RESULTS OF RADIOFREQUENCY THERMOABLATION AND REPEATED LIVER RESECTION IN PATIENTS WITH METASTASES OF COLORECTAL CANCER AFTER PRIMARY LIVER RESECTIONS. COMPARATIVE ANALYSIS


Cite item

Abstract

The aim of the study is to evaluate patients’ treatment outcome with recurrent CRC liver metastases after previous resection taking into account the use of RFA. Materials and methods. Retrospective analysis of treatment outcome of 29 patients with recurrent colorectal liver metastases after previous liver resection over the period of 2005-2015 was performed. The group of patients who underwent repeated resection included 17 patients, as compared with 12 patients who underwent RFA after previously performed liver resection. Results. Postoperative complications in the group with RFA occurred in 30% of patients, 88% in the group with repeated resection and case fatality rate was 5.9%. Radical treatment was performed in 58.8% of patients. In case of recurrent radical surgery the 5-year survival rate was 50% with median survival 31.4 months. RFA in patients with previous liver resection for metastases due to CRE resulted in 5-year survival rate in 33.3% of all cases and median survival was 24.5 months. No 5-year survival rate was revealed in non-radical recurrent resection. Summary. The analysis of patient outcomes (2005-2015) with recurrence of colorectal cancer metastases to the liver after previous liver resection and RFA. Immediate results and follow-up outcomes of both methods are described in the article. The analysis of the further treatment of the patients of these groups is performed. Conclusion. RFA in patients with previous resection for CRC liver metastases is a promising means of treatment for this group of patients. RFA can be considered as an independent method of treatment and to a certain degree it can be alternative for recurrent resection. It can also be an auxiliary step in the treatment prior to repeated resection in order to stabilize somatically preoccupied patients.

Full Text

Введение В последние десятилетия хирургия печени получила достаточно бурное развитие, что обусловлено как ростом заболеваемости, так и внедрением высокоинформативных методов диагностики (КТ, МРТ, УЗИ). Резекции печени стали значительно безопаснее и широко используются как золотой стандарт при лечении злокачественных образований печени [25]. Колоректальный рак (КРР) относится к наиболее распространенным онкологическим поражениям пищеварительной системы, считается третьим в списке причин смерти от рака в западных странах и четвертым наиболее распространенным злокачественным заболеванием по всему миру. У 50-60 % данных больных выявляются метастазы, причем у 80-85 % из данного числа пациентов вторичные новообразования локализуются в печени [6]. У каждого третьего онкологического больного независимо от локализации первичной опухоли встречаются метастазы в печени, а при локализации опухоли в зонах, дренируемых воротной веной, частота метастазирования возрастает до 50 % [1, 2, 4]. Развитие хирургической техники и возможности послеоперационного обеспечения в настоящее время позволяют безопасно удалять до 80 % функционирующей печеночной паренхимы с достижением уровня смертности 5 % и ниже [8, 9]. Резектабельность пациентов с метастатическим поражением печени не превышает 15-20 % [18]. Стоит отметить, что у пациентов, которым была выполнена резекция печени по поводу первичных и метастатических образований, в отдаленные сроки нередко возникают новые очаги в печени, а также внепеченочные метастазы [5]. Так, при метастазах КРР появление новых опухолевых очагов после ранее выполненной резекции встречается у 70 % пациентов [15, 18, 19]. Лишь небольшая часть - 20 % из этих больных - может быть подвергнута повторному оперативному лечению [20]. Учитывая небольшое число пациентов, которым возможно выполнение резекционного лечения, в последнее время появился целый комплекс методов локальной деструкции: алкоголизация, криодеструкция, электрохимический лизис, микроволновая и лазерная деструкция, фокусированный ультразвук, радиочастотная абляция (РЧА) и др. [3, 5, 6, 12, 13, 24], которые при малом количестве осложнений несут в себе высокий терапевтический эффект. Данные методы используются как самостоятельные методы лечения, так и в сочетании с резекционным лечением. При использовании указанных методов пятилетняя выживаемость колеблется в пределах 14-55 % для пациентов с нерезектабельными метастазами КРР в печень, и в части случаев их использование позволяет выполнить хирургическое лечение ранее считавшимся неоперабельным пациентам [5, 7, 26]. Одним из эффективных методов малоинвазивного лечения образований печени является радиочастотная абляция [3, 25, 26]. Однако в настоящее время повторные резекции печени при рецидиве метастазов КРР считаются золотым стандартом, при возможности ее выполнения [6, 14]. Показания к повторным резекциям сопоставимы с показаниями при первичной резекции печени и определяются в зависимости от общего состояния и возраста больного, размеров образования, анатомической локализации, числа опухолевых узлов, состояния паренхимы в целом и др. При возникновении рецидива в печени у ранее оперированных больных средняя продолжительность жизни составляет в среднем один год при отсутствии дальнейшего лечения, а пятилетняя выживаемость отсутствует. Поэтому определение лечебной тактики у данной группы пациентов является важнейшей задачей современной медицины [6]. Цель исследования - оценить результаты лечения пациентов с рецидивом метастазов КРР в печень после ранее выполненной резекции с учетом возможности использования метода РЧА. Материалы и методы Проведен ретроспективный анализ результатов лечения 29 пациентов с рецидивными метастазами КРР в печень после ранее выполненной резекции печени за период с 2005 по 2015 г. Группа пациентов, которым были выполнены повторные резекции, составила 17 человек против 12 больных, которым была выполнена РЧА после ранее произведенной резекции печени. Стоит отметить, что в первой группе в пяти случаях (29,4 %) первичная резекция печени сочеталась с резекцией первичной опухоли толстой кишки. В табл. 1 представлена характеристика пациентов до выполнения повторного хирургического лечения. Мы считаем, что группы сопоставимы по основным критериям, а именно: возрасту, сопутствующим заболеваниям, объему первичной резекции, степени дифференцировки опухоли, радикальности первично выполненной резекции. Высокий процент пациентов, не получавших адъювантную химиотерапию после первичной резекции печени, мы связываем с радикально выполненной операцией, а также непостоянным наблюдением у онколога части пациентов. На рис. 1 представлена локализация рецидивных/резидуальных очагов (%) по сегментам печени. Отмечено, что у пациентов, которым после первичной резекции печени выполнялась РЧА, процент очагов в левой доле был значимо меньше, чем у больных, которым при рецидиве / прогрессировании заболевания была выполнена повторная резекция печени. При сопоставимых объемах первичной резекции мы связываем более высокий процент резекций очагов левой доли с большим объемом остающейся паренхимы культи печени при выполнении анатомических резекций левой доли печени. В группе РЧА всем пациентам операция была выполнена в чрескожном варианте (рис. 2). В группе повторных резекций (рис. 3) вмешательство было произведено в следующем объеме: расширенная долевая резекция - 23,5 %, долевая резекция - 23,5 %, резекция двух сегментов - 11,7 %, атипичная резекция - 41,2 %. Стоит отметить, что в данной группе в 35,3 % случаев объем операции был дополнен резекцией вовлеченных в процесс рядом расположенных структур (нижняя полая вена, воротная вена, слепая кишка, купол диафрагмы, общий желчный проток), и в 11,8 % случаев резекционное вмешательство сочеталось с РЧА отдельно расположенных очагов. Отмечено, что в группе РЧА было меньшее число и размер очагов печени. При выполнении РЧА вмешательство заняло гораздо меньше времени. Важно подчеркнуть, что при проведении РЧА чрескожным доступом в данной серии кровопотеря не отмечалась (табл. 2). Мы связываем это с тщательным отбором пациентов, работой слаженной командой, четким соблюдением протокола обследования с определением наиболее адекватного положения пациента и выбора безопасных «трасс» для введения электродов, интраоперационного мониторирования, обеспечения адекватного анестезиологического пособия (рис. 4, 5). Результаты Послеоперационные осложнения в группе РЧА составили 30 %. По классификации Сlavien-Dindo: I группа - 75 %, IIIa группа - 25 %. Летальных исходов отмечено не было. Процент послеоперационных осложнений в группе ререзекций составил 88 %. По классификации Сlavien-Dindo: I группа - 13,3 %, IIIа группа - 73,3 %, IV группа - 6,7 %, V группа - 6,7 %. Летальность - 5,9 % (1 пациент). Стоит отметить, что основной процент осложнений в группе ререзекций был представлен плевральным выпотом, что потребовало его пункции для определения характера содержимого. Послеоперационный койко-день в группе РЧА составил 7 ± 4 дня, а в группе повторных резекций - 29 ± 22 дня, что свидетельствует о более длительной реабилитации пациентов данной категории, это мы связываем со значительно большей интраоперационной травмой при выполнении повторного резекционного вмешательства. Радикальности операции при выполнении ререзекций удалось достигнуть в 58,8 % случаев. Безрецидивный период у пациентов данной группы составил 10,4 ± 14,1 месяца. В группе РЧА полной обработки очага удалось достичь у 41,7 % пациентов. Безрецидивный период у пациентов данной категории составил 5 ± 8,8 месяца. При дальнейшем наблюдении после выполнения РЧА у 75 % пациентов отмечен продолженный рост ранее обработанного очага, у 8,3 % - отмечено появление повторного очага в другом сегменте печени, у 8,3 % - без признаков прогрессирования. Об одном пациенте не удалось получить информацию. В группе ререзекций у 35,3 % пациентов отмечен продолженный рост по зоне резекции печени, у 11,8 % - отмечено появление очага вне зоны резекции печени, в 11,8 % случаев отмечено билобарное поражение печени, в 5,9 % случаев был выявлен метастаз в другие органы (легкие), у 11,8 % пациентов - без признаков прогрессирования, также констатирован один летальный исход. О двух пациентах не удалось получить информацию. При дальнейшем анализе нами отслежены количество и объем операций, выполненных в обеих группах после повторного вмешательства (табл. 3). Из анализа дальнейших операций пациентов обеих групп следует, что значительное количество пациентов (41,7 %) группы РЧА после выполненной операции подверглись повторным сеансам чрескожной РЧА (чРЧА), что в последующем позволило у 25% пациентов выполнить повторное резекционное вмешательство, а в 8,3 % случаев, с учетом достаточного объема остающейся паренхимы, выполнить ТАХЭ. В группе ререзекций после выполнения второй операции в 17,6% случаев была выполнена третья резекция печени, и у 11,8% пациентов были выполнены сеансы чРЧА. Большой процент дренирующих операций, в объеме ЧЧХС, вероятнее всего связан с прогрессированием заболевания и блоком желчевыводящих протоков у обеих групп пациентов. Стоит отметить, что в группе РЧА было гораздо большее число операций, выполненных после повторного вмешательства на печени, это мы связываем с достаточно большим резервом здоровой паренхимы печени по сравнению с пациентами, перенесшими повторную резекцию. При оценке выживаемости группы РЧА и группы ререзекций печени от момента резекции первичного очага по методике Каплан - Майера с использованием long-rank теста различий достоверно не получено (p = 0,72) (рис. 6, а). При оценке выживаемости группы РЧА и группы ререзекций печени от момента первичной резекции печени по методике Каплан - Майера с использованием long-rank теста различий достоверно не получено (p = 0,26) (рис. 6, b). При оценке выживаемости группы РЧА и группы ререзекций печени от момента повторной резекции печени по методике Каплан - Майера с использованием long-rank теста различий достоверно не получено (p = 0,14) (рис. 7, а). Учитывая неоднозначные полученные результаты, мы выполнили разделение группы ререзекций на две подгруппы по степени радикальности выполненной операции. При оценке выживаемости группы РЧА и группы радикально выполненных ререзекций печени от момента повторной резекции по методике Каплан - Майера с использованием long-rank теста различий достоверно не получено (p = 0,0048) (рис. 8). При оценке выживаемости группы РЧА и группы нерадикально выполненных ререзекций печени от момента повторной резекции по методике Каплан - Майера с использованием long-rank теста достоверно получены различия (p = 0,012) (рис. 7, b). При выполнении повторных радикальных резекций печени пятилетняя выживаемость составила 50 % с медианой 31,4 месяца. При выполнении РЧА пациентам, ранее перенесшим резекцию печени по поводу метастазов КРР, пятилетняя выживаемость составила 33,3 % с медианой 24,5 месяца. При выполнении нерадикальных повторных резекций пятилетней выживаемости не отмечено. По литературным данным, пятилетняя выживаемость при повторной резекции печени варьирует от 31 до 53 %, что коррелирует с нашими результатами [6, 8, 10, 11, 16, 17, 21-23]. Учитывая полученные результаты, можно сделать вывод о целесообразности использования метода РЧА у пациентов, ранее перенесших резекцию печени по поводу метастазов КРР при условии невозможности достичь радикальности операции и возможности выполнения РЧА. Стоит отметить, что на момент исследования у 25 % пациентов в группе РЧА не отмечалось признаков прогресирования, против 5,9 % пациентов в группе ререзекций, с учетом всех проведенных вмешательств. Обсуждение Если при первичном выявлении метастазов КРР в печень резекционное лечение, при возможности его выполнения, не вызывает вопросов, то при возникновении рецидивных очагов существуют различные варианты ведения данных пациентов, особенно с учетом малоинвазивных методик лечения, в частности РЧА. Несмотря на небольшое число пациентов, представленное в данном исследовании, выделенные группы (РЧА, ререзекция) больных сопоставимы по таким параметрам, как объем первичной резекции, степень дифференцировки опухоли. Размер и число очагов в группе повторных резекций были незначительно выше, чем в группе РЧА. В группе ререзекций наблюдалась бóльшая радикальность после выполненного вмешательства - 58,8 % против 41,7 % в группе РЧА, несмотря на вовлечение в патологический процесс рядом расположенных органов и структур. Стоит отметить, что достоверно оценить вовлечение в процесс соседних структур можно было лишь интраоперационно, после тщательной ревизии зоны операции, что было невозможно в группе РЧА по причине чрескожного характера вмешательства. Послеоперационная летальность была отмечена лишь в одном случае в группе ререзекций и составила 5,9 % (1 пациент). По данным значимых исследований, уровень послеоперационной летальности при повторных резекциях печени варьирует от 1,01 до 4,2 % [5, 6, 8, 10, 11, 16, 17, 21-23]. Полученный в проведенном исследовании уровень летальности связан с меньшим числом проанализированных пациентов. По литературным данным, число осложнений при выполнении повторной резекции печени варьирует от 17,4 до 42,5 % [6, 8, 10, 11, 16, 17, 21-23]. Высокий уровень послеоперационных осложнений в группе ререзекций (88 %) мы связываем с частым наличием в послеоперационном периоде плеврального выпота у данной группы пациентов, которым выполнялись плевральные пункции для определения характера выпота. На данную категорию приходится 73 % всех осложнений в группе ререзекций и 25 % - в группе РЧА. Таким образом, за исключением большого числа пункционных вмешательств наши результаты коррелируют с данными мировой литературы. Безрецидивный период после выполнения повторной операции на печени был значимо выше в группе ререзекций и составил 10,4 ± 14,1 месяца против 5 ± 8,8 месяца в группе РЧА. Стоит отметить, что малоинвазивный характер вмешательства у пациентов второй группы позволил в более ранние сроки выполнить повторное оперативное лечение, либо начать проведение химиотерапевтического лечения в различных вариантах. В 25 % случаев пациентам из данной группы после проведения малоинвазивного вмешательства и стабилизации общего состояния удалось выполнить резекционное лечение. В группе РЧА малый объем повторного вмешательства (табл. 3) позволил выполнить значимо большее число последующих повторных операций, чем в группе ререзекций. Мы связываем данные результаты с сохранением большего объема функционирующей паренхимы печени после РЧА, чем после выполнения повторной резекции, а также с более ранним восстановлением пациентов по причине отсутствия обширной интраоперационной травмы. Это подтверждают более низкий процент послеоперационных осложнений, структура осложнений, значимо меньший койко-день нахождения в стационаре, что позволило при выполнении РЧА получить бóльшую выживаемость по сравнению с пациентами, которым не удалось достичь радикальности при выполнении повторной резекции. Однако выживаемость в группе радикально выполненных повторных резекций была значимо выше, чем в группе РЧА. Место РЧА в лечении рецидивных метастазов печени по-прежнему широко обсуждается, и пока нет единой концепции использования этого метода локальной термодеструкции у данной категории пациентов [25]. Заключение Использование РЧА у пациентов, ранее перенесших резекционное вмешательство по поводу метастазов КРР в печень, является перспективным направлением в лечении этой категории тяжелых больных. РЧА может рассматриваться как самостоятельный метод лечения и быть в определенной степени альтернативой повторным резекциям, а может считаться вспомогательным этапом в лечении перед повторной резекцией при стабилизации состояния у соматически тяжелых больных. Особенно это актуально для чрескожного варианта использования данного метода. Для данной методики есть свои показания и противопоказания, существует определенный риск вмешательства даже при малотравматичном чрескожном доступе. Как и любая операция, РЧА может нести угрозу и общих, и специфических осложнений, но их тяжесть и частота проявлений значительно ниже, чем при повторных резекциях печени. Применением только лишь РЧА при метастазах КРР в печень невозможно вылечить раковый процесс. Необходимо более широкое комбинированное применение различных методов лечения, в первую очередь химиотерапии. Конфликт интересов отсутствует. Таблица 1 / Table 1 Характеристика пациентов до выполнения повторного хирургического лечения Characteristics of patients before recurrent surgical treatment Критерий Ререзекция печени после первичной резекции (n = 17) РЧА печени после первичной резекции (n = 12) Возраст (лет) 56,9 ± 9,9 55,0 ± 11,2 Пол М - 10 Ж - 7 М - 2 Ж - 10 Степень дифференцировки опухоли Высоко 29,4 % Умеренно 58,9 % Низко 11,7 % Высоко 29,4 % Умеренно 58,9 % Низко 11,7 % Объем первичной резекции Атипичная 35,3 % Двух сегментов 35,3 % Долевая 29,4 % Атипичная 35,3 % Двух сегментов 35,3 % Долевая 29,4 % Радикальность первичной резекции R-0 70,6 % R-1 29,4 % R-0 66,6 % R-1 33,3 % Неоадъювантная химиотерапия Была 58,8 % Не было 41,2 % Была 58,3 % Не было 41,7 % Адъювантная химиотерапия Была 76,5 % Не было 23,5 % Была 58,3 % Не было 41,7 % Сопутствующие заболевания 76,4 % 83,3 % Рис. 1. Локализация рецидивных/резидуальных очагов (%) Fig. 1. Localization of recurrent / residual foci (%) Для группы РЧА / For RFA group 5,9 17,6 VII VI 11,8 5,9 23,5 5,9 V VIII 17,6 I IV 0 5,9 0 III II Для группы ререзекций / For a group of reresections 10,8 16,2 VII VI 5,4 13,5 18,9 V VIII 10,8 5,4 IV I 5,4 5,4 0 III 8,1 II Рис. 2. Этап операции. Проведение чрескожной РЧА под УЗ-контролем у пациента, ранее перенесшего резекцию печени Fig. 2. Stage of operation. Performing of percutaneous RFA under ultrasonic guidance in a patient who had undergone liver resection Рис. 3. Этапы резекций у пациента с раком сигмовидной кишки T3N0M1: а - правосторонняя гемигепатэктомия с атипичной резекцией III сегмента печени (01.12.2006); b - макропрепарат (удаленный III сегмент печени с очагом); c - резекция IV сегмента печени с краевой резекцией нижней полой вены (26.12.2007); d - макропрепарат (удаленный IV сегмент печени с очагом) Fig. 3. The stages of resection in a patient with sigmoid cancer T3N0M1: а - right-sided hemihepatectomy with atypical resection of III liver segment (December 01, 2006); b - gross specimen (the removed III liver segment with the focus); c - resection of the IV liver segment with marginal resection of the inferior vena cava (December 26, 2007); d - gross specimen (the removed IV liver segment with the focus) а c b d Таблица 2 / Table 2 Характеристики групп на момент повторной операции на печени Characteristics of patients’ groups at the time of recurrent liver surgery Параметры оценки РЧА Ререзекция Число очагов 1,4 ± 0,5 2,1 ± 1,5 Размер очага (мм) 28,7 ± 8,4 33,8 ± 22,9 Объем и/о кровопотери (мл) 0 1414 ± 1312 Время операции (мин) 89 ± 48 318 ± 88 Рис. 4. Ультразвуковой мониторинг: a - до проведения РЧА; b - первые сутки; c - через 6 дней Fig. 4. Ultrasound monitoring: a - prior to RFA; b - the first day; c - after 6 days а b c Рис. 5. МРТ-мониторинг зоны РЧА, произведенной после ранее выполненной левосторонней гемигепатэктомии: a - до проведения РЧА; b - первые сутки; c - через 6 мес.; d - через 1 год Fig. 5. MRI monitoring of the RFA zone after previous left sided hemihepatectomy: a - before RFA; b - the first day; c - after 6 months; d - after 1 year а c b d Таблица 3 / Table 3 Число и объем операций на печени после двух ранее выполненных вмешательств The number and volume of liver surgeries after two previous interventions Число операций после двух ранее выполненных вмешательств РЧА Ререзекция 1 чРЧА - 5; ЧЧХС - 1; ререзекция - 1 чРЧА - 2; ЧЧХС - 2; ререзекция - 3; 2 чРЧА - 5; ЧЧХС - 1 чРЧА - 2; ЧЧХС - 2 3 чРЧА - 1; ререзекция - 1; ТАХЭ - 1; ререзекция + РЧА - 1 чРЧА - 5; ЧЧХС - 2 4 ТАХЭ - 1 5 ЧЧХС - 1 6 ЧЧХС - 1 Примечание. ЧЧХС - чрескожная чреспеченочная холангиостомия; ТАХЭ - трансартериальная химиоэмболизация. Note. PTBD - Percutaneous transhepatic biliary drainage; TACE - Transcatheter arterial chemoembolization. 100 % 50 % а Рис. 6. Оценка выживаемости от момента резекции первичного очага (a) и первичной резекции печени (b) Fig. 6. Estimation of survival since the moment of resection of the primary focus (a) and the moment of primary hepatic resection (b) - группа РЧА / RFA group - группа ререзекций / group of reresections 100 % 50 % b 100 % 50 % а Рис. 7. Оценка выживаемости от момента повторной резекции печени (b - РЧА и R0 ререзекции) Fig. 7. Estimation of survival since the moment of recurrent hepatic resection (b - RFA and R0 reresection) - группа РЧА / RFA group - группа ререзекций / group of reresections 100 % 50 % b Рис. 8. Оценка выживаемости группы РЧА с группой нерадикально выполненных повторных резекций от момента повторной резекции печени Fig. 8. Evaluation of the survival rate in the RFA group in comparison with the group of non-radical repeated resections since the moment of recurrent hepatic resection 100 % 50 % - группа РЧА / RFA group - группа ререзекций / group of reresections
×

About the authors

V A Vishnevskiy

National Medical Research Center of Surgery

Email: V.A.Vishnevskiy@ixv.ru
Doctor of Medicine, Professor, Head of the Department of Liver and Pancreas Surgery. Moscow, Russia

D A Ionkin

National Medical Research Center of Surgery

Email: Ionkin@ixv.ru
Candidate of Medicine, Senior scientific worker, Department of Liver and Pancreas Surgery Moscow, Russia

Ya Ya Gavrilov

National Medical Research Center of Surgery

Email: jngavrilov@mail.ru
Junior scientific worker, Department of Ultrasound Diagnostics Moscow, Russia

O I Zhavoronkova

National Medical Research Center of Surgery

Email: Gavoronkova@ixv.ru
Candidate of Medicine, Senior scientific worker, Department of Ultrasound Diagnostics Moscow, Russia

References

  1. Александров H.H. Некоторые проблемы метастазирования злокачественных опухолей // Вопросы онкологии. - 1976. - Т. 22. - № 11. - С. 55-62
  2. Блохин H.H., Комов Д.В., Клименков A.A. Непосредственные и отдаленные результаты хирургического лечения первичных опухолей печени // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. - 1981. - Т. 57. - № 11. - С. 3-6
  3. Жаворонкова О.И., Ионкин Д.А., Гаврилов Я.Я., Вишневский В.А. Комбинация одномоментной радиочастотной и химической абляции при злокачественных новообразованиях печени // Практическая медицина. - 2016. - № 5. - С. 39-48
  4. Журавлев В.А. Хирургическое лечение очаговых поражений печени // Вестник хирургии им. И.И. Грекова. - 1982. - Т. 129. - № 12. - С. 42-46
  5. Комбинированное и комплексное лечение больных со злокачественными опухолями: Руководство для врачей / Под ред. В.И. Чиссова. - М.: Медицина, 1989
  6. Каганов О.И., Козлов С.В. Показатели качества жизни больных с диагнозом колоректальный рак после циторедуктивных операций // Колопроктология. - 2011. - № 2. - С. 18-22
  7. Патютко Ю.И., Пылёв А.Л., Иванов А.А., и др. Результаты повторных операций на печени по поводу злокачественных новообразований // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. - 2012. - № 10. - С. 14-20
  8. Патютко Ю.И., Сагайдак И.В., Котельников А.Г., и др. Резекция печени: современные технологии при опухолевом поражении // Анналы хирургической гепатологии. - 2010. - Т. 15. - № 2. - С. 9-17
  9. Петренко К.Н., Барсукова Е.О., Полищук Л.О., и др. Результаты радиочастотной абляции при лечении колоректальных метастазов в печени // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. - 2007. - Т. 17. - № 3. - С. 84-89
  10. Abdalla EK, Hicks ME, Vauthey JN. Portal vein embolization: rationale, technique and future prospects. Br J Surg. 2001;88(2):165-175. doi: 10.1046/j.1365-2168.2001.01658.x
  11. Adam R, Pascal G, Azoulay D, et al. Liver resection for colorectal metastases: the third hepatectomy. Ann Surg. 2003;238(6):871-883; discussion 883-874. doi: 10.1097/01.sla.0000098112.04758.4e
  12. Antoniou A, Lovegrove RE, Tilney HS, et al. Meta-analysis of clinical outcome after first and second liver resection for colorectal metastases. Surgery. 2007;141(1):9-18. doi: 10.1016/j.surg.2006.07.045
  13. Bengmark S, Hafstrom L. The natural history of primary and secondary malignant tumors of the liver. I. The prognosis for patients with hepatic metastases from colonic and rectal carcinoma by laparotomy. Cancer. 1969;23(1): 198-202. doi: 10.1002/1097-0142(196901)23:1<198::AID-CNCR2820230126>3.0.CO;2-J
  14. Chen H, Hardacre JM, Uzar A, et al. Isolated liver metastases from neuroendocrine tumors: does resection prolong survival? J Am Coll Surg. 1998;187(1):88-92. doi: 10.1016/S1072-7515(98)00099-4
  15. Elias D, Lasser P, Hoang JM, et al. Repeat hepatectomy for cancer. Br J Surg. 1993;80(12):1557-1562. doi: 10.1002/bjs.1800801223
  16. Fong Y, Fortner J, Sun RL, et al. Clinical score for predicting recurrence after hepatic resection for metastatic colorectal cancer: analysis of 1001 consecutive cases. Ann Surg. 1999;230(3):309-318. doi: 10.1097/00000658-199909000-00004
  17. Lopez P, Marzano E, Piardi T, Pessaux P. Repeat hepatectomy for liver metastases from colorectal primary cancer: a review of the literature. J Visc Surg. 2012;149(2): e97-e103. doi: 10.1016/j.jviscsurg.2012.01.001
  18. Мерзликин Н.В., Альперович Б.И., Парамонова М.М., и др. Повторные операции при очаговых заболеваниях печени // Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. - 2011. - № 8. - С. 51-57
  19. Mondragon-Sanchez R, Barrera-Franco JL, Cordoba-Gutierrez H, Meneses-Garcia A. Repeat hepatic resection for recurrent metastatic melanoma. Hepatogastroenterology. 1999;46(25):459-461
  20. Nordlinger B, Guiguet M, Vaillant JC, et al. Surgical resection of colorectal carcinoma metastases to the liver. A prognostic scoring system to improve case selection, based on 1568 patients. Association Francaise de Chirurgie. Cancer. 1996;77(7):1254-1262. doi: 10.1002/(SICI)1097-0142(19960401)77:7<1254::AID-CNCR5>3.0.CO;2-I
  21. Page AJ, Cosgrove DC, Herman JM, Pawlik TM. Advances in understanding of colorectal liver metastasis and implications for the clinic. Expert Rev Gastroenterol Hepatol. 2015;9(2):245-259. doi: 10.1586/17474124.2014.940897
  22. Petrowsky H, Gonen M, Jarnagin W, et al. Second liver resections are safe and effective treatment for recurrent hepatic metastases from colorectal cancer: a bi-institutional analysis. Ann Surg. 2002;235(6):863-871. doi: 10.1097/00000658-200206000-00015
  23. Rolff HC, Calatayud D, Larsen PN, Wettergren A. Good results after repeated resection for colorectal liver metastases. Dan Med J. 2012;59(2):A4373
  24. Sa Cunha A, Laurent C, Rault A, et al. A second liver resection due to recurrent colorectal liver metastases. Arch Surg. 2007;142(12):1144-1149; discussion 1150. doi: 10.1001/archsurg.142.12.1144
  25. Ungureanu BS, Sandulescu L, Surlin V, et al. Surgical hepatic resection vs. ultrasonographic guided radiofrequency ablation in colorectal liver metastases: what should we choose? Med Ultrason. 2014;16(2):145-151. doi: 10.11152/mu.2013.2066.162.bsu1
  26. Valls C, Ramos E, Leiva D, et al. Safety and Efficacy of Ultrasound-Guided Radiofrequency Ablation of Recurrent Colorectal Cancer Liver Metastases after Hepatectomy. Scand J Surg. 2015;104(3):169-175. doi: 10.1177/1457496914553147
  27. Weng M, Zhang Y, Zhou D, et al. Radiofrequency ablation versus resection for colorectal cancer liver metastases: a meta-analysis. PLoS One. 2012;7(9):e45493. doi: 10.1371/journal.pone.0045493

Copyright (c) 2018 Vishnevskiy V.A., Ionkin D.A., Gavrilov Y.Y., Zhavoronkova O.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies