System connections of emotional-evaluative lexicon in dialects of Tobolo-Irtyshye

Cover Page

Abstract


The article investigates the system of relations of emotional and evaluative vocabulary of Tobolo-Irtyshye dialects. Important properties of emotional and evaluative vocabulary are relations of synonymy, antonymy and polysemy. The dialect vocabulary of the moral-ethical content, characterized by expressive coloration, richness composition, semantic diversity, reflects the self-esteem of the Russian people, their perception of the world.


Антропоцентрическая, этнокультурная и социологическая направленность современного языкознания порождает обращение к народным говорам как к особому источнику, своего рода исконному началу многих явлений русского языка и, следовательно, выразителю национального мироощущения. Фонетический облик, лексическое наполнение и грамматические особенности русских народных говоров привлекают к себе внимание многих исследователей. Интерес, проявляемый отечественными лингвистами к русским диалектам, и в настоящее время вполне закономерен. Лингвисты отмечают, что непосредственно в диалектной лексике находит отражение многовековая история народа, его культура, быт и нравы.

Говоры юга Тюменской области исследуются силами филологов Тюменского университета. Известны труды С. М. Беляковой (2008) [1] и Н. В. Лабунец (2002) [7]. Вместе с тем в отечественной диалектной лексикологии пока чрезвычайно мало исследований обобщающего характера, где отдельные понятийные категории рассматривались бы полно и многоаспектно [1, 110]. В связи с этим актуальность изучения эмоционально-оценочной лексики связана с неизученностью диалектной лексики территории позднего заселения русскими, а именно территории, прилегающей к рекам Иртышу и Тоболу – Тобольского, Ярковского, Вагайского и Уватского районов. Ее условно назовем Тоболо-Иртышьем.

Предметом исследования стало функционирование диалектной и просторечной лексики, а именно имен прилагательных и существительных, а также устойчивых сочетаний с эмоционально-оценочной характеристикой внешних и внутренних качеств человека, собранных методом прямого сбора материала путем бесед с респондентами на территории Тобольского, Вагайского, Ярковского и Уватского районов Тюменской области.

В качестве объекта изучения рассмотрим синонимию, антонимию и полисемию как особый вид междусловных семантических отношений.

Синонимические отношения в исследуемом материале особо отражают эмоциональное состояние русского человека, способное ярко и многообразно характеризовать внешние и внутренние качества человека. Явление синонимии усложняется существованием в диалектном языке Тоболо-Иртышья старых и новых лексических элементов. В связи с этим синонимические ряды в исследуемом материале представлены наиболее разветвленно и многочисленно.

Слова, находящиеся в синонимических отношениях, образуют в говорах Тоболо-Иртышья синонимические ряды: ‘боевой, смелый, решительный’: бедоватый, бедовский, бросноватый, мутуристый, гладкостриженый, поворотистый, рисковый, плясуний, смельчатый, спесивый; ‘нелюдимый’: громкоголосый, несогласoванный, несуря́дливый, несою́зный, ознoбный, нелюдовaтый, нелюдoвый, нелюдивый, людовaтый; ‘озорной, непослушный, своевольный’ (чаще о детях): бедовский, бядовский, разбойный, ретивый, шальковатый, шаловатый, шалый; ‘слабый физически, больной’: вяленький, маломожненький, незаводненький, незафивненький, скудненький, чахленький.

В синонимические отношения могут вступать отдельные диалектные слова, свободные сочетания слов, зависимые компоненты которых синонимичны, а также фразеологические сочетания. В таком синонимическом ряду доминантой является слово, имеющее наименьшее ограничение в употреблении: ‘скандальный, крикливый человек’: бронистый, бросливый, бузливый, буявый, варайдучий, возбранный, мяляйдучий, ревливый, скандалисный, собаковатый, дуровoй, мерендучий, варадучий, варандучий, брезготлувый, неполaдливый, греховoдный, ножoвый.

Синонимами в данной группе слов являются следующие слова: ‘большанский, большинский, долгенький, крупнорослый’ – с общим значением ‘человек высокого роста’; басколи'ций, кази'стый, молодцева'тый, красови'тый, пригля'дистый, прима'нсливый, пудри'стый, рахма'нный, фарто'вый – с общим значением ‘красивый человек’; молодова'тый, молодоликова'тый, молодолико'тый – ‘молодой человек’ и др.

Явление синонимии усложняется временным существованием старых и новых лексических элементов. В языке исследуемой лексики врачевания синонимические отношения наблюдаются и среди однословных врачебных терминов и апеллятивов, и среди терминологических сочетаний. Проявление системных, в частности синонимических, отношений в подсистеме лексики врачевания объясняется тем обстоятельством, что анализируемая лексика не может быть определена как терминологическая в строгом смысле этого слова: 1) ехuда, бубaрка, жuгaло (‘о злом человеке’); 2) забирyха, жaдник, жмoд, жмoда, жмoха, жoм, жoма, жмyр, жадник, жаднyля, загребuсвет и загробuсвет (‘о жадном человеке’); 3) брязгa, кя́райда, варaйдунья, вaрайдун (‘ворчун’); 4) молочаг, молочак, бузa, мазурик (‘озорник’); 5) занoс, нyдница (‘зазнавшийся’); 5) задирuха, неспустuха, задирник, дракуша, забeка (‘задира’); 6) бaлбахъ, беспромыслица, беспромы́слица (‘непутёвый’); 7) брешня, вертун, вралица, враля, вралина, врулька, обдериха (‘вруша, обманщица’); 8) жульё, шпана (‘хулиган’). Слова, находящиеся в синонимических отношениях, образуют синонимические ряды.

В синонимические отношения наряду с общеупотребительными однословными апеллятивами вступает большинство терминологических сочетаний, часто фразеологического характера, образуя синонимические пары: бры́згалка – ‘нервная женщина’; бурандунья – ‘ворчливая женщина’; жигaло – ‘злобный человек’; мы́тарь – ‘беспутный человек’; забируха – ‘жадный человек’, кя́райда – ‘ворчливый человек’, мoмот – ‘угрюмый человек’, занoс – ‘высокомерный человек’, молодaя забaва – ‘молодуха’, высoко себя́ нести – ‘быть заносчивым, высокомерным’ и др.

Таким образом, синонимия представляет собой в говорах Тоболо-Иртышья особый вид междусловных семантических отношений.

Исследование имен прилагательных, характеризующих внешние и внутренние данные человека, позволяет другой тип отношений – антонимию.

Антонимия представлена менее рельефно и прослеживается не во всех тематических группах:

  1. Антонимия среди имен прилагательных, характеризующих внешние данные человека:

‘Человек высокого роста’ – большанский, большинский, долгенький, крупнорослый, матёрый.

‘Человек низкого роста’ – малехонный, малюхонный, махонный, махрньктй, таконький, чутенький.

‘Красивый человек’ – кережий, неклюжий, страховитый, страшённый.

‘Некрасивый человек’ – кережий, неклюжий, страховитый, страшённый.

‘Хорошо одетый, нарядный человек’ – начуфуренный, форсовитый, щапливый, щекотливый.

‘Плохо одетый, неряшливый человек’ – барахлистый, рипсоватый неопряшливый, шимоволосый.

  1. Антонимия среди имен прилагательных, характеризующих внутренние данные человека:

‘Спокойный человек’ – невы́ходной, остонoвненький.

‘Скандальный, крикливый человек’ – бронистый, бросливый, бузливый, буявый, варайдучий, возбранный, мяляйдучий, ревливый, скандалисный, собаковатый, дуровoй, мерендyчий, варадyчий, варандyчий, брезготлuвый, неполaдливый, греховoдный, ножoвый.

Нервный вспыльчивый – бросовaтый, крутовaтый, вскuпчивый, бросарлuвый.

‘Умный человек’ – башковатый, толковистый, тороватый, удумчивый, ухватистый, фартовый.

‘Умственно неполноценный, глупый человек’ – чепутной, пришалимый, чудесный.

‘Общительный, разговорчивый’ – подходчивый, свойсливый, ласкoсловый, людя́вый, людскoй, свойчивый.

‘Угрюмый, недовольный’ –

безуты́шный, жмyра.

Замкнутый, нелюдимый – лесовой, людоватый.

Таким образом, изучение лексики, характеризующей внешние и внутренние качества человека, показало огромные возможности говоров. Синонимические и антонимические отношения данных групп позволяют видеть богатство диалектного языка.

Отметим, что полисемантизм некоторых слов среди имен прилагательных, характеризующих внутренние и внешние данные человека.

Через многозначность проявляются системные отношения в лексике, поскольку развитие семантической структуры или иного слова происходит на основе каких-либо ассоциаций. Полисемия в изучаемой лексике не основная, а скорее, периферийная черта. По нашим наблюдениям, многозначными являются только 420 слов, что составляет 20 % от общего числа собранных слов: людоватый – 1) ‘замкнутый, нелюдимый’; 2) ‘живущий среди людей’; фартовый – 1) ‘умный человек’; 2) ‘везучий человек’; мы́тарь – 1) ‘хитрый человек’; 2) ‘опустившийся человек’; жалостный – 1) ‘беспомощный’; 2) ‘несчастный человек’ и др.

Следует отметить частность этого явления среди имен прилагательных и гораздо реже среди имен существительных, содержащих качественную оценку: Моло'дка – 1) ‘молодая замужняя женщина’. Молодка вошла в избу, накрыла на стол (д. Горнослинкино, Уватский р-он); 2) Стяж. ф. прилагат. ‘Mолодой’. Я молодкой работать начала (д. Абалак, Тобольский р-он). 2) ‘Незамужняя девушка’. Я молодка работать начала (д. Тахтаир, Тобольский р-он).

Таким образом, важными системными свойствами изучаемой лексики являются отношения вариантности, синонимии, антонимии и полисемии.

По своей функциональной принадлежности эмоционально-оценочная лексика говоров Тоболо-Иртышья неоднородна: семантические группировки уже при первичном анализе отражают сплав народно-разговорной лексики и диалектной, что представляется не всегда возможным разграничить.

Для диалектного слова характерна утрата эмоционально-оценочной функции: оно может употребляться как нейтральное, а нейтральное может переходить в эмоциональное. Эмоционально-оценочная характеристика слова создается самим контекстом, интонацией, например: Ой, он чамливый такой, ничего не ест. Аппетит хороший, ест всё без разбора, кроме мухомора (д. Щетково, Ярковский р-он).

В современной диалектной речи местных жителей Тоболо-Иртышья эмоциональность и выразительность, оценочная характеристика слова создается благодаря использованию в речи устаревших слов в качестве производящих. В процессе анализа приходим к выводу о том, что основной состав эмоционально-оценочных прилагательных – это лексико-словообразовательные диалектизмы.

Региональная лексика нравственно-этического содержания, характеризующаяся экспрессивной окрашенностью, богатством состава, семантическим разнообразием, отражает самооценку русского человека, его мировосприятие.

Всестороннее изучение русских говоров Западной Сибири представляет интерес не только собственно диалектологический, но и общелингвистический, т. к. сибирские говоры формировались в процессе взаимодействия разносистемных языков, оказавшихся в соседстве друг с другом на территории новых поселений. Это открывает возможности дальнейшего изучения закономерностей языкового развития, особенностей языкового контактирования, обогащает общее языкознание необходимым материалом для дальнейшей разработки теории субстрата и т. д. Дальнейшее изучение говоров Западной Сибири может дать богатейший материал и для диалектологии, и для истории языка, и для истории народа.

Margarita S. Vykhristyuk

Yugra State University

Author for correspondence.
Email: margaritavv@mail.ru

Russian Federation, 16, Chehova street, Khanty-Mansiysk, 628012

Doctor of Philologcal Sciences, Professor of the Department of Russian language and literature, Humanities Institute

  1. Белякова, С. М. Материалы и исследования по русской диалектологии [Текст] / С. М. Белякова. – Т. 3. – Наука, 2008. – С. 110–121.
  2. Блинова, О.И. Словарь антонимов сибирского говора [Текст] / О. И. Блинова. – Томск, 2003.
  3. Блинова, О. И. Частотный мотивационный словарь: говоры Среднего Приобья [Текст] / О. И. Блинова // Мотивационный диалектный словарь: говоры Среднего Приобья. – Т. 3. – Томск, 1983. – С. 321–353.
  4. Богословская, З. М. Словарь вариантной лексики сибирского говора [Текст] / З. М. Богословская. – Томск, 2000. – 320 с.
  5. Бакулина, Е. А. Словник-толкователь эмоционально-оценочной лексики говоров Сибири [Текст] / Е. А. Бакулина, М.С. Выхрыстюк. – Тобольск : ТГСПА им. Д. И. Менделеева, 2013. – 104 с.
  6. Выхрыстюк, М. С. Словарь народно-разговорной лексики Тоболо-Иртышья [Текст] / М. С. Выхрыстюк. – Тобольск : ТГСПА им. Д. И. Менделеева, 2011. – 212 с.
  7. Лабунец, Н. В. Обско-угорские заимствования в географической терминологии русских старожильческих говоров юга Тюменской области [Текст] / Н. В. Лабунец // Космос Севера. – Екатеринбург : Средне-Уральское кн. изд-во, 2002. – Вып. 3. – С. 160–171.

Views

Abstract - 154

PDF (Russian) - 126

PlumX


Copyright (c) 2017 Vykhristyuk M.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.