Risk factors AND Ecology of uRiNARY iNOoNTINENOE

Abstract


Urinary incontinence is an unsolved problem in urology. Awareness of the predisposing risk factors and the etiology of urinary incontinence contributes to its prevention, to facilitate timely diagnosis and the choice of the correct tactics for the correction of urinary disorders. The main causes of incontinence may be dysfunction of the detrusor, its hyperactivity, hyperreflexia, low elasticity, disruption of the sphincter apparatus, paradoxical ishuria, and extraurethral incontinence. In the treatment of incontinence, it was originally recommended to use conservative therapy; in the absence of effect, one can think of surgical methods of treatment depending on the degree of the disorder. This review considers literature data on the identification of risk factors and etiology in the development of urinary incontinence.

Full Text

Введение Недержание мочи (НМ), или инконтиненция, представляет собой любое непроизвольное выделение мочи из наружного отверстия мочеиспускательного канала вне зависимости от причины, приведшей к нему [8, 33, 40]. Оно возникает в том случае, когда давление мочевого пузыря превышает давление в мочеиспускательном канале [17, 36, 61]. По своим характеристикам НМ может быть истинным и ложным, что соответственно представлено подгруппами. Для ложного типа НМ характерно непроизвольное мочеиспускание без предшествующих позывов. Причиной его образования могут быть врожденные анатомические дефекты, пороки развития мочеиспускательного тракта или мышечного аппарата, а также приобретенные дефекты, связанные с получением бытовой травмы или ятрогении с последующим выделением мочи из образованных мочевых свищей, открывающихся на кожу, во влагалище или в прямую кишку [31]. Истинное недержание мочи хорошо проанализировано Международным обществом по удержанию мочи ICS, им же были выделены следующие виды недержания: 1. Стрессовое недержание, или недержание при напряжении - непроизвольное выделение мочи при внезапном повышении внутрибрюшного давления и недостаточности сфинктерного аппарата уретры. Оно возникает при кашле, чихании, физических нагрузках и т. д. [29]. 2. Императивное НМ проявляется неконтролируемым выделением мочи при возникновении внезапного, нестерпимого позыва к мочеиспусканию, вызванного непроизвольным сокращением детрузора. Такое проявление в большинстве своем характерно для гиперактивного мочевого пузыря [29]. 3. Энурез представляет собой любую непроизвольную потерю мочи; ночной энурез характеризуется преимущественно недержанием, возникающим во время сна [13]. 4. Постоянное недержание мочи или постоянное подтекание мочи обусловлено аномалией развития сфинктерного аппарата, эктопией или фистулой мочевого пузыря [13]. 5. Смешанное, оно же комбинированное, НМ сопровождается симптомами стрессового и ургентного недержания [22, 31]. Встречаются и иные типы нарушения удержания мочи: обыкновенное ситуационное недержание, вызванное различными обстоятельствами (например, смехом, коитусом и т. д.); ишурия парадокса, представляющая собой недержание мочи при переполнении мочевого пузыря [29]; «дриблинг», иначе говоря, подкапывание мочи, возникающее после завершения акта мочеиспускания. Имеются предположения, что у мужчин дриблинг обусловлен задержкой мочи в уретре, а у женщин - скоплением мочи во влагалище или дивертикуле уретры [13]. Актуальность По мнению О.Б. Лорана, недержание мочи представляет собой нерешенную проблему, которая становится все более актуальной, имеющую огромное медицинское, социальное и психологическое значение [15]. До недавнего времени оно относилось к числу заболеваний, которым уделяли недостаточное внимание, вероятно, по причине отсутствия обобщенных данных о распространенности НМ среди женского населения. Ко всему прочему бытует мнение, что симптом НМ - нормальное явление при старении организма [1]. Частота возникновения недержания мочи неустанно повышается, опережая такие заболевания, как сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца и язвенная болезнь желудка [41, 43]. В России распространенность НМ у женщин репродуктивного возраста составляет около 24-30 %, представляя собой актуальную проблему медицинского и социально-экономического характера [2, 5, 9, 14, 16, 25, 26]. Распространенность его в США составляет около 37 %, в странах Европы и Азии - 26 и 20 % соответственно [37]. Если рассматривать возрастной критерий, то распространенность симптомов НМ у женщин 25-34-летнего возраста составляет около 9 %, увеличиваясь до 36 % после 55 лет [5]. Цель - детализировать факторы риска и причины возникновения недержания мочи. Классификация недержания мочи Существует множество видов недержания мочи. Наиболее часто встречается стрессовый тип НМ, возникающий в момент напряжения и составляющий около 50-78 % от общего числа случаев недержания мочи [3, 36]. Он обусловлен преобладанием внутрипузырного давления над уретральным. Это распространенная проблема у женщин, имеющих гипермобильность уретры и несостоятельность ее сфинктера [17, 42, 57, 61]. Гиперактивный мочевой пузырь характеризуется ургентным мочеиспусканием, возникающим после императивного позыва. Обычно оно ассоциировано с увеличением частоты как дневного, так и ночного мочеиспускания [11, 21, 45]. Страдают преимущественно женщины трудоспособного возраста [18, 59]. Распространенность ургентного недержания мочи колеблется в пределах 8-35 % [27, 49], при этом за специализированной медицинской помощью обращаются порядка 4-6 % пациентов [20, 25]. CLINICAL MEDICINE КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА Комбинирование стрессового и ургентного типов мочевой инконтиненции относят к смешанной форме недержания мочи, которая наблюдается в 34,4 % случаев [10, 20, 58]. Классификация общества по удержанию мочи (ICS 1997) Данная классификация основывается на этиологическом факторе инконтиненции. Причины определяются клинически. 1. Нарушение функции детрузора, приводящее к недержанию мочи: а) гиперактивность детрузора, которая подразделяется на нестабильность детрузора (термин используется при непроизвольных сокращениях детрузора, не связанных с неврологическим заболеванием) и гиперрефлексию детрузора (в том случае, если непроизвольные сокращения вторичны, связаны с инсультом, паркинсонизмом, травмой спинного мозга и другими неврологическими заболеваниями); б) низкая эластичность стенки мочевого пузыря, характеризующаяся низким показателем соотношения объем мочевого пузыря / давление во время наполнения. 2. Нарушения работы сфинктерного аппарата, к которым относят гипермобильность уретры и функциональные нарушения уретрального сфинктера: а) принято считать, что основная причина гипермобильности уретры заключается в нарушении функции мышц тазового дна. В момент повышения абдоминального давления происходит перераспределение давления тазового дна на шейку мочевого пузыря и проксимальную уретру. Если раскрывается уретра, возникает стрессовое недержание мочи. В то же время гипермобильность уретры встречается у женщин и без признаков недержания мочи; б) недостаточность уретрального сфинктера, причинами которой могут быть ятрогенная травма во время хирургической или лучевой терапии, повреждение сакрального отдела позвоночника и т. д. 3. Парадоксальная ишурия (недержание мочи от переполнения мочевого пузыря), причинами которой могут быть препятствие току мочи в области шейки мочевого пузыря или по ходу мочеиспускательного канала, а также неврологические заболевания. 4. Экстрауретральная инконтиненция, характеризующаяся выделением мочи выше интактного сфинктера мочевого пузыря. В 1988 г. J.G. Blaivas и VcGuire предложили классификацию недержания мочи, включающую четыре типа анатомического расположения мочевого пузыря в состоянии покоя и в момент повышения внутрибрюшного давления (ВБД) [20, 22]. Авторы выделяют тип 0, при котором в покое дно мочевого пузыря расположено выше лонного сочленения (рис. 1, а), а при повышении ВБД в положении стоя происходит незначительный поворот и дислокация уретры, а также дна мочевого пузыря (рис. 1, b). В том случае, если дно мочевого пузыря в покое выше лонного сочленения (рис. 2, а), ■■ а b рис. 1. Недержание мочи при напряжении. Тип 0 (по Д.Ю. Пушкарь и др., 2002) Fig. 1. Urinary incontinence under stress. Type 0 (by D.Yu. Pushkar et al., 2002) а b рис. 2. Недержание мочи при напряжении. Тип I (по Д.Ю. Пушкарь и др., 2002) Fig. 2. Urinary incontinence under stress. Type I (by D.Yu. Pushkar et al., 2002) ■■ a b Рис. 3. Недержание мочи при напряжении. Тип IIa (по Д.Ю. Пушкарь и др., 2002) a Рис. 4. Недержание мочи при напряжении. Тип IIb (по Д.Ю. Пушкарь и др., 2002) Fig. 4. Urinary incontinence under stress. Type IIb ■ (by D.Yu. Pushkar et al., 2002) Fig. 3. Urinary incontinence under stress. Type IIa (by D.Yu. Pushkar et al., 2002) рис. 5. Недержание мочи при напряжении. Тип III (по Д.Ю. Пушкарь и др., 2002) Fig. 5. Urinary incontinence under stress. Type III (by D.Yu. Pushkar et al., 2002) а при повышении ВБД происходит его опущение приблизительно на 1 см (рис. 2, b), говорят уже о типе I. Тип II, когда в покое дно мочевого пузыря на уровне верхнего края (а) или ниже лонного (а) сочленения, а при повышении ВБД происходит значительное опущение мочевого пузыря и уретры ниже лонного сочленения (b), что сопровождается выраженным самопроизвольным выделением мочи. Возможно выявление цистоуретеро- или цистоцеле (рис. 3, 4). Говоря о типе III, необходимо просто знать, что дно мочевого пузыря незначительно ниже верхнего края лонного сочленения [3, 4, 12] (рис. 5). Для оценки выраженности стрессового недержания мочи применяют классификацию, разработанную в 1975 г. T.A. Stamey [27]: • легкая степень - потеря мочи при кашле, чихании, тяжелой работе и физической нагрузке; • средняя степень - потеря мочи при ходьбе, беге, резком вставании; • тяжелая степень - потеря мочи в покое, без напряжения. Факторы риска развития недержания мочи Выделяют предрасполагающие, провоцирующие, а также акушерские и гинекологические факторы риска. К предрасполагающим факторам относятся белая раса, наследственность, анатомические нарушения мочевыделительных органов, неврологические нарушения [49, 50]. К провоцирующим факторам относят возраст, наличие сопутствующих заболеваний, ожирение, мочевую инфекцию, климактерический период [55]. Акушерские и гинекологические факторы - это беременность, родоразрешение, операции на органах малого таза и пролапс тазовых органов [55]. Для женщин факторами риска могут быть беременность и родоразрешение через естественные родовые пути, при которой распространенность развития СНМ составляет в среднем 41 % и зависит от срока беременности [1]. Также факторами риска являются сахарный диабет, прием пероральных эстрогенов и ожирение. Распространенность ургентного и стрессового НМ растет пропорционально увеличению индекса массы тела [53]. По данным литературы, дисплазия соединительной ткани и сила сокращения сфинктера уретры могут зависеть от эстрогенной насыщенности [53] и операций на органах малого таза [20]. clinical medicine КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА ■■ ■■ Также фактором риска развития СНМ может быть нарушение функции слизистой уретры, особенно у пожилых женщин ввиду снижения уровня эстрогенов. НМ может возникнуть вследствие переполнения и перерас-тяжения мочевого пузыря (хроническая задержка мочи) [19]. У мужчин факторами риска являются: возраст, наличие симптомов нижних мочевых путей (СНМП), инфекционные заболевания нижних мочеполовых путей, функциональные и когнитивные нарушения, нефрологические расстройства, перенесенная простатэктомия и дисплазия соединительной ткани [30, 44]. В.Н. Крупинин, А.Н. Белова и S.A. Kaplan et al. в своих работах посчитали необходимым отметить ряд факторов, которые, не являясь непосредственной причиной НМ, способствуют его развитию. К их числу можно отнести нарушение когнитивных, то есть высших психических функций, физическую обездвиженность, застойные явления в кишечнике, сердечную или венозную недостаточность, несахарный диабет, то есть состояния, при которых происходит задержка воды в организме [13, 32]. Однако K.S. Coyne, F.C. Diokno, L. Alling Moller, J. Byles et. al. описали два крупных сре-зовых популяционных исследования и два продольных исследования, показывающие, что запоры представляют собой фактор риска развития нарушенного мочеиспускания [6, 7]. Этиология развития недержания мочи Среди основных причин в развитии недержания мочи - патология детрузора или сфинктерного аппарата, снижение или утрата тонуса мышц тазового дна и структурных компонентов области промежности, ятрогенные повреждения, наличие дефектов в структуре органа либо пороков развития и т. д. [13]. Снижение или утрата тонуса мышц тазового дна и структурных компонентов области промежности, содержащих мышечный компонент, привели к формированию определенных проблем в области урологии и урогинеколо-гии, которые значительно снижают уровень здоровья населения широкого возрастного диапазона: от детей до взрослых мужчин и женщин. Мышцы промежности представлены свободно сокращающимися скелетными мышцами, следовательно, их необходимо обучать, как и другие поперечнополосатые мышцы. Однако не все люди способны сокращать их, что может быть подтверждено во время осмотра пациента, когда на просьбу сократить мышцы промежности он сокращает мышцы передней брюшной стенки, то есть антагонисты мышц промежности. К тому же мало кто задумывается о произвольном сокращении промежностных мышц во время повышения брюшного давления, будь то кашель или смех. НМ может развиться в результате неврологического нарушения, такого как травма головного и спинного мозга, инсульт, инфаркт мозга, рассеянный склероз, нарушения периферической нервной системы, болезни Паркинсона и полиомиелит [7]. Вероятно, это связано с утратой возможности произвольного контроля над функцией мочеиспускания [13]. Недержание мочи может развиться или усилиться на фоне симптоматической инфекции мочевых путей [34]. Ятрогенное недержание мочи может быть результатом осложнения хирургического лечения, особенно часто - в ходе выполнения гинекологических операций. Наиболее сильно ятрогенному повреждению подвержен мочеточник. Встречаются перекрут с наложением шва, ишемия, вызванная деваскуляризацией, неполное или полное пересечение, размозжение зажимом или термическая травма, также может быть поврежден мочевой пузырь. Все это приводит к образованию уретеро-влага-лищных, влагалищно-пузырных и пузырноматочных свищей [54]. Рак предстательной железы - одно из наиболее распространенных онкологических заболеваний у мужчин [51]. Как следствие, значительное влияние на качество жизни таких пациентов оказывают осложнения, возникшие после радикальной простатэктомии, проявляющиеся в виде НМ. В литературе описаны данные, подтверждающие наследственную предрасположенность к возникновению НМ, а также этнические и расовые различия в частоте развития НМ и пролапса органов малого таза. Изложены результаты, полученные при исследовании близнецов, описывающие генетическую предрасположенность к развитию недержания мочи, преимущественного стрессового типа [35]. На сегодняшний день существует множество опросников, позволяющих оценить симптомы и качество жизни, связанные со здоровьем пациента (ICIQ, ICIQ-MLUTS, ICIQFLUTS и т. д.); Помимо этого, существуют шкалы достижения цели (SAGA), скрининговые инструменты (B-SAQ, OAB-SS и т. д.), опросники, позволяющие выявить обеспокоенность пациента симптомами (PPBC, UDI или UDI-6 и т. д.); разработаны специальные дневники мочеиспускания и PAD тесты [52]. В качестве инструментальных методов используют комплексное уродинамическое исследование (КУДИ), включающее общий анализ мочи, цистографию, цистометрию, урофлоуметрию, профилометрию, исследование объема остаточной мочи, давление-поток; УЗИ мочевого пузыря и стресс-тест мочевого пузыря [38, 39, 46, 47, 56, 60, 62, 63]. При выполнении КУДИ предпочтение в выборе лечения отдается консервативным методам. Однако отсутствуют данные, показывающие, что такое влияние на тактику изменяет результаты лечения [46]. Существует множество методов консервативного и хирургического лечения. В качестве консервативного можно использовать поведенческую терапию, тренировку мышц тазового дна по методике Кегеля без или с использованием системы биологической обратной связи, электростимуляцию мышц тазового дна, а также применение медикаментозных препаратов [1, 7, 31]. Известно более 200 хирургических методов исследования, многие из которых рассчитаны на сужение просвета уретры, либо на транспозицию мочевого пузыря и т. д. Однако до сих пор не найдено единого решения по выбору методики лечения пациентов в зависимости от причины и степени повреждения [6, 7, 22-24]. Выводы Факторы риска показывают, при каких условиях организм наиболее уязвим. Осведомленность о факторах риска может быть полезна для предотвращения развития инконтиненции. Этиология недержания мочи может заключаться в патологии детрузора, слабости мышц тазового дна, ятрогенном повреждении и т. д. С целью обеспечения диагностики недержания мочи следует использовать разработанные урологические опросники, анкеты и КУДИ, позволяющие индивидуально подходить к болезни пациента. Конфликт интересов отсутствует.

About the authors

A. R Amirov

Kazan State Medical Academy - Branch of the Federal State Medical Academy Budget Educational Institution of Additional Professional “Russian Medical Academy of Continuing Professional Education”, Ministry of Health of the Russian Federation

Email: anvar.xl@gmail.com
Kazan, Russia
Post-Graduate Student of the Department of Urology and Nephrology

O. A Lobkarev

Kazan State Medical Academy - Branch of the Federal State Medical Academy Budget Educational Institution of Additional Professional “Russian Medical Academy of Continuing Professional Education”, Ministry of Health of the Russian Federation

Email: Opp-box@yandex.ru
Kazan, Russia
Doctor of Medical Sciences, Professor, Department of Urology and Nephrology

R. A Bodrova

Kazan State Medical Academy - Branch of the Federal State Medical Academy Budget Educational Institution of Additional Professional “Russian Medical Academy of Continuing Professional Education”, Ministry of Health of the Russian Federation

Email: bodrov7@yandex.ru
Kazan, Russia
Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of the Department of Rehabilitation and Sports, Chief Freelance Specialist in Medical Rehabilitation of the Ministry of Health of the Republic of Tatarstan.

References

  1. Аль-Шукри С.Х., Ананий И.А., Амдий Р.Э., Кузьмин И.В. Электростимуляция мышц тазового дна в лечении больных с недержанием мочи после радикальной простатэктомии // Урологические ведомости. - 2016. - Т. 6. - № 4. - С. 10-13
  2. Аль-Шукри С.Х., Невирович Е.С., Кузьмин И.В., и др. Анализ осложнений радикальной простатэктомии // Нефрология. - 2014. - Т. 18. - № 2. - С. 85-88
  3. Абдеева Д.М., Балан В.Е., Трофимов Д.Ю., Донников А.Е. Анализ факторов риска развития стрессового недержания мочи у женщин // Акушерство, гинекология и репродукция. - 2012. - Т. 6. - № 2. -С. 41-47
  4. Антонов А.Г. Коррекция стрессового недержания мочи у женщин трансобтураторным слингом TVT-O // Дальневосточный медицинский журнал. -2012. - № 4. - С. 44-47
  5. Аполихина И.А. Клиническая эпидемиология, дифференциальная диагностика и консервативное лечение недержания мочи у женщин: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. - М., 2006
  6. Беженарь В.Ф., Богатырев Е.В., Цыпурдеева А.А., и др. Осложнения при коррекции тазового пролапса с использованием проленовой системы PROLIFT: пути профилактики и качество жизни // Акушерство и гинекология. - 2012. - № 4-2. -С. 116-121
  7. Ермакова Е.И., Кубицкая Ю.В., Балан В.Е., Аполихина И.А. Биологическая обратная связь в лечении недержания мочи у женщин // Акушерство и гинекология. - 2013. - № 12. - С. 92-95
  8. Гаджиева З.К. Нарушения мочеиспускания / Под ред. Ю.Г. Аляева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. - 176 с
  9. Данилов В.В., Лучинский С.А., Данилова Т.И., Данилов В.В. Женские сексуальные дисфункции и расстройства мочеиспускания // Гинекология. - 2013. -Т. 15. - № 3. - С. 58-61
  10. Ермакова Е.И., Балан В.Е., Краснопольская И.В. Оптимизация тактики ведения пациенток со смешанным недержанием мочи // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2014. - Т. 14. - № 2. -С. 67-70
  11. Борисов В.В., Акарачкова Е.С., Шварков С.Б., и др. Значение дисфункции вегетативной нервной системы при идиопатическом гиперактивном мочевом пузыре у женщин // Урология. - 2012. - № 1. -С. 33-37
  12. Касян Г.Р., Куприянов Ю.А. Функциональные аспекты различных форм недержания мочи у женщин // Медицинский совет. - 2014. - № 19. - С. 56-61
  13. Крупин В.Н., Белова А.Н. Нейроурология: руководство для врачей. - М.: Антидор, 2005. - 464 с
  14. Аутлева Ф.Р., Новикова В.А., Зацепин А.В., и др. Лечение уровагинальных расстройств у женщин репродуктивного возраста с низким овариальным резервом // Кубанский научный медицинский вестник. - 2012. - Т. 131. - № 2. - С. 12-15
  15. Лоран О.Б. Эпидемиология, этиология, патогенез, диагностика недержани мочи / Пленум правления Российского общества урологов; Ярославль, 21-24 мая 2001 г. - М., 2001. - С. 21-41
  16. Макрушина Н.В., Фастыковская Е.Д. Ультразвуковая диагностика недостаточности мышц тазового дна у женщин // Сибирский медицинский журнал (г. Томск). - 2012. - Т. 12. - № 3. - С. 91-96
  17. Безменко А.А., Шмидт А.А., Коваль А.А., и др. Морфологическое обоснование применения ER: YAG-лазера для лечения недержания мочи при напряжении у женщин // Журнал акушерства и женских болезней. - 2014. - Т. 63 - № 3. - С. 21-25
  18. Тупикина Н.В., Касян Г.Р., Гвоздев М.Ю., и др. Недержание мочи при напряжении после хирургического лечения пролапса тазовых органов // Экспериментальная и клиническая урология. - 2014. - № 2. -С. 82-87
  19. Неймарк А.И., Раздорская М.В. Актуальные проблемы урогинекологии. Недержание мочи у женщин (лекция) // Акушерство, гинекология и репродукция. - 2011. - Т. 5 - № 4. - С. 27-36
  20. Неймарк А.И., Раздорская М.В. Диагностика и лечение у женщин со смешанными формами недержания мочи // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2012. - Т. 12. - № 3. - С. 61-66
  21. Неймарк А.И., Раздорская М.В., Кондратьева Ю.С. Императивное недержание мочи у женщин с гиперактивным мочевым пузырем // Журнал акушерства и женских болезней. - 2012. - Т. 61. - № 2. - С. 38-45
  22. Неймарк А.И., Раздорская М.В. Недержание мочи у женщин. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2013. - 127 с
  23. Нечипоренко А.Н., Бут-Гусаим Л.С. Беременность и роды как факторы риска развития недержания мочи при напряжении // Здравоохранение (Минск). - 2011. - № 1. - С. 40-45
  24. Нечипоренко А.Н. Повторные операции после хирургической коррекции генитального пролапса и стрессового недержания мочи синтетическими сетчатыми протезами // Хирургия Восточная Европа. - 2014. - № 1. - С. 114-120
  25. Нестеров А.С., Потатуркина-Нестерова Н.И., Немова И.С., и др. Особенности клинических проявлений хронических специфических урогенитальных инфекций у женщин с метаболическим синдромом // Современные проблемы науки и образования. - 2012. -№ 3. - С. 19
  26. Ромих В.В. Недержание мочи и СНМПубольных после лечения рака предстательной железы // Экспериментальная и клиническая урология. - 2011. -№ 2-3. - С. 85-87
  27. Серегин А.В., Довлатов З.А. Симультанные операции у женщин, страдающих стрессовым недержанием мочи // Проблемы женского здоровья. -2010. - Т. 5. - № 3. - С. 73-78
  28. Тетерина Т.А., Махмеджанова Ф.Н., Аполихина И.А., Глыбочко П.В. Современный взгляд на диагностику и лечение рефрактерного гиперактивного мочевого пузыря с позиций доказательной медицины // Акушерство и гинекология. - 2013. - № 1. - С. 19-26
  29. Тюзиков И.А., Калинченко С.Ю., Ворслов Л.О., Тишова Ю.А. Место андрогенного дефицита в клиническом портрете современного урологического пациента // Андрология и генитальная хирургия. - 2013. - Т. 14. - № 3. - С. 48-57
  30. Сухих Г.Т., Данилов А.Ю., Боташева Д.А. Некоторые аспекты развития пролапса гениталий // Российский вестник акушера-гинеколога. - 2011. -Т. 11. - № 5. - С. 33-37
  31. Урология. Российские клинические рекомендации / Под ред. Ю.Г. Аляева, П.В. Глыбочко, Д.Ю. Пушкаря. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. - 480 с
  32. Abrams P, Cardozo L, Fall M, et al. The standardisation of terminology of lower urinary tract function: report from the Standardisation Sub-committee of the International Continence Society. Neurourol Urodyn. 2002;21(2):167-178
  33. Abrams P, Cardozo L, Fall M, et al. The standardisation of terminology of lower urinary tract function: report from the Standardisation Sub-committee of the International Continence Society. Neurourol Urodyn. 2002;21(2):167-178
  34. Alling Moller L, Lose G, Jorgensen T. Risk factors for lower urinary tract symptoms in women 40 to 60 years of age. Obstet Gynecol. 2000;96(3):446-451
  35. Altman D, Forsman M, Falconer C, Lichtenstein P. Genetic influence on stress urinary incontinence and pelvic organ prolapse. Eur Urol. 2008;54(4):918-922
  36. Ashok K, Wang A. Recurrent urinary stress incontinence: an overview. J Obstet Gynaecol Res. 2010;36(3):467-473
  37. Adaji SE, Shittu OS, Bature SB, et al. Bothersome lower urinary symptoms during pregnancy: a preliminary study using the International Consultation on Incontinence Questionnaire. Afr Health Sci. 2011;11 Suppl 1:S46-52
  38. Broekhuis SR, Kluivers KB, Hendriks JC, et al. Reproducibility of same session repeated cystometry and pressure-flow studies in women with symptoms of urinary incontinence. Neurourol Urodyn. 2010;29(3):428-431
  39. Brostrom S, Jennum P, Lose G. Short-term reproducibility of cystometry and pressure-flow micturition studies in healthy women. Neurourol Urodyn. 2002;21(5):457-460
  40. Bulmer P, Abrams P. The overactive bladder. Rev Contemp Pharmacother. 2000;11:1-11.
  41. Bump RC. Discussion: Epidemiology of urinary incontinence. Urology. 1997;50(6A):15-16.
  42. Kim SO, Kim YJ, Yoo DH, et al. Clinical factors associated with low valsalva leak point pressure among women with stress urinary incontinence. Int Neurourol J. 2011 ;15(4):211-215.
  43. Wang YJ, Li FP, Wang Q, et al. Comparison of three mid-urethral tension-free tapes (TVT, TVT-O, and TVT-Secur) in the treatment of female stress urinary incontinence: 1-year follow-up. Int Urogyne-col J. 2011;22(11 ):1369-1374
  44. Coyne KS, Sexton CC, Bell JA, et al. The prevalence of lower urinary tract symptoms (LUTS) and overactive bladder (OAB) by racial/ethnic group and age: results from OAB-POLL. Neurourol Urodyn. 2013;32(3):230-237
  45. Diokno AC, Brock BM, Herzog AR, Bromberg J. Medical correlates of urinary incontinence in the elderly. Urology 1990;36(2):129-138
  46. Dokmeci F, Seval M, Gok H. Comparison of ambulatory versus conventional urodynamics in females with urinary incontinence. Neurourol Urodyn. 2010;29(4):518-521
  47. Dorflinger A, Gorton E, Stanton S, Dreher E. Urethral pressure profile: is it affected by position? Neurourol Urodyn. 2002;21 (6):553-557
  48. Wang Q, Yang X, Ren M, et al. Effect of chitosan/type I collagen/gelatin composites in biocompatibility and nerve repair. Neural Regen Res. 2012;7(15):1179-1184
  49. Graham CA, Mallett VT. Race as a predictor of urinary incontinence and pelvic organ prolapse. Am J Obstet Gynecol. 2001;185(1):116-120
  50. Hannestad YS, Lie RT, Rortveight G, Hanskaar S. Female urinary incontinence - running in the family? Neurol Urodyn. 2003;22:449
  51. Hilton P Urogenital fistula in the UK: a personal case series managed over 25 years. BJU Int. 2012;110(1):102-110
  52. Welk B, Schneider MP, Thavaseelan J, et al. Early urological care of patients with spinal cord injury. World J Urol. 2018;36(10): 1537-1544
  53. Hunskaar S. A systematic review of overweight and obesity as risk factors and targets for clinical intervention for urinary incontinence in women. Neurourol Urodyn. 2008;27(8):749-757
  54. Kaplan SA, Dmochowski R, Cash BD, et al. Systematic review of the relationship between bladder and bowel function: implications for patient management. Int J Clin Pract. 2013;67(3):205-216
  55. Moller LA, Lose G, Jorgensen T. The prevalence and bothersomeness of lower urinary tract symptoms in women 40-60 years of age. Acta Obstet Gynecol Scand. 2000;79(4):298-305.
  56. Moore EE, Jackson SL, Boyko EJ, et al. Urinary incontinence and urinary tract infection: temporal relationships in postmenopausal women. Obstet Gynecol. 2008;111(2 Pt 1):317-323.
  57. Patterson D, Geisler BP, Morse A. Determining health-related quality of life and health state utility values of urinary incontinence in women. Female Pelvic Med Reconstr Surg. 2011;17(6):305-307
  58. Lee JK, Dwyer PL, Rosamilia A, et al. Persistence of urgency and urge urinary incontinence in women with mixed urinary symptoms after midurethral slings: a multivariate analysis. BJOG. 2011;118(7):798-805
  59. Reddy J, Paraiso MF. Primary stress urinary incontinence: what to do and why. Rev Obstet Gynecol. 2010;3(4):150-155.
  60. Schick E, Dupont C, Bertrand PE, et al. Predictive value of maximum urethral closure pressure, urethral hypermobility and urethral incompetence in the diagnosis of clinically significant female genuine stress incontinence. J Urol. 2004;171(5):1871-1875. https:// doi.org/10.1097/01.ju.0000120224.67012.39.
  61. Magon N, Kalra B, Malik S, Chauhan M. Stress urinary incontinence: What, when, why, and then what? J Midlife Health. 2011;2(2):57-64.
  62. Wang AC, Chen MC. A comparison of urethral pressure profilometry using microtip and double-lumen perfusion catheters in women with genuine stress incontinence. BJOG. 2002;109(3):322-326
  63. Zehnder P, Roth B, Burkhard FC, Kessler TM. Air charged and microtip catheters cannot be used interchangeably for urethral pressure measurement: a prospective, single-blind, randomized trial. J Urol. 2008;180(3):1013-1017

Statistics

Views

Abstract - 37

PDF (Russian) - 11

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Amirov A.R., Lobkarev O.A., Bodrova R.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies