Russian school of bioethics: a quarter of a century of development

Cover Page

Abstract


The article presents the reasons for the emergence and development of bioethics as a scientific direction in the world and in our country. In the end of 21st century, humanity faced the complex of global problems solving which affected its survival nowadays: these are the problems of peaceful coexistence of states and peoples, environmental security, demography, health and quality of life connected to health. The science of bioethics which appeared in 1970s started their discussion, understanding and finding solutions, using interdisciplinary approach, involving the general public and seeking political solutions. At the origins of bioethics stood the American biochemist V.R. Potter and doctor A. Hellegers, and a German pastor Fritz Jahr. Boris Grigorievich Yudin can be considered the founder of the Russian school of bioethics, who defined objectives, tasks, basic science perspective in the light of national and regional peculiarities and modalities and founded the platform for discussions. The development of bioethics in our country was multicentered: it is possible to distinguish Moscow, Volgograd and Kazan centers of science development, each of which has its own outstanding terms of reference. The article presents the authors' view of contribution of the brightest representatives developing bioethics in our country, and role of certain scientific and educational centers.


С приходом нового века человечество столкнулось с комплексом глобальных проблем, от решения которых зависит его выживание: это проблемы мирного сосуществования государств и народов, экологической безопасности, демографии, здоровья и связанного с ним качества жизни, более чем для трети человечества — проблемы продовольствия, бедности.

Возникшая в 70-е годы прошлого столетия благодаря усилиям американского биохимика В.Р. Поттера наука биоэтика взялась за их обсуждение, осмысление и поиск решений, используя междисциплинарный подход, привлекая широкую общественность и добиваясь политических решений [1]. Первоначально автор стремился обратить внимание лишь на проблемы современной медицины и биологии и искать решение проблем выживания человечества в консенсусе с традиционной этикой. Однако происходящие в мире глобальные культурные и общественные изменения, ставшие почвой для великого множества социальных и культурных реформ, возрастание роли прав человека стали, по свидетельству Даниела Cаллахана, основой для возрождения интереса к нормативной и прикладной этике на новом витке. Благодаря американскому врачу А. Хеллегерсу, которого сегодня по ­праву можно назвать «главным архитектором идей этой науки» [2], появилась трактовка биоэтики как нового способа осмысления и решения моральных конфликтов высокотехнологичной медицины.

Биоэтика за короткий период существования нашла признание и вошла полноправным членом в число гуманитарных наук, тесно сотрудничающих с биологией и медициной, стала социальным движением в академическом мире, в биомедицинских науках, правительствах и средствах массовой информации [3].

Круг вопросов, которыми занимается биоэтика, охватывает все стороны жизни человека — от его рождения и до самой смерти (определение границ жизни и смерти, морального и правового статуса эмбриона, зачатого in vitrо, оправданности суррогатного материнства, генетического конструирования человека, клонирования, нравственных аспектов исследований с участием человека в качестве субъекта, производства и безопасности потребления генномодифицированных продуктов сельского хозяйства, нанотехнологии в медицине и др.), причём их объединяет приоритет главных общечеловеческих ценностей: жизнь, здоровье, благополучие, справедливость [4].

Сегодня биоэтика из продолжения традиционной медицинской этики превратилась в академическую науку со своим предметом изучения, концептуальным аппаратом, принципами и правилами. В данной статье речь пойдёт о российской школе биоэтики, которая представляет собой оригинальное многоплановое и неоднородное явление. Школа была сформирована усилиями отечественных философов, медиков, юристов на почве достижений западной, в основном американской, науки.

История становления биоэтики как науки. Для специалистов в области биоэтики особо значимы два события, с которых и можно отсчитывать становление направления.

1. Более 90 лет назад (1926) немецкий богослов и пастор Фриц Яар, занимающийся этикой биологических исследований, предложил термин «биоэтика» (Bio-Ethik), сформулировал биоэтический императив священности жизни: «Уважайте каждое живое существо в принципе как самоцель и рассматривайте его, если это возможно, как таковую» [5].

2. В 1971 г. вышла книга американского онколога В.Р. Поттера «Биоэтика: мост в будущее», благодаря которой появилось само понятие «биоэтика» — «новая область знаний, соединяющая биологические знания со знанием системы человеческих и моральных ценностей». «Я взял bio, чтобы представить биологические знания, науку живых систем, и я взял ethics, чтобы представить знания систем ценностей человеческой морали», — писал В.Р. Поттер [6]. Он определил главную проблему, стоящую перед человечеством, — выживание в условиях современного мира. Его целью было определить и развить изменяющиеся условия среды и оптимальной адаптации человека в этой среде с тем, чтобы улучшить цивилизованный мир, отстоять научный, культурный, интеллектуальный прогресс, необходимый для выживания человечества [6]. Конечную цель биоэтики Поттер видел в том, чтобы «не только обогатить жизнь каждого, но и продлить выживание человечества» [7].

Хотя первоначально субъективное видение биоэтики Поттером было скорее антропоцентричным (направленным на выживание человека), чем биоцентричным (направленным на выживание и сохранение состояния биосферы), позднее он дополнил свою концепцию понятием «глобальная биоэтика» и «биоэтика окружающей среды» [8].

Утверждая, что биоэтика должна быть построена на междисциплинарных связях, он выделил две важные области, которые кажутся отдельными, но нуждаются одна в другой: медицинская биоэтика и экологическая биоэтика. Первая касается в большей мере кратковременных тем: варианты, предлагаемые индивидам (пациентам) и их врачам в их попытках продлить жизнь путём использования аллогенных, искусственных, гетерогенных органов, инновационных средств и методов в области охраны здоровья. Вторая имеет долгосрочную перспективу, касающуюся того, что мы должны делать, чтобы сохранить экосистему в форме, совместимой с продолжением человеческого вида. Однако эти две ветви биоэтики должны надёжно соединяться в деле защиты здоровья индивида, контроля над репродукцией и в отношении к значению возрастания популяции людей [8].

Следующим шагом в развитии био­этики стало основание первого в мире исследовательского центра биоэтики на базе междисциплинарных исследований и подходов — Института им. Джозефа и Розы Кеннеди по изучению репродукции человека и биоэтике. В начале 70-х годов прошлого столетия Андре Хеллегерс из Университета Джорджтауна разработал план работы института, создал и возглавил первую постоянно работающую междисциплинарную исследовательскую группу, под его руководством было получено международное признание как самого Института им. Джозефа и Розы Кеннеди, так и биоэтики как науки [6].

Первая энциклопедия по биоэтике была опубликована в 1978 г. Её главный редактор В.Т. Райх в своей статье «Слово “Биоэтика”: его возникновение и наследие тех, кто его создал» (1994), признавался, что «испытывал серьёзные сомнения по поводу внесения слова “биоэтика” в заглавие энциклопедии», которая предположительно должна была называться «Энциклопедия медицинской этики» [8]. «С одной стороны, казалось приемлемым назвать её установившимся названием дисциплины — пишет он, — с другой, я был склонен применить новое слово “биоэтика”, так как я чувствовал узость термина “медицинская этика”, потому что он был в противоречии с этикой наук о жизни. … И всё же назвать энциклопедию “биоэтика” было слишком смело, потому что слово “биоэтика” появилось в работах только одного человека и было включено в название только одного института» [8]. И он обратился к главному редактору 16-томной энциклопедии социальных наук Дэвиду Силзу, который подтвердил, что «слово утвердится, и что интерес к этой области будет увеличиваться», и не ошибся [9].

В 1988 г. была опубликована книга В.Р. Поттера «Глобальная биоэтика» [7], в которой он подчёркивал, что нужно идти дальше медицинской биоэтики, что сверхспециализация в любой области может противостоять целям приемлемого выживания в глобальном масштабе. Система этики глобальна, если она имеет всемирный масштаб [7]. Важно отметить также такие фундаментальные труды, как «Основы биоэтики» Т. Энгельгарта [10] и «Принципы биомедицинской этики» Тома Л. Биачампа, оказавшие ключевое влияние на развитие биоэтики [11].

Развитие биоэтики в России. В нашу страну биоэтика (вернее этот термин) пришла в начале 90-х годов XX века, хотя вопросами, вошедшими в круг её интересов, основатель этой науки в России — ­философ Борис Григорьевич Юдин — начал заниматься, как минимум, на десятилетие раньше. В 1986 г. он опубликовал фундаментальный труд, написанный совместно с учителем И.Т. Фроловым, «Этика науки. Проблемы и дискуссии» [12], в котором четыре из восьми глав посвящены проблемам биоэтики.

Авторы этой работы стояли у истоков создания Института человека и журнала «Человек», ставшего публичной площадкой для дискуссий, связанных с биоэтической проблематикой. В 1990 г. делегация российских учёных посетила ведущие биоэтические центры США, и семя упало на благодатную почву. Б.Г. Юдин загорелся этой проблематикой: создал учебный курс биоэтики — первый в России, чтение которого началось с 1991 г. на философском факультете Московского государственного университета.

Через год (1992) в Институте человека Российской академии наук (РАН) был образован сектор биоэтики (руководимый Борисом Григорьевичем Юдиным), занявшийся исследованиями таких проблем, как информированное согласие пациента на медицинское вмешательство, этика эксперимента на человеке и животных, этические аспекты новых технологий деторождения, гуманитарная экспертиза [13]. Именно 1992 г. можно считать годом становления биоэтики как научного направления в нашей стране, поскольку к этому времени были определены цели, задачи, основная проблематика, поставлены вопросы, имеющие национальную и региональную специфику, решён вопрос пути подготовки кадров, апробированы предложенные методики и родился инновационный проект «Человеческий потенциал России».

Развитие биоэтики в нашей стране не было уницентровым. Можно отметить Московский (неоднородный), Волгоградский, Казанский центры развития науки, каждый из которых имеет свою яркую проблематику.

В Москве Б.Г. Юдин руководил отделом комплексных проблем изучения человека Института философии РАН (2005–2013) и внёс решающий вклад в становление био­этики как научного направления и учебной дисциплины: подготовка кадров, международные тренинги по биоэтике, научные проекты по гуманитарным проблемам биологии и медицины по многочисленным грантам (Российский гуманитарный научный фонд, Российский фонд ­фундаментальных ­исследований, ЮНЕСКО1, Российский научный фонд).

Б.Г. Юдин проводил большую международную работу в области биоэтики: был экспертом от Российской Федерации (с 1998 г.), членом бюро Комитета по биоэтике Совета Европы (2000–2004). С его участием были разработаны и приняты протоколы Совета Европы, регламентирующие использование достижений генетики в медицине, проведение научных исследований на человеке, пересадку органов. Большое внимание Б.Г. Юдин уделял этическому регулированию проблемы биотехнологического конструирования, «улучшения» человека, добросовестности в исследованиях, пониманию необходимости этической экспертизы. К сожалению, в 2017 г. его не стало, но его научные труды и идеи востребованы и продолжены коллегами.

Соратник и единомышленник Б.Г. Юдина — отечественный философ Павел Дмитриевич Тищенко, область научных интересов которого сосредоточена на биоэтической проблематике (проблемы справедливости в медицине, этика геномных исследований, эвтаназии, трансплантологии), биовласти и биополитике. Б.Г. Юдин и П.Д. Тищенко — авторы концепции социогуманитарного сопровождения инновационной деятельности, этической и социогуманитарной экспертизы (проактивной диагностики, оценки и менеджмента рисков). Они считают, что не только учёные должны сделать какое-то открытие, расшифровать механизмы явлений, а инженеры что-то разработать, изобрести, но и общество (представители различных социальных групп) должно осознать для себя личный, профессиональный и/или общественный смысл этих открытий и изобретений [14]. Решая эти задачи, биоэтика, по мнению П.Д. Тищенко, совместно c биомедицинскими науками и технологиями упорядочивает сферу социальных отношений аналогично тому, как наука вносит порядок в мир природных отношений, — в этом смысл идеи социогуманитарного эскорта инновационной деятельности [15].

Биоэтика как наука поднимает проблемы биомедицины в различных областях медицинской практики — в психиатрии и эпидемиологии, трансплантологии и генетике — и рассматривает их с различных позиций: правовой, этической, религиозной [16].

К биоэтическим вопросам с позиции православия подошла доктор философских наук Ирина Васильевна Силуянова, возглавляющая кафедру биоэтики Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова. Её с полным основанием можно отнести к основоположникам современной российской биоэтики, организаторам преподавания биомедицинской этики в высшей медицинской школе России.

В таких работах, как «Современная медицина и православие» (1998), «Этика врачевания» (2001), «Антропология болезни» (2007) и другие её произведения, она высказывает мнение о том, что основное отличие «православного врача» от врача «неправославного» заключается в понимании сущности болезни человека [17]. Для православного врача болезнь — это всегда результат сбоя в единстве духовного и физиологического в человеке. Православный врач понимает также, что и излечение зависит от восстановления этого единства как основы целостности личности, то есть достижение исцеления связано не только с организмом, но и с личностью человека.

Проблему прав человека она также рассматривает через призму православия: основные права, которые перечислены и зафиксированы во «Всеобщей Декларации прав человека» (Организация Объединённых Наций, 1948), безусловны. Сложность возникает в тех случаях, когда перечень этих прав безгранично увеличивается, например дополняется такими, как «репродуктивные права», «сексуальные права». Их подлинная сущность, по мнению И.В. Силуяновой, — своеволие, стремление изменить саму природу человека с неизбежно гибельными для природы человека последствиями. Биоэтика — это знание, задача которого — защитить жизнь человека от возможного вида «притворных», «изобретённых» прав на изменение своей природы, на отрицание моральных законов, оберегающих природу, общество и жизнь человека [17].

Волгоградский центр развития биоэтики имеет выраженную правовую окраску. Серьёзный вклад в развитие российской биоэтики в этом городе внесла Наталья Николаевна Седова — заведующая кафедрой философии, биоэтики и права Волгоградского государственного медицинского университета. Она является основателем и сопредседателем первого отечественного Регионального этического комитета, начавшего свою работу в 1998 г., а с 2002 г. — основателем и главой тоже первого в России Отдела этической и правовой экспертизы научных исследований в медицине на базе Волгоградского научного центра Российской академии медицинских наук.

В теоретическом плане Н.Н. Седова внесла свой большой вклад в обоснование трёхуровневой структуры биоэтики, создание иерархической модели этических комитетов для России, разработала концепцию обратной связи в системе «мораль — право» и правовой институциализации биоэтики в работе «Правовые основы биоэтики» [18]. Её труды посвящены разработке принципов организации и структуры этических комитетов в России [19], проблемам информированного согласия [20]. Н.Н. Седова основала и успешно издаёт первый в России журнал «Биоэтика», в котором публикуются актуальные статьи по этому научному направлению, обсуждаются различного рода проблемы с междисциплинарных позиций: философии, медицины, права, социологии и др. Этот журнал пользуется заслуженным авторитетом и включён базу Российского индекса научного цитирования и список рецензируемых журналов Высшей аттестационной комиссии РФ.

В Казани курс биоэтики для студентов был разработан в 1994 г. Ф.Т. Нежметдиновой как результат гранта, затем аттестован университетом Нью-Йорка и одобрен Кентским университетом (Великобритания). Эта программа легла в основу курса биомедицинской этики, преподавание которого началось в 1995 г. в Казанском государственном медицинском университете (КГМУ) по инициативе профессора В.Ю. Альбицкого. За три года удалось доказать жизнеспособность направления, «заразить» окружающих, и в 1998 г. была образована самостоятельная кафедра биомедицинской этики и медицинского права с курсом истории медицины — первая в России.

В условиях дефицита методического обеспечения, в 1998 г. был написан учебник «Право и медицина: биоэтические основы» [21], вопросы биоэтики стали частью научных исследований сотрудников, аспирантов и соискателей кафедры. В 1999 г. Ф.Т. ­Нежметдиновой и М.Э. Гурылёвой были разработаны нормативно-правовые документы, при поддержке ректора КГМУ Н.Х. Амирова создан этический комитет, выполняющий функции локального.

Через три года в связи с увеличением количества многоцентровых клинических исследований и появлением правовой регламентации (приказа Минздрава РФ «Об утверждении Правил клинической практики в Российской Федерации») назрела необходимость в появлении регионального этического комитета («Республиканский комитет по этическим вопросам при проведении клинических испытаний лекарственных средств при Министерстве здравоохранения Республики Татарстан»). Такая ситуация была скорее исключением, чем правилом для России.

Позже Республиканский этический комитет взял на себя образовательную функцию, а вновь созданный при КГМУ Локальный этический комитет под руководством М.Э. Гурылёвой занялся вопросами этической экспертизы клинических исследований. Катастрофически не хватало знаний, но Казанской школе биоэтики крупно повезло: при поддержке ЮНЕСКО для этических комитетов стран постсоветского пространства были организованы тематические и практические семинары. С 2002 г. её представители в лице Ф.Т. Нежметдиновой, М.Э. Гурылёвой, А.С. Созинова активно принимали участие в конференциях и семинарах — сначала как обучаемые, затем как полноправные участники дискуссий.

Созданный О.И. Кубарь Форум комитетов по этике стран-участников СНГ позволил всему содружеству принять общую позицию в вопросах этики клинических исследований, задуматься о правом аспекте не только клинических исследований, но и медицинской практики. Об этом свидетельствуют модельные законы «О защите прав и достоинства человека в биомедицинских исследованиях в государствах-участниках СНГ», «Об этико-правовой защите и безопасности генетических медицинских исследований в государствах-участниках СНГ», принятые Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ.

С 2003 г. кафедру биоэтики возглавил А.С. Созинов, ныне ректор КГМУ. Его усилиями она стала первой в стране среди кафедр образовательных учреждений, обеспечивающей преподавание биоэтики вместе с правовыми основами здоровья, ­изучением прав пациентов и порядка их реализации в современных условиях; прав, обязанностей и защиты самих медиков.

В Казани состоялось большое количество международных и всероссийских мероприятий, среди которых — семинар по этике клинических исследований для членов этических комитетов и исследователей, «Конференция по этике и праву», Первый российский конгресс «Биоэтика и права человека», семинар Форума комитетов по этике стран СНГ, международная научно-практическая конференция под эгидой ЮНЕСКО «Гендерное равенство и био­этика», многочисленные круглые столы по этическим и правовым вопросам здравоохранения и медицинской науки в рамках крупных медицинских форумов.

А.С. Созинов с 2003 г. возглавляет Республиканский этический комитет, с 2006 г. является членом Российского комитета по биоэтике при Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, с 2007 г. возглавляет Форум этических комитетов стран СНГ и входит в состав руководящего совета «Стратегической инициативы по развитию возможностей этической экспертизы» Всемирной организации здравоохранения. Научное направление кафедры — изучение этико-правовых проблем, возникающих в различных областях медицины (пульмонологии, инфекционных болезнях, стоматологии, хирургии, ортопедии и травматологии, акушерстве и гинекологии, педиатрии и др.).

Представители Казанского центра био­этики имплементированы в международное биоэтическое движение: М.Э. Гурылёва является председателем Евразийского совета по биоэтике, членом Международного общественного координационного комитета по здравоохранению; Ф.Т. Нежметдинова, М.Э. Гурылёва и А.С. Созинов — члены Международного общества клинической биоэтики и его активные участники.

Сегодня казанские исследования в области биоэтики носят комплексный и меж­дисциплинарный характер, охватывают области медицины и биологии, спорта, касаются пищевой и экологической безо­пасности. Можно говорить об открытии нового направления, развиваемого по инициативе Ф.Т. Нежметдиновой, — агробиоэтике. Агробиоэтика понимается как механизм социального контроля и регуляции новой «материальной жизнеспособности» в био­экономике, это новый подход к разрешению этических дилемм, которые могут возникнуть в ежедневной практике применения новых технологий в сельском хозяйстве, это навыки разрешения споров, межличностное и социальное общение для разрешения разногласий между производителями и потребителями сельскохозяйственной продукции [22].

В настоящее время в мире издаются энциклопедии [23], десятки специализированных журналов, регулярно публикующих материалы по биоэтике. Среди отечественных периодических изданий статьи по проблемам биоэтики регулярно публикуют журналы «Человек», «Медицинское право и этика», «Биоэтика», «Медицинская антропология и биоэтика», в Институте философии РАН издаются «Рабочие тетради по биоэтике», посвящённые её различным направлениям. В последние годы происходит расширение дискурса биоэтического поля, биоэтика как научное направление имеет огромные перспективы и уже реальную поддержку представителей не только естественных наук.

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

F T Nezhmetdinova

Kazan State Agricultural University

Author for correspondence.
Email: meg4478@mail.ru
Kazan, Russia

M E Guryleva

Kazan State Medical University

Email: meg4478@mail.ru
Kazan, Russia

  • Potter V.R. Bioethics: Bridge to the future. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall. 1971; 340 р.
  • Callahan D. Bioethics. In: Encyclopedia of bioethics. Vol. 1. Ed. W.Th. Reich. N.Y. 1995; 247–248.
  • Hellegers A. Bioethics center formed. Chemical and engineering news. 1971; (11).
  • Nezhmetdinova F. Global challenges and globalization of bioethics. Croat. Med. J. 2013; 54 (1): 83–85. doi: 10.3325/cmj.2013.54.83.
  • Jar Fritz. Essays in Bioethics 1924–1948. Ed. Sass Hans-Martin. 2013; 126–129.
  • Encyclopedia of bioethics. Vol. 1. Ed. W.Th. Reich. N.Y. 1978, 1995; 322 р.
  • Potter V.R. Global bioethics. Michigan State University Press, 1988; 72 р.
  • Reich W.Th. The word «Bioethics»: Its birth and the legacies of those who shaped it. Кennedy Institute of Ethics Journal. 1994; 4 (4): 319–335. PMID: 10184226.
  • Reich W.Th. Introduction. Encyclopedia of bio­ethics. Vol. 5. N.Y. 1995; XXI.
  • Tristram Engelhart H. The Foundation of Bio­ethics. Oxford University Press. 1994: 446 р.
  • Beauchamp T.L. Principle of Biomedical ethics. Oxford University Press. 1994; 378 р.
  • Yudin B.G., Frolov I.T. Etika nauki. Problemy i diskussii. (Ethics of the science. Problems and discussions.) Moscow: Politizdat. 1986; 399 р. (In Russ.)
  • Yudin B.G. I came to bioethics by a comlicated way. Image of a scientist. Znanie. Ponimanie. Umenie. 2006; (1): 92–100. (In Russ.)
  • Tishchenko P.D. Phenomenon of bioethics. Voprosy filosofii. 1992; (3): 104–113. (In Russ.)
  • Tishchenko P.D. To the beginning of bioethics. Voprosy filosofii. 1994; (3): 62–75. (In Russ.)
  • Biomeditsinskaya etika. (Biomedical ethics.) Ed. by V.I. Pokrovskiy. Moscow. 1997; 224 р. (In Russ.)
  • Siluyanova I.V. Bioetika v Rossii: tsennosti i zakony. (Bioethics in Russia: values and laws.) Moscow: Grant. 2001; 192 р. (In Russ.)
  • Sedova N.N. Pravovye osnovy bioetiki. (Legal principles of bioethics.) Moscow: Triumf. 2004; 224 р. (In Russ.)
  • Sedova N.N., Pet­rov V.I. Prakticheskaya bioetika. (Practical bioethics.) Moscow: Triumf. 2002; 192 р. (In Russ.)
  • Sedova N.N., Ertel' L.A. Pravo i etika v pediatrii: problema informirovannogo soglasiya. (Law and ethics in pediatrics: issue of informed consent.) Moscow. 2004; 164 р. (In Russ.)
  • Nezhmetdinova F.T., Islanova N.N. Pravo i meditsina: bioeticheskie osnovy. Uchebnoe posobie. (Law and medicine: bioethical basis. Study guide.) Kazan: Dom pechati. 1998; 280 р. (In Russ.)
  • Nezhmetdinova F.T. Bioethics in the context of scientific strategies. Izvestiya Saratovskogo universiteta. 2009; 9 (2): 31–35. (In Russ.)
  • Encyclopedia of Global Bioethics. Ed. Ten Hava Henk. Springer International Publishing. 2016; 3030 p.

Views

Abstract - 77

PDF (Russian) - 102

PlumX


© 2018 Nezhmetdinova F.T., Guryleva M.E.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-70434 от 20 июля 2017 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)