Pregnancy outcomes in women with hyperhomocysteinemia and benign uterine tumors

Cover Page

Abstract


In pregnant women with benign tumors of the uterus, development of endothelial dysfunction and its clinical manifestation including placental insufficiency, miscarriage, gestosis, malformation of the nervous tube in the fetus in early pregnancy, is often associated with hyperhomocysteinemia. The treatment of hyperhomocysteinemia before gestation allows to reduce the incidence of pregnancy complications in these women by 1.5 times. The purpose of the work is to evaluate pregnancy outcomes in women who have undergone the treatment of hyperhomocysteinemia combined with benign tumor of the uterus. Conclusion. Having analyzed the outcomes of pregnancies and the state of the newborns of women diagnosed with benign tumor of the uterus, we can conclude that prevention of gestational complications by improving hormonal and biochemical parameters, despite the presence of hyperhomocysteinemia, the number of complications, including the development of fetoplacental failure associated with clinically manifested chronic hypoxia of the fetus, is reduced by 1.5 times.


Full Text

Введение

Гипергомоцистеинемия (ГГЦ) — достаточно распространенное генетически обусловленное состояние [2, 6]. Считается, что ГГЦ, обусловленная как нарушением фолатного обмена, так и генетическими особенностями конкретной женщины, является причиной развития эндотелиальной дисфункции, клинические проявления которой — плацентарная недостаточность, невынашивание беременности, преэклампсия, нарушения формирования нервной трубки у плода на ранних этапах беременности, в связи с чем определение ГГЦ и ее коррекция становится необходимым условием для нормального развития беременности [3, 7, 8]. Патогенетическая связь осложненного течения миомы матки с эндотелиозом (в том числе обусловленным ГГЦ) широко обсуждается в литературе последних лет [4, 5]. Строение сосудистой стенки создает определенную закономерность в распределении факторов свертывания и противосвертывания. Основные механизмы маточных кровотечений при миоме матки объясняются тем, что в нормальном состоянии эндотелий синтезирует преимущественно факторы противосвертывания, которые препятствуют росту гладких мышц, при этом стенки сосуда не утолщаются, диаметр его не меняется, что, в свою очередь, является основой для адекватной микроциркуляции крови. При нарушении состояния эндотелия запускаются реакции агрегации и свертывания, препятствующие кровопотере. Они вызывают сосудистый спазм, который не устраняется денервацией сосуда [1]. Далее влияние гипоксии запускает каскад метаболических изменений в миометрии, что, возможно, приводит к росту миоматозного узла и развитию маточных кровотечений. Общность механизмов формирования акушерской патологии, обусловленной эндотелиозом, и клинических проявлений осложненного течения миомы матки, также имеющего патогенетическую связь с нарушениями эндотелия, обусловливает необходимость проведения дополнительных обследований беременных женщин с миомой матки на ГГЦ и соответствующей подготовки таких пациенток к беременности.

Цель работы — оценка исходов беременности у женщин с корректированной гипергомоцистеинемией, ассоциированной с доброкачественными опухолевыми заболеваниями матки.

Материалы и методы исследования

В период с 2014 по 2018 гг. было обследовано 98 родильниц с верифицированным диагнозом «миома матки и/или эндометриоз», имевшим место до гестации, но не препятствующим наступлению беременности. У 64 (65,3 %) из них беременность осложнилась хронической фетоплацентарной недостаточностью (код МКБ-X О43, включающий дисфункцию плаценты — О43.8 и признаки внутриутробной гипоксии плода, требующих предоставления медицинской помощи матери O36.3, а также недостаточный рост плода, требующий предоставления медицинской помощи матери О36.5) различной степени тяжести. В послеродовом периоде диагноз подтверждался гистологическим исследованием плацентарной ткани. У остальных 34 (34,7 %) родильниц, получавших догестационную подготовку и комплексную профилактику фето-плацентарной недостаточности по составленному нами протоколу, беременность и роды протекали без осложнений.

Отметим, что у всех пациенток основной группы до беременности была выявлена миома матки. Единичные субсерозные узлы размерами не более 50 мм были выявлены у 53 (54,1 ± 5,1 %) женщин, множественные субсерозные узлы размером не более 50 мм регистрировались у 17 (17,3 ± 3,8%) беременных. Интерстициальная локализация узлов определялась у 5 (5,1 ± 2,2 %) женщин. У этих пациенток миома матки сочеталась с аденомиозом, дифференцированным до наступления беременности. Смешанное расположение миоматозных узлов (субсерозное и интерстициальное) было отмечено у 23 (23,5 ± 4,2 %) пациенток. Укажем, что диспансерное наблюдение по поводу миомы матки до беременности в среднем составило 4,5 ± 0,3 года. Длительность заболевания колебалась от 2 до 9 лет. Консервативную терапию опухоли до наступления настоящей беременности получали 26 (26,5 ± 4,5 %) пациенток основной группы в течение 6 мес. — 1 года. Терапия в основном была направлена на поддержку второй фазы менструального цикла и локальной дисгормонемии (производные дидрогестерона и прогестерона). За 3–6 мес. до наступления настоящей беременности 32 (32,6 ± 4,8 %) пациентки использовали комбинированные оральные контрацептивы.

Все беременные женщины были обследованы согласно Приказу Министерства здравоохранения РФ от 1 ноября 2012 г. № 572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий). Определение гомоцистеина осуществлялось методом жидкостной хроматографии (анализатор Shimadzu, Япония), реагенты для проведения хроматографии производства Sigma-AldrichChemieGmbH (Германия) и FlukaChemie, GmbH (Германия).

Все женщины исследуемой группы были распределены на две подгруппы по 49 человек в зависимости от используемого алгоритма гестационной подготовки. В первой подгруппе беременность наступила спонтанно и никакой догестационной подготовки женщины не получали. Коррекцию нарушений состояния здоровья пациентки получали после того, как началось наблюдение по беременности.

Во второй подгруппе пациентки планировали беременность и начинали догестационную подготовку за 3–6 мес. до наступления настоящей беременности.

Протокол профилактики развития осложненного течения беременности у женщин с доброкачественными опухолевыми заболеваниями матки предусматривал три этапа.

  1. Первичная профилактика (догестационная подготовка), за 3–6 мес. до планируемой гестации:
    • обследование в объеме: общий анализ крови, анализ на гомоцистеин, 25-гидроксихолекальциферол, биохимические показатели (АСТ, АЛТ, билирубин, глюкоза крови, общий белок), обследование на тиреотропный гормон, тироксин и антитела к тиреопероксидазе;
    • информирование о повышении риска преждевременных родов и возможных осложнениях беременности женщин с ГГЦ;
    • назначение препаратов фолиевой кислоты, витаминов группы В, антиоксидантов (аскорбиновой кислоты, токоферола ацетата), йодная профилактика, витамина D3 — с учетом полученных результатов обследования;
    • коррекция питания, питьевого режима;
    • повторное обследование через 3 мес. после проводимой коррекции.
  1. Вторичная профилактика (в период беременности):
  • обследование в соответствии с приказом № 572 Минздрава России (А1);
  • дополнительное обследование в I триместре на гомоцистеин, 25-гидроксихолекальциферол, тироксин и антитела к тиреопероксидазе;
  • назначение вагинального прогестерона в капсулах, белково-энергетических пищевых добавок, препаратов фолиевой кислоты, витаминов группы В, препаратов йода;
  • в 36–37 недель — дополнительный ультразвуковой скрининг состояния фетоплацентарного комплекса для определения тактики родоразрешения.
  1. Профилактика послеродовых осложнений (период лактации):
  • обследование через 1 мес. после выписки из роддома в объеме: общий анализ крови, анализ на гомоцистеин, 25-гидроксихолекальциферол, биохимические показатели (АСТ, АЛТ, билирубин, глюкоза крови, общий белок), обследование на тиреотропный гормон, тироксин и антитела к тиреопероксидазе;
  • назначение препаратов фолиевой кислоты, витаминов группы В, антиоксидантов (аскорбиновой кислоты, токоферола ацетата), йодной профилактики, витамина D3 — с учетом полученных результатов обследования до окончания лактации.

Полученные результаты были обработаны с использованием стандартной программы Statistica версии 6.0 (рус.), как наиболее адаптированной для проведения медицинских исследований. Достоверность различий между показателями оценивалась при помощи вычисления стандартного t-критерия Стьюдента.

Результаты исследования

Распределение женщин в зависимости от наличия ГГЦ и медикаментозной профилактики осложненного течения беременности представлено в табл. 1.

 

Таблица 1 / Table 1

Распределение женщин на подгруппы в зависимости от наличия гипергомоцистеинемии (абс. число, % ± m)

The distribution of women into subgroups depending on the presence of hyperhomocysteinemia (abs. number, % ± m)

Гомоцистеинемия

Группы женщин

р1–2

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

Присутствует (n = 50)

21 42,8 ± 7,1

29 59,2 ± 7,1

 >0,05

Отсутствует (n = 48)

28 57,2 ± 7,1

20 40,8 ± 7,1

 >0,05

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data among pregnant women in the compared groups.

 

Отметим, что в 1-й подгруппе (получавшей догестационную подготовку) ГГЦ была выявлена у 21 (42,8 ± 7,1 %) пациентки, нормальные показатели гомоцистеина определялись у 28 (57,2 ± 7,1 %) женщин. Примерно такое же распределение беременных было во 2-й подгруппе, не получавшей догестационную подготовку — с ГГЦ 29 (59,2 ± 7,1 %) и без ГГЦ 20 (40,8 ± 7,1 %) женщин (р > 0,05). Укажем, что коррекция ГГЦ в первой подгруппе была начата до планируемой беременности и продолжалась в течение всего срока гестации и в послеродовом периоде. У женщин второй подгруппы ГГЦ выявлялась уже после установления факта беременности, и коррекция осуществлялась по мере прогрессирования гестации.

Распределив пациенток таким образом, мы проанализировали характер течения гестационного процесса в выделенных группах (табл. 2).

 

Таблица 2 / Table 2

Осложнения беременности у женщин в зависимости от проведения догестационой подготовки (абс. число, % ± m)

Complications of pregnancy in women depending on pre-test preparation (abs. number, % ± m)

Осложнение беременности

Шифр МКБ-Х

Группы беременных

р1–2

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

I триместр беременности

Анемия беременных

О99.0

11 22,4 ± 6,0

39 79,6 ± 5,8

 <0,001

Легкой степени

 

11 22,4 ± 6,0

39 79,6 ± 5,8

 <0,001

Кровотечения в ранние сроки беременности

О20.0

12

24,5 ± 6,2

45

91,8 ± 3,9

 <0,001

Рвота беременных легкая или умеренная

О21.0

27

55,1 ± 7,1

41

83,7 ± 5,3

 <0,01

Инфекции половых путей при беременности (кандидозный вульвовагинит)

О23.5

33

67,3 ± 6,7

39

79,6 ± 5,8

 >0,05

Нет осложнений

О80

16

32,7 ± 6,7

8

16,3 ± 5,3

 >0,05

III триместр беременности

Вызванные беременностью отеки

О12.0

8

16,3 ± 5,3

21

42,9 ± 7,1

 <0,05

Преэклампсия от легкой до умеренной

О14.0

11

22,4 ± 6,0

28

57,1 ± 7,1

 <0,01

Варикозное расширение вен во время беременности

О22.0

11

22,4 ± 6,0

7

14,2 ± 5,1

 >0,05

Геморрой во время беременности

О22.4

9

18,4 ± 5,6

13

26,5 ± 6,3

 >0,05

Инфекция почек при беременности

О23.0

5

10,2 ± 4,4

2

4,1 ± 2,6

 >0,05

Инфекция половых путей при беременности

(кандидозный вульвовагинит)

О23.5

28

57,1 ± 7,1

34

69,4 ± 6,7

 >0,05

Гидрамнион

О40

7

14,3 ± 5,1

19

38,7 ± 7,0

 <0,05

Признаки внутриутробной гипоксии плода, требующие предоставления медицинской помощи матери

O36.3

25

51,0 ± 7,2

39

79,6 ± 5,8

 <0,01

Недостаточный рост плода, требующий предоставления медицинской помощи матери

О36.5

25

51,0 ± 7,2

39

79,6 ± 5,8

 <0,01

Отслойка нормально или низкорасположенной плаценты

О45.8

3

6,1 ± 3,4

Преждевременные роды самопроизвольные (спонтанные)

О60.0

4

8,1 ± 4,0

Нет осложнений

О80

12

24,5 ± 6,2

2

4,1 ± 2,9

<0,05

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data in pregnant women in the compared groups.

 

Анализ течения беременности свидетельствует о том, что в первом триместре, когда идет формирование фетоплацентарного комплекса, в группе женщин, получавших догестационную подготовку, независимо от наличия ГГЦ, число осложнений беременности было достоверно ниже, чем во 2-й подгруппе — не готовящихся к беременности. Так, в 1-й подгруппе анемия легкой степени регистрировалась у 11 (22,4 ± 6,0 %) женщин, во 2-й подгруппе — у 39 (79,6 ± 5,8 %) (р < 0,001). Угроза прерывания беременности, которая сопровождалась ретрохориальной гематомой, диагностировалась у 12 (24,5 ± 6,2 %) женщин 1-й подгруппы и у 45 (91,8 ± 3,9 %) — 2-й (р < 0,001). Кроме того, в 1-й подгруппе было достоверно меньше случаев раннего токсикоза — рвота беременных была у 27 (55,1 ± 7,1 %) женщин по сравнению со 2-й подгруппой, в которой таких пациенток было 41 (83,7 ± 5,3 %) (р < 0,001).

Что касается дальнейшего развития беременности, то наибольшее число осложнений относилось к формированию недостаточности плацентарного комплекса. Так, в 1-й подгруппе у половины женщин (25 (51,0 ± 7,2 %)) во время третьего скрининга были выявлены признаки хронической плацентарной недостаточности, которые привели к задержке роста плода и требовали дополнительных лечебных мер. Во 2-й подгруппе таких пациенток было достоверно больше — 39 (79,6 ± 5,8 %) (р < 0,001). Отметим, что у 7 (14,3 ± 5,1 %) беременных в 1-й подгруппе и у 19 (38,7 ± 7,0 %) женщин во 2-й подгруппе было выявлено многоводие, преимущественно умеренное (р < 0,05). Без осложнений беременность протекала у 12 (24,5 ± 6,2 %) женщин 1-й подгруппы и только у 2 (4,1 ± 2,9 %) пациенток 2-й подгруппы (р < 0,05).

Далее мы оценили влияние проводимой терапии на состояние новорожденных в подгруппах. Отметим, что оперативными родами закончилась беременность у 6 (12,2 ± 4,7 %) женщин 1-й подгруппы и 28 (57,1 ± 7,1) — 2-й подгруппы (р < 0,001). Остальные пациентки рожали детей через естественные родовые пути. Показания к оперативному родоразрешению представлены в табл. 3.

 

Таблица 3 / Table 3

Показания к оперативному родоразрешению у женщин с опухолевыми процессами матки (абс. число, % ± m)

Indications for surgical delivery in women with tumor of the uterus (abs. number, % ± m)

Показания к оперативному родоразрешению

(МКБ-Х)

Группы беременных

р1–2

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

Опухоли органов малого таза, препятствующие рождению ребенка (О34.1)

2

4,1 ± 2,8

4

8,1 ± 4,0

>0,05

Неполноценный рубец на матке после оперативных вмешательств (О34.2)

1

2,0 ± 2,0

8

16,3 ± 5,3

<0,05

Резко выраженное варикозное расширение вен в области влагалища и вульвы (О22.1)

2

4,1 ± 2,8

Аномалии родовой деятельности, не поддающиеся консервативной терапии (беспорядочные схватки, гипотоническая дисфункция матки, нерегулярные схватки, слабые схватки) (О62.2)

1

2,0 ± 2,0

6

12,2 ± 4,7

<0,05

Признаки внутриутробной гипоксии плода, требующие предоставления медицинской помощи матери (О63.3)

1

2,0 ± 2,0

5

10,2 ± 4,4

>0,05

Отслойка нормально или низко расположенной плаценты (О45.8)

3

6,1 ± 3,4

Всего родоразрешено оперативным путем

6

12,2 ± 4,7

28

57,1 ± 7,1

<0,001

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data among pregnant women in the compared groups.

 

Что касается показаний к оперативным родам, то в 1-й подгруппе имели место такие состояния, как опухоли органов малого таза, препятствующие рождению ребенка (О34.1) — 2 (4,1 ± 2,8 %), неполноценный рубец на матке после оперативных вмешательств (О34.2) — 1 (2,0 ± 2,0 %), слабые схватки (О62.2) — 1 (2,0 ± 2,0 %), и только у одной пациентки имелись признаки внутриутробной гипоксии плода, требующие предоставления медицинской помощи матери (О63.3) — 2,0 ± 2,0 %. Во второй подгруппе ситуация сложилась несколько иной. Так, опухоли органов малого таза, препятствующие рождению ребенка (О34.1), диагностировались у 4 (8,1 ± 4,0 %) пациенток, неполноценный рубец на матке после оперативных вмешательств (О34.2) — у 8 (16,3 ± 5,3 %) женщин (р < 0,05); достоверно больше, чем в 1-й подгруппе, было число случаев аномалий родовой деятельности, не поддающихся медикаментозной коррекции (О62.2), — 6 (12,2 ± 4,7 %) (р < 0,05). У 5 (10,2 ± 4,4 %) женщин имелись признаки внутриутробной гипоксии плода, требующие предоставления медицинской помощи матери (О63.3). Кроме того, 3 (6,1 ± 3,4 %) женщины были прооперированы по поводу преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты (О45.8).

Далее нами были рассмотрены осложнения в естественных родах (табл. 4).

 

Таблица 4 / Table 4

Осложнения родов у женщин с опухолевыми процессами матки (абс. число, % ± m)

Complications of the birth of women with tumor of the uterus (abs. number, % ± m)

Осложнения родов и родоразрешения (МКБ-Х)

Группы беременных

р1–2

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

Затянувшийся первый период родов (О63)

3

6,1 ± 3,4

4

8,1 ± 3,9

>0,05

Роды, осложнившиеся изменениями частоты сердечных сокращений плода (О68.0)

4

8,2 ± 4,0

15

30,6 ± 6,7

<0,05

Роды, осложнившиеся выходом мекония в амниотическую жидкость (О68.1)

3

6,1 ± 3,4

8

16,3 ± 5,3

>0,05

Роды, осложнившиеся появлением других признаков стресса плода (О68.8)

1

2,0 ± 2,0

8

16,3 ± 5,3

<0,05

Разрыв промежности первой степени в процессе родоразрешения (О70.0)

18

36,7 ± 7,0

20

40,8 ± 7,1

>0,05

Другие кровотечения в раннем послеродовом периоде (О72.1) гипотоническое

1

2,0 ± 2,0

2

4,1 ± 2,9

>0,05

Инфекция хирургической акушерской раны (О86.0)

2

4,1 ± 2,9

Преждевременные роды самопроизвольные (спонтанные) О60.0

4

8,1 ± 4,0

Всего естественных родов

43

87,8 ± 4,7

21

42,8 ± 7,1

<0,001

Всего осложнений на одну женщину (M ± m)

0,61 ± 0,1

1,28 ± 0,2

<0,05

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data among pregnant women in the compared groups.

