Uchastie prokurora v razreshenii voprosa o prekrashchenii ugolovnogo dela sudom apellyatsionnoy instantsii

Cover Page

Abstract


В статье анализируется правовое положение прокурора в разрешении вопроса о прекращении уголовногодела судом апелляционной инстанции по нереабилитирующим и реабилитирующим и основаниям, в том числе в связис отказом прокурора от обвинения.

Full Text

Введение с 1 января 2013 г. апелляционного порядка пересмотра приговоров иных судебных решений по уголовным делам, не вступивших в законную силу, поставило ряд вопросов, не разрешенных и до настоящего времени. В их числе и вопросы, связанные с возможностью прекращения уголовного дела судом апелляционной инстанции. Как известно, законодатель в качестве одного из решений суда апелляционной инстанции в п. 8 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ предусмотрел отмену приговора, определения, постановления и прекращение уголовного дела. Вместе с тем в ст. 389.21 УПК РФ определено, в каких случаях и по каким основаниям суд апелляционной инстанции прекращает уголовное дело (все основания, предусмотренные ст. 24, 25, 27 и 28 УПК РФ), т.е. данная норма (п. 8 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ) может, по нашему мнению, толковаться в совокупности с другими нормами УПК РФ. Как известно, суд апелляционной инстанции прекращает уголовное дело как по нереабилитирующим, так и по реабилитирующим основаниям. К нереабилитирующим относится прекращение уголовного дела в случаях, если будут установлены обстоятельства, указанные в п. 3 - 6 ч. 1, в ч. 2 ст. 24 и п. 3 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ; в случаях, предусмотренных ст. 25 и 28 УПК РФ; и, наконец, в соответствии с Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ в случаях, предусмотренных ст. 25.1 УПК РФ, с учетом требований, установленных ст. 446.3 УПК РФ. Вместе с тем, в отличие от прекращения уголовного дела судом первой инстанции суд апелляционной инстанции прекращает уголовное дело и по реабилитирующим основаниям, таким, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность лица к совершению преступления (п. 1, 2 ч. 1 ст. 24, п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в п. 3 - 6 ч. 1, в ч. 2 ст. 24 и п. 3 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования, смерть осужденного, издание акта об амнистии, устранение преступности и наказуемости деяния уголовным законом, имеющим обратную силу, и др.), не имеет в суде апелляционной инстанции каких-либо особенностей в сравнении с прекращением уголовного дела по тем же основаниям судом первой инстанции. Здесь также необходимо выяснить, понятны ли осужденному юридические последствия такого прекращения и отношение осужденного (а в случае его смерти - его родственников) к прекращению уголовного дела по этим основаниям. Ходатайство о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по указанным основаниям, как и в суде первой инстанции, могут быть заявлены как стороной обвинения, так и стороной защиты; кроме того, решение о прекращении по этим основаниям может быть принято и судом по своей инициативе. В последнем случае суд имеет право на такое прекращение, как представляется, и в случае, когда осужденный или его родственники (в случае его смерти) возражают против прекращения по этому основанию и настаивают на прекращении дела по реабилитирующему основанию, однако суд не соглашается с их позицией, усматривая в деянии, совершенном осужденным, наличие состава преступления. Прокурор в этих случаях либо сам заявляет ходатайство о прекращении, либо высказывает мнение по ходатайству, заявленному стороной защиты. Прекращение уголовного дела в случаях, предусмотренных ст. 25 и 28 УПК РФ, также, казалось бы, не должно вызывать каких-либо вопросов. Вместе с тем в судебной практике встречались ситуации, связанные с толкованием указанных норм УПК РФ. Так, постановлением президиума Иркутского областного суда от 20.01.2014 было отменено апелляционное постановление этого же суда по делу № 44у-9/14 от 20.09.2013. Суд апелляционной инстанции ошибочно посчитал, что поскольку оснований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) у суда первой инстанции не имелось, и он постановил обвинительный приговор, то суд апелляционной инстанции не вправе отменить приговор с прекращением уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 25 УПК РФ, если эти основания появились только в суде апелляционной инстанции. Постановлением президиума Иркутского областного суда с учетом мнения заместителя прокурора области эта ошибка была устранена, апелляционное определение отменено и дело передано на новое апелляционное рассмотрение в ином составе. Это постановление, на наш взгляд, имеет значение и для правильного толкования норм ст. 25.1 и ст. 446.1, 446.3 в суде апелляционной инстанции в случае заявления ходатайства о прекращении уголовного дела с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Если об основаниях для такого решения заявлено только в суде апелляционной инстанции, то суд должен заслушать мнения сторон и вынести соответствующее постановление, отменив при этом приговор суда. Вопросов здесь возникает, вместе с тем, несколько. Первый из них касается того, что законодатель Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ установил возможность прекращения уголовного дела с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, но не внес это основание прекращения уголовного дела в ст. 389.21 УПК РФ. На наш взгляд, здесь подлежит применению ст. 25.1 УПК РФ, где прямо указано на возможность прекращения уголовного дела по этому основанию судом апелляционной инстанции. Кроме того, ст. 446.3 УПК РФ указывает на возможность прекращения уголовного дела с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, «если в ходе судебного производства по уголовному делу будут установлены основания, предусмотренные ст. 25.1 УПК РФ». Судебное производство, как известно, включает в себя и производство в суде второй инстанции: соответствующий разд. ХIII входит в часть третью УПК РФ «Судебное производство». Второй вопрос заключается в том, что ч. 2 ст. 25.1 УПК РФ указывает на прекращение уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в суде апелляционной инстанции «до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу». Но решение об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа также может быть принято только в совещательной комнате. Законодатель, несколько неточно сформулировав это положение, имел в виду, видимо, то, что ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа может быть заявлено до того момента, когда суд апелляционной инстанции удалился в совещательную комнату для вынесения решения по делу после прений сторон и заслушивания последнего слова лица, в отношении которого проверяется судебное решение. В связи с этим в ч. 2 ст. 25.1 УПК РФ предлагается внести изменения, указав, что «ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции - до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу». В ст. 389.21 после цифры «25» следует указать «25.1». Вопрос более сложный - возможность прекращения судом апелляционной инстанции уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения. Здесь существуют различные мнения. Так, Л.А. Воскобитова, полагая, что прекращение уголовного дела по этому основанию в суде апелляционной инстанции невозможно, обосновывала свою позицию тем, что «не обвинение является предметом судебного разбирательства, а уже принятое судом первой инстанции решение по этому обвинению», «вопрос об обвинении уже решен в суде первой инстанции, поэтому отказываться от обвинения поздно». Л.А. Курочкина, делая правильный вывод, что «в апелляционной инстанции прокурор просит отменить или изменить приговор…И только после этого он может просить суд прекратить производство по делу», (действительно: нельзя прекратить дело, не отменив приговор), в то же время указывает, что «поддержание государственного обвинения было окончено на стадии судебного разбирательства». Иное мнение высказал М.А. Марков. Он полагает, что «продолжая свою деятельность в суде апелляционной инстанции, прокурор не перестает реализовывать функцию уголовного преследования… Расширенная апелляция вводилась для того, чтобы в полной мере обеспечить возможность повторного рассмотрения дела по правилам, максимально приближенным к правилам рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции. Деятельность прокурора может быть направлена и на прекращение уголовного преследования, в случае, если обвинительный тезис не находит своего подтверждения». Подобное мнение высказывал и А. Панокин, который писал: «Такой порядок судебного разбирательства наделяет государственного обвинителя (прокурора) в суде апелляционной инстанции широким кругом прав, которые дают ему возможность продолжать отстаивать свою позицию, заявленную в суде первой инстанции, изменить обвинение или отказаться от него. Действующий уголовно-процессуальный закон позволяет государственному обвинителю (прокурору) в апелляционном производстве отказаться от обвинения, и этот отказ обязателен для суда». Мы также придерживаемся этой точки зрения, и поддерживаем позицию авторов изданного в Академии Генеральной прокуратуры РФ пособия «Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом апелляционной и кассационной инстанции» по поводу того, что «если по апелляционным жалобам или представлению суд апелляционной инстанции проверяет законность, обоснованность и справедливость приговора, законность и обоснованность иного итогового решения, иными словами, если рассматривается уголовное дело, которое судом первой инстанции было разрешено по существу (решался основной вопрос - о виновности или невиновности подсудимого, квалификации содеянного), тогда процессуальная функция участвующего в судебном заседании прокурора является продолжением осуществления им от имени государства функции уголовного преследования, в связи с чем в этом случае прокурор является государственным обвинителем. Поддерживая в ходе судебного производства по уголовному делу государственное обвинение, в том числе и при рассмотрении дела в апелляционном порядке, прокурор в соответствии с ч. 3 ст. 37 УПК РФ обязан обеспечить его законность и обоснованность. Как известно, процессуальный статус государственного обвинителя регулируется ст. 246 УПК РФ, согласно которой прокурор отказывается от обвинения, если в ходе судебного разбирательства он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение. Такой отказ в соответствии с положениями, закрепленными в ч. 7 ст. 246 и п. 2 ст. 254 УПК РФ, влечет обязательное прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей части, поскольку уголовное преследование и поддержание обвинения перед судом по делам публичного и частно-публичного обвинения от имени государства в публичных интересах осуществляется прокурором, суд же осуществляет исключительно функцию отправления правосудия». Авторы указанного пособия правильно, на наш взгляд, полагают, что, поскольку производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется по процедурным правилам, установленным для суда первой инстанции, с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ, а названная глава каких-либо особенностей отказа прокурора от обвинения в суде апелляционной инстанции не предусматривает, в этом случае также должны применяться положения ст. 246 УПК РФ. Безусловно, позиция прокурора должна быть высказана и по существу поступивших в суд апелляционной инстанции жалоб и представлений; при этом надо помнить, что при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не связан с доводами жалобы, представления (ст. 389.17 УПК РФ). Таким образом, можно сделать вывод, что прокурор вправе в суде апелляционной инстанции заявить ходатайство об отмене состоявшегося приговора суда первой инстанции и прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 24, 25, 25.1, 27, 28 УПК РФ. Он также вправе, заявив ходатайство об отмене приговора, отказаться от обвинения, что влечет за собой прекращение уголовного дела судом полностью или в соответствующей части по основаниям, указанным в п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

About the authors

M N Gavrilova

Email: gm800@yandex.ru

References

  1. Воскобитова Л.А. Апелляция - принципиально новый инстит у т в уголовном судопроизводстве // Апелляция: реалии, тенденции, перспективы. М., 2013. С. 39.
  2. Курочкина Л.А. Прокурор в суде апелляционной инстанции: кто он? // Законность. 2016. № 7. С. 26-29.
  3. Марков М.А. Правовое положение прокурора в суде апелляционной инстанции // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 2.
  4. Панокин А. Отказ государственного обвинителя от обвинения в суде апелляционной инстанции // Законность. 2014. № 11. С. 30-34.
  5. Халиулин А.Г., Решетова Н.Ю., Разинкина А.Н. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом апелляционной и кассационной инстанции. М., 2013. С. 61-62. стие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом апелляционной и кассационной инстанции. М., 2013. С. 61-62.

Statistics

Views

Abstract - 124

PDF (Russian) - 35

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Gavrilova M.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies