To the question of the crime of minors in Russia and Mongolia

Cover Page

Abstract


In the present article, the authors of the research determine the current trends of juvenile delinquency in Mongolia. This problem is relevant due to the fact that, since the entry into force of the new Criminal Code of Mongolia, a year has passed with little and it is always interesting to observe how the situation with juvenile delinquency changed objectively after legal changes in the national legislation. In order to identify certain changes in the state of crime in Mongolia, the authors used both general scientific and special methods, including comparative legal, systemic, documentary, etc. In the course of studying and analyzing statistical data, materials of the criminal cases of the National Police Agency of Mongolia, as well as legal literature of recent years, a number of positive as well as a number of negative trends in the juvenile delinquency in Mongolia have been identified. In general, it can be stated that the strategic directions defined by Mongolia's national criminal policy related to the humanistic approach to the younger generation of the country are fully justified, as shown by the statistical data and the operational situation in recent years in the country.


Введение

Проблема правонарушений и преступлений, совершенных несовершеннолетними, остается актуальной в Российской Федерации и Монголии как реально в практической деятельности правоохранительных органов и общественных объединений, так и на страницах юридической литературы [1, 2, 3, 5, 6, 7].

Современная уголовная политика в отношении несовершеннолетних ориентирована на защиту их прав и интересов. Одним из ведущих мотивов международных правовых документов, касающихся несовершеннолетних правонарушителей, является идея гума­низации. Гуманизация как важное направление уголовной политики Мон­голии в отношении несовершеннолетних проявляется в уголовном зако­нодательстве через исключение отдельных видов наказаний из установ­ленной законом системы, конкретизацию оснований освобождения от уго­ловной ответственности и наказания, совершенствование структуры разде­лов, глав и отдельных статей Кодекса, преобразование ряда институтов и уголовно-правовых норм в целях расширения поля благоприятствования по отношению к несовершеннолетним, оказавшихся в сфере влияния уго­ловного законодательства, и снижения уровня его репрессивности.

Руководствуясь принципами гуманизма, ценности личности несо­вершеннолетнего, законодатель предоставляет суду возможность воздей­ствовать мерами воспитательного характера, избежав при этом примене­ния наказания.

В международных документах особое внимание уделяется вопросам заключения детей под стражу. В Конвенции о правах ребенка сказано о необходимости изолирования задержанных, заключен­ных детей от взрослых, кроме особых случаев, обеспечить правом пере­писки, встреч и поддержания связи с семьей. Дети должны иметь право подавать жалобу правовым учреждениям о законности потери свободы и получать правовую помощь. Со стороны государства необходима гарантия не нарушения прав детей, указанных в Конвенции о правах ребенка, со­блюдение права получения образования, витаминизированного питания, участия в полезной деятельности проведения досуга в соответствии с воз­растом.

Результаты и обсуждение

Что касается положительных достижений в деятельности правоохранительных органов Монголии, а также государственных и общественных организаций, занятых в сфере противодействия правонарушений среди несовершеннолетних, то, во-первых, впервые за пореформенный период прослеживается стабильность и снижение преступности несовершеннолетних в целом по стране [9].

В Монголии наметилась следующая тенденция преступности несовершеннолетних, показатели которой составили: 2013 г. – 1029 преступлений; 2014 г. – 1059 преступлений; 2015 г. – 1144; 2016 – 970; 2017 г. – 948 преступлений. Из них подвержены снижению преступления против жизни и здоровья, в частности убийства и причинения различного вреда здоровью (ст. 10.1; ст. 11.1-11.7 УК Монголии). Последние два года снижаются показатели преступности несовершеннолетних по кражам и грабежам. В 2013 году несовершеннолетними совершено 479 краж и 100 грабежей (17.1; 17.2 УК Монголии); в 2014 году – 536 краж и 82 грабежа; соответственно в 2015 году – 648 (73); в 2016 году – 537 (83); в 2017 году – 432 (111).

Также среди положительных тенденций можно отметить и снижение преступлений в отношении несовершеннолетних: так, в 2013 году зарегистрировано было 34 случая; в 2014 году – 30; в 2015 году – 28; в 2016 году уже 20; в 2017 году совершено в отношении данной категории подростков 14 случаев.

Среди негативных проявлений в структуре преступности несовершеннолетних в Монголии стоит выделить пусть незначительное, но все же заметное увеличение возбуждения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Очень долгое время с данными пороками несовершеннолетние в Монголии практически не сталкивались, сегодня количество зарегистрированных преступлений (динамика последних пяти лет) по данной статье выглядит следующим образом. В 2013 году в Монголии зарегистрирован 1 случай; в 2014 году – 3; в 2015 году – 7; в 2016 году – 7; в 2017 году уже 9 преступлений, то есть за последние пять лет преступления данной категории увеличились в 9 раз.

Если рассматривать преступность несовершеннолетних в Российской Федерации, то она отличается следующей динамикой: 1997 г. – 10,9 %; 1998 г. – 10,3 %; 1999 г. – 9,6 %; 2000 г. – 8,9 %; 2001 г. – 9,0 %; 2002 г. – 9,1 %; 2003 г. – 9,6 %; 2004 г. – 9,8 %; 2007 г. – 7,8 %; 2008 г. – 6,8 %; 2009 г. – 5,7 %; 2010 г. – 5,5 %; 2011 г. – 5,5 %; 2012 г. – 5,1 %; 2013 г. – 5,4 %; 2014 г. – 5,0 %; 2015 г. – 3,2 %; 2016 г. – 4,5 %; 2017 г. – 4,1 %.

Согласно официальным статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ подавляющее большинство среди осужденных несовершеннолетних составили учащиеся и студенты (69,08 %). Преобладающие позиции по половому признаку занимают подростки и юноши мужского пола (93,71 %) [2].

Более трех четвертей подвергнуто осуждению несовершеннолетних за преступления против собственности (78,12 %), регламентируемые гл. 21 УК РФ. Преимущественными показателями в данном перечне отличается кража (49,04 %). Затем следуют такие составы преступлений, как грабеж (12,46 %), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (10,33 %), разбой (3,63 %), вымогательство (1,33 %), мошенничество (0,78 %). Вследствие этого можно заключить, что преимущественному осуждению подлежат несовершеннолетние за преступления корыстной направленности (67,24 %).

Что касается иных глав Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, то относительные показатели осужденных по соответствующим главам выглядят следующим образом: гл. 21 УК РФ – 78,12 %; гл. 25 УК РФ – 9,71 %; гл. 16 УК РФ – 6,07 %; гл. 18 УК РФ – 1,65 %; гл. 32 УК РФ – 1,11 %; гл. 24 УК РФ – 1,02 %; гл. 27 УК РФ – 0,72 %; гл. 19 УК РФ – 0,47 %; гл. 29 УК РФ – 0,35 %; гл. 31 УК РФ – 0,27 %; гл. 22 УК РФ – 0,22 %; гл. 26 УК РФ – 0,14 %; гл. 17 УК РФ – 0,058 %. Пристального внимания заслуживают показатели осужденных несовершеннолетних в РФ за преступления против здоровья населения и общественной нравственности (гл. 25 УК РФ). В рамках данной главы преимущественному осуждению подлежали подростки и юноши за преступный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и иных психоактивных веществ – 9,61 % (ст. 228-2341 УК РФ).

За преступления против жизни и здоровья (гл. 16 УК РФ) подлежало осуждению 6,07 % несовершеннолетних. Наиболее распространенными в указанном перечне преступлениями признаются умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 111–112 УК РФ), в совокупности образующие показатель 3,72 %. Затем следуют осужденные за умышленное причинение легкого вреда здоровью (0,96 %). Осуждению за убийства, в том числе реализованные при отягчающих обстоятельствах, подлежало 0,76 % несовершеннолетних.

Преобладание в РФ общеуголовной корыстной преступности среди несовершеннолетних соответствующим образом отражается на видах назначаемых судами наказаний. Условное осуждение к лишению свободы преобладает в обвинительных приговорах судов по уголовным делам несовершеннолетних (38,63 %). Следующие позиции отводятся обязательным работам (23,6 %), лишение свободы на определенный срок (16,85 %), штраф (8,96 %), исправительные работы (1,51 %).

Указанные выше проблемы, на наш взгляд, разрешимы обществом с учетом и поправкой на ряд существующих в стране сложных социально-экономических, правовых, политических и морально-нравственных аспектов. Что касается Монголии, то неоднократно в юридической литературе ряд авторов отмечали негативные тенденции, характерные для современного монгольского общества, среди которых: неудовлетворительные условия воспитания детей в семье; низкий уровень воспитательной работы в учебных учреждениях; кризис института семей (увеличивающееся количество разводов и др.); безработица родителей; резкое социальное расслоение населения в Монголии; деградация системы здравоохранения; разрушение сети государственных организаций, обеспечивающих культурный досуг несовершеннолетних и др. [6–8].

Принимая во внимание, что в Монголии в период реформ увеличилось число беспризорных детей, был принят Закон «О временном задержании беспризорных детей», при составлении которого учитывались рекоменда­ции международных правовых документов. В соответствии с указанным законом был принят Устав дома для задержанных беспризорных детей. Была принята система и порядок заключения и освобождения, отмечены правила и распорядок дома пред­варительного заключения.

В рассматриваемых документах определены цели правосудия в от­ношении несовершеннолетних: содействие ресоциализации несовершен­нолетнего правонарушителя, обеспечение принципа соразмерности пре­ступления и наказания. Это предполагает исключение чисто карательной направленности уголовной юстиции в отношении несовершеннолетних и учет при выборе средств воздействия как особенностей личности подро­стка, так и обстоятельств правонарушения, характера и степени общест­венной опасности, тяжести последствий.

В Пекинских правилах содержатся положения о соблюдении основ­ных принципов безопасности, об участии родителей, опекунов в деятель­ности по контролю за решением дела на всех этапах следствия. Дети должны считаться невиновными, быть проинформированными о том, в ка­кое дело ввязались, знать, что имеют право ничего не отвечать, взять адво­ката. В случае ареста, задержания, заключения по стражу ребенка его ро­дители должны быть немедленно проинформированы об этом. Отношения между правовыми учреждениями и детьми должны складываться с уваже­нием правового положения ребенка, не доставляя ему какого-либо вреда. В случае необходимости ареста, задержания, заключения под стражу детей необходимо задерживать как можно на малый срок. При возможности пра­вильнее пользоваться другими методами, такими как содержание под кон­тролем родителей и учебных заведений, под домашним арестом и другие способы [6, с. 26].

Новый Уголовный кодекс Монголии (2017 г.) предусматривает, что несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление возможно путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Мировое сообщество сошлось во мнении о необходимости сокращать сферы применения лишения свободы и расширения практики использова­ния альтернативных мер. В особенности актуальным это положение явля­ется применительно к несовершеннолетним. Давно уже известно, что пре­бывание в изоляции мало способствует развитию личности подростка и отвращению от криминальной среды. Именно поэтому Организация Объе­диненных Наций одобряет применение альтернативных мер к несовершен­нолетним, совершившим преступления. Представляется, что отсрочка исполнения приговора может иметь по­зитивное влияние при условии, что соответствующим образом будет орга­низована. Это довольно серьезная альтернатива не только лишению свобо­ды, но и другим видам наказания [3, с. 87]. Альтернативной здесь является применение к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой и средней тяжести принудитель­ных мер воспитательного воздействия, предусмотренных кодексом, в числе которых обозначена и передача под надзор специализированного го­сударственного органа. По нашему мнению, такой орган имеется – комис­сия по делам несовершеннолетних. Необходимо только обеспечить четкие организационно-правовые основы деятельности.

Применение к несовершеннолетним аль­тернативных мер возможно уже на самой ранней стадии процесса, когда решается вопрос о замене уголовной ответственности. При этом, как из­вестно, несовершеннолетний исключается из системы уголовного право­судия, что само по себе является положительным. Но необходимо подчеркнуть, что сам факт исключения несовершеннолетнего из дальнейшего уголовно-процессуального участия – еще не решение проблемы. Здесь важ­но, чтобы подросток не оставался без внимания социума. Именно поэтому в зарубежных странах предоставляется возможность отдать дело социаль­ным службам: сотруднику службы защиты, социальному работнику, спе­циалисту, ведущему реабилитационные программы и др. За результатами проводимой работы осуществляется надзор до выполнения подростком всех условий и обязательств.

Исполнение наказаний в отношении несовершеннолетних должно опираться на международные правовые акты. Монгольское государство, являясь частью миро­вого сообщества и признавая юридическую силу международных право­вых актов, касающихся несовершеннолетних, принимает во внимание и руководствуется ими в формировании и реализации уголовной политики в отношении несовершеннолетних. В настоящее время в Монголии принято около 60 законов и других нормативных актов, касающихся несовершен­нолетних правонарушителей. Вместе с тем ряд положений международных правовых актов нуждается в закреплении и развитии в национальном праве: об обязательности учета условий жизни и воспитания личности несо­вершеннолетнего при назначении наказания, об обеспечении конфиденци­альности, о специальных законах для детей, совершивших преступления, и учреждений для них и др.

Исполнение наказаний в отношении несовершеннолетних реализуется многими субъектами. Особое внимание уделено деятельности семейных, родственных образований, общественных организаций, а также официальным государственным специализированным органам по реализации уголовной поли­тики в отношении несовершеннолетних.

Заключение и выводы

Таким образом, преступность несовершеннолетних – это составная часть общей преступности, представляющая собой совокупность уголовно-наказуемых деяний, совершенных лицами в возрасте от 14 до 18 лет. Преступность несовершеннолетних имеет высокую латентность, приведенные показатели, по оценкам экспертов, в 3–4 раза ниже реальных показателей. При этом значительная часть преступлений совершается лицами моложе 14 лет. В результате реальные показатели подростковой преступности подлежат увеличению на 30–35 %. Преступность несовершеннолетних служит питательной базой общей преступности. На основе полученных данных следует, что только 10 % лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, в дальнейшем выбирают правопослушный образ поведения.

Основными причинами и условиями, влекущими преступное поведение несовершеннолетних, стоит признать семейный фактор – воспитание детей в условиях неполной семьи, одним родителем; тяжелое материальное положение, плохие жилищные условия семей, нужда в питании и одежде; грубость, жестокость, насилие в семье, воспитание детей в условиях эмоционального голода; злоупотребление взрослыми членами семьи спиртными напитками, скандалы, драки, сексуальная распущенность; наличие в семье судимых родственников (родителей, братьев, сестер, бабушек, дедушек), прививающих культ тюремной субкультуры. Преступность несовершеннолетних провоцируется ситуативным характером, различного рода обстоятельствами, включающими отсутствие жизненного опыта, особенности возрастной психики, стремление быть членом неформальных молодежных групп досугового характера.

В раскрытии проблемы противодействия преступности несовершеннолетних хотелось бы отметить, что же повлияло в первую очередь на современную ситуацию в Монголии. Как отмечают сами сотрудники правоохранительных органов, принятое новое законодательство придерживается принципов гуманности в отношении несовершеннолетних. Увеличилась возможность влиять на поведение впервые оступившихся подростков силами общественности, институтами семьи, не привлекая в данной ситуации правоохранительные органы. Качественно изменилась работа правоохранительных органов, где основной упор делается на профилактику. Значительно расширен круг лиц, в отношении которых проводятся профилактические мероприятия, все более активно используются возможности социальных сетей, телевидения, Интернета. В конечном итоге все это обусловливает повышение правовой культуры и правового сознания граждан Монголии.

При этом общими стратегическими составляющими в борьбе с преступностью несовершеннолетних в РФ и Монголии является консолидация предупредительной деятельности со стороны различных субъектов, а именно субъектов, непосредственно реализующих и контролирующих деятельность по предупреждению преступлений несовершеннолетних (федеральные и региональные органы власти и управления, комиссии по делам несовершеннолетних); субъектов, осуществляющих профилактику в ходе выполнения своих основных функций (прокуратура, ОВД, комитеты по делам молодежи, органы образования, здравоохранения, спортивные организации и др.); субъектов индивидуальной профилактики (семья, учебные и трудовые коллективы, подразделения профилактики правонарушений несовершеннолетних органов внутренних дел и др.).

Yury V. Kharmaev

Buryat State University
 

Author for correspondence.
Email: kharmaev@mail.ru

Russian Federation, 24A, Smolina street, Ulan-Ude, 670000

Candidate of Law, Associate professor

Ider Batchuluun

National Police Agency of Mongolia

Email: I.batchuluun@yahoo.com

Mongolia

A head of Department.

  1. Авдеев, В. А. Уголовно-правовое регулирование преступлений против жизни в контексте противодействия насильственной преступности в РФ [Текст] / В. А. Авдеев, Е. В. Авдеева // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. - 2018. - № 1 (19). - С. 32-36.
  2. Авдеев, В. А. Конституционализация уголовного закона в сфере обеспечения права человека на жизнь [Текст] / В. А. Авдеев, Е. В. Авдеева // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. - 2014. - № 4. - С. 207-216.
  3. Амгаланбаяр, Ц. Предупреждение преступности несовершеннолетних в Монгольской республике [Текст] / Ц. Амгаланбаяр // Вопросы ювенальной юстиции. - 2002. - № 3. - С. 26.
  4. Баатаржав, Н. Криминология [Текст] / Н. Баатаржав. - Улан-Батор : Наранбулаг, 2015. - 170 с.
  5. Беляева, Л. И. Об альтернативах для несовершеннолетних [Текст] / Л. И. Беляева // Развитие альтернативных санкций в российской уголовной юстиции: опыт и перспективы : материалы международной конференции 29-30 мая 2002 г. - Москва, 2002. - С. 87-92.
  6. Жанцан, С. Причины и условия преступлений, совершаемых несовершеннолетними [Текст] / С. Жанцан. - Улан-Батор, 2008. - 136 с.
  7. Тумэнбаяр, А. Участие полиции в предупреждении преступности несовершеннолетних, его регулирование [Текст] : дис. … канд. юрид. наук / А. Тумэнбаяр. - Улан-Батор, 2012. - 146 с.
  8. Пурэврагча, С. Вопросы профилактики подростковой преступности [Текст] / С. Пурэврагча. - Улан-Батор, 2007. - 50 с.
  9. Цагдаагийн ерөнхий газар = Главное управление полиции Монголии [Сайт]. - Режим доступа : http://police.gov.mn// (Дата обращения: 05.08.2018 г.).

Views

Abstract - 73

PDF (Russian) - 28

PlumX


Copyright (c) 2018 Kharmaev Y.V., Batchuluun I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.