 

Отметим, что среднее число осложнений родов в 1-й подгруппе было достоверно ниже, чем во 2-й — 0,61 ± 0,1 на одну женщину в данной подгруппе против 1,28 ± 0,2 во 2-й подгруппе (р < 0,05).

Наибольшие различия были получены по таким параметрам, как роды, осложнившиеся нарушениями состояния плода и дистрессом — в общей сложности таких пациенток в 1-й подгруппе было 8 (16,3 ± 5,3 %), в то время как во 2-й подгруппе почти в 4 раза больше — 31 (62,3 ± 6,9 %) (р < 0,001). Отметим, что преждевременные роды регистрировались только во 2-й подгруппе женщин, не получавших догестационную подготовку — 4 (8,1 ± 4,0 %).

Остальные осложнения относились непосредственно к женскому здоровью, и частота их не имела достоверных различий в сравниваемых подгруппах. Наиболее значимыми среди осложнений были кровотечения в раннем послеродовом периоде, которые угрожали жизни женщины — в 1-й подгруппе такой случай был единичным (2,0 ± 2,0 %), во 2-й — гипотоническое кровотечение диагностировали у двух женщин (4,1 ± 2,9 %) (р > 0,05). Кроме того, во 2-й подгруппе у 2 (4,1 ± 2,9 %) женщин было инфицирование акушерской раны.

Что касается осложнений послеродового периода, то эти показатели отражены в табл. 5.

 

Таблица 5 / Table 5

Осложнения послеродового периода в сравниваемых группах (абс. число, % ± m) Complications of the postpartum period in the compared groups (abs. number, % ± m)

Послеродовое осложнение (МКБ-Х)

Группы беременных

р1–2

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

Расхождение швов промежности (О90.1)

3

6,1 ± 3,4

5

10,2 ± 4,4

>0,05

Гематома акушерской хирургической раны (О90.2)

1

2,0 ± 2,0

2

4,1 ± 2,9

>0,05

Послеродовый эндометрит (О85)

1

2,0 ± 2,0

3

6,1 ± 3,5

>0,05

Плацентарный полип (О90.8)

1

2,0 ± 2,0

3

6,1 ± 3,5

>0,05

Геморрой в послеродовом периоде (О87.2)

4

8,2 ± 3,9

2

4,1 ± 2,9

>0,05

Трещина соска, связанная с деторождением (О92.1)

8

16,3 ± 5,3

10

20,4 ± 5,8

>0,05

Не было осложнений

41

83,7 ± 5,3

27

55,1 ± 7,1

<0,01

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data among pregnant women in the compared groups.

 

Средняя масса новорожденных в подгруппах женщин с опухолевыми заболеваниями матки

The average weight of newborns in subgroups of women with tumor of the uterus

 

Отметим, что достоверных различий в осложнениях послеродового периода в выделенных подгруппах женщин не было, однако общее число осложнений в 1-й подгруппе было достоверно ниже, чем во 2-й. Так, без осложнений послеродовый период регистрировался у 41 (83,7 ± 5,3 %) пациентки 1-й подгруппы и только у половины — 27 (55,1 ± 7,1 %) — 2-й подгруппы (р < 0,01).

Далее нами были проанализированы показатели новорожденных, родившихся от женщин с опухолевыми заболеваниями матки, по приведенной выше схеме. Нами оценивались масса родившегося ребенка и клинические проявления гипоксии. Средняя масса новорожденных в подгруппах показана на рисунке.

Так, в 1-й подгруппе недоношенных детей не было. Средняя масса детей, родившихся в сроке 37–40 недель, составила 3010,6 ± 44,2 г, в сроке 41–42 недели — 3136,7 ± 46,8 г. Во 2-й подгруппе средняя масса детей была достоверно ниже: 2730,5 ± 53,8 г и 2970,4 ± 62,9 г соответственно (р < 0,05). Кроме того, средняя масса четырех недоношенных детей во 2-й подгруппе составила 2465,5 ± 24,3 г.

В табл. 6. отражены состояния детей при рождении.

 

Таблица 6 / Table 6

Оценка новорожденных по шкале Апгар (Сильверману) в баллах при рождении и через 5 мин после родов (М ± m)

Assessment of newborns by Apgar scale (Silverman) system at birth and in 5 minutes after birth (М ± m)

Сроки рождения

Группы беременных

р1–2

через 5 мин после рождения

1-я подгруппа (n = 49)

2-я подгруппа (n = 49)

При рождении

Через 5 мин

При рождении

Через 5 мин

34–36 недель (баллы по шкале Сильвермана)

1,2 ± 0,2

1,2 ± 0,2

37–40 недель (баллы по шкале Апгар)

7,3 ± 0,1

7,8 ± 0,2

6,1 ± 0,1

6,5 ± 0,1

<0,001

41–42 недель (баллы по шкале Апгар)

7,8 ± 0,1

8,0 ± 0,2

6,5 ± 0,2

7,0 ± 0,1

<0,01

Примечание. р1–2 — показатель достоверности различия данных у беременных в сравниваемых группах.

Note. р1–2 — an indicator of the reliability of differences in data among pregnant women in the compared groups.

 

Укажем, что в 1-й подгруппе недоношенных детей с синдромом дыхательных расстройств не было. Среди доношенных детей в 1-й подгруппе с тяжелой асфиксией детей не было, во 2-й подгруппе было 2 таких ребенка (4,1 ± 2,9 %), с показателями по шкале Апгар при рождении 3 и 4 балла. Через 5 мин соответственно 5 и 6 баллов. Асфиксия средней степени тяжести при рождении в 1-й подгруппе регистрировалась у одного ребенка (2,0 ± 2,0 %), во 2-й подгруппе — у 9 (18,4 ± 5,6 %) (р < 0,05). Остальные дети были рождены с результатами по Апгар выше 7 баллов. Отметим, что общее число балов по Апгар у детей в 1-й подгруппе было достоверно выше, чем во 2-й. И через 5 мин после рождения число детей, рожденных в срок 37–40 недель, в 1-й подгруппе составило 7,8 ± 0,2 балла, во 2-й подгруппе — 6,5 ± 0,1 балла (р < 0,001); среди родившихся в сроке 41–42 недели — 8,0 ± 0,2 балла и 6,5 ± 0,2 балла соответственно (р < 0,001).

Выводы

Таким образом, анализируя полученные результаты течения беременности и состояния новорожденных у женщин с доброкачественными опухолевыми заболеваниями матки, можно сделать вывод, что при проведении комплексной профилактики гестационных осложнений с догестационной коррекцией гормональных и биохимических показателей, несмотря на наличие ГГЦ, число осложнений, в том числе развитие недостаточности фето-плацентарного комплекса с клинически проявляющейся хронической гипоксией плодов, снижается в 1,5 раза.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

About the authors

Elmira F. Hamidullina

Ulyanovsk State University

Author for correspondence.
Email: khamidullina2012@mail.ru

Russian Federation, Ulyanovsk

Postgraduate student, Department of Postgraduate Education and Family Medicine

Liana Yu. Davidyan

Ulyanovsk State University

Email: a.bogdasarov@mail.ru

Russian Federation, Ulyanovsk

Doctor of Medical Sciences, Professor, Department of Postgraduate Education and Family Medicine

References

  1. Болдина Е.Б., Озолиня Л.А., Патрушев Л.И., Патрушева Н.Л. Генетически обусловленные дефекты гемостаза, предрасполагающие к тромбозам, их значимость в акушерстве и гинекологии / Материалы V Международной конференции молодых ученых «Современные вопросы акушерства, гинекологии и перинатологии»; Москва, 20 мая 2011 г. // Вестник Российского государственного медицинского университета. Специальный выпуск. – 2011. – № 2. – С. 4–9. [Boldina EB, Ozolinya LA, Patrushev LI, Patrusheva NL. Geneticheski obuslovlennyye defekty gemostaza, predraspolagayushchiye k trombozam, ikh znachimost’ v akusherstve i ginekologii. (Conference proceedings) Mezhdunarodnaya konferentsiya molodykh uchenykh “Sovremennyye voprosy akusherstva, ginekologii i perinatologii”; Moscow, 2011 May 20. Vestnik RGMU. Special issue. 2011;(2):4-9. (In Russ.)]
  2. Бутенко А.В. Гомоцистеин: влияние на биохимические процессы в организме человека // Молодой ученый. – 2016. – № 1. – С. 78–82. [Butenko AV. Gomotsistein: vliyaniye na biokhimicheskiye protsessy v organizme cheloveka. Molodoy uchenyy. 2016;(1):78-82. (In Russ.)]
  3. Озолиня Л.А. Распространенность мутаций в генах фактора V (G1691A, Leiden), протромбина (G20210A) и метилентетрагидрофолатредуктазы (C677T) среди беременных московской популяции и их связь с патогенезом // Тромбоз, гемостаз и реология. – 2001.– № 1. – С. 47–53. [Ozolinya LA. Rasprostranennost’ mutatsiy v genakh faktora V (G1691A, Leiden), protrombina (G20210A) i metilentetragidrofolatreduktazy (C677T) sredi beremennykh moskovskoy populyatsii i ikh svyaz’ s patogenezom. Tromboz, gemostaz i reologia. 2001;(2):47-53. (In Russ.)]
  4. Озолиня Л.А., Лапина И.А., Игнатченко О.Ю., и др. Гипергомоцистеинемия и репродуктивная функция // Вестник Российского государственного медицинского университета. – 2010. – № 4. – С. 46–49. [Ozolinya LA, Lapina IA, Ignatchenko OYu, et al. Gipergomotsisteinemiya i reproduktivnaya funktsiya. Vestnik RGMU. 2010;(4):46-49. (In Russ.)]
  5. Озолиня Л.А., Кашежева А.З. Прегравидарная подготовка женщин с гипергомоцистеинемией // Гинекология. – 2013. – Т. 15. – № 2. – С. 67–70. [Ozolinya LA, Kashezheva AZ. Pregravidal preparation for women with hyperhomocysteinemia. Gynecology. 2013;15(2):67-70. (In Russ.)]
  6. Тютюнник В.Л., Кан Н.Е., Мантрова Д.А., и др. Роль полиморфизма гена метилентетрагидрофолатредуктазы (MTHFR) в формировании задержки роста плода // Акушерство и гинекология. – 2018.– № 12. – С. 23–28. [Tyutyunnik VL, Kan NE, Mantrova DA, et al. The role of methylentetrahydrofolate reductase (MTHFR) gene polymorphism in intrauterine growth restriction development. Akush Ginekol (Mosk). 2018;(12):23-28. (In Russ.)]. https://doi.org/10.18565/aig.2018.12.23-28.
  7. Biesalski HK, Tinz J. Multivitamin/mineral supplements: rationale and safety – a systematic review. Nutrition. 2017;33:76-82. https://doi.org/10.1016/j.nut.2016. 02.013.
  8. Hodgetts VA, Morris RK, Francis A, et al. Effectiveness of folic acid supplementation in pregnancy on reducing the risk of small-for-gestational age neonates: a population study, systematic review and meta-analysis. BJOG. 2015;122(4):478-490. https://doi.org/10.1111/1471-0528.13202.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
The average weight of newborns in subgroups of women with tumor of the uterus

Download (76KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 56

PDF (Russian) - 11

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Hamidullina E.F., Davidyan L.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies