Inter-regional differences in the rate and structure of the causes of primary disability among the population of rural areas of Azerbaijan

Cover Page

Abstract


Aim. Evaluation of the differences in the rate of primary disability among the population of rural areas of Azerbaijan in 2014, as well as the structure of its cuses.

Methods. The study was conducted in five administrative regions of republican subordination in Azerbaijan (Absheron, Sheki, Gakh, Ismayilli, Agdash). The choice was based on that by the Ministry of Healthcare of Azerbaijan Republic they were included in the groups of pilot regions for approbation of reforming strategy for rural healthcare system. Statistical processing of data was performed with the use of analysis of qualitative signs, mean error and 95% confidence intervals were determined (t=1.96). Correlation between regional data was evaluated by Pearson and Spearman method. Interregional differences of parameters were assessed by χ2 criteria using Yates's correction.

Results. Primary disability rate was studied (per 10 000 population). Maximal and minimum rates of primary disability among children were found in Ismayilli and Gakh regions, respectively (74.5±6.2 and 28.5±5.1 per 10 000 children below 14 years of age). In comparison with Gakh region, significantly higher rate (р ≤0.05) of primary disability among children younger than 14 years was registered in Sheki, Ismayilli and Agdash regions. Use of correlation analysis by Pearson method allowed determining statistically significant correlation only between the rate of primary disability among adults and physician supply (r=0.96; t=5.9), and also infant mortality rate (r=0.86; t=2.9).

Conclusion. Interregional differences are more pronounced in the rate of primary disability both among children and adult population with similar nosological structure of causes of disability; primary disability rate among adults has a significant correlation with social and economic characteristics of the regions.


Инвалидность как тяжёлая медико-социальная проблема заслуживает внимания во всех странах мира [1–7], её экономические, медицинские и социально-психологические последствия более остро ощущаются в развивающихся странах [8, 9].

Распространённость инвалидности различается не только по разным странам, но и внутри стран. В Архангельской области (в отличие от страны) инвалидность увеличилась более интенсивными темпами, выявлена чётко выраженная гендерная её особенность в зависимости от места жительства [3]. Зависимость риска инвалидности от возраста, пола, социально-экономического состояния, а также от этнической характеристики популяции, подтверждена в работах многих исследователей [1–7]. Факторы риска инвалидности в основном имеют чётко выраженные региональные особенности. По этой причине наряду с анализом инвалидности в глобальном масштабе необходимо выявление её особенностей в городах и районах.

Цель исследования — оценка различий уровня первичной инвалидности населения сельских районов Азербайджана за 2014 г., а также структуры её причин.

Исследование проведено в пяти административных районах ­республиканского ­подчинения в Азербайджане (Абшерон, Шеки, Гах, Исмаиллы, Агдаш). Выбор этих районов обусловлен тем, что они были включены Министерством здравоохранения Азербайджанской Республики в группы пилотных районов для апробации стратегии реформирования сельского здравоохранения.

Эти районы отличаются друг от друга по обеспеченности населения ресурсами здравоохранения и уровню демографических показателей. Основные социально-экономические характеристики районов приведены в табл. 1. Единицей статистического наблюдения в соответствии с целью исследования был случай первичного освидетельствования с определением группы инвалидности в течение полного календарного года (2014).

 

Таблица 1. Основные социально-экономические характеристики районов за 2014 г.

Показатель

Район

Абшерон

Шеки

Гах

Исмаиллы

Агдам

Количество врачей на 10 тыс. населения

14,3 (3)

19,6 (4)

23,0 (5)

14,2 (2)

13,7 (1)

Количество коек на 10 тыс. населения

7,9 (1)

37,1 (5)

36,2 (4)

28,0 (2)

35,1 (3)

Номинальная среднемесячная зарплата

353 (5)

250 (3)

234 (1)

261 (4)

241 (2)

Рождаемость, ‰

13,2 (1)

17,9 (4)

16,4 (2)

18,4 (5)

16,6 (3)

Смертность, ‰

4,0 (1)

6,9 (3)

7,9 (5)

7,3 (4)

6,8 (2)

Младенческая смертность, ‰

5,7 (1)

8,9 (4)

11,1 (5)

6,9 (2)

7,8 (3)

Примечание: источник — http://www.stat.gov.az; в скобках приведены ранги районов по величине сравниваемых показателей.

 

Общая совокупность, собранная сплошным охватом, включала детей и взрослых: соответственно 182 и 643 в Абшеронском, 181 и 957 в Шекинском, 39 и 305 в Гахском, 163 и 265 в Исмаиллинском, 173 и 314 в Агдашском районах. Определилась частота первичной инвалидности (на 10 тыс. лиц соответствующих возрастов) для детского населения (в том числе в возрасте 0–13 и 14–17 лет) и взрослого населения (в том числе в возрасте 18–29, 30 лет и старше).

Статистическая обработка проведена методом анализа качественных признаков, определяли среднюю ошибку и 95% доверительный интервал показателей (при t=1,96). Для доказательства степени тесноты связи риска инвалидности с показателями социально-экономической характеристики применяли корреляционный анализ методами Пирсона и Спирмена. Межрайонное различие показателей оценивали критерием χ2 с применением поправки Йейтса. Критическое значение этого критерия определяли по соответствующей таблице при уровне значимос­ти 0,05 [10].

Уровень первичной инвалидности приведён в табл. 2. Максимальный и минимальный уровень первичной инвалидности детей (0–13 лет) отмечен соответственно в Исмаиллинском и Гахском районах (74,5±6,2 и 28,5±5,1 в расчёте на 10 тыс. детей до 14 лет). По сравнению с Гахским районом статистически значимо высокий уровень (р ≤0,05) первичной инвалидности детей до 14 лет был в Шекинском, Исмаиллинском и Агдашском районах. Ранги районов по величине первичной инвалидности детей в возрасте до 14 лет не имеют существенной корреляционной зависимости от их рангов по показателям социально-экономической характеристики (коэффициент ранговой корреляции Спирмена ≤0,76 при его критическом значении 1,0 и уровне значимости 0,05).

 

Таблица 2. Уровень первичной инвалидности в районах республиканского подчинения (на 10 тыс. населения)

Районы

Возрастные группы, годы

0–13

14–17

0–17

18–29

30+

18+

Абшерон

34,1±2,9

(2)

28,5±4,3●

р=0,001

(5)

32,6±2,4

(2,5)

22,5±2,4

(1)

51,4±2,2

(1)

43,7±1,7

(2)

Шеки

42,9±3,3●

р=0,025

(3)

6,0±2,1

(1)

32,6±2,4

(2,5)

29,0±2,9

(4)

92,0±3,1●

р=0,001

(4)

75,1±2,4●

р=0,001

(4)

Гах

28,5±5,1

(1)

18,7±6,6

(2)

25,7±4,1

(1)

32,6±5,5

(5)

92,2±5,6●

р=0,001

(5)

76,3±4,3●

р=0,001

(5)

Исмаиллы

74,5±6,2●

р=0,01

(5)

27,9±6,4●

р=0,01

(4)

62,4±4,9●

р=0,001

(5)

28,9±4,2

(3)

52,5±3,5

(3)

45,8±2,8

(3)

Агдам

60,2±4,9●

р=0,01

(4)

27,5±5,6●

р=0,01

(3)

51,6±3,9●

р=0,002

(4)

22,8±3,4

(2)

51,5±3,1

(2)

43,6±2,5

(1)

Примечание: ●статистическая значимость различий; в скобках указаны ранги районов по величине показателей.

 

Межрайонное различие существенно также по уровню первичной инвалидности среди детей подросткового возраста (14–17 лет), наименьшая и наибольшая величина показателя составляла соответственно 6,0±2,1 и 28,5±4,3 в расчёте на 10 тыс. детей подросткового возраста (р=0,01). Ранги районов по величине этого показателя также не имеют существенной корреляционной зависимости от рангов районов по социально-экономическим характеристикам (коэффициент ранговой корреляции Спирмена ≤0,7).

В трёх районах (Абшерон, Шеки и Гах) уровень первичной инвалидности детей в возрасте до 18 лет существенно не различался, но был ощутимо ниже, чем в Исмаиллинском и Агдашском районах. Коэффициент корреляции между рангами районов по величине уровня первичной инвалидности детей до 17 лет и номинального среднемесячного размера зарплаты составлял 0,86 (критическое значение 1,0 при р=0,05).

В возрасте 18–29 лет уровень первичной инвалидности в сравниваемых районах существенно не отличается друг от друга. После 29 лет уровень первичной инвалидности в разных районах существенно различается (см. табл. 2). При этом между рангами районов по уровню первичной инвалидности и показателей социально-экономической характеристики коэффициент корреляции Спирмена приближается к критической величине (1,0) при значимости 0,05 (составляет 0,94–0,96).

Применение корреляционного анализа методом Пирсона (табл. 3) ­позволило ­выявить статистически значимую связь только между уровнем первичной инвалидности взрослого населения и показателем обеспеченности населения врачами (r=0,96; t=5,9), а также уровнем младенческой смертности (r=0,86; t=2,9).

 

Таблица 3. Коэффициент корреляции Пирсона между уровнями инвалидности и показателями социально-экономической характеристики районов

Показатели социально-экономической характеристики

Первичная инвалидность по возрастным группам

0–13 лет

14–17 лет

18 лет и старше

Обеспеченность врачами

–0,71

–0,71

0,96●

Обеспеченность койками

0,17

–0,54

0,59

Среднемесячная зарплата

–0,25

0,39

–0,50

Рождаемость

0,61

–0,41

0,28

Смертность

0,18

–0,38

0,57

Младенческая смертность

–0,43

–0,58

0,86●

Примечание: ●корреляция статистически значима (t ≥2,0).

 

Таким образом, гипотеза о существенности межрайонных различий уровня первичной инвалидности населения подтверждается.

Данные о нозологической структуре причин первичной инвалидности детского и взрослого населения приведены в табл. 4, они демонстрируют её сходность во всех сравниваемых районах.

 

Таблица 4. Нозологическая структура причин первичной инвалидности

Районы

Причины инвалидности

Абшерон

Шеки

Гах

Исмаиллы

Агдам

дети

взрослые

дети

взрослые

дети

взрослые

дети

взрослые

дети

взрослые

Туберкулёз

1,1±0,8

3,9±0,8

1,6±0,9

6,0±0,8

5,6±1,3

1,2±0,8

5,3±1,4

1,7±1,0

4,1±1,1

Новообразования

9,7±1,2

11,9±1,2

11,2±1,8

10,6±1,9

12,4±1,9

Болезни эндокринной системы

3,3±1,3

6,5±1,0

3,3±1,3

6,8±0,8

3,2±3,2

5,6±1,3

2,5±1,2

6,8±1,5

3,5±1,4

6,2±1,4

Психические расстройства и расстройства поведения

9,8±2,2

6,9±1,0

13,3±2,5

6,8±0,8

12,9±6,0

5,6±1,3

9,8±2,3

10,6±1,9

10,4±2,3

12,4±1,9

Болезни нервной системы

29,7±3,4

10,1±1,2

26,5±3,3

12,0±1,1

25,8±7,9

13,9±2,0

29,4±3,6

13,6±2,1

31,2±3,5

16,5±2,1

Болезни глаза и его придаточного аппарата

7,4±1,9

9,3±1,1

8,8±2,1

9,1±0,9

8,6±5,0

7,0±1,5

9,8±2,3

5,3±1,4

10,4±2,3

8,3±1,6

Болезни уха и сосцевидного отростка

3,7±1,4

0,8±0,4

4,4±1,5

0,9±0,3

4,3±3,6

0,7±0,4

2,4±1,2

0,7±0,5

3,5±1,4

0,8±0,5

Болезни системы кровообращения

4,2±1,5

23,3±1,7

4,4±1,5

22,6±1,4

4,3±3,6

27,9±2,6

4,9±1,7

29,8±2,8

3,5±1,4

33,1±2,7

Травмы

11,1±2,3

10,1±1,2

13,3±2,5

11,9±1,0

12,9±6,0

11,2±1,8

9,8±2,3

11,9±2,0

6,9±1,9

31,0±1,0

Прочие

29,7±3,4

29,4±1,6

24,4±3,2

12,0±1,1

28,0±8,1

10,3±1,7

30,2±3,6

5,4±1,4

28,9±3,5

3,1±1,0

 

В структуре причин первичной детской инвалидности преобладают болезни нервной системы (25,8–31,2%). В структуре причин первичной инвалидности взрослого населения первое место занимают болезни системы кровообращения (22,6–33,1%).

Уровень первичной инвалидности в ряде районов Азербайджана среди детей близок к таковому в Калужской области Российской Федерации [4] до 2009 г. (соответственно 25,7–32,6 и 23,4–30,5 на 10 тыс.). В двух районах из пяти уровень первичной инвалидности существенно больше (51,6–62,4 на 10 тыс.). В структуре причин первичной детской инвалидности в районах Азербайджана преобладают болезни нервной системы (≥25,8%), а в Калужской области — врождённые аномалии развития (24,0–31,6%).

Уровень первичной инвалидности взрослого населения в районах Азербайджана (43,6–76,1 на 10 тыс.) близок к таковому в Архангельской области [3] Российской Федерации (59,8–69,3 на 10 тыс.). По структуре причин первичной инвалидности взрослого населения также есть сходство (доля болезней системы кровообращения в ­районах Азербайджана 23,3–33,1%, в Архангельской области 27,9%). При этом обращает на себя внимание существенность межрайонного различия уровня первичной инвалидности взрослого населения в Азербайджане (43,6±2,5 и 76,3±4,3 на 10 тыс., р <0,05).

Таким образом, есть существенное различие уровня первичной инвалидности среди населения на межрайонном уровне, что обусловливает необходимость усиления медико-социальных мер на местах.

Выводы

1. Межрайонное различие более выражено по уровню первичной инвалидности, как среди детского, так и среди взрослого населения, при сходности структуры нозологических причин инвалидности.

2. Уровень первичной инвалидности взрослого населения имеет статистически значимую связь с показателями социально-экономической характеристики районов.

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

L N Sadykhzade

Author for correspondence.
mirmmms@mail.ru
Baku branch of I.M. Sechenov First Moscow State Medical University Baku, Azerbaijan

K F Agaeva

mirmmms@mail.ru
Azerbaijan State Advanced Training Institute for Doctors named after A. Aliyev Baku, Azerbaijan

  • Agaeva K.F., Musabekova G.N. A comparative evaluation of morbidity dynamics and disability due to mental disorders in children. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. Korsakova. 2012; (3): 64–67. (In Russ.)
  • Agaeva K.F., Bakhshaliev N.S., Eyvazov R.K. Level and structure of disability on profiles of medical specialties of out-patient and polyclinic institutions. Obshchestvennoe zdorov'e i zdravookhranenie. 2015; (3): 17–21. (In Russ.)
  • Vyaz'min A.M., Bichkaev Ya.I., Sannikov A.L. et al. The social hygienic aspects of disability and mortality in Archangelsk region. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2010; (2): 6–9. (In Russ.)
  • Grigor'ev Yu.I., Ershov A.V. The primary disability of children population in Kaluga oblast. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2012; (3): 8–11. (In Russ.)
  • Dolotova N.V., Fil'kina O.M., Malyshkina A.P., Kudryashova I.L. The structure of children disability aged from 0 to 4 years residing in the territory of the Ivanovskaia oblast during 2005–2012. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2014; (5): 30–31. (In Russ.)
  • Egorshina A.P., Polina N.A. About the economic effect of reducing the level of morbidity and disability in the population. Zdravookhranenie RF. 2015; (1): 22–24. (In Russ.)
  • Svetlichnaya T.G., Nesterova I.V. The characteristics of medical activities in families fostering disabled children. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny. 2010; (4): 19–22. (In Russ.)
  • Hairi N., Bulgiba A., Cumming R. et al. Prevalence and correlates of physiccal disability and functional limitation among community dwelling older people in rural Malaysia, a middle income country. BMC Public Health. 2010; 10: 492. doi: 10.1186/1471-2458-10-492.
  • Marella M., Huq N., Devine A. et al. Prevalence and correlates of disability in Bogra district of Bangladesh using the rapid assessment of disability survey. BMC Public Health. 2015; 15: 867. doi: 10.1186/s12889-015-2202-7.
  • Stanton A. Glanz. Primer of biostatistics. 4th ed. McGraw-Hill: New York, NY, USA 1996. 496 p. Russ ed.: Stenton G. Mediko-biologicheskaya statistika. Moscow: Praktika. 1999. 459 p.

Views

Abstract - 31

PDF (Russian) - 7


© 2018 Sadykhzade L.N., Agaeva K.F.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-70434 от 20 июля 2017 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)