-26.
  9. Кром И.Л., Еругина М.В., Шмеркевич А.Б. Современные векторы паллиативной помощи // Саратовский научномедицинский журнал. - 2015. - Т. 11. - № 4. - С. 503-506.
  10. Кром И.Л., Еругина М.В., Шмеркевич А.Б. Тенденции институционализации паллиативной помощи взрослому населению в современной России // Социология медицины. - 2016. - 15 (1). - С. 14-18.
  11. Лебедева-Несевря Н.А. Теория, методология и практика анализа социально детерминированных рисков здоровья населения: дис.. д-ра социол. наук. - Волгоград, 2014.
  12. Рассказов Л.Д. Российские кризисы и медикализация общества: философский анализ актуальных социальных явлений // Вестник Бурятского государственного университета. - 2016. - Вып. 3. - С 57-67.
  13. Петров В.И., Седова Н.Н. О чем забыли сказать в новом законе // Биоэтика. - 2011. № 2(8). С. 28-29
  14. Седова Н.Н. Здоровье и болезнь в социальном контексте // Философия науки и техники. - 2008. - Т. 13. № 1. - С. 262-268.
  15. Седова Н. Н., Варгина С. А. Социальные риски распространения «медицинского империализма» в постсоветской России // Известия ВолГТУ. - 2010. - Т. 7, № 7. - С. 38-42.
  16. Седова Н. Н., Сергеева Н. В. Современные СМИ как социальные агенты медикализации // Философия социальных коммуникаций. - 2010. - № 3. - С. 129-134.
  17. Федин Д.С. Институционализация личностного бытия в обществе риска: автореф. дис.. канд. философ. наук. -Саратов. - 2013. - 26 с.
  18. Цветкова Г.С., Грознова О.С. Теория и практика институциональных рисков // Вестник Чувашского университета. - 2012. - № 1. - С. 476-480.
  19. Donika A.D. The study of professional deformations of doctors as deviations of their professional role // International Journal of Pharmacy and Technology. 2016. Т. 8. № 2. С. 13746-13761.

Statistics

Views

Abstract - 28

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Copyright (c) 2017 Volgograd State Medical University

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies