Resistance corruption in Kenya

Cover Page

Abstract


To consolidate the efforts of society and the state, to implement the National anti – corruption plan for 2018–2020 in our country, the experience of foreign countries in the field of anti-corruption is of interest. The Republic of Kenya has legislative and institutional examples. The results of the study showed that this African country has a stable anti-corruption regulatory framework, the presence of a successfully functioning anti-corruption body, the desire of the country's leadership to improve all institutions of state power in order to continue to reduce corruption in the country. However, a survey of the population of Kenya showed a number of unresolved problems in the area under consideration. This requires further reflection and development of measures to improve the effectiveness of the state anti-corruption policy. This is especially required in education and public administration. In Kenya, it is planned to strengthen interagency cooperation on exchange of information; to revise anti-corruption legislation to strengthen the penalties; to create a special anti-corruption courts, which will accelerate the decision of questions of fight against corruption and unethical behavior.


В настоящее время явно виден рост осведомленности общества о негативных и разрушительных для экономики последствиях коррупции, а также формируется понимание необходимости ликвидации данного явления [1]. Летом этого года Президентом РФ был утвержден Национальный план противодействия коррупции на 2018–2020 годы (далее по тексту – План). В частности, в пп. «а» п. 1 Плана Правительству Российской Федерации поручено разработать и утвердить методику проведения социологических исследований в целях оценки уровня коррупции в субъектах Российской Федерации.

Следует отметить, что в решении данной и других поставленных Президентом РФ задач, в целях противодействия коррупции достаточный интерес вызывает аналогичный опыт зарубежных стран [2].

Согласно Индексу восприятия коррупции – 2017 (ИВК-2017) международной организации Transparency International Кения набрала 28 баллов и заняла 143-е место (Россия в этом рейтинге на 135-м месте с 29 баллами [3]). По сравнению с 2016 годом Кения поднялась с 145-го места по восприятию коррупции, улучшила баллы (2015 г. – 25, 2016 г. – 26) (см.: URL: https://transparency.org.ru/research/indeks-vospriyatiya-korruptsii/rossiya-v-indekse-vospriyatiya-korruptsii-2017-posadki-ne-pomogli.html).

В сфере борьбы с коррупцией в этой африканской стране государство и общество озабочены данной проблемой и уделяют этому большое внимание: разрабатываются новые и повышается эффективность существующих правовых и организационных мер борьбы с коррупцией в Кении.

В этой связи интересным представляется Национальный обзор этики и коррупции 2016 г., подготовленный по результатам социологического исследования в данной стране [4].

В период с 17 по 23 сентября 2016 года было опрошено 5,908 домохозяйств, равномерно распределенных по всем 47 округам республики (см.: URL: http://www.eacc.go.ke/Docs/2018/Survey/National_EthicsandCorruption_Survey_2016-Launch.pdf).

Основная цель такого рода ежегодного обследования заключается в предоставлении достоверных данных и информации, которые помогают оценить эффективность существующих антикоррупционных мер, инициатив, которые, в свою очередь, помогают государственным органам, в частности комиссии (The Ethics and Anti-Corruption Commission (EACC) – Комиссия по этике и борьбе с коррупцией), сформулировать стратегии борьбы с коррупцией. В ходе исследования Комиссия запрашивала информацию у общественности по таким вопросам, как восприятие общего состояния коррупции и услуг.

По уровню коррупции почти восемь из десяти кенийцев воспринимают коррупцию как высокую (Рисунок 1). Кроме того, более половины из них воспринимают коррупцию как растущую.

 

Рисунок 1 – Восприятие коррупции (уровень коррупции и неэтичного поведения)


Среди основных форм коррупции респондентами были выделены взяточничество, фаворитизм и преднамеренные задержки в предоставлении услуг.

Закон «О борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями» устанавливает содержание коррупции. Раздел 2 закона содержит общие параметры коррупции, в том числе:

-     взяточничество;

-     злоупотребление должностными обязанностями;

-     мошенничество;

-     хищение или незаконное присвоение государственных средств;

-     нарушение доверия;

-     преступления, связанные с мошенничеством: в сфере налогообложения; касающиеся выборов лиц на государственные должности.

Преступлениями согласно разделам 39-44, 46 и 47А данного закона являются:

-     взяточничество с участием агентов;

-     тайный стимул при даче рекомендаций;

-     обман принципала;

-     конфликты интересов;

-     недопустимые выгоды попечителей при их назначении;

-     масштабная фальсификация;

-     операции с подозрительным имуществом.

Большинство из указанных деяний известны российскому уголовному законодательству. Однако на характеристике отдельных следует остановиться подробнее.

Тайный стимул при даче рекомендаций (раздел 40). Это преступление происходит тогда, когда выгода запрашивается, предлагается, выдаётся или получается в виде рекомендации, в которой содержится секретная информация. Информация в данном случае относится к экспертному мнению или специфическим знаниям в конкретной отрасли. Например, гр-н Хотар приходит в коммерческий банк Pesa Nyingi с целью получения кредита в 500 000 кенийских шиллингов для расширения собственного бизнеса. В качестве обеспечения кредита он предлагает свою землю, оценочная стоимость которой составляет 350 000 кенийских шиллингов. Вскоре он узнает, что банк попросил оценщика Кериха провести оценку его имущества. Хотар очень нуждается в кредите, и он убеждает Кериха написать в отчёте, что земля стоит 600 000 кенийских шиллингов и принять от него 50 000 кенийских шиллингов. После чего банк утверждает кредит, запрошенный Хотаром. Хотар и Керих совершили преступление – тайный стимул при даче рекомендаций.

Обман принципала (раздел 41). Агент, который в ущерб его принципалу делает заключение, которое является заведомо ложным или вводящим в заблуждение, является виновным в совершении преступления. Кроме того, агент, который предоставляет своему принципалу документы, которые содержат ложную информацию или вводят в заблуждение, также является виновным в совершении преступления. Заключение или документ являются ложным, если это объективно не соответствует действительности. Заключение или документ вводят в заблуждение, если скрывают истинное положение вещей и приводят к неправильному выводу. Например, Чея часто отсутствовал на рабочем месте в течение месяца под предлогом консультации с врачами, а на самом же деле он контролировал сделки по своему новому бизнесу, который сам создал. В конце месяца Чея получил полную зарплату при полной уверенности руководства, что он добросовестно исполнял свои обязанности в течение всего месяца. Чея совершает преступление – обман принципала.

Конфликт интересов (раздел 42). Агент является виновным в совершении преступления, если оно имеет прямой или косвенный интерес к решению, которое принимает его принципал, и, зная или имея основания полагать, что принципал не знает об его интересе, пытается повлиять на это решение. Например, Комитет государственного ведомства рассматривает тендер на обслуживание автотранспортных средств департамента. Джеймс, государственный служащий и член комитета, владеет гаражом, который выступает в заявке на тендере. Джеймс не раскрывает этот факт комитету и с энтузиазмом участвует в работе. Джеймс совершает преступление – конфликт интересов.

Недопустимые выгоды попечителей при их назначении (раздел 43). Попечителем является лицо, назначенное кем-то, чтобы заботиться о его имуществе в пользу третьих лиц в течение определенного периода времени. Третья сторона, как правило, называется «бенефициар». В большинстве случаев опекун не имеет личной заинтересованности в собственности. Попечителями также могут быть лица, назначенные ими в завещании умерших лиц, а также назначенные судами в качестве управляющих имуществом тех лиц, которые умерли. Закон запрещает факт дачи, предложения, получения или вымогательства взятки для влияния на назначение человека на должность попечителя. Например, Мэзи, богатый человек в городе, умирает, не оставив завещания. Суд после этого назначает попечителя имущества Мэзи. Мурат, адвокат, работающий в управлении государственного попечительства, обращается к своему начальнику с просьбой о назначении его на эту должность. Он дает начальнику несколько тысяч шиллингов, для того чтобы начальник решил дело в его пользу. В итоге Мурат назначен попечителем имущества Мэзи, не сообщив о сделке его семье. Мурат и его начальник совершили преступление – недопустимая выгода для попечителей при их назначении.

Масштабная фальсификация (раздел 44) относится к выгоде, полученной за:

-     неподачу тендера, заявки, котировки, расценки;

-     снятие или изменение тендерной заявки, расценки, котировки;

-     отправку тендерной заявки, расценки, котировки с какими-либо дополнениями.

Лицо виновно в совершении данного преступления, если оно:

-     получает или соглашается получить выгоду;

-     запрашивает или соглашается ходатайствовать;

-     дает или соглашается дать;

-     предлагает или соглашается предложить такую выгоду для любой из целей, описанных выше.

Например, государственное учреждение размещает тендер на поставку автомобилей, машин и топлива. Поставщик Том оставляет заявку на тендер. Каин, сотрудник по закупкам в государственном учреждении, обладает определенной конфиденциальной информацией касательно тендера, которая заключается в знании критериев оценки конкурсных предложений и бюджета, выделенного на закупки. Эта информация не разглашается поставщикам, принимающим участие в тендере. Каин обращается к Тому с предложением раскрыть конфиденциальную информацию за деньги. Том платит Каину, а после меняет свой тендерный проект в соответствии с полученной информацией. Каин и Том совершают преступление – сговор на торгах.

Операции с подозрительным имуществом (раздел 47). Лицо виновно в совершении преступления, если оно имеет дело с имуществом, которое, по его мнению, было приобретено мошенническим путём. Преступление имеет место при сокрытии, получении, использовании или вступлении в сделку касательно подозрительного имущества.

Лицо, признанное виновным и осужденное за совершение коррупционного правонарушения или экономического преступления, наказывается:

а)    штрафом в размере до одного миллиона кенийских шиллингов либо лишением свободы на срок до десяти лет,

б)   дополнительным штрафом, если в результате правонарушения он получил прибыль или любое другое лицо понесло убытки, которые могут быть количественно измерены.

Обязательный штраф должен быть удвоен относительно суммы прибыли или убытка. Если преступление привело и к прибыли, и к убытку, обязательный штраф должен быть удвоен относительно суммы прибыли и убытка.

Разделы 62–64 Закона предусматривают административные меры, которые должны быть приняты против государственного служащего, находящегося под обвинением в коррупции или экономическом преступлении.

Государственный служащий временно отстраняется от должности и должен получать половину заработной платы, пока он находится под обвинением в коррупционном правонарушении или экономическом преступлении. Обратно к полноценной службе государственный служащий будет допущен только в случае снятия с него обвинений.

После признания вины в совершении коррупционного правонарушения или экономического преступления работа государственного служащего должна быть приостановлена ​​без сохранения заработной платы до дня подачи апелляции, на которую он имеет право. Лицо, осужденное за коррупцию или экономическое преступление, должно быть лишено права на избрание или назначение на должность государственного служащего сроком на 10 лет после осуждения, быть дисквалифицировано относительно избрания или назначения государственным служащим сроком на десять лет после осуждения. Комиссия по этике и борьбе с коррупцией публикует имена всех лиц, которые были лишены такого права в Kenya Gazette.

Области услуг, которые в наибольшей степени подвержены коррупции (Рисунок 2), составляют: справки о рождении, иные гражданские справки, обращение за медицинской помощью, оформление правоустанавливающих документов и общение с правоохранительными органами по вопросам дорожного движения. На уровне округов – услуги здравоохранения, общественные работы, образование и уход за детьми, финансовые услуги были признаны наиболее уязвимыми коррупцией.

 

Рисунок 2 – Сферы услуг, наиболее подверженные коррупции

 

Министерство внутренних дел и координации государственных органов было признано наиболее коррумпированным. Другие министерства и органы также были отмечены в ходе опроса (Рисунки 3, 4, 5).

 

Рисунок 3 – Наиболее коррумпированные министерства

 

Рисунок 4 – Учреждения, где уплачиваются взятки

 

Рисунок 5 – Наиболее коррумпированные органы и учреждения

 

Взятка может приниматься в виде подарка, кредита, платы или награды. Она может быть должностным назначением, услугой, одолжением, обещанием или любой другой выгодой. Взятка может быть в наличной форме или в форме некоторого «гостеприимства», например, ваучер в гостиницу или билет в развлекательное заведение. Взятки имеют различную специфическую терминологию в Кении. Они могут называться "TKK", "chai", "grease", "oil" "asoya", "ihaki" "soda" "lunch" and "fare".

Средний размер взятки за услугу в 2016 году составил около 7 000 KES (кенийский шиллинг) (Рисунок 6). Это примерно 4 400 рублей (на 23.07.2018 курс шиллинга к российскому рублю составил 1 KES = 0,628 руб.).

Некоторые из причин, приведенных респондентами, которые приводят к такому восприятию коррупции, включают в себя отсутствие мер, принятых в отношении подозреваемых, плохие услуги, их разобщенность в государственных правоохранительных органах и другие.

Кения занимает первое место в области доказывания фактов коррупции среди 17 стран The Commonwealth Africa Anti-Corruption Centre (африканское содружество по борьбе с коррупцией – CAACC). EACC уполномочена расследовать любые действия, вызывающие подозрения на наличие коррупционной составляющей, экономические преступления, а также действия любого лица, которое способствует коррупции или экономической преступности. Закон «О Комиссии по этике и борьбе с коррупцией» наделяет правом действовать от имени комиссии назначенных для проведения расследований следователей. При проведении расследования следователь имеет полномочия на арест и задержание подозреваемых.

 

Рисунок 6 – Средний размер взятки за услугу

 

Закон предоставляет следующие полномочия Комиссии:

-     лицо, подозреваемое в коррупции или совершении экономического преступления, обязано по требованию Комиссии представить письменный отчет об имуществе с указанием времени приобретения и стоимости покупки;

-     согласно решению суда и по уведомлению затрагиваемых сторон требовать от любого лица предоставлять какую-либо информацию или документы, находящиеся в его владении и связанные с деятельностью лица, подозреваемого в коррупции и/или экономическом преступлении;

-     требовать, чтобы любое лицо осуществляло учет своего имущества и при необходимости предоставляло объяснение и комментарии по каким-либо записям учета.

Лицо, не выполняющее какое-либо из этих требований, может быть признано виновным в совершении преступления и несет ответственность в виде штрафа на сумму до 300,000 кенийских шиллингов или лишения свободы на срок до трех (3) лет.

Кроме того, в ходе расследования Комиссия имеет право:

-     получить ордер на обыск какого-либо помещения;

-     требовать проведение экспертизы с целью проверки законности обладания каким-либо имуществом лицом, подозреваемом в коррупции или в совершении экономического преступления;

-     ходатайствовать в суде ex parte (без присутствия другой стороны) о принуждении подсудимого сдать свои проездные документы в комиссию.

В соответствии с законом Комиссия уполномочена:

-          устанавливать степень ответственности за нанесение ущерба государственному имуществу,

-          возбуждать гражданский иск в отношении любого лица для взыскания средств в сумме нанесенного ущерба имуществу;

-          восстанавливать подобное имущество путем принуждения к исполнению приказа о компенсации, даже если имущество находится за пределами Кении или активы, которые могут быть использованы для выполнения приказа, находятся за пределами Кении.

Комиссия должна расследовать случаи незаконного приобретения частной собственности и случаи получения лицами зарплат и пособий с целью взыскания незаконной выгоды и имущества.

Необъясненные активы – это собственность, на которую человек, подозреваемый в коррупции, не в состоянии предоставить отчетность. Если должностное лицо имеет имущество, не соответствующее возможностям его дохода, он должен объяснить его происхождение.

Раздел 55 закона наделяет Комиссию полномочиями в возбуждении дела по передаче необъясненных активов государству. Дело может быть возбуждено в отношении лица, если:

-     в результате расследования Комиссия убедилась, что человек имеет необъясненные активы;

-     лицу предоставлена возможность объяснить разницу между стоимостью его имущества и размерами его легальных источников дохода;

Комиссию не устраивает полученное объяснение.

Суд может предоставить обвиняемому еще одну попытку объяснить разницу между стоимостью его имущества и размерами его легальных источников дохода. Если объяснение все же не устраивает Комиссию, то суд может принудить лицо выплачивать правительству сумму разницы.

Комиссия может подать заявление в суд для того, чтобы защитить любую собственность и запретить продажу или иную сделку с собственностью, если есть подозрение, что имущество было приобретено незаконно.

Комиссия может проводить переговоры и заключать соглашения с лицом, подозреваемым в незаконном приобретении имущества, если человек добровольно, в полном объеме выполняет следующие условия:

1)   полностью раскрытие всех существенных фактов, касающихся прошлого поведения и связанных с экономической преступностью;

2)   уплата или возвращение денег за все имущество, полученное им путем совершения коррупционных действий;

3)   уплата всех убытков, понесенных пострадавшей стороной вследствие совершения им коррупционных действий.

Наибольшее доверие в сфере противодействия коррупции у населения вызывают СМИ (Таблица 1).

 

Таблица 1 – Институты, вызывающие доверие


п/п

Институты

Доверяют

Не доверяют

1

Услуги общественного вещания (KBC – Kenya Broadcasting Corporation /Радио/ТВ)

70.3 %

19.9 %

2

Частное вещание

69.6 %

15.8 %

3

Религиозные организации

63.8 %

25.5 %

4

Исполнительная власть

49.3 %

32.9 %

5

Комиссия по этике и борьбе с коррупцией

43.9 %

23.3 %

К наиболее эффективным мерам противодействия коррупции респонденты относят образовательные и социальные программы (Таблица 2).

 

Таблица 2 – Эффективные меры противодействия коррупции


п/п

Антикоррупционные меры

Эффективные

Неэффективные

1

Государственное образование

76.8 %

15.3 %

2

Out Reach программы (социальные)

70.6 %

17.7 %

3

Включение вопросов борьбы с коррупцией в учебные программы

70.1 %

15.3 %

4

Уголовное преследование по делам о коррупции

63.7 %

26.0 %

5

Расследования

63.6 %

26.0 %

6

Административные санкции в отношении государственных должностных лиц

63.1 %

21.6 %

7

Партнерство и коалиция заинтересованных сторон в борьбе с коррупцией

61.7 %

20.3 %

8

Предупреждение коррупции

60.3 %

28.2 %

9

Децентрализация офисов Ethics and Anti-Corruption Commission (EACC)

59.7 %

25.1 %

 

Коррупция как проблема в Кении восходит к колониальным временам. В 1956 году был принят Закон «О предотвращении коррупции», таким образом британские колониальные власти стремились сформировать правовую основу для борьбы с коррупцией в государственном секторе. Этот закон предусматривал наказание за подкуп государственных служащих. В 1991 году в закон были внесены поправки, предусматривающие более жесткие меры наказания. В 1993 году в полиции был создан отдел по борьбе с коррупцией.

Затем в 1997 году в Закон «О предотвращении коррупции» были внесены поправки с целью формирования Антикоррупционного органа Кении (Kenya Anti-Corruption Authority – KACA). Однако KACA был расформирован в 2000 году, так как Верховный суд признал его деятельность неконституционной.

В декабре 2002 года было избрано новое правительство, которое провозгласило борьбу с коррупцией одной из своих главнейших целей. Среди инициатив правительства в этом направлении стало принятие нового закона по созданию правовых и институциональных основ борьбы с коррупцией. Основным из новых законов, принятых в соответствии с новым анти-коррупционным режимом, стал Закон «О борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями» (2003 год), согласно которому был учрежден орган по борьбе с коррупцией в Кении.

В августе 2010 года в Кении была обнародована новая Конституция, в который видны серьезные изменения в подходе по вопросам борьбы с коррупцией. Согласно статье 79 Конституции, Парламент должен был принять закон, устанавливающий независимый орган для обеспечения соблюдения норм 6 главы Конституции. В соответствии с данной статьей Парламент принял Закон «О Комиссии по этике и борьбе с коррупцией» № 22 от 2011 года, который вступил в силу 5 сентября 2011 года.

Итак, в 2003 году Парламентом Кении для формирования правовой базы в области борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями был принят Закон «О борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями». Закон предусматривает ряд направлений в деятельности по борьбе с коррупцией, к ним относятся: расследование, уголовное преследование, предупреждение, обучение, компенсация убытков.

Расследование и уголовное преследование лиц, уличенных в коррупции, является важным направлением, но считается, что в долгосрочной перспективе коррупция может быть побеждена только путем комплексной общественной профилактики и развития образовательных программ [5]. Такие меры позволят сократить возможности для осуществления коррупционных действий и создадут почву для формирования общественного осознания необходимости противодействия проблеме коррупции.

EACC считает, что кенийцы смогут наиболее эффективно противодействовать коррупции, если они будут точно понимать, что такое коррупция, и будут знакомы с законом, который признает коррупционные действия уголовно наказуемым преступлением. В этой связи Комиссия разработала руководство с целью объяснить гражданам содержимое закона о коррупции. В руководстве изложены и разъяснены основные положения закона, что, по мнению Комиссии, поможет государственным служащим и общественности изменить отношение к коррупции. Руководство может также служить основой для разработки и преподавания курсов по борьбе с коррупцией в государственных и частных учреждениях. Предотвращение и борьба с коррупцией является долгом и обязанностью каждого гражданина Кении.

К другим ключевым антикоррупционным законам относятся: Закон «О Комиссии по этике и по борьбе с коррупцией», 2011 (Ethics and Anti-Corruption Commission Act, 2011), Закон «О лидерстве и целостности», 2012 (Leadership and Integrity Act, 2012), Закон «О регулировании государственных финансов», 2012 (The Public Finance Management Act, 2012), Закон «О противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем», 2009 (The Proceeds of Crime and Anti-Money Laundering Act, 2009).

На ближайшую перспективу в Кении планируется укрепить межведомственное сотрудничество по обмену информацией между заинтересованными сторонами; пересмотреть антикоррупционное законодательство в целях ужесточения наказания; создание специальных антикоррупционных судов, которые ускорят решение вопросов борьбы с коррупцией и неэтичным поведением.

Таким образом, успешная зарубежная практика противодействия коррупции требует своего теоретического осмысления [6] как с точки зрения отечественного законодательства [7], так и международного права [8].

Опыт Кении в борьбе с коррупцией показал, что национальная антикоррупционная политика не должна «застывать» и довольствоваться достигнутым, требуются новые формы, совершенствование действующих механизмов противодействия коррупции, в первую очередь направленных на повышение уровня правового сознания граждан, доверия населения к государственным институтам.

Yuri V. Truntsevsky

Yugra state University

Author for correspondence.
Email: trunzev@yandex.ru

Russian Federation, 16, Chehova street, Khanty-Mansiysk, 628012  

Doctor of legal Sciences, Professor

Leading Researcher  of the Department of Anti-Corruption Methodology at the Institute of Legislation and Comparative Law  under the Government of the Russian Federation

Professor of the Department of law enforcement and advocacy.

  1. Противодействие коррупции: новые вызовы [Текст] : монография / С. Б. Иванов, Т. Я. Хабриева, Ю. А. Чиханчин [и др.] ; отв. ред. Т. Я. Хабриева ; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ. - Москва : ИНФРА-М, 2016. - 376 с.
  2. Борьба с коррупцией в правоохранительных органах за рубежом [Текст] : монография / В. Ю. Артемов, И. С. Власов, Н. А. Голованова [и др.] ; отв. ред.: И. С. Власов, С. П. Кубанцев ; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ. - Москва : ИНФРА-М, 2018. - 320 с.
  3. Антикоррупционная этика и служебное поведение [Текст] : науч.-практич. пособие / Н. А. Абузярова, М. В. Залоило, В. И. Кузнецов [и др.] ; под ред. И. И. Кучерова, А. М. Цирина ; Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ. - Москва : ИНФРА-М, 2018. - 124 с.
  4. The Ethics and Anti-corruption Commission [Text] / Remarks by Halakhe D. Waqo // National Ethics and Corruption Survey, 2016 (KICC). - Kenya, 2018.
  5. The anti-corruption and economic crimes act 2003 explained [Text] : a Manual for Public Officers and Members of the Public A publication of Ethics and Anti-Corruption Commission. - Kenia : Directorate of Preventive Services, 2003.
  6. Ищук, Я. Г. Коррупция: вопросы теоретического осмысления [Текст] / Я. Г. Ищук // Академическая мысль. - 2018. - № 1 (2). - С. 45-50.
  7. Трунцевский, Ю. В. Перспективы международного сотрудничества Российской Федерации и Китайской Народной Республики в сфере противодействия коррупции [Текст] / Ю. В. Трунцевский, В. В. Севальнев // Международное публичное и частное право. - 2016. - № 6. - С. 30-34.
  8. Цирин, А. М. Роль группы государств против коррупции (GRECO) в имплементации международных антикоррупционных стандартов в национальное право стран-участников [Текст] / А. М. Цирин, Ю. В. Трунцевский, В. В. Севальнев // Юридическая наука и практика : вестник Нижегородской академии МВД России. - 2018. - № 1 (41). - С. 208-215.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 97

PDF (Russian) - 57

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2018 Truntsevsky Y.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.