THE MODEL IS NOT EQUAL TO REALITY. THE MAP IS NOT EQUAL TO THE AREA

Abstract

The author, the architect by training, worked for three years in the organization dealing with the development of the city territories. Her main task was to study urban areas. The emphasis was laid on the analysis of various types of information about the city: 1) collecting basic data for the town-planning analysis of the territory; 2) analysing urban areas; 3) determining town-planning capacity of the territory. Over time the author revealed the insufficiency of information on existing maps and the scarcity of their types. Thus, the author began to analyse how to obtain reliable information about the territory and to find suitable ways to represent it. The term «model» is used in the article to denote the information about the territory. The research is current as the town-planning community of our country is interested in any kinds of research connected with urban areas.

Full Text

Акт восприятия и переживания лежит в основе всех типов человеческого опыта. Сначала мы видим, слышим, обоняем, осязаем мир, а затем анализируем наши переживания. Через переживания мы также сверяем легитимность наших «моделей», проверяем их жизнеспособность и, если необходимо, уточняем их. Но также задумываемся и над легитимностью самих переживаний - насколько они достоверны, неслучайны, насколько им можно доверять как «своим», подлинным, а не навязанным чужим опытом, что особенно актуально в информационную эпоху, насыщенную быстро распространяющимися симулякрами. Кроме того, человек хочет вновь пережить то, что с ним происходило, произошло. Для этого он идет в театр, смотрит кино. Сильные эмоции для творчества, возможно, нужны, чтобы изобразить «переживания» и выдать определенный продукт. Поэтому считается, что творческим людям особенно нужны эмоции. Разнообразие «опытов видения» человек создает, чтобы «освободиться от своих визуальных переживаний», обнулить и тем самым обновить восприятие. Другие люди познают, изучают чужие «переживания», чтобы пополнить свой мозг новыми моделями чтобы в момент столкновения с «живым, своим» переживанием они смогли его «узнать». Наблюдая, мы, архитекторы, осознаем, что строим или что построено. Мы общаемся с «объектом среды» не напрямую, а изучая «карты», отчеты. Так мы соприкасаемся как бы с чужими «переживаниями» по поводу этой среды. Кроме того, эти переживания редуцированы до формы репрезентации реальности, обусловленной определенным жанром, картой, в которой исключено все «случайное», нетипичное. И что еще больше удаляет «карту» от «реальности» - фиксируют среду в определенный момент времени, не учитывая ее динамики. «Лучше один раз увидеть, чем несколько раз услышать». Чтобы противостоять этим ограничениям жанра, архитектор снова должен начать наблюдать за средой, что там происходит, быть в курсе радостей и бед среды, взаимоотношений внутри среды. Однако возникает другой вопрос - нужно ли создавать «модель» («карту») этой среды, если среда динамична и мы никак не можем схватить эту динамику в статичной «карте»? [1]. Или просто «карта» должна стать такой же подвижной системой, как и среда, находясь в постоянном мониторинге данных их корректировке и репрезентации? Можно предположить, что есть несколько типов такого мониторинга и корректировки «карты» вслед за «реальностью»: Cамомониторинг и самокорректировка состояния среды возникает с помощью автоматических, высокотехнологических девайсов, встроенных в разнообразные элементы города, - как это происходит, например, в Барселоне. Этот автоматизированный метод хорош своей объективностью за счет наличия множественных «точек зрения», гибкостью (можно перестраивать настройки программного обеспечения), скоростью. Однако в работе с big data (большими массивами автоматизированной информации) возрастает роль интерпретатора, задающего вектор оценки полученной информации. И тут снова возникает вопрос человеческого фактора и риска монологического видения, так называемой негативной субъективности, не говоря уже о политической или корпоративной ангажированности. Кроме того, именно объективность, будучи самой сильной характеристикой этой методики, одновременно является и самой слабой, поскольку исключает фактор позитивной субъективности - особого, феноменологического контакта со средой и вызываемого им ценностного суждения [2]. Мониторинг и корректировка профессионалами. Профессионалы, покинувшие стены кабинетов и вышедшие в полевое исследование, могут создавать гораздо более достоверные картины реальности. Создание модели - это создание «переживания» этой среды. Мы хотим вновь показать, что уже произошло в среде, но оно же уже произошло и сейчас происходит что-то новое, отличное от предыдущего момента. Это объясняется тем, что среда динамична и, элементы среды взаимодействуют друг с другом и рождают новые продукты в среде, усложняют ее и образуют новые связи [3-5]. Мониторинг и корректировка «карт» обитателями («элементами») самой среды. Гипотезой исследования является идея о том, что этот метод может претендовать на наибольшую достоверность. Поскольку в случае внешнего (профессионалами) наблюдения (даже при многократных, «обновленных» наблюдениях) невозможно избежать фактора субъективности, поверхностности, случайности и запаздывания, то возникает мысль о том, что сами жители как органические «элементы» среды могут в непрерывном режиме самонаблюдения (т.е. наблюдения, «слежения» за результатами своей деятельности) собирать информацию и передавать ее профессионалам, вовлеченным в проекты развития данной территории. Таким образом, «натурные наблюдения» - это видение «элементами» (жителями) среды вокруг себя того поля, в котором они создают продукты и соответственно создают эту среду и это поле, а «переживания» - это копирование среды, т.е. копирование процессов, которые происходят в среде. В настоящее время человек, воспринимая какое-то событие (посещая концерт, ресторан или любое публичное место, а также путешествуя), фиксирует его на фото или видео и выкладывает в социальные сети, не успев переварить его, инкорпорировать, тем самым создавая суррогат «переживания», как для себя, так и для других. Другие, «зрители» из социальных сетей, получают имидж (изображение), иными словами, симулякр переживания, лишенного глубинного измерения и к тому же «чужого» [6-10]. Иллюстрацией этой гипотезы служит исследование, которое проводится проектировщиками «Института Города Самара» на территории т.н. «Красных домов» (одного из самарских соцгородов, созданных работниками завода в 1958 г. В сентябре 2014 г. от жителей поступил запрос на создание проекта благоустройства, т.е. у жителей сформировалась потребность создания продукта (благоустройства) и они пригласили эксперта («Институт Города Самара»), который начал наблюдать за средой, для того чтобы получить достоверный опорный план территории. В начале эксперты фиксировали следы взаимодействия элементов - изменения среды, не учтенные ни в официальных, ни в «народных» картах. Постепенно «элементы» (жители) стали входить в контакт с экспертами и делиться своими переживаниями о среде. Затем «Институт Города» сформировали вопросы к жителям в виде анкет, для того чтобы понять, какой на самом деле продукт хотят создать жители. Отвечая на вопросы анкеты и давая интервью, жители узнавали о том, что их соседи сделали запрос на благоустройство. Задавая вопросы жителям об их видении будущего благоустройства, эксперты хотели узнать, согласны ли они предпринять дополнительные шаги (пожертвовать чем-то своим ради других, ради потребностей соседей) в отношении реализации продукта, Innovative Project. 2016. Т1. № 2 111 который захотели создать их соседи. Поскольку создать благоустройство рациональнее всего на собственном земельном участке и нести ответственность за него, следить за ним, учитывая, что в настоящее время пользоваться землей (иметь право использовать землю для личных целей) в нашей стране по закону, могут только собственники земли, а неразграниченная земля считается бесхозной, и за ней никто не хочет ухаживать, у эксплуатирующей компании нет прав благоустраивать эту землю, а у муниципалитета также нет четкого плана и сил на заботу о территории, то жителям было предложено сначала создать проект планировки и межевания [11]. В Стратегии пространственного развития исторической части г. Самары, также разработанного «Институтом Города Самара» в рамках «Стратегии_2025» и презентованной на конференции московского урбанистического форума 4 июня 2015 г. в Самаре, в разделе «Гибкие системы управления» предлагается стратегия саморазвития. Одна из ключевых точек этой стратегии - поиск скрытых ресурсов территории, в том числе максимальное вовлечение жителей в разнообразную деятельность по преобразованию территорий. «Предполагаемая программа развития подсистемы основывается на сборе информации о жителях и их инициативах с целью последующей координации проектов саморазвития по принципу (bottom-up - концепция встречного проектирования). При развитии проекта «Киоск Архитектора» (общественный и консультативный центр квартала) внутри квартала образуется центр притяжения для создания «квартального сообщества», инициирующего, в свою очередь, проекты развития в рамках государственно-частного партнерства» [12]. Поэтому, согласно заявленной гипотезе, для того чтобы создать подлинность и достоверность, необходимо наблюдать за средой, опираясь на принцип ее создания - «спонтанность», динамику. Такое наблюдение лучше всего может сделать человек, который пожил в ней, если не родиться. Чтобы уметь так создавать пространство, нужно проникнуться «атмосферой» жизни двора, общаться с жителями, наблюдать за образом жизни этих людей в среде. Они - главный элемент спонтанности, они - архитекторы среды, поэтому человека, который там давно живет, нельзя убирать из этой среды, без него не будет этой спонтанности и этой архитектуры. Возможно, что для того чтобы создать ценностную картину реальности, необходимо привлечь в арсенал «ментальные карты», память, воспоминания из детства (от родственников) и иные вытесненные современной проектной культурой инструменты [13]. Идея «Киоска Архитектора» как универсального коммуникационного центра местного сообщества, в котором, в том числе, может осуществляться сбор данных о территории, много обсуждались в городском сообществе, в прессе, на разнообразных конференциях и мастер-классах и воркошопах в России и за рубежом и неизменно вызывала поддержку. Таким образом, гипотетический инструмент для создания достоверной «карты» местности существует. Осталось запустить его в дело и проверить состоятельность гипотезы [12].
×

About the authors

Eugeniya A. Repina

Samara State University of Architecture & Civil Engineering

Olga V. Chubukina

Samara State University of Architecture & Civil Engineering

References

  1. Уилсон Роберт Антон. Квантовая психология / пер. с англ. М.: ООО Издательский дом «София», 2005. 208 с.
  2. Репина Е.А. Спонтанность в творческом методе современной архитектуры : Автореф: дис.. кандидата наук. Н. Новгород, 2009. 24 с.
  3. Линч К. Образ города / пер. с англ. В.Л. Глазычева; под ред. А.В. Иконникова. М.: Стройиздат, 1982. 328 с.
  4. Репина Е.А. Признаки города. Апология пустоты // Исследования в области архитектуры, строительства, и охраны окружающей среды: тезисы докладов 68-й научно-практической конференции / СГАСУ. Самара, 2011. С. 455-457.
  5. Репина Е.А., Горбунов Д.С. Визуальная аналитика градостроительной ситуации // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре [Электронный ресурс] : материалы 71-й Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР под ред. М.И. Бальзанникова, Н.Г. Чумаченко / СГАСУ. Самара, 2014. С. 510-512.
  6. Репина Е.А., Захарченко М.А. Актуальная роль процесса соучастия в развитии городских территорий // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре [Электронный ресурс]: материалы 72-й Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР / под ред. М.И. Бальзанникова, Н.Г. Чумаченко / СГАСУ. Самара, 2016. С. 157-159.
  7. Малахов С.А., Репина Е.А. Историческая Самара дает уроки «настоящего города». Единство, уникальность, устойчивость как следствие эволюционного типа развития в масштабе человека // Электронный сборник материалов конференции «Мозаика городских пространств». М.: МГУ, 2016. С. 241-247.
  8. Бредникова О., Запорожец О. Микроурбанизм. Город в деталях : cб. статей. М.: Новое литературное обозрение, 2014. 352 с.
  9. Репина Е.А. Катастрофа прогресса и природа инноваций // Инновационные методы и технологии в высшем архитектурном образовании: (материалы Международной научной конференции. XVII международный смотр-конкурс) / СГАСУ. Самара, 2008. С. 218-229.
  10. Репина Е.А., Малахов С.А., Никонов К. Е. Альтернативный взгляд на состояние современного российского города и перспективы градостроительного прогноза (на примере г. Самара) // Инновационные технологии в сфере сервиса и дизайна: материалы I международной научно-технической конференции / СГАСУ. Самара, 2014. С. 50-54.
  11. Репина Е.А. Красные Дома. Архитекторы придумали как спасти от деградации Безымянку // Интернет-журнал «Другой Город», Самара, 2014. http://drugoigorod.ru/ red_houses_projekt/
  12. Малахов С.А., Репина Е.А., Гниломедов А.С., Стадников В.Э Захарченко М.А., Сомов Д.О., Беляк Н.Ю., Мартиросян Э., Павлов К. Атмосфера доверия. Институт города о гибких системах управления // Другой Город, Самара, 2015. http://drugoigorod.ru/spr_management/
  13. Репина Е.А., Камышева Д.С. «Включающее» видение как стратегия поиска новой эстетики // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре: материалы 70-й Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР / СГАСУ. Самара, 2013. С. 431-432

Statistics

Views

Abstract: 79

PDF (Russian): 43

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


Copyright (c) 2016 Repina E.A., Chubukina O.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies