THE INTERESTS AND DIVIDENDS OF THE WEST FROM THE COOPERATION IN THE ECONOMIC SPHERE WITH THE SOCIALIST COUNTRIES IN THE LATE 60s - 70s OF THE 20th CENTURY

Abstract


The article attempts to uncover the deep-seated interests of the West in the development of economic cooperation with socialist countries in the years of «detente», as well as to reveal the dividends that Western countries received from the intensification of ties with socialist countries in the economic sphere. It is emphasized that the «pivot» in the West-East cooperation was predetermined by severe circumstances that arose in the global market economy in the first half of the 1960s. The resolution of West economic problems was possible only in the atmosphere of security and cooperation on the European continent and in the world in general. Having set out on the path of ‘détente’, political and economic cooperation with the Eastern bloc, Western countries showed the world and their own community their positive attitude to this cooperation both as a «charity» and as a necessity, allegedly stemming from the objective process of the integration of two economic models, as well as an instrument for strengthening peace and security. At the same time they sought to hide their political interests. The authors reveal these deep interests, as well as the dividends that Western countries received from the intensification of economic ties with the socialist countries during the years of détente. The analysis was made on the basis of various articles and analytical materials of foreign researchers that appeared "hot on the trail" in the 1970s and early 1980s. The author draws conclusions, generalizations and historical parallels and speaks about the lessons emerging from the analysis of this page of the recent history.

Full Text

Во многих отечественных и зарубежных исследованиях «разрядку» в международных отношениях связывают с 70-ми годами ХХ века; это не совсем точно - уже во второй половине 60-х годов были налицо признаки этой «разрядки». В большом пласте научной и политической литературы, посвященной времени разрядки международной напряженности, можно увидеть различные точки зрения и подходы. Одни исследователи и аналитики видят в «разрядке» продолжение «холодной войны» иными средствами, другие - своеобразную «передышку», третьи рассматривают «разрядку» через призму реализации Западом и Востоком собственных геополитических и идеологических приоритетов. Масштабы экономического сотрудничества Запада и Востока и его основные направления довольно обстоятельно изложены на страницах научных и политических изданий. Нашей задачей является вскрытие глубинных интересов Запада в развертывании экономического сотрудничества, в выявлении дивидендов, которые получали западные страны от интенсификации связей с социалистическими странами в экономической сфере в годы «разрядки». Нужно заметить, что вопреки существующей точке зрения, приписывающей инициативу «разрядки» западным лидерам, термин «разрядка» впервые появился в документах КПСС. В Постановлении Пленума ЦК КПСС от 29 июня 1957 г. «антипартийной группе» Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича, В.М. Молотова инкриминировалось выступление против линии партии «на разрядку международной напряженности в целях обеспечения прочного мира» (Постановление Пленума ЦК КПСС 1986: 184-189). Правда, внешняя политика СССР при этом не была последовательной; советское руководство, прибегая к риторике «разрядки», не уходило, тем не менее, от политики конфронтации. И лишь в конце 60-х - начале 70-х гг. ушедшего века лидеры двух противостоящих общественно-политических систем - СССР и США - предпринимают первые шаги в направлении «разрядки». В предшествующие «разрядке» годы происходят важные изменения в европейской и мировой экономике: резко меняется соотношение цен на сырье и промышленные изделия. Начиная с 1950 г., мировые цены на сырье сохранялись примерно на одном и том же уровне. В то же время цены на промышленные товары постоянно повышались, хотя и весьма умеренными темпами. В результате этого реальные доходы промышленно развитых стран возросли примерно на 20%. Наряду с этим ухудшились «условия торговли» развивающихся стран-экспортеров сырья. Именно в этот период Европа и западный мир в целом вступают в полосу глубоких кризисных потрясений: их экономику охватила стагфляция, массовая безработица и т. п. Это был исторический период конца эры дешевого сырья, возрастания технологического отставания и зависимости от США и поиска решения проблемы энергетической независимости. Усиливаются противоречия западноевропейских стран с Соединенными Штатами Америки, которые по-прежнему считали необходимым следовать политике дискриминации в отношении социалистических стран, требуя от своих западноевропейских партнеров исходить из необходимости «подчинения политики торговли с Востоком общей политической стратегии» (Жиряков 2017: 103). Несмотря на это давление, политическая элита и бизнес-элита западноевропейских стран во второй половине 60-х гг. начинают искать пути выхода из сложившегося тупика и находят один из этих выходов - курс на расширение и интенсификацию экономических отношений с социалистическими странами Восточной Европы. Мотивами, побуждающими западноевропейские компании к сотрудничеству с социалистическими странами, западногерманский экономист В. фон Лингельсхайм-Зайбике считал растущие издержки производства, особенно на персонал (наряду с ограничением импорта иностранной рабочей силы); возможность сохранения в ассортименте товаров, ставших нерентабельными; более низкие цены на сырье и энергию в социалистических странах; возможность избежать дорогостоящих капиталовложений путем создания так называемой «удлиненной рабочей скамьи», т. е. стремление снизить издержки производства или удержать их неизбежный рост в определенных границах и др. (Lingelsheim-Seibike 1974: 37). Со второй половины 60-х гг. ХХ в. восточноевропейский социалистический регион становится предметом пристального внимания Запада, обсуждения в широких научных и политических западных кругах; да и бизнес все чаще стал определять свои перспективы (особенно в рамках Европейского экономического сообщества) с учетом восточноевропейского потенциала. Интерес Запада и его лидера - США - хорошо просматривается в материалах Американской ассамблеи и Фонда Форда, заседания которых прошли в конце апреля 1967 г. В этих материалах отмечалось: «Восточная Европа была и остается одним из решающих районов на Земном шаре. Она представляет собой существенную часть Европейского континента и является по-прежнему одним из центров мировой культуры, экономической и военной мощи, политической и интеллектуальной активности. В этом районе проживают более 120 млн человек... этот регион занимает жизненно важное стратегическое положение в Европе и во всем мире... Соединенные Штаты должны помочь создать европейскую или атлантическую ассоциацию, в рамках которой могли бы существовать и государства Восточной Европы» (Орлик 1974). В упомянутых материалах Американской ассамблеи и Фонда Форда отмечалось также, что в Восточной Европе имеются внушительные источники квалифицированной рабочей силы, растущие промышленные мощности, значительный сельскохозяйственный потенциал и большие запасы дефицитного сырья (Орлик 2009: 3-9). Начало 70-х гг. укрепило западные страны в правильности экономического курса. В это время структура цен полностью изменилась. Цены на большинство сырьевых товаров выросли в разы. В 1973-1974 гг. последовало четырехкратное увеличение цен на нефть. Одновременно с этим цены на готовые изделия западных промышленно развитых стран повысились примерно на 50%. В целом, торговые преимущества, полученные западными странами в предшествующие 15-20 лет, исчезли всего за 3-4 года (Saunders1975: 1). Указанные экономические проблемы требовали от ведущих стран Запада пойти по пути улучшения политических отношений со странами социализма, к созданию обстановки безопасности и сотрудничества на европейском континенте в мире, в целом. Таким образом, как справедливо отмечает российский исследователь И.Г. Жиряков, в основе разворота Запада к Востоку лежат его политические и экономические интересы (Жиряков 2016: 62). Будет уместным заметить, что о политических интересах в экономическом сотрудничестве, а точнее, в торговле с Россией, Запад размышлял, по мнению итальянского промышленника и финансиста Джованни Агнелли, задолго до появления Советской власти; еще во времена Великого княжества Московского Польша предупреждала английских купцов о том, что их торговля с Москвой укрепляет могущество москвитян - «врагов всех свобод» (Agnelli 1980: 1016-1044). Появление СССР и неохотное признание его капиталистическими государствами привело к возникновению нового подхода к экономическим связям с Востоком, сформулированного в 1920 г. Ллойд Джорджем: «Если Россию не удалось спасти от большевиков силой, то ее следует образумить посредством торговли» (Agnelli 1980: 1018). В годы «разрядки» США и их ведущие европейские союзники, не скрывая, заявляли, что «в условиях острой советской заинтересованности расширение торговли без выдвижения политических условий будет является подарком для русских», а этого допустить нельзя (Agnelli 1980: 1020). Более того, западные страны, комплиментарно характеризуя значимость экономического сотрудничества, в реальной политике сравнивали это сотрудничество с «экономическим оружием»! Этим оружием, учил бывший французский министр Ж.-Ф. Денио, «нужно уметь пользоваться» (Deniau 1982: 102). Он считал, что экономическое оружие гораздо более эффективно, чем даже собственно военная сила, и полагал, что одно из главных достоинств этого «экономического оружия» - возможность дозировать его применение в зависимости от ситуации и потребности. Ж.-Ф. Денио полагал, что эффективность экономического оружия в значительной степени зависит от его массированного и максимально точного применения. Те, кто использует это оружие, замечал политик, должны реально себе представлять, «что оно может сделать, а чего - нет» (Deniau 1982: 116). «Как и все другие виды оружия, - продолжал рассуждать Ж.-Ф. Денио, - оно может быть неэффективным, если неудачно выбрана мишень, а стрельба плохо направляется» (Deniau 1982: 117). Встав на путь экономического сотрудничества с восточным блоком, западные страны позитивное отношение к этому сотрудничеству представляли своей и мировой общественности не иначе, как необходимость, якобы вытекающая из объективного процесса интеграции двух экономических моделей (Radice 1975:1), как инструмент укрепления мира и «разрядки». При этом они понимали, что изоляция СССР и других стран социализма будет для них чревата последствиями, поскольку, по их мнению, эта изоляция вызовет у социалистических стран «неизбежный возврат к жесткой, воинственной доктрине» (Deniau 1982: 101-117). Выявлению глубинных интересов Запада в развертывании экономического сотрудничества с социалистическими странами Восточной Европы, а также дивидендов, которые получали западные страны от интенсификации связей в экономической сфере со странами социализма в годы «разрядки», помогают различные статьи и аналитические материалы зарубежных исследователей, вышедшие по «горячим следам» - в 70-е гг. ХХ в. Некоторые западные авторы пытались рассмотреть некие идеологические аспекты разрядки напряженности. Один из них - О. Зиман, сотрудник университета в американском штате Огайо - рассуждал о степени влияния политики «разрядки» на человеческие ценности, которые выражаются, по его мнению, в категории «справедливость». Он писал, что в реальных условиях существования суверенных государств «попытка осуществления абсолютной справедливости рассматривается другими как абсолютная несправедливость, требование общей безопасности одними государствами оборачивается общей небезопасностью для других. Трения неизбежны между ценностями, ...что неизбежно ведет к компромиссу». Компромисс, подчеркивал О. Зиман, - это попытка сбалансировать потерянные ценности с выгодой, полученной в результате этой жертвы. Слишком большая жертва может привести к потере направления и целей, особенно, если выгода иллюзорна (Zinam 1975: 54-78). Наверное, трудно не согласиться с рассуждениями американского аналитика, только на его выводы можно посмотреть иначе: О. Зиман делал предупреждение США о возможной опасности; сегодня видно, что СССР и его союзники не смогли, выражаясь языком О. Земана, «сбалансировать потерянные ценности и выгоды» от сотрудничества с Западом, тем более что выгоды для соцстран оказались действительно «иллюзорными». Австрийский аналитик Х. Нойхолд отмечал, что экономическое сотрудничество Запада и Востока может служить дальнейшей стабилизации существующих восточных режимов, «повышению жизненного уровня людей, упрочению в их глазах легитимности и популярности этих режимов». Но это же сотрудничество, по его мнению, может «привести к противоположным результатам, если при этом с самого начала ставится целью изменение существующих систем в соответствии с универсалистской идеологией или если при отсутствии сознательной стратегии просто выбирается удобный момент, чтобы продемонстрировать преимущества противоположной системы» (Neuhold 1979: 153-165). Дж. Агнелли, рассуждая о воздействии торговли Восток - Запад на внутреннюю политику СССР, отмечал, что эта торговля «в определенной степени способствует росту внутри советского общества сил, ориентирующихся на установление более миролюбивых отношений с окружающим миром» и выступающих «за большую гибкость в управлении экономикой» (Agnelli 1980: 1026). Но он предполагал, что в советской «иерархии власти» могут появиться «экономические и технократические группы», которые по экономическим соображениям будут выступать в пользу укрепления связей с Западом (Agnelli 1980: 1027). Одним из условий налаживания сотрудничества социалистических стран с Западом в более крупных масштабах является обеспечение некоторых интересов западного партнера - прямо заявлял западногерманский экономист В. фон Лингельсхайм-Зайбике. Он говорил о неких «минимальных требованиях» к Востоку для долгосрочного сотрудничества с западными коллегами. Предполагалось, например, участие западных партнеров в решении технических и коммерческих вопросов восточноевропейских компаний (в частности, об использовании средств производства, о возможности перевода своей доли прибыли в свободно конвертируемую валюту, о гарантиях трансферов капитала и т. п.) (Lingelsheim-Seibike 1974: 130). Западные страны, развивая экономическое сотрудничество, способствуя учреждению совместных компаний, не скрывали своей мечты об участии «в собственности социалистического предприятия» (Lingelsheim-Seibike 1974: 130). Они возлагали большие надежды на «привязывание» экономик соцстран к многонациональным компаниям (МНК), призванным «осуществить более эффективную интеграцию» и обеспечить трансформацию социалистической экономической модели (Gutman, 1974: 520, 525). Встав на путь экономического сотрудничества с Востоком, Запад в то же время выдвигал препятствия для расширения этого сотрудничества. Лидером в этом деле были США, которые использовали Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ) для перекрытия социалистическим странам доступа к передовым технологиям и высокотехнологичной продукции. Комитет разработал стратегию «контролируемого технологического отставания», согласно которой техника и технологии могли продаваться в социалистические страны не раньше чем через четыре года после их серийного выпуска. КОКОМ вел три списка товаров и технологий: первый - с полным запретом на экспорт, второй - с экспортом в ограниченном количестве и третий - без ограничений экспорта, но с контролем за конечным использованием. КОКОМ прекратил свою деятельность лишь в1994 г. (Санкции Запада против СССР. Досье ТАСС 2016). В начале 60-х гг. в СССР началось строительство трубопровода «Дружба», по которому должны были пойти нефть и газ в Европу. США расценили активное продвижение СССР на нефтегазовом рынке как «военную угрозу». Для противодействия строительству нефтепровода американская администрация организовала давление на своих западноевропейских союзников, которым были крайне необходимы советские энергоносители, и которые ранее обязались поставлять в СССР трубы большого диаметра. Потребовалось немало усилий, чтобы снять этот запрет. В начале 1970-х гг. с помощью системы трубопроводов «Дружба» был налажен экспорт советских нефти и газа в капиталистические государства. В 1974 г. были приняты печально известные поправки Джексона-Вэника к Закону о торговле США. По инициативе сенаторов в закон была внесена поправка, отменяющая режим наибольшего благоприятствования в торговле, а также предоставление кредитов и кредитных гарантий для стран, которые ограничивают право своих граждан на эмиграцию. Кроме того, поправкой предусматривалось применение дискриминационных тарифов в отношении товаров, импортируемых в США из стран с нерыночной экономикой. На закате «разрядки» 4 января 1980 г. США вводят зерновое эмбарго в СССР в ответ на ввод советских войск в Афганистан 25 декабря 1979 г.; президент США Джимми Картер объявил о расторжении зернового контракта на поставку 17 млн тонн. Помимо ограничений на продажу зерновых была прекращена выдача лицензий на продажу высоких технологий СССР, ограничен экспорт американских товаров, заморожены все совместные экономические мероприятия, а советским судам было запрещено заниматься рыбным промыслом в водах США (Санкции Запада против СССР. Досье ТАСС 2016). Западные страны пытались использовать различные методы, создающие большие проблемы социалистическим странам в развернувшемся экономическом взаимодействии. С одной стороны, они выступали против «низких» процентов и «больших» сумм кредитов, выдаваемых СССР и другим странам социализм и используемых ими на технологическое перевооружение своих предприятий (Davy 1975: 111), с другой - подталкивали соцстраны к новым займам, связанным с обслуживанием импорта товаров; это загоняло социалистические страны в долговую ловушку. Динамика роста долгов была такова: к концу 1973 г. сумма предоставленных кредитов составляла более 10 млрд долларов против 45 млн долларов в 1963 г. На конец 1974 г. прирост составил 3 млрд долларов. В 1979 г. сумма долга исчислялась уже в 74,8 млрд долларов (Герман Ван дер Bee 1994: 156-157). Более половины всех кредитов приходилось на долю СССР, на втором месте шла Польша (Les perspectives du commerce entre Ia GEE et les pays de 1'Est 1975: 26). Подытожить вышеприведенное можно словами французского политика и аналитика Жана Дави: «Политическая специфика торгово-экономических отношений Восток-Запад» проявлялась в том, что «правительства капиталистических стран часто прибегали к давлению, обструкции, различного рода маневрам» (Davy 1975: 107-115). Что касается экономических дивидендов, полученных Западом от экономического сотрудничества с социалистическими странами, то они раскрываются во многом, в частности, в увеличении занятости с наращиванием мощностей западными компаниями. Расширение экспорта приносило западным компаниям немалую прибыль; причем надо признаться, что на восточноевропейские рынки направлялась в основном продукция, зачастую невостребованная на внутреннем рынке. Очевидны были экономические выгоды, получаемые западными странами от сырьевых поставок из социалистических стран, от расширения сотрудничества в области энергетики с Советским Союзом и другими странами социализма в Восточной Европе (Жиряков 2016: 63). Завершая анализ экономического сотрудничества Запада с Востоком в конце 60-х - 70-е гг. прошлого века через призму поставленных в настоящей статье целей, приходится признавать, что Запад, говоря языком Ж.-Ф. Денио, хорошо продемонстрировал свое умение владеть «экономическим оружием»; им удачно была «выбрана мишень», и «стрельба» велась довольно проффесионально и выверенно. Известный российский экономист В. Катасонов, характеризуя экономическую политику западных стран в отношении СССР и других социалистических стран вообще и в годы «разрядки» в частности, называет эту политику «экономической войной», которая привела, по его мнению, в конечном счете, к развалу социалистического лагеря и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) (Катасонов «Экономическая война ...). Уже в конце 70-х - начале 80-х гг. западноевропейские страны, ведомые США, сворачивают свой курс на политическое и экономическое взаимодействие о странами «социалистического лагеря». Они меняют тактику, теперь уже отказываясь от экономического сотрудничества со странами социализма, полагая, что это поставит всю социалистическую систему перед лицом глубокого экономического и политического кризиса, вынудит руководство соцстран уделять больше внимания своим внутренним проблемам и пойти на соответствующие внутриполитические, социальные и экономические реформы, окажет сдерживающее воздействие на внешнюю политику СССР и ослабит его активность в международных делах, побудит снизить расходы на военные цели и, в конечном счете, ослабит влияние СССР на его восточноевропейских союзников (Vogel 1984: 43). Эти ожидания во многом сбылись. В конце 80-х гг. ХХ в. ведущие западные страны, несмотря на некоторое сужение торгово-экономических связей, сохранили свои позиции в трансформирующейся экономике большинства восточноевропейских стран, а затем в период слома социалистического режима и создания новой рыночной модели стали одним из главных субъектов этой создаваемой модели. Всё это, наряду с позитивными изменениями, привело в конечном счете к тому, что бывшие восточноевропейские страны социализма стали экономической периферией Европы. В заключение будет уместным, на наш взгляд, провести некоторые исторические параллели, сопоставив прежний исторический опыт с сегодняшними реалиями. Применительно к нашей стране можно увидеть следующее: тогда властвовали идеи интеграции, сегодня - идеи глобализации; тогда Запад был готов к расширению экономических отношений, но в замен требовал политических уступок, сегодня Запад демонстрирует то же самое; тогда западные страны наказывали «неуступчивый социалистический режим» всевозможными торгово-экономическими ограничениями, сегодня - санкциями; тогда главным интересом Запада было ослабить СССР, сегодня - остановить процесс становления и развития внутреннего и внешнего суверенитета современной России. И последнее: один из уроков, который можно извлечь из анализа заявленной исторической темы, заключается в необходимости своевременной модернизации. Содержание этой модернизации включает в себя и процесс совершенствования экономической деятельности, тесно связанный с инновационными преобразованиями, и качественные изменения в обществе, что должно соответствовать новой системе интересов, ценностей и приоритетов. Игнорирование или сдерживание такой модернизации приводит к необратимым негативным процессам.

About the authors

M. V. Barabanov


Candidate of Political Sciences, Master’s degree in History, independent researcher

References

  1. Ван дер Bee Г. 1994. История мировой экономии. 1945-1990. М.: Наука.
  2. Жиряков И. Г. 2016. Европейское сообщество и Совет экономической взаимопомощи в 70-е г. ХХ в. в контексте отношений Запад-Восток // Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки 4, 59-68.
  3. Жиряков И. Г. 2017. Запад и Восток в конце 1940-х - 1960- гг.: экономические отношения в контексте «холодной войны» // Локус: люди, общество, культуры, смыслы 2, 96-106.
  4. Катасонов В. Ю. Экономическая война с поздним СССР// Свободная пресса, 2015, 3 апреля // http: www.zavtra.ru/content/view/eta-goryachaya-holodnaya-vojna/ (2017. 01 сент.).
  5. Орлик И. И. 1979. Политика западных держав в отношении восточноевропейских социалистических государств (1965-1975). Москва: Наука.
  6. Орлик И. И. 2009. Центрально-Восточная Европа: от СЭВ до Евросоюза // ННИ 2, 3-9.
  7. Постановление Пленума ЦК КПСС от 29 июня 1957 г. «Об антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.». 1986 // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Изд. 9. В 15 т. Т. 9. 1956-1960. Москва: Политиздат, 184-189.
  8. Санкции Запада против СССР. Досье ТАСС. 2016 // http://tass.ru/info/2728444 (2017. 01 сент.).
  9. Agnelli G. 1980. East- West trade: European View // Foreign affairs 58, 1016-1044.
  10. Davy J. 1975. Ou en sont les echangea Est-Ouest? // Economie et politique. Pt. 248, 107-115.
  11. Deniau J.-F. 1982. L arme économique dans les relations Est - Ouest // Politique internationale. Pt. 15, 101-117.
  12. Gutman P. 1974. Arkwricht F. Multinationalisation et pays de I Est // Politique etrangire. Pt. 4-5, 517-538.
  13. Les perspectives du commerce entre Ia GEE et les pays de 1'Est // Problemes economiques. 1975. No. 1413. 12 mars, 26.
  14. Lingelsheim-Seibike B. von. 1974. Kooperation mitt Unternehmen in Staatshaadelsländern Osteuropas. Einführung in die Praksis. Köln: Deutsch.Wirtschaftsdienst (Freyeud).
  15. Neuhold H. 1979. Military, economic and ideological ambiguities of détente: Theory and reality // Studia diplomatica 2, 153-165.
  16. Radice H. 1975. Industrial cooperation between Eastern and Western Europe // Conference on economic cooperation and interdependence as an element of European security. March 14-15. Belgrad: [s.n.], 7.
  17. Saunders C. 1975. New issues for international economic policy // Conference on economic cooperation and interdependence as an element of European security. March 14-15. Belgrad: [s.n.], 6.
  18. Vogel H. 1984. Western security and Eastern bloc economy // Washington Quarterly. Vol. 7. No. 2, 43.
  19. Zinam О. 1975. Economic and political implications of US-USSR détente // Rivista internazionale di scienze economiche e commerciali l, 54-78.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies