Some aspects of legal regulation of medical secrecy in the Russian Federation

Cover Page

Abstract


Aim. To propose the development of a new form of informed voluntary consent, taking into account the legal regulation of medical secrecy.


Methods. When performing the study, analytical method was used. The analysis of the mechanism of obtaining information about the patient was performed, including the study of a number of laws governing the transfer of information to the third parties without the patient's consent.


Results. It was found that the patient's relatives can not be provided with information about the course of the disease and its treatment, unless the patient has previously signed a voluntary consent to transfer the information. The basis for such refusal is Article 13 of Federal Law No. 323-FZ issued on November 21, 2011 (as amended on July 29, 2017) «On the Fundamentals of Health protection of Citizens in the Russian Federation», which establishes the conditions under which information about patient's health can be transferred. This article examines the problem of violation in the field of disclosure of medical secrets, as well as the rights of patient's close relatives to obtain information about his or her state of health. The need to refine the mechanisms of obtaining information, which is a medical secret, is revealed and justified.


Conclusion. Based on the review of laws regulating the procedure of information transfer, the authors propose the development of a new form of consent for disclosure of the patient's information about his state of health, which must necessarily be provided to the patient when contacting a medical organization, which in the future will significantly simplify the legal doctor-patient relationships.


На сегодняшний день медицинская деятельность регулируется двумя формами социального урегулирования — моралью и правом. Если моральное урегулирование основывается на нравственном сознании и общественном мнении, то правовой контроль осуществляется с помощью законов, решений судов и правительственных постановлений. Такой способ урегулирования взаимоотношений между медицинскими работниками и пациентами соответствует характеристике нашего государства как правового.

Принцип правового государства заключается в том, что способом урегулирования отношений является именно закон, а не интересы власти. Правовое государство осуществляет разработку правосудия, а также контроль соблюдения прав и свобод личности. В правовом государстве стержневая идея — высшая ценность прав человека, защита автономии человека, его достоинства [1].

В статье 23 Конституции Российской Федерации (РФ) сказано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Кроме того, в соответствии со статьёй 24 Конституции РФ, сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются [2].

Вышеперечисленные законы стали основополагающими для статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», где установлены условия, при которых может быть передана информация о состоянии здоровья пациента [3]. Все данные о пациенте считаются врачебной тайной, независимо о того, как пациент относится к этому. Условие хранения врачебной ­тайны — ­требование законодательства. Информация может быть передана только с согласия пациента, либо его родственникам, либо конкретному доверенному лицу.

В статье 15 Семейного кодекса РФ от 29.12.1995 №223-ФЗ (ред. от 01.05.2017) указано, что результаты обследования лица, вступающего в брак, составляют врачебную тайну и могут быть сообщены лицу, с которым оно намерено заключить брак, только с согласия лица, прошедшего обследование [4].

В соответствии со статьёй 22 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведённого лечения [5].

Вышеуказанные законы направлены на охрану информации о состоянии здоровья пациента.

Однако существует проблема, связанная с тем, что правоохранительные органы имеют доступ к информации об умершем пациенте, в то время как родственники получают эти данные с трудом. Вся информация о ходе лечения предоставляется родственникам погибшего лишь с предварительного письменного согласия либо по решению суда.

По словам главного консультанта аппарата судьи Конституционного суда Павла Блохина, на практике исход данного дела, вероятнее всего, будет не в пользу родственников. Одним из таких случаев может быть желание родственников ­погибшего ­ознакомиться с историей болезни, как это произошло с жителем Башкортостана Владимиром Зубковым. Гражданин Зубков потерял жену, скончавшуюся в городской больнице г. Казани республики Татарстан в марте 2014 г. Зубков запросил у руководства больницы копию амбулаторной карты своей супруги, чтобы убедиться, что врачи оказывали медицинскую помощь качественно и в полной мере, но больница ему отказала, ссылаясь на то, что эта информация является врачебной тайной.

Тогда Зубков обратился с иском в районный суд, требуя обязать учреждение выдать документы и компенсировать моральный вред за неадекватную медицинскую помощь. Суд признал, что отказ Зубкову был незаконным, но это решение было отменено апелляцией. Министерство здравоохранения Татарстана отказалось проверять качество оказанной медпомощи, также указав, что вся информация является врачебной тайной.

Тогда Зубков обратился в Конституционный суд РФ, требуя проверить конституционность частей 2, 3 и 4 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Зубков утверждал, что оспариваемые нормы неправомерно лишают его возможности получить медицинские сведения о близком человеке, а также не дают проверить, не пострадала ли его жена от врачебной ошибки. Конституционный суд не принял жалобу к рассмотрению, указав свою позицию в определении от 9 июня 2015 г. №1275-О/2015, но напомнил о существующих механизмах получения информации, представляющей врачебную тайну: по запросу суда, органов дознания и следствия, а также прокуратуры.

Европейский суд по правам человека, обосновывая свои выводы положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, считает допустимым разглашение информации, составляющей врачебную тайну, третьим лицам при условии, что причины, обосновывающие такое вмешательство в тайну частной жизни, являются убедительными и достаточными, а предпринимаемые меры пропорциональными преследуемой законной цели (постановление от 25 февраля 1997 г. по делу «Z. против Финляндии», постановление от 27 августа 1997 г. по делу «М.S. против Швеции» и др.) [6].

Такая необходимость в получении информации о пациенте может возникнуть и при наличии генетических заболеваний, которые пациент мог передать своим детям.

Согласно статье 20 Федерального закона от 21.12.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», при поступлении пациента в медицинскую организацию в первую очередь выдаётся бланк (Приложение №2 к приказу Минздрава РФ от 20.12.2012 №1177н) [7] на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от медицинского вмешательства для заполнения, но не все пациенты осведомлены о необходимости давать письменное согласие на передачу сведений, составляющих врачебную тайну.

Получается, что на практике, по умолчанию, если пациент не пишет специального согласия, то вся информация остаётся в тайне и не может быть передана третьим лицам.

Изучив правовые стороны ­данного воп­роса, мы предлагаем разработать и принять форму информированного добровольного согласия на виды медицинских вмешательств, включённые в перечень определённых видов медицинских вмешательств, на которые граждане дают информированное добровольное согласие при выборе врача и медицинской организации для получения первичной медико-санитарной помощи, дополнив её информацией о возможности разглашения персональной информации о состоянии здоровья пациента с указанием лиц, которым может предоставляться информация, и конкретные сроки и условия её хранения и передачи.

Исходя из вышеизложенного, статья 13 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в которой установлены условия, при которых может быть передана информация о состоянии здоровья пациента, нуждается в дополнительном урегулировании порядка и формы доступа к медицинской документации пациента после его смерти. Рассмотренная проблема может быть решена путём введения дополнительного положения в форму информированного добровольного согласия — списка лиц, которым может быть предоставлена информация. Бланк необходимо дополнить информацией с личными данными (паспортные данные, место проживания, кем приходится пациенту) тех, кому может быть передана информация. В том ­числе ­необходимо указать, какая именно информация может быть передана, в течение какого срока её можно предоставить по требованию лица, указанного в согласии, а также способ её хранения. В случае отказа от разглашения пишется отказ, и все данные о ходе лечения с согласия самого пациента остаются тайной.

Данные нововведения позволят установить баланс между правами на неразглашение врачебной тайны и правами близкородственных людей на получение информации.

Вывод

На основе проведённого обзора законов, регулирующих процедуру передачи информации, авторами предложена разработка новой формы согласия на разглашение информации пациента о состоянии его здоровья, которая в обязательном порядке должна быть предоставлена пациенту при обращении в медицинскую организацию, что в будущем значительно упростит правовые отношения между пациентом и врачом.

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

G M Khamitova

Kazan State Medical University

Author for correspondence.
Email: gulnarakgmu@mail.ru
Kazan, Russia

D V Khamitova

Kazan State Medical University

Email: gulnarakgmu@mail.ru
Kazan, Russia

  • Kondrashev A.A. The idea of a rule-of-law state in Russia: definition and essence. Rossiyskoe pravo: Obrazovanie. Praktika. Nauka. 2017. 2017; (1): 17–19. (In Russ.)
  • The Constitution of the Russian Federation. Adopted by popular vote on 12.12.1993 (taking into account the amendments introduced by the Laws of the Russian Federation on Amendments to the Constitution of the Russian Federation №6-FKZ issued on December 30, 2008, №7-FKZ issued on 30.12.2008, №2-FKZ issued on 05.02.2014, №11-FKZ issued on July 21, 2014). Collection of the legislation of the Russian Federation. 04.08.2014. №9. Art. 23. (In Russ.)
  • The Constitution of the Russian Federation. Adopted by popular vote on 12.12.1993 (taking into account the amendments introduced by the Laws of the Russian Federation on Amendments to the Constitution of the Russian Federation №6-FKZ issued on December 30, 2008, №7-FKZ issued on 30.12.2008, №2-FKZ issued on 05.02.2014, №11-FKZ issued on July 21, 2014). Collection of the legislation of the Russian Federation. 04.08.2014. №9. Art. 24. (In Russ.)
  • Federal Law No. 323-FZ issued on 21.11.2011 (as amended on July 29, 2017) «On the fundamentals of health protection of the citizens in the Russian Federation». Art. 13. Reference and legal system «Consultant-Plus». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/ (access date: 19.11.2017). (In Russ.)
  • The family code of the Russian Federation No. 223-FZ issued on December 29, 1995 (FC RF as amended on 01.05.2017). Article 15. Reference and legal system «Consultant-Plus». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8982/22aaae75cedae3983eaea614966b169f6a2962b3/ (access date: 19.11.2017). (In Russ.)
  • Federal Law No. 323-FZ issued on 21.11.2011 (as amended on July 29, 2017) «On the fundamentals of health protection of the citizens in the Russian Federation». Reference and legal system «Consultant-Plus». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/d2872d82b3b26ca307971f590ce02dd37f71cafc/ (access date: 19.11.2017). (In Russ.)
  • The judgement of the Constitutional Court of the Russian Federation issued on June 9, 2015 No. 1275-O «On refusal to accept the complaint of a citizen Zubkov Vladimir Nikolayevich on violation of his constitutional rights by Parts 2, 3 and 4 of Article 13 of the Federal Law “On the fundamentals of health protection of the citizens in the Russian Federation”». http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71014724/ (access date: 19.11.2017). (In Russ.)
  • Federal Law No. 323-FZ issued on 21.11.2011 (as amended on July 29, 2017) «On the fundamentals of health protection of the citizens in the Russian Federation». Art. 20. Reference and legal system «Consultant-Plus». http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/a43087b378421d19765ff28cd0f0b5c3906d6a4b/ (access date: 19.11.2017). (In Russ.)

Views

Abstract - 86

PDF (Russian) - 98

PlumX


© 2018 Khamitova G.M., Khamitova D.V.

Creative Commons License

This work is licensed
under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.


Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-70434 от 20 июля 2017 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)