Long-term functional symptoms after total knee arthroplasty

Cover Page

Cite item

Abstract

Background: The standard of the surgical treatment for arthrosis of the knee joint (KJ) at the later stages is total arthroplasty, which allows relieving the pain and eliminating the existing deformity. However, there are not enough data on the long-term results after the surgery that is important for understanding the dynamics of the recovery and predicting the result. Aims: Study of clinical, functional, and biomechanical symptoms in patients after total arthroplasty of the knee joint in the long-term period. Methods: 22 patients after knee joint replacement and 20 relatively healthy adults (control group) were examined in long-term periods. The biomechanics of walking was studied at an arbitrary pace. The temporal characteristics of the gait cycle, shock loads and movements in the hip joints (HJ) and KJ were recorded. We recorded the time characteristics of the walking cycle, shock loads and movements in the hip joint (HJ) and KJ. The patients were divided into two subgroups according to the results of the biomechanical study. The patients from subgroup 1 had good functionality with a swing amplitude of the knee joint of 50 degrees or more, the movement algorithm was preserved. The patients from subgroup 2 had a swing amplitude of up to 50 degrees, the movement algorithm was impaired. Results: The temporal characteristics of the waking cycle of knee arthroplasty patients did not differ significantly from the control group in the long term. Abduction-adduction and rotation movements in HJ and KJ show a decrease in the amplitudes, more pronounced in the second subgroup. The main changes in the kinematics of the hip joint are characterized by a decrease in the range of motion and a longer extension time during the support period, which was found for both sides, especially in the second subgroup. The greatest changes were observed in the kinematics of the knee joints movements. They included a decrease in the amplitude of all the movements, not only on the endoprosthesis side, but also on the opposite side. Conclusions: There is no complete restoration of the knee joint function after total arthroplasty in the long term. The function of both lower limbs is symmetrically decreased. The fact of functionally different (less severe and more severe) results may be associated with the initial functional state of the joint before arthroplasty or with the subsequent period of rehabilitation.

Full Text

ОБОСНОВАНИЕ

Пациенты с остеоартритом коленного сустава страдают не только от боли, но также от нарушения походки и ограниченной подвижности. Среди заболеваний опорно-двигательного аппарата деформирующий артроз коленного сустава является лидирующим [1, 2]. Для купирования болевого синдрома и устранения деформации в кратчайшие сроки распространенным и наиболее эффективным методом хирургического лечения на поздних стадиях является тотальное эндопротезирование.

Однако, несмотря на то, что эндопротезирование коленного сустава обеспечивает снижение болевых ощущений и улучшает качество жизни, показано, что после операции может не только сохраняться патологическая походка, но и возникают трудности при выполнении ежедневных функциональных заданий [3–5].

На сегодняшний день имеется незначительное число работ, посвященных изучению функции и параметрам коленного сустава при ходьбе после тотального эндопротезирования. Патологическая биомеханика походки, связанная с нарушением движения сгибания-разгибания коленного сустава, часто проявляется до и после оперативного вмешательства. В исследовании P. Biggs и соавт. [6] показано отсутствие положительных изменений амплитуды сгибания коленного сустава спустя 13 мес после операции, несмотря на увеличение скорости ходьбы и увеличение амплитуды сгибания бедра. Описано влияние остеоартрита на изменение кинематических параметров контралатеральной конечности после тотального эндопротезирования коленного сустава [7]. M. Aljehani с соавт. [8] выявили снижение амплитуды сгибания и разгибания в контралатеральной конечности спустя 6–24 мес после операции, что может быть связано с перегружающей контралатеральные суставы асимметричной походкой после одностороннего тотального эндопротезирования коленного сустава [9]. По данным исследования B. Street и W. Gage [10], у пациентов старшей возрастной группы (77,7 года) данные изменения могут приводить к прогрессивному развитию остеоартрита и дальнейшей необходимости эндопротезирования коленного сустава на противоположной стороне.

Ряд исследований посвящен изучению влияния индекса массы тела на параметры походки. Показано, что у всех пациентов после эндопротезирования коленного сустава улучшились как биомеханические, так и клинические параметры, независимо от индекса массы тела [11, 12].

I.H. Lee [4] изучал результаты тотального эндопротезирования коленного сустава через 3 мес и спустя год после операции в двух сопоставимых выборках пациентов по 25 человек. В группе пациентов через 3 мес после операции продемонстрировано более выраженное снижение скорости ходьбы, длины шага, амплитуды разгибания коленного и сгибания голеностопного сустава в прооперированной конечности в сравнении с результатами группы в отдаленном периоде наблюдения. Эти биомеханические изменения могут быть компенсаторным ответом на менее восстановленную функцию коленного сустава. J.E. Naili с соавт. [5] также выявили положительную динамику отдаленных результатов эндопротезирования: в 68% случаев через год после тотального эндопротезирования коленного сустава увеличились амплитуда сгибания-разгибания прооперированного коленного сустава и скорость ходьбы в сравнении с результатами кинематики походки спустя 1 мес после операции.

Таким образом, исследований по влиянию тотального эндопротезирования коленного сустава на параметры походки в отдаленном периоде наблюдения недостаточно, тем не менее результаты оперативного вмешательства важны для понимания динамики восстановительного периода и прогнозирования результата.

Цель исследования — изучение функциональной, биомеханической и клинической симптоматики у больных после тотального эндопротезирования коленного сустава в отдаленный период.

МЕТОДЫ

Дизайн исследования

Исследование когортное, проспективное.

Критерии соответствия

Критерии включения: длительно существующий односторонний генуинный остеоартроз коленного сустава 3-й степени и более по Kellgren и Lawrence на момент операции; наличие проведенного одностороннего тотального эндопротезирования коленного сустава; возраст пациентов от 50 до 80 лет включительно.

Критерии исключения: остеоартроз коленного сустава менее 3-й степени по Kellgren и Lawrence; возраст пациентов младше 50 лет; наличие как на момент операции, так и на момент проведения обследования сопутствующей патологии, изменяющей биомеханику ходьбы (деформирующие артрозы других крупных суставов нижних конечностей; последствия травм и заболеваний опорно-двигательного аппарата; неврологическая патология — центральные и периферические параличи и парезы; другие состояния, изменяющие функцию движения); наличие когнитивных нарушений, послеоперационных осложнений (нестабильность эндопротеза; воспалительные заболевания; неадекватный реабилитационный период), грубой патологии сердечно-сосудистой системы, препятствующей нормальному передвижению.

Условия проведения

Исследование выполнено в период с 2018 по 2020 г. в лаборатории клинической биомеханики ФНКЦ ФМБА России.

Описание медицинского вмешательства

Производился набор группы обследуемых: пациенты с отдаленными результатами эндопротезирования коленного сустава (1–2 года после эндопротезирования) и относительно здоровые лица (контрольная группа). Пациенты в отдаленном периоде эндопротезирования по результатам биомеханического исследования были разделены на две подгруппы: по величине маховой амплитуды и алгоритму движения в прооперированном коленном суставе. В подгруппу 1 вошли пациенты с хорошим функционалом, маховой амплитудой коленного сустава ≥50°, сохраненным алгоритмом движения. В подгруппу 2 вошли пациенты с маховой амплитудой до 50° и нарушенным алгоритмом движения.

Проводилось однократное биомеханическое исследование ходьбы, функции коленных и тазобедренных суставов при поступлении пациента на плановое обследование.

Методы регистрации исходов

Исследование биомеханики походки проводилось по методике, опубликованной нами ранее [13]. Кинематику движений в тазобедренных и коленных суставах пациента исследовали с помощью пяти инерционных сенсоров, которые располагали на нижних конечностях (верхняя треть бедра и нижняя треть голени с наружной стороны, где имеется наибольшее соприкосновение с костными выступами) и в области таза; центральный сенсор фиксировали в области крестца. Фиксация осуществлялась эластичными лентами на кожные покровы пациента (рис. 1).

Рис. 1. Биомеханическое исследование ходьбы: инерционные сенсоры фиксированы эластичными манжетами на крестце, бедрах и лодыжках пациента (публикуется с разрешения пациента).

Fig. 1. Biomechanical study of walking. Inertial sensors are fixed on the patient's sacrum, hips and ankles with elastic cuffs.

Пациенты ходили естественным (комфортным) для них шагом по ровной поверхности на расстояние 10 м. Количество проходов составляло 6 раз, или увеличивалось в зависимости от длины шага пациента.

Анализировали пространственные, кинематические характеристики, а также временные параметры, такие как длительность цикла шага (ЦШ, в секундах) и длительность периода от начала ЦШ данной ноги до постановки на опору (после переноса) другой ноги.

Ударные нагрузки определяли в начале периода опоры (параметр «Нагр.» в ускорениях свободного падения «g»).

Движения в суставах анализировали следующим образом:

  • для тазобедренного сустава: по движению сгибание-разгибание отмечали амплитуду максимального сгибания в начале периода опоры (Ta1, в градусах) и фазу данной амплитуды (Tx1, в % от ЦШ), амплитуду максимального разгибания (Ta2, в градусах) и ее фазу (Tx2, в % от ЦШ) (рис. 2);
  • для движений сгибания-разгибания коленного сустава определяли амплитуду первого сгибания (A1) и ее фазу (X1), амплитуду (А2) и фазу разгибания (X2), амплитуду (А3) и фазу второго сгибания (X3) с максимумом в периоде переноса (см. рис. 2);
  • для движений отведения-приведения и ротации обоих суставов регистрировали суммарную максимальную амплитуду за ЦШ.

Рис. 2. Измеряемые амплитуды (А) и фазы (Х) на гониограммах тазобедренного (слева) и коленного (справа) суставов. По вертикали — амплитуда в градусах, по горизонтали — цикл шага от 0 до 100%.

Fig. 2. Measured amplitudes (A) and phases (X) in goniograms of the hip (on the left) and knee (on the right) joints. Vertical axis — amplitude (in degrees), horizontal axis — walking cycle from 0 to 100%.

Этическая экспертиза

Исследование выполнено в рамках планового обследования ортопеда в отдаленном послеоперационном периоде.

Статистический анализ

Обработка полученных результатов была проведена стандартными методами описательной статистики с помощью программного обеспечения Statistica 12. Для параметров с нормальным распределением производили расчет средних значений и среднеквадратичного отклонения. Оценку достоверности различий выполняли с помощью критерия Вилкоксона–Манна–Уитни с критерием р <0,05. Проводили сравнительную оценку аналогичных параметров пораженной и интактной сторон обеих подгрупп с показателями контрольной группы, пораженной стороны — с показателями интактной стороны в каждой подгруппе.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Объекты (участники) исследования

Группу пациентов составили 15 женщин и 7 мужчин. Возраст пациентов — 52–72 (средний возраст 64,5) года. Период времени от даты операции до биомеханического исследования — 13–25 мес. Подгруппу 1 составили 9 пациентов, из них 8 женщин и 1 мужчина, средний возраст 62 года; подгруппу 2 — 13 пациентов, из них 7 женщин и 6 мужчин, средний возраст 66,2 года.

Контрольная группа включала 20 исследований здоровых взрослых мужчин (n=14) и женщин (n=6); средний возраст 29,7 года.

Основные результаты исследования

Временные характеристики цикла шага и величина ударных нагрузок остаются в норме как на пораженной, так и интактной стороне в обеих группах (р >0,05) (табл. 1).

Таблица 1 / Table 1

Временные параметры цикла шага и амплитуда удара в начале периода опоры

Temporal parameters of the walking cycle and the stroke amplitude in the beginning of the support period

Параметр

Подгруппа 1

Подгруппа 2

Контроль

Интактная

Пораженная

Интактная

Пораженная

ЦШ, сек

1,2±0,1

1,2±0,1

1,3±0,1

1,3±0,2

1,2±0,1

НВД, сек

49,7±1,1

50,0±1,2

49,6±1,3

50,0±1,5

49,9±0,6

Нагр,

-1,7±0,2

-1,7±0,2

-1,5±0,2

-1,6±0,3

-1,7±0,2

Примечание. ЦШ — цикл шага; НВД — длительность периода от начала ЦШ данной ноги до постановки на опору (после переноса) другой ноги; Нагр. — ударная нагрузка в начале периода опоры (в ускорениях свободного падения «g»).

Note. GC — gate cycle; SDS — the period from the start of the GS till the heel strike of the opposite leg; Load — impact load at the beginning of the stance phase (in acceleration of graviti “g”)

Амплитуда приведения-отведения в тазобедренных суставах (Tприв.) не обнаруживает достоверных изменений в обеих группах в сравнении с контрольной, за исключением ее увеличения на пораженной конечности по сравнению с интактной в группе 1 (p <0,05). Движения ротации в тазобедренных суставах (Tрот.) достоверно снижены на интактной стороне в обеих группах (p <0,05) (табл. 2).

Таблица 2 / Table 2

Амплитуда движений в тазобедренных и коленных суставах

Amplitude of movements in the hip and knee joints

Параметр

Подгруппа 1

Подгруппа 2

Контроль

Интактная

Пораженная

Интактная

Пораженная

Tприв.

10,1±3,1

13,7±5,5#

13,1±4,6

13,3±5,7

13,9±4,2

Tрот.

9,1±3,5*

10,3±3,4

10,0±3,0*

10,5±3,0

13,1±5,6

КСприв.

10,8±5,0

11,2±5,1

14,5±8,2

15,0±6,5

18,0±8,2

КСрот.

14,7±4,8

18,4±6,0#

15,0±5,7*

19,2±9,2

21,1±8,4

Примечание. * Достоверные отличия от аналогичного значения контрольной группы; # достоверные отличия от аналогичного значения интактной стороны.

Движения приведения-отведения в коленных суставах (КСприв.) также не показывают достоверных изменений. Ротационные движения в коленных суставах (КСрот.) достоверно снижены на интактной стороне в группе 2 по сравнению с контрольной группой (p <0,05), и достоверно увеличены на пораженной стороне в группе 1 по сравнению с интактной стороной этой же группы (p<0,05).

Гониограммы движений сгибания-разгибания в тазобедренных и коленных суставах оперированной и неоперированной конечности представлены на рис. 3.

Рис. 3. Гониограммы движений в тазобедренных и коленных суставах оперированной и неоперированной конечностей. По вертикали — амплитуда в градусах, по горизонтали — цикл шага от 0 до 100%.

Fig. 3. Goniograms of movements in the hip and knee joints of the operated and intact limbs. Vertical axis —amplitude (in degrees), horizontal axis — walking cycle from 0 to 100%.

Для тазобедренного сустава имеется достоверное снижение амплитуды сгибания (Ta1) в группе 1 для интактной конечности, в группе 2 — на обеих конечностях в начале периода опоры по сравнению с контрольной группой (p <0,05). Амплитуда разгибания тазобедренного сустава (Ta2) достоверно снижена на пораженной конечности в группе 2 (p <0,05). Кроме того, достоверно увеличена фаза данной амплитуды (Tx2) по сравнению с контрольной группой (p <0,05), на интактной и пораженной конечностях — в обеих группах.

Амплитуда первого сгибания в коленных суставах (А1) достоверно снижена с обеих сторон в группе 1 и на пораженной стороне в группе 2 по сравнению с контрольной группой (p <0,05). Также данная амплитуда достоверно снижена для пораженной конечности в группе 2 по сравнению с интактной стороной этой же группы (p <0,05). Амплитуда разгибания в периоде одиночной опоры (А2) достоверно увеличена с обеих сторон в группе 2 (p <0,05). Маховая амплитуда (А3) коленных суставов достоверно снижена как на интактной, так и на пораженной конечности в обеих группах (p <0,05).

Таким образом, у больных в отдаленные сроки после эндопротезирования коленного сустава временные характеристики ЦШ не отличаются существенно от контрольной группы. Движения отведения-приведения и ротации в тазобедренных и коленных суставах обнаруживают снижение амплитуд, больше выраженное во второй подгруппе. Основные изменения кинематики тазобедренного сустава характеризуются снижением амплитуды движений и более длительным временем разгибания в периоде опоры, что обнаружено для обеих сторон, особенно в подгруппе 2. Наибольшим изменениям подверглась кинематика движений в коленных суставах. Это снижение амплитуды всех движений не только на стороне эндопротеза, но и на противоположной.

ОБСУЖДЕНИЕ

Тотальное эндопротезирование коленного сустава не приводит к значимому изменению биомеханики походки. В имеющейся симптоматике можно отметить, что регистрируемые параметры цикла шага не изменяются, т.е. имеющиеся изменения не затрагивают временную структуру.

Сгибание в тазобедренных суставах снижается достоверно как на стороне поражения, так и на интактной в обеих подгруппах. Однако достоверные отличия мы получили только в подгруппе 2, функционал которой ниже. Имеется уменьшение и амплитуды разгибания, но достоверно также только на пораженной конечности в этой же подгруппе. Таким образом, снижается длина шага и, соответственно, скорость ходьбы. Большинство исследований, наоборот, указывают на увеличение скорости ходьбы [14]. В своем исследовании A. Bonnefoy-Mazure с соавт. [15] выявили, что через год после тотального эндопротезирования коленного сустава у пациентов увеличилась скорость ходьбы в сравнении с результатами кинематики походки до и спустя 3 мес после операции. В данном случае дизайн исследования другой, и мы не имеем результатов до оперативного лечения, по этой причине сравнение может быть выполнено только в отдаленном периоде эндопротезирования.

Наиболее демонстративны изменения функции коленного сустава, которые показывают снижение амплитуды первого и второго сгибания прооперированной и интактной конечности в обеих группах, при этом в большинстве исследований главным показателем является снижение амплитуды сгибания прооперированной конечности [16, 17]. В нашем исследовании изменения на обеих конечностях приводят к отсутствию выраженной функциональной асимметрии. В доступной же литературе показано наличие асимметричной походки, которая перегружает контралатеральные суставы [8, 9].

Таким образом, в отдаленные сроки после тотального эндопротезирования коленного сустава в наблюдаемых группах отмечается снижение нагрузки на оперированный сустав вследствие модификации кинематики движений в тазобедренных и коленных суставах. В данном случае кинематические изменения не являются грубыми и поэтому компенсируются без развития существенной функциональной асимметрии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полного восстановления функции коленного сустава после тотального эндопротезирования в отдаленные сроки не происходит. Симметричное снижение функции обеих нижних конечностей — результат развития компенсаторных механизмов, которые, возможно, имели место еще до оперативного лечения. Наличие функционально разных (менее тяжелых или более тяжелых) результатов эндопротезирования может быть связано с исходным функциональным состоянием сустава до эндопротезирования или с последующим периодом реабилитации. Можно предположить, что для данного контингента больных будет полезен сквозной, периодический контроль функции сустава и ходьбы. Такой подход позволит определить функциональное состояние как в периоде до эндопротезирования (текущее функциональное состояние с целью предотвращения развития стойких функциональных нарушений), так и после него(коррекция процесса восстановления функции ходьбы).

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Участие авторов. А.В. Алтухова — поиск и обработка литературы, проведение исследования, обработка данных, написание текста статьи; С.Н. Кауркин — поиск и обработка литературы, проведение исследования, обработка данных, написание текста статьи; Д.В. Скворцов — формирование дизайна исследования, поиск и обработка литературы, проведение исследования, обработка данных, написание текста статьи; А.А. Ахпашев — формирование дизайна исследования, анализ данных, коррекция текста; Л. Менсах — набор пациентов в исследование, клиническое обследование, обработка первичных данных. Авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE (все авторы внесли существенный вклад в разработку концепции, проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией).

Источник финансирования. Работа выполнена в рамках государственного задания ФМБА России (НИР «Биомеханика, диагностика»).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

×

About the authors

Aljona V. Altukhova

Federal Scientific and Clinical Center for Specialized Medical Assistance and Medical Technologies of the Federal Medical Biological Agency

Author for correspondence.
Email: altukhova.aa@bk.ru
ORCID iD: 0000-0003-3777-6294

MD, Research Associate

Russian Federation, Orekhoviy bulvar, 28, Moscow 115682

Sergey N. Kaurkin

Federal Scientific and Clinical Center for Specialized Medical Assistance and Medical Technologies of the Federal Medical Biological Agency; The Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov

Email: kaurkins@bk.ru
ORCID iD: 0000-0001-5232-7740
SPIN-code: 4986-3575

Cand. Sci. (Med.), Senior Researcher

Russian Federation, Orekhoviy bulvar, 28, Moscow 115682; Moscow

Dmitry V. Skvortsov

Federal Scientific and Clinical Center for Specialized Medical Assistance and Medical Technologies of the Federal Medical Biological Agency; The Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov

Email: dskvorts63@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-2794-4912
SPIN-code: 6274-4448

Dr. Sci. (Med.), Professor

Russian Federation, Orekhoviy bulvar, 28, Moscow 115682; Moscow

Alexander A. Akhpashev

Federal Scientific and Clinical Center for Specialized Medical Assistance and Medical Technologies of the Federal Medical Biological Agency; Peoples’ Friendship University of Russia

Email: akhpashev@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-2938-5173
SPIN-code: 9965-1828

Cand. Sci. (Med.), Senior Researcher

Russian Federation, Orekhoviy bulvar, 28, Moscow 115682; Moscow

Layonnel Mensakh

Peoples’ Friendship University of Russia

Email: lionnelmensah@gmail.com

student

Russian Federation, Moscow

References

  1. Wallace IJ, Worthington S, Felson DT, et al. Knee osteoarthritis has doubled in prevalence since the mid-20th century. Proc Natl Acad Sci U S A. 2017;114(35):9332–9336. doi: 10.1073/pnas.1703856114
  2. Cross M, Smith E, Hoy D, et al. The global burden of hip and knee osteoarthritis: estimates from the global burden of disease 2010 study. Ann Rheum Dis. 2014;73(7):1323–1330. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-204763
  3. Sun M, Yang L, He R, et al. Gait analysis after total knee arthroplasty assisted by three-dimensional printing navigation template. Zhongguo Xiu Fu Chong Jian Wai Ke Za Zhi. 2019;33(8):953–959. doi: 10.7507/1002-1892.201902068
  4. Lee IH. Biomechanical deficits in patients at 3 months following total knee arthroplasty. J Back Musculoskelet Rehabil. 2016;29(3):439–444. doi: 10.3233/BMR-150635
  5. Naili JE, Wretenberg P, Lindgren V, et al. Improved knee biomechanics among patients reporting a good outcome in knee-related quality of life one year after total knee arthroplasty. BMC Musculoskelet Disord. 2017;18(1):122. doi: 10.1186/s12891-017-1479-3
  6. Biggs PR, Whatling GM, Wilson C, et al. Which osteoarthritic gait features recover following total knee replacement surgery? PLoS One. 2019;14(1):e0203417. doi: 10.1371/journal.pone.0203417
  7. Alnahdi AH, Zeni JA, Snyder-Mackler L. Gait after unilateral total knee arthroplasty: frontal plane analysis. J Orthop Res. 2011;29(5):647–652. doi: 10.1002/jor.21323
  8. Aljehani M, Madara K, Snyder-Mackler L, et al. The contralateral knee may not be a valid control for biomechanical outcomes after unilateral total knee arthroplasty. Gait Posture. 2019;70:179–184. doi: 10.1016/j.gaitpost.2019.01.030
  9. Zeni JA, Flowers P, Bade M, et al. Stiff knee gait may increase risk of second total knee arthroplasty. J Orthop Res. 2019;37(2):397–402. doi: 10.1002/jor.24175
  10. Street BD, Gage W. Younger total knee replacement patients do not demonstrate gait asymmetry for heel strike transient or knee joint moments that are observed in older patients. J Appl Biomech. 2019;35(2):140–148. doi: 10.1123/jab.2018-0120
  11. Paterson KL, Sosdian L, Hinman RS, et al. Effects of sex and obesity on gait biomechanics before and six months after total knee arthroplasty: A longitudinal cohort study. Gait Posture. 2018;61:263–268. doi: 10.1016/j.gaitpost.2018.01.014
  12. Bonnefoy-Mazure A, Martz P, Armand S, et al. Influence of body mass index on sagittal knee range of motion and gait speed recovery 1-year after total knee arthroplasty. J Arthroplasty. 2017;32(8):2404–2410. doi: 10.1016/j.arth.2017.03.008
  13. Skvortsov D, Kaurkin S, Goncharov EA. Akhpashev – Knee joint function and walking biomechanics in patients in acute phase anterior cruciate ligament tear. Int Orthop. 2020;44(5):885–891. doi: 10.1007/s00264-020-04485-1
  14. Kramers de Quervain IA, Kämpfen S, Munzinger U, Mannion AF. Prospective study of gait function before and 2 years after total knee arthroplasty. Knee. 2012;19(5):622–627. doi: 10.1016/j.knee.2011.12.009
  15. Bonnefoy-Mazure A, Armand S, Sagawa YJ, et al. Knee kinematic and clinical outcomes evolution before, 3 months, and 1 year after total knee arthroplasty. J Arthroplasty. 2017;32(3):793–800. doi: 10.1016/j.arth.2016.03.050
  16. Alice BM, Stephane A, Yoshisama SJ, et al. Evolution of knee kinematics three months after total knee replacement. Gait Posture. 2015;41(2):624–629. doi: 10.1016/j.gaitpost.2015.01.010
  17. Pasquier G, Tillie B, Parratte S, et al. Influence of preoperative factors on the gain in flexion after total knee arthroplasty. Orthop Traumatol Surg Res. 2015;101(6):681–685. doi: 10.1016/j.otsr.2015.06.008

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Biomechanical study of walking. Inertial sensors are fixed on the patient's sacrum, hips and ankles with elastic cuffs.

Download (199KB)
2. Fig. 2. Measured amplitudes (A) and phases (X) in goniograms of the hip (on the left) and knee (on the right) joints. Vertical axis — amplitude (in degrees), horizontal axis — walking cycle from 0 to 100%.

Download (160KB)
3. Fig. 3. Goniograms of movements in the hip and knee joints of the operated and intact limbs. Vertical axis —amplitude (in degrees), horizontal axis — walking cycle from 0 to 100%.

Download (308KB)

Comments on this article


Copyright (c) 2021 Altukhova A.V., Kaurkin S.N., Skvortsov D.V., Akhpashev A.A., Mensakh L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 38032 от 11 ноября 2009 года.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies