Methodological approaches to assessing the level of social and economic development of the northern oil-producing region

Cover Page

Abstract


The article explores methodological approaches to assessing the level of social and economic development of Russian regions. The indicators of social and economic development of the Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug - Ugra are analyzed. Based on the identified trends in the development of the northern oil-producing region, regional policy directions are proposed. Taking into account the existing theoretical and methodological base, the paper presents the "Matrix for assessing the level of social and economic development of the oil producing northern region".


Проблема оценки уровня социально-экономического развития регионов с целью максимально рационального использования их потенциала является объектом исследования многих зарубежных и российских ученых. Важнейший опыт в области исследования региональных инновационных моделей, повышения эффективности региональных экономик, территориальных моделей инноваций, оценки региональной конкурентоспособности, структуры регионального управления в глобализованном мире отражен в трудах таких зарубежных авторов, как: Р. Капелло, Р. Камагни, С. Лензи, М. Фодди, С. Усай, Д. Форай, Дж. Годдард, Х. Бельдарарен, М. Ландабасо, П. Макканн, К. Морган, К. Наувеларс и Р. Ортега-Аргилес, П. Кук, М. Хайденрайх.

Повышению потенциала саморазвития региона, диагностике структуры регионального экономического пространства, вопросам устойчивого развития региональных социально-экономических систем, оценке стабильности социально-экономического развития административно-территориальных образований посвящены работы таких российских экономистов, как: Бородин В. А., Богомолова Л. Л., Гатауллин Р. Ф., Каримов А. Г., Уляева А. Г., Исянбаев М. Н., Лубашев Е. А., Мендель А. В., Фадеева Н. П., Морозова Т. Н., Орехова Е. А., Плякин А. В. [1–3; 6–9].

Анализ мнений российских исследователей позволяет выявить несколько основных специальных подходов к исследованию состояния регионов: функционально-стоимостный; политологический; социальный; с позиции финансовой устойчивости; по степени благоприятности инвестиционного и инновационного климата; с позиций географических и функциональных особенностей [16, 66].

Основу федеральной региональной политики в настоящее время составляет принцип выравнивания социально-экономического развития регионов. Данный принцип весьма наглядно отражен в нормативных правовых актах, регулирующих вопросы взаимодействия федерального центра с регионами.

Основные направления государственной политики регионального развития на долгосрочную перспективу определены в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 года № 1662-р [4]. К главным этапам реализации стратегии социально-экономического развития регионов относятся:

  • проектно-исследовательский этап (2005–2006 гг.), заключающийся в исследовании инфраструктурных ограничений социально-экономического развития регионов РФ, выявлении приоритетов регионального развития и закреплении мероприятий государственной поддержки регионов в нормативно-правовых актах;
  • этап реализации пилотных проектов и программ (2007–2010 гг.), предполагающий осуществление на базе пилотных регионов мероприятий государственной и региональной поддержки, принятых в федеральных и ведомственных целевых программах;
  • этап системных преобразований (2011–2020 гг.), сущность которого заключается в реализации мероприятий федеральных и ведомственных целевых программ регионального развития.

Наряду с вышеуказанными этапами реализации стратегии развития регионов важное значение для обеспечения устойчивого развития экономики страны на сегодняшний день приобретает вопрос поддержки северных нефтедобывающих регионов. Особый интерес в рамках данного исследования представляет анализ социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры (далее – ХМАО-Югра, Югра, Ханты-Мансийский автономный округ, автономный округ). Югра является одним из стратегических регионов, определяющих уровень модернизационного и инновационного развития России. Конкурентные преимущества региона обеспечены богатейшими природными ресурсами, мощным экономическим потенциалом, высоким уровнем в области формирования человеческого капитала. Наибольший удельный вес в структуре валового регионального продукта Югры занимает добыча полезных ископаемых.

Экономическая оценка развития базовых социально-экономических показателей за период 2012–2016 гг. отражает весьма нестабильное социально-экономическое состояние северного нефтедобывающего региона. К основным показателям экономического развития можно отнести показатели валового регионального продукта (ВРП) и инвестиций в основной капитал. Показатель валового регионального продукта отражает процесс производства продукции и является важнейшим индикатором эффективности развития того или иного региона [17]. В результате анализа изменения показателя ВРП выявлено, что за период с 2012 по 2016 гг. в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре данный показатель увеличился на 391,9 млрд руб. [10]. Инвестиции в основной капитал характеризуют средства, предназначенные и израсходованные для простого и расширенного воспроизводства основных фондов в производственной и непроизводственной сферах, в том числе затраты на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, транспортных средств, производственного и хозяйственного инвентаря [17]. В Югре за последние пять лет зафиксирован рост показателя объема инвестиций в основной капитал на 101,8 млрд руб. [13].

Несмотря на имеющиеся положительные тенденции в развитии экономической сферы ХМАО-Югры вызовами для экономики региона на сегодня являются:

  • общее ухудшение внешнеэкономической ситуации;
  • высокие налоги и сборы на предпринимательскую деятельность;
  • существующие административные барьеры;
  • увеличение стоимости кредитных ресурсов;
  • снижение объема направляемых на поддержку инновационного развития региона бюджетных средств.

Состояние экономической ситуации отражает также процесс распределения предприятий по видам экономической деятельности. Анализ распределения предприятий по сферам экономики в 2015–2016 гг. выявил следующие тенденции в ХМАО-Югре:

  • основная часть предприятий концентрируется в сфере «Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» – 29,92 % от всех зарегистрированных предприятий [14];
  • значительная часть предприятий автономного округа сосредоточена также в сферах «Строительство» – 19,29 % и «Транспорт и связь» – 12,44 % [14];
  • в наиболее значимой для экономики нашей страны сфере «Обрабатывающие производства» концентрируется незначительное число предприятий округа, всего 7,33 % [14];
  • наименьшее число всех предприятий от 3 до 4 % сосредоточено в сферах «Производство и распределение электроэнергии газа и воды», «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство», «Рыболовство, рыбоводство», «Гостиницы и рестораны» [14].

Сфера «Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» остается на сегодня наиболее востребованной для предпринимателей, так как данная сфера за небольшой промежуток времени позволяет получить наибольшую прибыль. Необходимо отметить также незначительное количество предприятий, осуществляющих деятельность в сфере «Обрабатывающие производства», данная тенденция отражает ситуацию, при которой органы региональной власти создают недостаточно благоприятные условия для ведения бизнеса в области обработки и переработки сырья и материалов.

Важнейшими показателями, отражающими существующий бизнес-климат для ведения предпринимательской деятельности, являются: общее число малых предприятий, осуществляющих деятельность на территории региона; среднесписочная численность работников, занятых на малых предприятиях; оборот малых предприятий. На территории ХМАО-Югры за период с 2012 по 2014 гг. (статистические данные за 2015–2016 гг. отсутствуют) общее число малых предприятий выросло на 1,1 тыс. ед. [15]. Наряду с указанной положительной тенденцией, для показателя «Среднесписочная численность работников, занятых на малых предприятиях» характерно снижение за три года на 6,9 тыс. чел. [13] (Таблица).

 

Таблица. Общие показатели деятельности малых предприятий в северных нефтедобывающих субъектах РФ

Наименование

субъекта РФ

Общее число малых предприятий (тыс. ед.)

Среднесписочная численность

работников, занятых на малых предприятиях

(тыс. чел.)

 

Оборот малых предприятий

(млрд руб.)

2012 год

2014 год

изменение (+/-)

2012 год

2014 год

изменение (+/-)

2012 год

2014 год

изменение (+/-)

Республика Карелия

9,3

9,3

0

53,2

47,5

-5,7

77,8

82,9

5,1

Республика Коми

12,2

13

0,8

59,1

50,9

-8,2

126

118

-8

Ненецкий авт. округ

0,4

0,4

0

2,2

2

-0,2

4,3

4,2

-0,1

ХМАО-Югра

 

25,7

26,8

1,1

102,9

96

-6,9

299,4

312,7

13,3

ЯНАО

 

6,8

7,1

0,3

23

23

0

71,4

72,9

1,5

Иркутская область

24,8

28,6

3,8

169,1

170,1

1

369,9

388,1

18,2

Камчатский край

5,1

5,2

0,1

27,8

27,4

-0,4

68,3

70,5

2,2

 

Источник: разработано авторами на основании данных: Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации [10; 15]

 

При оценке уровня социального развития региона, по нашему мнению, следует учитывать изменение следующих показателей:

  • общая численность безработных;
  • размер начисленной заработной платы на одного работника;
  • стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг;
  • миграционный прирост или убыль населения;
  • объемы строительства жилых домов.

Если основные экономические показатели ХМАО-Югры за последние пять лет невысокими темпами, но увеличиваются, то для перечисленных выше социальных показателей характерно снижение. Так, для автономного округа на протяжении длительного периода зафиксировано ежегодное снижение размера заработной платы в среднем на 2,9 % [13]. Несмотря на снижение уровня заработной платы, стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг в 2016 году выросла в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре на 5,9 % [15]. Среди причин повышения стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг: увеличение стоимости закупки сырья и оборудования, усиление инфляционных процессов, появление избыточного спроса на потребительские товары первой необходимости, повышение издержек производства.

Социальное положение региона отражает также показатель общей численности безработных, который в 2016 году увеличился в большинстве северных регионах. Не обошла данная тенденция и Югру: на территории автономного округа зарегистрирован рост численности безработных на 3 % [14]. Увеличение общего количества экономически активного населения, которое способно и желает осуществлять трудовую деятельность, но вынуждено в силу разных причин не работать, свидетельствует о нарушении равновесия на рынке труда из-за снижения размера заработной платы и ухудшения экономических условий трудовой деятельности. Высокий уровень безработицы имеет весьма негативные последствия для экономики регионов, которые выражаются в снижении доходов населения; потери уровня квалификации инженерных и рабочих кадров; уменьшении объема потребления товаров и услуг, общей покупательной способности населения; усилении социального расслоения общества.

Общий прирост населения того или иного региона на сегодня зависит не только от естественного прироста, в основе которого лежат показатели рождаемости или смертности, но и от миграционного прироста или убыли населения. В результате анализа миграционных потоков выявлено, что миграционный прирост населения автономного округа за два года составил 3864 чел. [15], что является положительной тенденцией для округа.

Важнейшим социальным показателем для населения любого региона является показатель строительства и ввода в эксплуатацию жилых домов. В 2016 году в северных нефтедобывающих регионах России введено в совокупности 2428,5 тыс. кв. м. жилых домов [10]. Ханты-Мансийский автономный округ на протяжении длительного периода является лидером по объему ввода жилого фонда, так в 2016 году на территории округа введено 728,6 тыс. кв. м жилья.

С учетом анализа социально-экономического развития ХМАО-Югры были выявлены следующие проблемы:

  • усиление глобальной конкуренции, которая охватывает не только национальный рынок, но и региональные рынки;
  • увеличение роли инноваций в социально-экономическом развитии регионов и снижение значимости традиционных факторов, которые ранее обеспечивали рост региональных экономик;
  • усиление роли человеческого капитала как основного фактора экономического развития регионов, который определяется уровнем профессионализма и компетентности инженерных и рабочих кадров;
  • постепенное исчерпание резервов экспортно-сырьевой модели экономического развития регионов;
  • нерешенность социальных и инфраструктурных проблем, проявляющихся в высоком уровне социального неравенства населения, рисках при ведении бизнеса, административных барьерах, недостаточности уровня развития инвестиционной сферы.

Решение данных проблем призвано обеспечить формирование эффективной региональной социально-экономической системы на основе предлагаемой нами «Матрицы оценки уровня социально-экономического развития северного нефтедобывающего региона» (Рисунок 1). Уровень экономического развития региона предлагаем определять на основе оценки изменения следующих показателей:

  • ВРП (Валовой региональный продукт);
  • объем инвестиций в основной капитал;
  • распределение предприятий по видам экономической деятельности (анализ включает оценку удельного веса предприятий, функционирующих в наиболее приоритетных для региона отраслях экономики);
  • показателей деятельности предприятий, в том числе малых и средних предприятий (общее число предприятий, среднесписочная численность работников, оборот предприятий).

Уровень социального развития региона отражают следующие показатели:

  • размер начисленной заработной платы;
  • стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг;
  • общая численность безработных;
  • миграционный прирост или убыль населения региона;
  • объемы строительства жилых домов.

 

Рисунок 1 – Матрица оценки уровня социально-экономического развития северного нефтедобывающего региона

Составим Матрицу оценки уровня социально-экономического развития ХМАО-Югры в 2015–2016 гг. (Рисунок 2).

 

Рисунок 2 – Матрица оценки уровня социально-экономического развития ХМАО-Югры в 2015–2016 гг.

 

В результате проведенного анализа ситуации, сложившейся на сегодня в экономической и социальной сферах ХМАО-Югры, выявлено, что по наиболее негативному сценарию начинает развиваться именно социальная сфера. С учетом этого основными направлениями региональной политики, на наш взгляд, являются:

  • реализация мероприятий по развитию сферы услуг, образования, здравоохранения, культуры в целях создания благоприятных условий для населения региона;
  • внедрение мероприятий по снижению численности безработных граждан, включающих использование гибких форм занятости, интеграцию в трудовую деятельность граждан с ограниченными возможностями здоровья, предоставление субсидий для организации рабочих мест в сфере малого предпринимательства и самозанятости, использование современных информационных технологий по оказанию услуг в области содействия занятости населения;
  • поддержка приоритетных отраслей региональной экономики и создание благоприятного бизнес-климата для осуществления предпринимательской деятельности в наиболее важных для региона отраслях (деревообрабатывающая, нефтегазоперерабатывающая, пищевая промышленность, сфера услуг, информационные технологии, переработка сырья и материалов);
  • снижение административных барьеров;
  • подготовка кадров для нужд современной инновационной экономики;
  • рациональная и безопасная эксплуатация природно-ресурсного потенциала, в том числе с использованием инструментов «бережливого производства», включающих: картирование потока создания ценности, система «5S», кайдзен, визуальный менеджмент, стандартизированные операционные инструкции, канбан, быстрая переналадка, всеобщий уход за оборудованием, «вытягивающее производство», пока-ёкэ и др.;
  • концентрация на повышении индекса развития человеческого капитала;
  • преодоление неравномерности территориального расселения населения за счет развития объектов социально-культурного назначения в сельской местности и удаленных от центра районов;
  • осуществление проектов по развитию агропромышленного, рыбопромышленного, лесопромышленного, транспортного комплексов и создание дополнительных рабочих мест;
  • поддержка культурно-познавательных, этнографических, событийных и экологических видов туризма.

Irina V. Takmasheva

Yugra State University

Author for correspondence.
Email: i_takmasheva@ugrasu.ru

Russian Federation, 16, Chehova street, Khanty-Mansiysk, 628012

Candidate of Economic Sciences, Associate Professor of the Department of Economics, Institute of Management and Economics

  1. Бородин, В. А. Повышение потенциала саморазвития регионов Сибирского Федерального округа [Текст] / В. А. Бородин // Экономика региона. – 2012. – № 1. – С. 83–89.
  2. Гатауллин, Р. Ф. Некоторые аспекты диагностики структуры регионального экономического пространства [Текст] / Р. Ф. Гатауллин, А. Г. Каримов, А. Г. Уляева // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 4–2. – С. 374–380.
  3. Исянбаев, М. Н. Устойчивое развитие региональных социально-экономических систем: приоритетные направления, механизмы управления / М. Н. Исянбаев // Проблемы востоковедения. – 2014. – № 4. – С. 12–17.
  4. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года: распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 года № 1662-р // Документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
  5. Концепция стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации (в сокращении) [Текст] // Среднерусский вестник общественных наук. – 2007. – № 3. – С. 122–123.
  6. Лубашев, Е. А. Методологические подходы к оценке уровня социально-экономического развития регионов: концептуальные различия [Текст] / Е. А. Лубашев // Журнал правовых и экономических исследований. – 2012. – № 2. – С. 208–215.
  7. Мендель, А. В. Методика определения вектора социально-экономического развития территорий (на примере регионов ПФО) [Текст] / А. В. Мендель, Н. П. Фадеева // Вестник Саратовского государственного технического университета. – 2014. – № 1. – С. 189–195.
  8. Морозова, Т. Н. Оценка стабильности социально-экономического развития административно-территориальных образований на основе комбинации ресурсного и результативного подходов [Текст] / Т. Н. Морозова // Региональная экономика: теория и практика. – 2013. – № 17. – С. 49–59.
  9. Орехова, Е. А. Методологические принципы оценки угроз эколого-экономической безопасности в регионе [Текст] / Е. А. Орехова, А. В. Плякин // Проблемы устойчивого развития и эколого-экономической безопасности региона : материалы XI Региональной научно-практической конференции. – Волгоград, 2015. – С. 67–71.
  10. Основные показатели социально-экономического положения субъектов Российской Федерации в 2016 году. – Москва, 2017. – 408 с.
  11. Петрова, Е. А. Мониторинг социально-экономического развития территории с учетом результатов управления и рисков развития [Текст] / Е. А. Петрова // Региональная экономика. Юг России. – 2015. – № 1. – С. 53–61.
  12. Растворцева, С. Н. Развитие региональной институциональной среды предпринимательства [Текст] : монография / С. Н. Растворцева, О. С. Агаркова. – Москва, 2012. – 186 с.
  13. Регионы России. Основные социально-экономические показатели городов. 2016 : стат. сб. – Москва, 2016. – 442 с.
  14. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016 : стат. сб. – Москва, 2016. – 1326 с.
  15. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2013. – Москва, 2013. – 645 с.
  16. Самарина, В. П. Основные методологические подходы к оценке неравномерности регионального социально-экономического развития и выявлению проблемных регионов России [Текст] / В. П. Самарина // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2009. – № 12. – С. 65–72.
  17. Экономико-математический словарь [Текст] : словарь современной экономической науки. – Москва : Дело. Л. И. Лопатников, 2003. – 520 с.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Figure 1 - Matrix for assessing the level of social and economic development of the northern oil-producing region View (62KB) Indexing metadata
2. Figure 2 - Matrix for assessing the level of socio-economic development of Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug - Ugra in 2015-2016. View (25KB) Indexing metadata

Views

Abstract - 1662

PDF (Russian) - 122

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2017 Takmasheva I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies