USA, MEC and Israel’s "Strategy of non-identification" at early 1950s

Abstract

This article provides a critical analysis of Israel’s so called «strategy of non-identification» with any of the political blocs declared in early 1950s in the midst of the bipolar confrontation on the background of the Washington’s regional defense initiatives, particularly the project «Middle East Command» at the beginning of 1950s. Analysis of various archive documents (from the archives of US Department of State, Ministry of Foreign Affairs of USSR and Israel) reveals various informal negotiations, secret covenants of Israel with the United States in terms of the cold war escalation, which actually laid the grounds for Tel-Aviv-Washington strategic partnership. It was revealed that declared by Israel external «strategy of non-identification» with any block in fact initially was of declarative, purely formal nature (with simultaneous constant rapprochement with the United States). Israel acted as latent linchpin in building Pro-Western military political system in the region.

Full Text

Уже более полувека феноменом мировой политики остаются особые отношения Израиля и США. Актуален вопрос о том, когда и в каких условиях закладывались основы этого стратегического партнёрства. Цель работы - проанализировать формальную и фактическую стороны внешнеполитического курса Израиля на заре биполярной конфронтации на рубеже 1940-1950-х гг. После срыва переговорного процесса под эгидой РСС, когда стало ясно: невозможно одновременно заключить постоянный мирный договор и закрепить ревизию резолюции ГА 181, в Палестине возник вакуум. США в т.н. Трёхсторонней Декларации от 25 мая 1950 г. (совместно с Англией и Францией) официально выступали гарантом незыблемости (послевоенного) статускво баланса сил в Палестине - режима перемирия. Заявили, что «немедленно примут меры, как в рамках ООН так и вне, для пресечения такого нарушения»2. Указанное Заявление было передано 25 мая 1950 г. в МИД Израиля и встречено как «прочная гарантия» существующих границ Израиля. Арабские страны оценили эту Декларация как «акт, предпринятый правительствами США, Франции и Англии в пользу государства Израиль»3. Заявление трёх держав означало: 1) Ближний Восток делился на сферы влияния: сфера США - Сирия, Египет и Израиль (США становились официальным покровителем последнего); Англия - Трансиордания, Ирак и зона Суэца; Франция - Ливан. 2) Поставка американского оружия Израилю оговаривалась конкретными условиями: предоставление США права «с приближением угрозы агрессии» пользоваться израильскими портами и аэродромами, направление в израильскую армию инструкторов США (что обеспечило модернизацию Армии обороны Израиля)4. После краха переговоров в Лозанне, в марте 1950 г. на совещании в Каире5, дипломаты США обозначили новую расстановку сил, адаптируя свежий подход к положению дел в регионе. В отношении «будущего урегулирования в Палестине» дипломаты констатировали: «окончательное решение палестинского вопроса в ближайшее время маловероятно»6. Уводя в сторону от процесса мирного урегулирования, в Каире отметили что «в данный момент Ближний Восток является уязвимым для коммунистического влияния». Посему центральным пунктом объявлялся проект регионального блока коллективной безопасности под эгидой США («Near East Regional Defense Pact») как «способствующим политической стабильности и миру в регионе»7. Целью было сохранить статус-кво и повысить ориентацию региона на США и Запад от СССР. Вашингтон рассматривал Средиземноморский или Восточный блок в следующих чертах. США было важно добиться сближения между Сирией и Турцией с Израилем. Сирия являлась для США решающим звеном в упомянутой цепи, как ближайший тыл Турции и единственное арабское государство, не связанное ещё тогда договорами со странами Запада8. Итак, цель «Средневосточного командования» - заключение военного союза арабских стран и Турции с Израилем и западными державами для коллективной обороны Ближнего и Среднего Востока и создание союзного командования. Наряду с Турцией Израиль выступал стержнем планируемой системы, которая должна была объединить и повернуть арабские страны к Западу. Сам Израиль имел здесь исключительное стратегическое значение. После падения Китая в коммунистическую «пропасть» Вашингтон всерьёз опасался спада влияния в Средиземноморье и на Ближнем Востоке9. Дело в том, что «трубопроводы из ближневосточных нефтяных районов Средиземноморья как раз проходили через или вблизи территории Израиля. «Если же Израиль становился союзником западных демократий в случае войны с СССР, в полной мере извлекалось преимущество... благодаря армии Израиля, для обороны Каиро-Суэцкой области и ... обороны ближневосточных нефтяных мощностей»10. В отличие от Турции стратегическое партнерство США и Израиля носило специфический (неофициальный) характер. В Вашингтоне отмечали, что «внешняя политика Израиля в настоящее время может считаться прозападной, хотя Израиль объявил о политике нейтралитета в «холодной войне». Это необходимо, ибо новое государство всё ещё нуждается в поддержке Советского Союза в ООН, чтобы облегчить эмиграцию в Израиль евреев из стран за «железным занавесом»11. Израиль был латентным стержнем построения прозападной военно-политической модели в регионе, не декларируя открыто своё участие в американских военно-политических инициативах в начале 1950-х гг. Корни политики не идентификации уходят в 1949 г., после войны Израиля за Независимость. Было принято твёрдое решение не присоединяться ни к каким комбинациям, направленным против кого-либо, особенно против СССР12. Следование в проамериканском русле политики в регионе объясняли тем, что «что большинство еврейского населения в США побуждает Израиль проводить дружественную политику к американскому народу». Но, несмотря на это, Израиль был «намерен строго придерживаться указанных выше принципов»13, нуждаясь в поставках оружия из СССР, кредите, принятии на учёбу офицеров и иммиграции румынских и венгерских евреев14. Как выразился Посланник Израиля в СССР М. Намир «максимум, на что надеются русские, - это нейтралитет Израиля и отказ от предоставления баз Западу. На нас возложено постараться сделать этот нейтралитет очевидным для всех и демонстрировать его при каждом подходящем случае»15. Выражая суть концепции израильского руководства, М. Шаретт сказал, «что … на Ближнем Востоке Израилю следует поддерживать США, но проявлять осторожность…»16. Когда 9 октября 1951 г. Вафдистское правительство денонсировало англо-египетский договор 1936 г., британцы ответили на это концентрацией войск в зоне Суэцэ. Вашингтон использовал это событие как предлог. Именно тогда был выдвинут план организации Средневосточного командования, что официально трактовалось как «непосредственная реакция на события в Египте»17. Однако Египет ожидаемого энтузиазма не проявил и отверг проект MEC18, убедившись, что США не собираются возводить его в ранг региональной силы, роль которой доныне играла Англия. Итак, 14 октября 1951 г. правительства США, Англии, Франции и Турции, представили предложения правительству Египта, Израиля, Сирии, Ливана, Трансиордании о создании союзного средневосточного командования для обороны Ближнего и Среднего Востока. Предложения предусматривали размещение на территории стран Ближнего и Среднего Востока иностранных вооружённых сил19 и штаба командования в Египте. Предусматривалось вовлечение государств в военные мероприятия НАТО под предлогом «обеспечения обороны региона». Официального ответа на эти предложения четырех держав Израиль не дал. И всё же, определённо, говорить о нейтралитете Израиля касательно манёвров США можно лишь условно. Хотя официально Израиль не выражал солидарности, тем не менее обсуждал с США детали будущей системы СВК именно в октябре 1951 г. В частности 18 октября «на пресс-конференции с правительством Израиля, государственный секретарь США Дин Ачесон заявил, что после отказа Египта участвовать в MEC, Израиль рассматривался как ключевой партнёр, проводник политики США в регионе. Дипломаты обсуждали «шансы заключения мира между арабами и Израилем, так чтобы арабы и евреи могли сотрудничать в проекте региональной обороны»20. Как следствие с 18 октября до конца 1951 г. правительство США санкционировало несколько крупных денежных дотаций Израилю21, о чём будет сказано ниже. В результате, к началу 1952 г. дотации США существенно возросли и достигли 86,4 млн. долл., больше было только в 1949 г. (100 млн. долл.)22, во время войны Израиля за Независимость. Закономерно заключить: если Израиль был абсолютно нейтрален (и не имел никакого отношения к проекту MEC) - США незачем было выделять ему дотации в день обсуждения деталей программы (MEC). И факты это подтверждают. Ещё в декабре 1950 г., в Вашингтоне, на закрытой встрече с американским генералитетом военный атташе Израиля Герцог дал недвусмысленные заверения: «долгое время правительство Израиля страдало иллюзией, что может придерживаться политики «не идентификации»... Израиль готов предложить западу полное сотрудничество, в обмен на участие в программе Запада по обороне Ближнего Востока в случае войны»23 комментарии излишни. Официальная линия США по Ближнему Востоку предписывала: «сохранять отношение беспристрастности между арабскими государствами и Израилем, включая оказание помощи обоим в равной мере» дабы не афишировать развитие американо-израильских связей. В то же время по другой, неофициальной линии, в Вашингтоне следовали иной стратегии, констатируя, что: «через государственную и частную помощь, оказываемую США Израилю, ...и тесные связи между Израилем и американским еврейством, между США и Израилем укрепляется тесная близость интересов на практике, более тесная, чем между Израилем и Советским Союзом, и мы (США) должны всё более укреплять связи Израиля с Западом»24. Посему официального участия в Командовании и фигурирования в основных документах США от Израиля не требовали (как обязательного условия). Как известно, 10 ноября 1951 г. Alpha США совместно с Англией, Францией и Турцией выступили с декларацией к арабским странам и Израилю «о намерении сформировать организацию обороны Ближнего Востока, несмотря на возражения арабов»25. Когда Египет отверг проект MEC, США продолжили инициативу без него26, взяв курс на усиление Англии27. Официального ответа на эти предложения четырёх держав Израиль не дал. Вместе с тем, на фоне декларируемого нейтралитета, с 19 по 21 февраля 1951 г. шли переговоры Бен-Гуриона и начальника штаба Ядина с командующим английскими войсками на Ближнем Востоке генералом Робертсоном во время его визита в Израиль. Бен-Гурион указал Робертсону, что Израиль крайне нуждается в оружии. Робертсон заявил, «что… по согласованию с США… в обороне Ближнего Востока израильская армия должна сыграть важную роль». Поездка Робертсона в Израиль была предпринята с согласия генерала Эйзенхауэра28. Факты доказывают - неучастие Израиля в инициативе США было формальным: неслучайно в ноябре 1951 г. Советское Правительство заявило Правительству Израиля, «что участие Израиля в Средневосточном командовании нанесёт серьёзный ущерб существующим между СССР и Израилем отношениям»29. То, что Израиль не дал официального ответа на Декларацию вполне объяснимо, закономерно ибо отвечало «стратегии не идентификации». При этом США и не требовали от Израиля публичного одобрения. В отличие от Атлантического пакта план создания Средневосточного командования не включал вопрос о солидарности между странами Ближнего Востока. Формально Израиль мог и не декларировать свою приверженность проекту. Выражая суть концепции израильского руководства на тот момент, символично выразился посол Израиля в США Абба Эбан. «Организаторы командования - США и Англия в данное время не заинтересованы в инициативе и открытом обращении Израиля. Мы не будем открыто участвовать в командовании, но не откажемся от военной и экономической помощи США»30 (США важно было участие фактическое). В связи с резкой нотой СССР о позиции Израиля к MEC посланник Израиля в СССР Эльяшив товарищу Зорину В.А. (8 декабря 1951 г.) завил следующее: «Правительство Израиля не решило ещё о своём присоединении к этому [Средневосточному] командованию… сообщено, что оно {командование} не имеет агрессивной цели»31. Учитывая последний абзац и туманную фразу о том, что «Правительство Израиля не определило своей точки зрения на сущность командования» (т.е. определит позже) ясно, что Израиль так и не заявил однозначно о своём неприятии МЕС. Примечательно, что хотя израильтяне не декларировали свою приверженность официально, после выхода «Декларации четырёх держав» последовала крупная военная помощь из Вашингтона. В декабре 1951 г. по просьбе израильских дипломатов в Посольство США32, Израилю выделили в качестве чрезвычайных ассигнований 25.730.000$. Выделение дотаций не было спонтанным. Условием финансирования было поставлено участие в военно-политических инициативах США. При внешнем нейтралитете, ещё в конце 1950 г., Израиль предложил «развернуть у себя производство легкого оружия, для снабжения Греции и Турции в интересах Запада»33. Как раз в декабре 1950 г. Государственный департамент США находился в финальной стадии переговоров с правительством Израиля о заключении договора о дружбе, торговле и навигации. Подписание договора планировалось к концу января 1951 г.34. Характер американо-израильских партнёрских связей в начале 1950-х гг. заслуживает особого рассмотрения - очень гибкая своеобразная стратегия. На фоне формального нейтралитета Израиля негласно закладывались основы будущего стратегического военно-политического альянса. Один из примеров - поддержка проамериканской линии касательно Кореи. С начала войны в Корее правительство Израиля посылало американским войскам пенициллин и апельсиновые соки, военно-медицинскую часть35. Дело в том, что в августе 1951 г. американский Сенат принял решение прекратить любую помощь государствам, не сотрудничающим с США по корейской проблеме36. В декабре 1951 г. всерьёз обсуждалась возможная отправка израильских войск в Корею «в случае публичного обращения ООН»37. США ожидали от Израиля публичных заявлений о неприятии коммунистической идеологии. Летом 1950 г. Бен-Гурион сообщил о желании построить при помощи США «боеспособную армию, которая поможет США, Великобритании и Турции противостоять советской агрессии»38. Упомянутый израильский дипломат Коллек 28 декабря 1950 г. в Вашингтоне недвусмысленно заявил, что «Израиль твёрдо стоит на стороне Запада»39. Военный атташе Израиля Герцог заверил: «Израиль готов предложить западу полное сотрудничество»40. Достаточно серьёзный документ, относящийся к декабрю 1951 г. - Договор о военной помощи США Израилю. Согласно Закону США о взаимном обеспечении национальной безопасности 1951 г. США выделило Израилю 25.730.000$41. Посол Израиля Эбан 7 декабря 1951 г. сообщил: «Правительство Израиля желает заверить правительство США в своём согласии объединиться с (США)… для проведения взаимосогласованных действий по ослаблению международной напряжённости»42. Вышеприведённые факты определённо ставят под сомнение доводы о нейтральности Израиля в вопросе МЕС. Для Израиля MEC была больше, чем региональная ветвь НАТО. Создание командования было «направленно на устранение угрозы Израилю со стороны арабских государств, на обеспечение безопасности Израиля»43. Внутренние документы более откровенно говорят о подлинной позиции Израиля к инициативам США в регионе. В августе 1951 г. Бен-Гурион заявил представителям Мапам следующее44: он против политики нейтралитета, так как это означает ориентацию Израиля на СССР против США. Он готов заключить союз с кем угодно, чтобы не допустить советской оккупации Израиля. Бен-Гурион сказал, что, по его твёрдому убеждению, внешняя политика Израиля должна основываться на прочной дружбе с США и Англией, без принятия Израилем обязательств против других стран. Достоверно известно, что согласно телеграмме М. Шаретта от 19 ноября 1951 г. в Париже он беседовал с Госсекретарём США Ачесоном и заявил, что «Израиль заинтересован не в формальном участии в командовании, а «в специальном и практическом соглашении», которое установит прямую связь с США». Беседуя с главой МИД СССР А.Я. Вышинским 22 декабря 1951 г., М. Шаретт указал на то, что правительство Израиля находится в экономической зависимости от США и лишено возможности действовать свободно46. С 1952 г. предписывалось установить верховенство США в политических процессах на Ближнем Востоке и включить арабов вместе с Израилем в региональную систему безопасности под эгидой Запада, где США являлись бы лидером. Британия, Турция, Франция - партнёры47. В своих действиях в арабских странах Вашингтон опирался на помощь Израиля как источника информации по региону48. В начале 1952 г. Израиль продолжил действовать в рамках упомянутой «стратегии не идентификации», однако ориентация на США становилась всё более явной. В сложившихся обстоятельствах США для Израиля были главным источником политической, военной и экономической помощи. Посольство Израиля в Вашингтоне 28 января 1952 г. направило госдепартаменту США ноту с просьбой о предоставлении военной помощи на основании закона США о взаимном обеспечении безопасности. Госдепартамент в письме министру обороны США Р. Ловетту от 11 февраля 1952 г. высказался за удовлетворение этой просьбы49. То, что израильское правительство в своей политике ориентировалось на США, также подтверждается заключённым 23 июля 1952 г. (опубликовано было только 12 августа) соглашением с США «о предоставлении помощи для взаимного укрепления безопасности» (Mutual Defense Assistance Agreement)50. Израиль получал право на американскую экономическую и военную помощь «для обеспечения собственной самообороны»51. В противовес английским планам создания на Кипре штаба MEC без участия стран Ближнего Востока кроме Турции, США предложили консультативную организацию обороны (МЕДО) как миниатюрную копию НАТО52, с участием арабских стран. Чтобы не помешать этому, официальное участие Израиля на первой стадии не предусматривалось53. Летом 1952 г. к Израилю ещё не обращались по вопросу его участия в Средневосточном командовании (MEC). США активизировали деятельность в этом направлении54. Официальное заявление Бен-Гуриона о готовности Израиля участвовать в инициативе MEC последовало 17 августа 1952 г. Бен-Гурион дал интервью корреспонденту Юнайтед Пресс: «Израиль готов защищать демократическую свободу всеми средствами… готов сотрудничать со всеми, кто имеет эту цель в своём сердце». Вся местная печать рассмотрела заявление Бен-Гуриона как прямое согласие на участие в командовании55. В Кнессете 19 августа 1952 г. глава МИД М. Шаретт заявил, что «Израиль должен следовать за США без всяких предварительных условий и оговорок… [иначе] мы никогда не построим нашего государства»56. В сентябре 1952 г. премьер Израиля Бен-Гурион заявил о готовности Израиля присоединиться к «Средневосточному командованию». Также на официальный уровень выводилась военная помощь США Израилю, что открыто признавал М. Шарет57. В израильской печати не высказывалось какого-либо недовольства этим планом58. Декларированная Израилем на рубеже 1940-1950-х гг. внешнеполитическая «стратегия не идентификации» ни с одним из блоков фактически изначально носила декларативный, сугубо формальный характер (при параллельном неуклонном сближении с США). Не фигурируя в официальных учредительных документах военно-политических инициатив, Израиль активизировал переговоры с США по линии секретной: закладывались основы будущего стратегического военно-политического альянса.
×

About the authors

R R Mustaev

Email: miracz@list.ru

References

  1. Региональный оборонительный проект «Средневосточного командования» (Middle East Command), был разработан США совместно с Англией на рубеже 1940-х-1950-х гг. в противодействие советской экспансии.
  2. Tripartite Declaration Regarding Security in the Near East, 25 May 1950. URL: www.mfa.gov.il/MFA/Foreign+Relations +1947/1947
  3. № 72 Запись беседы Посланника СССР в Египте С. Козырева с Посланником Ливана в Египте С. Аль-Хури 5 июня 1950. Секретно // Ближневосточный конфликт: Из документов архива внешней политики РФ. 1947-1967. В 2 т. Том 1: 1947-1956. / Отв. ред. В.В. Наумкин. - М.: МФД, 2003. Далее - БВК.
  4. № 71 Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР 26 мая 1950 г. // там же.
  5. № 60 Из письма Посланника СССР в Ливане и в Сирии Д.С. Солода первому заместителю министра иностранных дел СССР А.А. Громыко 2 марта 1950 г. Секретно // там же.
  6. Report of Near East Regional Conference in Cairo, 16 March 1950, FRUS 1950. - P. 3-4.
  7. Ibid., P. 4
  8. № 82 из Записки советника Миссии СССР а Сирии С. Кочеткова «Взаимоотношения Сирии с Терцией и Ираком» 7 июня 1951 г. // БВК.
  9. Memorandum by Mr. John Foster Dulles, Consultant to the Secretary of State' TOP SECRET [Washington] May 18, 1950. - FRUS, 1950. - Vol. 1. - Р. 314.
  10. Memo from secretary of Defense (Johnson) to the executive secretary to the NSC (Souerse) Wash. 16 may 1949 top secret: U.S. strategic interestsobjectives in Israel. FRUS 1949. - P. 1010-12.
  11. Письмо министра иностранных дел Израиля М. Шаретта Посланнику Израиля в Великобритании М. Элиашу 11 сентября 1949 г. Сов. Секретно // Советско-израильские отношения. Сборник документов. - Т. 1: 1941-53 гг. В 2-х кн. Кн. 2. Май 1949-1953. - М.: Междунар. отношения, 2000. Далее - СИО.
  12. Запись беседы министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского с Посланником Израиля в СССР Г. Мейерсон 14 апреля 1949 г. Секретно // там же.
  13. Телеграмма советника Миссии Израиля в СССР А Левави министру иностранных дел Израиля М. Шаретту 21 октября 1949 г. // там же.
  14. Выступления Посланника Израиля в СССР М. Намимра на совещании диппредставителей Израиля в Тель-Авиве 2 июля 1950 г. // СИО.
  15. № 97 Запись беседы посланника СССР В Израиле П.И. Ершова с депутатом, членом иностранной комиссии Парламента Израиля Я. Рифтиным 27 февраля 1952 г. Секретно // БВК.
  16. Запись беседы первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко с Посланниками Израиля и Египта 21 ноября 1951 г. Секретно // СИО.
  17. Нота Правительства СССР Правительству Израиля 21 ноября 1951 г. // СИО.
  18. U.S. and Israel Discuss Middle East Defense Organization October 18, 1951. URL: http://www.jta.org/1951/10/18/archive/u-s-and-israel-discuss-middle-east-defense-organization#ixzz2W6lTmF2x
  19. The Ambassador in Israel (Davis) to the Department of State SECRET Tel Aviv, December 4, 1951. - P. 952-3. FRUS 1951, Vol.5. - P. 952; № 95-96 Запись Беседы Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова с депу-татом, членом иностранной комиссии парламента Израиля Я. РИФТИНЫМ 7 января 1952 г. Секретно.
  20. Congressional Research Service: U.S. Foreign Aid to Israel Jeremy M. Sharp, Specialist in Middle Eastern Affairs. April 11, 2013. Table B-2. U.S. Assistance to Israel, FY1949-FY1996. URL: http://www.fas.org/sgp/crs/mideast/RL33222.pdf.
  21. Subject: Israel's Participation in Defense of Near East. Memorandum of Conversation, the Officer in Charge of Palestine Israel, and Jordan Affairs (Rockwell) secret [Washington] December 28, 1950. FRUS 1950. - Р. 1084.
  22. Four Powers Plan Allied Middle East Command. Morning Bulletin, Oakhampton, Qld: 1878-1954. Monday 12 November 1951. URL: http://trove.nla.gov.au/ndp/del/article/57107133.
  23. United States Minutes of the Third Formal Session of the Truman-Churchill Talks. Washington, Cabinet Room of the White House, January 8, 1952. FRUS 1952-1954.The Near and Middle East. - P. 1743-45.
  24. Barry Rubin (1982), America and the Egyptian Revolution, 1950-1957. - P. 78.
  25. Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР 5 марта 1951 г. // СИО
  26. Нота Правительства СССР Правительству Израиля 21 ноября 1951 г. // там же
  27. № 95-96 Запись беседы посланника СССР в Израиле П.И. Ершова с депутатом Парламента Израиля Я. Рифтиным 7 января 1952 г. Секретно. // БВК
  28. №388. Заявление Правительства Израиля Правительству СССР 8 декабря 1951 г. // СИО
  29. The Ambassador in Israel (Davis) to the Department of State secret, December 4, 1951. FRUS 1951. - Vol. 5. - p. 952.
  30. Наряду с поддержкой Израиля, поддержка Греции и Турции рассматривалась США в качестве стратегического приоритета в Холодной войне, см. FRUS, 1947, Vol. V. - P. 1-484.
  31. The Secretary of State to Certain Diplomatic Offices Confidential, December 28 1950, FRUS 1950. - P. 1091.
  32. Телеграмма Посланника СССР В Израиле П.И. Ершова в МИД СССР 25 августа 1951 г. // СИО
  33. Письмо советника Постоянного Представительства Израиля при ООН Г. Рафаэля министру иностранных дел Израиля М. Шаретту 31 августа 1950 г. // там же
  34. The Acting Secretary of State to the Embassy in France' Secret, December 8, 1951. FRUS 1951 - Vol. 5. - P. 960.
  35. FRUS 1950 Vol. V. - P. 960. The Ambassador in Israel (McDonald) to the Secretary of State Top Secret Tel Aviv, July 31, 1950.
  36. Memorandum of Conversation, by the Officer in Charge of Palestine Israel, and Jordan Affairs (Rockwell) Secret [Washington] December 28, 1950. Subject: Attitude of Israel toward the West. FRUS 1950. - P. 1083.
  37. Subject: Israel's Participation in Defense of Near East. Memorandum of Conversation, the Officer in Charge of Palestine Israel, and Jordan Affairs (Rockwell) secret [Washington] December 28, 1950 FRUS 1950. - P. 1084.
  38. The Acting Secretary of State to the Ambassador of Israel (Eban) December 17, 1951. FRUS 1951. - Vol. V. - P. 957.
  39. The Ambassador of Israel (Eban) to the Acting Secretary of State [Washington] December 7, 1951. FRUS 1951. - Vol. V. - P. 957.
  40. Записка первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко генеральному сек-ретарю ЦК ВКП(б), Председателю Совета министров СССР И.В. Сталину 8 марта 1952 г. Сов. Секретно.
  41. Телеграмма Посланника СССР В Израиле П.И. Ершова в МИД СССР 25 августа 1951 г. // СИО
  42. Телеграмма Посланника СССР В Израиле П.И. Ершова в МИД СССР 16 декабря 1951 г. // СИО
  43. Телеграмма министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского в МИД СССР, из Парижа 23 де-кабря 1951 г. // там же
  44. Memorandum of Conversation, by the Politico-Military Adviser, Bureau of Near Eastern, SECRET [Washing-ton] April 24 (May 9), 1952. Discussion of MECO Position Paper-April 24, 1952. FRUS 1952-1954. - Р. 218
  45. № 95-96. Запись беседы посланника СССР в Израиле П.И. Ершова с депутатом, членом иностранной комиссии Парламента Израиля Я. Рифтиным 7 января 1952 г. Секретно // БВК
  46. см. FRUS. - 1952-1954. - Vol. IX. - Part 1. - P. 894-896
  47. Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Израиле А.Н. Абрамова в МИД СССР 16 августа 1952 г. // СИО
  48. Congressional Research Service Israel: Background and U.S. Relations Jim Zanotti Specialist in Middle East-ern Affairs November 7, 2012. URL: http://assets.opencrs.com/rpts/RL33476_20121107.pdf.
  49. Zach Levey. Israel and the western powers, 1952-1960. University of North Carolina Press, 1997. - P. 3.
  50. см. FRUS. - 1950-1954. - Vol. IX. - Part 1. - P. 247-248, 251-254.
  51. Телеграмма министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского посланнику СССР в Израиле П.И. Ершову 14 августа 1952 г. Секретно // СИО
  52. № 103. Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Израиле А.Н. Абрамова в МИД СССР 20 августа 1952 г. // БВК
  53. Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Израиле А.Н. Абрамова в МИД СССР 21 августа 1952 г. // СИО
  54. Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Израиле А.Н. Абрамова в МИД СССР 21 августа 1952 г
  55. Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Израиле А.Н. Абрамова в МИД СССР 16 августа 1952 г

Statistics

Views

Abstract: 63

PDF (Russian): 11

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2014 Mustaev R.R.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies