Plastic surgery of extensive soft tissue defects of the lower leg in children with the use of a parotid flap after its prefabrication with tissue expanders (preliminary report)

Cover Page

Abstract


Background. Extensive deep soft tissue defects in children are an indication for the microsurgical reconstruction using autotransplantation of a tissue complex. The use of a flap prefabrication before their microsurgical transplantation to various segments and areas is a promising approach in reconstructive surgery.

Aim. The aim of this study was to evaluate the possibilities and immediate results of plastic surgery of extensive soft tissue defects of the lower leg with a tissue complex, after its prefabrication with a tissue expander, and the state of the donor area in different surgical treatment options.

Materials and methods. Six patients aged 13 ± 2.3 years were operated on for deep scar deformities of the lower leg and foot. For plastic surgery, a pericarpial flap was used. In two patients, the flap was prefabricated with tissue expanders at a volume of 720 ml. After filling the expander, the second stage of surgical treatment was performed. First, the expander was removed. Next, the flap on the artery surrounding the scapula was isolated. Last, it was transplanted into a soft tissue defect of the lower leg with the imposition of microvascular anastomoses. A layer-by-layer suture was applied to the donor wound. The Vancouver scale was used to assess the quality of the scar tissue in the donor area.

Results. The removal of the tissue complex after the prefabrication with expanders made it possible to perform plastic surgery of extensive soft tissue defects of the lower leg in one stage of surgical treatment with the application of a cosmetic suture in the donor area. There were no complications in the postoperative period.

At the examination after six months, patients who did not undergo flap prefabrication complained of cosmetic defects and discomfort when moving in the donor area.

The evaluation of the quality of scar tissue by the Vancouver scale showed that the scars in patients after flap prefabrication were similar to optimal (total score in two patients is 2). In two patients without flap prefabrication, the total score was 7, and in two patients, it was 9, which indicated unsatisfactory cosmetic parameters of the postoperative scar.

Conclusion. The prefabrication of a tissue complex using tissue expanders before microsurgical transplantation enables the collection of a large volume of tissue for plastic surgery of extensive defects. It also reduces the risk of trophic complications in the postoperative period and creates optimal conditions for closing the donor site.


Full Text

Обширные глубокие дефекты мягких тканей у детей во многих случаях служат показанием для микрохирургической реконструкции с использованием комплексов тканей, характеризующихся осевым типом кровоснабжения.

Когда для реконструктивной операции необходим комплекс тканей большого размера определенной толщины и пластичности, можно воспользоваться перспективным методом предварительной подготовки (префабрикации) тканей перед их микрохирургической аутотрансплантацией [1, 2].

Использование значительных по размеру комплексов тканей в свободном варианте связано с повышенным риском трофических нарушений в послеоперационном периоде и образованием глубоких мягкотканных дефектов в донорской области, которые значительно ухудшают внешний вид и снижают качество жизни пациентов. Применение с целью префабрикации перемещаемых тканей тканевых экспандеров позволяет получить ткани оптимального качества и размера и переместить их без значительного ущерба для донорской области [3–5]. Кроме того, сосудистая тренировка лоскута в процессе заполнения экспандера способствует развитию сосудистой сети и повышает устойчивость тканей к гипоксии [6].

В отечественной и зарубежной литературе представлены многочисленные сообщения об успешном использовании экспандеров для предварительной префабрикации тканей перед реконструктивными операциями на лице и шее [7, 8]. В 2013 г. B. Song et al. [9] сообщили об успешном применении предварительно растянутого абдоминального лоскута для пластики рубцовой деформации предплечья. В зарубежной литературе есть сообщение об использовании экспандера для префабрикации торакодорзального лоскута перед его трансплантацией на шею при устранении тяжелой контрактуры шеи у детей [10].

Данная статья посвящена опыту применения префабрикованных лоскутов для пластики обширных мягкотканных дефектов дистальных отделов нижних конечностей.

Цель — оценить возможности и ближайшие результаты пластики обширных мягкотканных дефектов голени комплексом ткани после его префабрикации с помощью тканевого экспандера, а также состояние донорской области при разных вариантах хирургического лечения.

Материалы и методы

По поводу глубоких рубцовых деформаций голени и голеностопного сустава было прооперированно 6 пациентов в возрасте 13 ± 2,3 года. Для пластики дефектов тканей голени у всех пациентов применяли окололопаточный лоскут.

У 2 пациентов лоскут формировали методом префабрикации с помощью тканевых экспандеров. Цель префабрикации заключалась в увеличении размеров и сосудистой тренировке лоскута перед его микрохирургической аутотрансплантацией, создании избытка тканей в донорской области, который обеспечил бы оптимальное закрытие донорской раны. Мы использовали высокопрофильные силиконовые экспандеры фирмы Eurosiliсon (Франция) объемом 720 мл. Экспандер помещали в полость, сформированную между слоем подкожной жировой клетчатки и поверхностной фасцией. Порт во всех случаях размещали под кожей и в дальнейшем хорошо пальпировали. Интраоперационно для контроля проходимости порта в экспандер вводили 50–60 мл стерильного изотонического раствора натрия хлорида. В послеоперационном периоде осложнений не наблюдалось. Экспандер начинали заполнять с 10–12-го дня после операции и далее процедуру выполняли через день, каждый раз вводя по 50–70 мл. Процесс заполнения экспандера занимал в среднем месяц. Пациенты переносили дермотензию хорошо, внутреннее расположение порта не препятствовало гигиеническим процедурам.

Через неделю после окончания заполнения экспандера переходили ко второму этапу хирургического лечения, который заключался в удалении тканевого экспандера, выделении комплекса тканей на артерии, огибающей лопатку, и трансплантации его в предварительно подготовленный мягкотканный дефект голени с наложением микрососудистых анастомозов. На донорскую рану накладывали послойный шов.

У 4 детей префабрикацию лоскута не проводили. Лоскуты выделяли на артерии, огибающей лопатку, трансплантировали их в мягкотканный дефект голени и накладывали микрососудистые анастомозы.

В раннем послеоперационном периоде пациенты получали терапию, направленную на улучшение реологических свойств крови, профилактику тромбоза анастомозов и отека пересаженных тканей.

Результаты лечения оценивали через 6 мес. после вмешательства. Для оценки качества рубцовой ткани в донорской области использовали шкалу Ванкувер. Главным критерием состояния пересаженных тканей считали трофику лоскута как показатель его устойчивости к механической нагрузке.

Результаты

Благодаря комплексам тканей, перемещенных после префабрикации с помощью экспандеров, пластику обширных мягкотканных дефектов голени удалось выполнить за один этап хирургического лечения. Комплексы тканей без префабрикации были использованы для пластики дефектов, в 1,5 раза меньших по размеру.

После удаления экспандера и изъятия окололопаточного лоскута рану донорской области ушивали без натяжения с наложением косметического шва на кожу. После изъятия лоскута без префабрикации донорскую рану ушивали с натяжением, накладывали узловые швы.

Послеоперационный период у всех 6 пациентов протекал без осложнений. У всех прооперированных пациентов наблюдался умеренный отек лоскута, который нарастал к 3-м суткам и постепенно разрешался на 7–8-е сутки.

При выписке из стационара пациенты на состояние послеоперационного рубца в донорской области не жаловались. Однако на контрольном осмотре через 6 мес. все пациенты, которым не проводили экспандерную дермотензию перед основным этапом микрохирургической реконструкции, жаловались на значительный косметический дефект, заключавшийся в расширении линии послеоперационного рубца до 2–3 см. Кроме того, пациентов беспокоило чувство натяжения тканей в донорской области, которое усиливалось при полноамплитудных движениях в плечевом суставе, в двух случаях отмечено незначительное нарушение рельефа в виде вмятины.

Жалобы пациентов со стороны донорского участка представлены в табл. 1.

 

Таблица 1

Жалобы пациентов со стороны донорского участка

Жалобы пациентов

Количество пациентов без префабрикации лоскута

Количество пациентов после префабрикации лоскута

Расширение послеоперационного рубца более 2 см

4

Нарушение рельефа в виде вмятины

2

Натяжение в области донорского участка, дискомфорт при движениях

2

Стрии в области донорского участка

1

 

Как показано в табл. 1, у всех пациентов, у которых лоскут был изъят без префабрикации тканевым экспандером, послеоперационный рубец расширился более чем на 2 см. В половине случаев наблюдалось нарушение рельефа донорской области, в половине — дискомфорт при движениях. В одном случае вследствие сильного натяжения тканей на прилегающей к рубцу коже появились стрии.

Пациентам, которым проводили экспандерную дермотензию и в донорской области накладывали косметический шов, жалоб не предъявляли.

В табл. 2 представлена оценка рубцовой ткани в донорской области по шкале Ванкувер.

Оценка качества рубцовой ткани по шкале Ванкувер показала, что рубцы у пациентов после префабрикации лоскута близки к оптимальным (сумма баллов у двух пациентов — 2). У 2 пациентов без префабрикации лоскутов сумма баллов была 7 и у двух пациентов — 9, что свидетельствует о неудовлетворительных косметических параметрах послеоперационного рубца.

 

Таблица 2

Оценка рубцовой ткани по шкале Ванкувер

Критерий/баллы

Количество пациентов без префабрикации

Количество пациентов с префабрикацией

Оценка васкуляризации

0 (нормальный цвет рубца)

1 (розовый)

4

2

2 (красный)

3 (багровый)

Оценка пигментации

0 (нормальный цвет рубца)

2

1 (гипопигментация)

2 (гиперпигментация)

4

Оценка эластичности

0 (нормальный)

1 (мягкий, податливый)

2

2 (упругий)

3 (твердый)

4 (плотный натянутый, но не спаянный с окружающими тканями)

4

5 (контрактура)

Оценка толщины

0 (плоский)

2

2

1 (<2 мм)

2

2 (2–5 мм)

Суммарное количество баллов

7–9

2

 

Состояние пересаженного окололопаточного лоскута во всех случаях было удовлетворительным: трофических нарушений в виде повреждения целостности кожных покровов выявлено не было. Пациенты отмечали значительное улучшение качества жизни, уменьшение проблем, связанных с подбором и ношением обуви.

Клинический пример 1

Пациент А., 13 лет, получил дорожно-транспортную травму с множественными переломами костей голени и стопы и с размозжением мягких тканей (рис. 1). Сформировалась обширная рубцовая деформация. Рубцовая ткань с признаками нарушения трофики в виде гиперкератоза и шелушения спаяна с костями (см. рис. 1, а).

Учитывая значительный объем мягких тканей, необходимый для пластики обширного дефекта, ребенку был имплантирован тканевой экспандер под подкожно-жировой слой на боковую поверхность грудной клетки (см. рис. 1, б).

 

Рис. 1. Пациент А., 13 лет. Диагноз: «Посттравматическая рубцовая деформация голени и стопы, посттравматический костный анкилоз голеностопного сустава»: а — обширная посттравматическая рубцовая деформация голени и стопы с дефицитом мягких тканей; б — тканевой экспандер, имплантированный в мягкие ткани грудной клетки на этапе заполнения; в — рана медиальной поверхности голени и стопы после иссечения рубцовой ткани; г — сформированный комплекс тканей на выделенной сосудистой ножке (артерия, огибающая лопатку, и вена); д — лоскут после наложения микрососудистых анастомозов, фиксированный к дну и краям раны; е — косметический шов донорского участка после изъятия лопаточного лоскута больших размеров; ж — послеоперационный рубец перед выпиской пациента

 

После заполнения экспандера был выполнен второй этап хирургического лечения: удаление экспандера и пластика раневого дефекта лоскутом, полученным при экспандерной дермотензии.

В процессе подготовки реципиентной области для пластики выявлены глубокие рубцовые изменения. Рубцовые ткани были частично иссечены, выделен сосудистый пучок a./v. tibialis posterior для наложения микрососудистого анастомоза (см. рис. 1, в).

Одновременно с подготовкой реципиентной области выделяли сосудистую ножку растянутого лопаточного лоскута и формировали лоскут размером, соответствующим раневому дефекту (см. рис. 1, г). В завершение операции накладывали микрососудистые анастомозы между сосудами заднего большеберцового пучка и артерией, огибающей лопатку, адаптировали лоскут по форме раны под контролем за сосудистой реакцией пересаженных тканей (см. рис. 1, д).

Одновременно с созданием микрососудистых анастомозов закрывали донорскую рану путем наложения послойных и внутрикожного швов (см. рис. 1, е, ж).

В послеоперационном периоде осложнений не наблюдалось.

Клинический пример 2

У пациента К., 15 лет, на задней поверхности голени и голеностопного сустава в результате глубокого ожога, полученного в возрасте 10 лет, сформировался обширный рубцовый массив (рис. 2). Интенсивный рост и постоянная физическая нагрузка привели к образованию хронической трофической язвы сначала в области ахиллова сухожилия, а затем и на расположенных выше участках рубцовой ткани (см. рис. 2, а). Для получения большого объема мягких тканей, необходимых для пластики обширной рубцовой деформации, пациенту был имплантирован тканевой экспандер в подкожно-жировой слой на боковой поверхности грудной клетки (см. рис. 2, б).

После заполнения экспандера был получен избыток мягких тканей, позволивший за один этап заместить весь трофически измененный рубцовый массив и создать условия для дальнейшего реконструктивного лечения (см. рис. 2, в). Донорский участок был послойно ушит с наложением на кожу внутрикожного шва (см. рис. 2, г). Послеоперационный период протекал гладко.

 

Рис. 2. Пациент К., 15 лет. Диагноз: «Послеожоговая рубцовая деформация голени и области голеностопного сустава, фиброзный анкилоз голеностопного сустава»: а — рубцовый массив задней поверхности голени и голеностопного сустава с множественными трофическими язвами; б — заполненный тканевой экспандер в мягких тканях грудной клетки; в — приживший лопаточный лоскут на задней поверхности голени и голеностопного сустава; г — косметический шов донорского участка после изъятия лопаточного лоскута большого размера

 

Клинический пример 3

Пациент В., 12 лет, поступил в клинику с обширной рубцовой деформацией голени и стопы после дорожно-транспортной травмы. После иссечения рубцовых тканей и артротомии образовался раневой дефект, который был закрыт при помощи аутотрансплантации кожно-жирового лоскута на лопаточной артерии с наложением микрососудистых анастомозов (рис. 3).

 

Рис. 3. Пациент В., 12 лет. Диагноз: «Посттравматическая деформация мягких тканей и костей голени и стопы, посттравматический костный анкилоз голеностопного сустава»: а — обширная рубцовая деформация голени и стопы с выраженным дефицитом мягких тканей; б — рана после иссечения рубцовых тканей и артротомии; в — лоскут после наложения микрососудистых анастомозов, фиксированный к дну и краям раны; г — узловой шов донорского участка после изъятия лопаточного лоскута; д — приживший лопаточный лоскут на медиальной поверхности голени и голеностопного сустава

 

Поскольку окололопаточный лоскут заимствовали без предварительного использования тканевого экспандера, рану донорской области ушивали послойно. Внутрикожный шов на кожу не накладывали вследствие натяжения краев раны (рис. 3, г).

Послеоперационный период протекал без осложнений.

Как уже отмечалось, у пациентов, которым не выполняли префабрикацию окололопаточного лоскута перед его микрохирургической аутотрансплантацией, возникал целый ряд жалоб: на значительное расширение линии послеоперационного рубца до 2–3 см, чувство натяжения тканей в донорской области, нарушение рельефа в виде вмятины и появление стрий (рис. 4).

 

Рис. 4. Донорские участки после изъятия лопаточного лоскута без префабрикации тканевым экспандером: а — расширение линии послеоперационного рубца; б — множественные стрии интактной кожи вследствие натяжения тканей

 

Обсуждение

Большинство публикаций в отечественной и зарубежной литературе посвящены префабрикации кожно-жировых или кожно-фасциальных лоскутов для пластики дефектов лица и шеи [2–4]. Опубликованы также единичные сообщения об экспандерном растяжении тканей непосредственно на голени вблизи раневого дефекта или рубцовой деформации с последующим использованием растянутых тканей в виде скользящего лоскута [11, 12].

Как известно, дистальные отделы конечностей испытывают значительную механическую и функциональную нагрузку, а рубцовые изменения в области голеностопного сустава и ахиллова сухожилия часто сопровождаются трофическими нарушениями в виде гиперкератоза, рецидивирующих эрозий и даже хронических трофических язв [11, 12]. Реконструктивная хирургия дистальных отделов нижних конечностей связана с повышенными требованиями к пересаживаемым тканям.

Лопаточный лоскут служит хорошим пластическим материалом не только с точки зрения надежности источников кровообращения и предсказуемой сосудистой анатомии [13], но и с точки зрения последующего расположения послеоперационного рубца, который после предварительной префабрикации тканей, как правило, бывает косметическим [3–5].

В процессе дермотензии вокруг экспандера формируется капсула, сосуды которой, в состоянии разобщения с подлежащими тканями, компенсаторно расширяются и обеспечивают удовлетворительное кровообращение в тканях над куполом экспандера и устойчивость их к гипоксии [7, 9]. Данное свойство является важным для профилактики послеоперационных осложнений в виде отека и трофических нарушений: несмотря на значительные размеры лопаточных лоскутов после префабрикации, течение послеоперационного периода не отличалось от такового при применении лоскутов меньшего размера. Кроме того, префабрикация тканевыми экспандерами позволяет увеличить площадь и пластичность лопаточного лоскута и выполнить пластику обширных дефектов.

Заключение

У всех пациентов течение послеоперационного периода было гладким. Однако в случае использования тканевого экспандера для префабрикации лопаточного лоскута перед его микрохирургической аутотрансплантацией был получен значительный объем мягких тканей для пластики, а благодаря сосудистой тренировке тканей удалось снизить риск трофических нарушений в послеоперационном периоде. Поскольку был получен избыток покровных тканей в донорской области, донорская рана была закрыта без натяжения тканей и с наложением внутрикожного шва.

Оценка качества рубцовой ткани в донорской области по шкале Ванкувер показала, что рубцы у пациентов после префабрикации лоскута близки к оптимальным (сумма баллов у двух пациентов равнялась 2). У 2 пациентов без префабрикации лоскутов сумма баллов была от 7 до 9, что свидетельствует о неудовлетворительных косметических параметрах послеоперационного рубца.

Префабрикация комплексов тканей, характеризующихся осевым типом кровоснабжения, с использованием тканевых экспандеров перед микрохирургической трансплантацией расширяет возможности реконструктивных операций на дистальных отделах нижних конечностей и позволяет:

1) получить большой объем ткани для пластики обширных дефектов;

2) снизить риск трофических осложнений в послеоперационном периоде благодаря сосудистой тренировке лоскута;

3) создать оптимальные условия для закрытия донорского участка с наложением внутрикожного шва.

Дополнительная информация

Источник финансирования. Работа проведена в рамках выполнения Государственного задания Министерства здравоохранения Российской Федерации, НИР № АААА-А18-118122690164-3.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Этическая экспертиза. Получено положительное решение локального этического комитета ФГБУ «НИДОИ им. Г.И. Турнера» Минздрава России (протокол № 19-2 от 04.12.2019). Родители пациентов дали согласие на участие в исследовании, публикацию фотографий и использование персональных данных.

Вклад авторов

О.В. Филиппова — участие в хирургических операциях, сбор и анализ анамнестических и клинических данных, написание статьи.

А.В. Говоров — выполнение хирургических операций в качестве оператора, послеоперационное лечение пациентов, корректировка текста статьи.

Я.Н. Прощенко — участие в хирургических операциях, послеоперационное лечение пациентов, корректировка текста статьи.

К.А. Афоничев — участие в обсуждении плана лечения пациентов, корректировка текста статьи.

Н.С. Галкина — сбор данных о послеоперационных осложнениях и состоянии донорской области у пациентов на момент выписки и в отдаленные сроки.

Все авторы внесли существенный вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией.

About the authors

Olga V. Filippova

H. Turner National Medical Research Center for Сhildren’s Orthopedics and Trauma Surgery

Author for correspondence.
Email: olgafil-@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1002-0959
SPIN-code: 8055-4840
http://www.rosturner.ru/kl7.htm

Russian Federation, 64, Parkovaya str., Saint-Petersburg, Pushkin, 196603

MD, PhD, D.Sc., leading research associate of the Department of Trauma Sequelae and Rheumatoid Arthritis

Anton V. Govorov

H. Turner National Medical Research Center for Сhildren’s Orthopedics and Trauma Surgery

Email: agovorov@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-7015-5580

Russian Federation, 2, Litovskay street, Saint-Peterburg, 194100

MD, PhD, Associate Professor of the Department of Plastic and Reconstructive Surgery

Yaroslav N. Proshchenko

H. Turner National Medical Research Center for Сhildren’s Orthopedics and Trauma Surgery

Email: yar-2011@list.ru
ORCID iD: 0000-0002-3328-2070

Russian Federation, 64, Parkovaya str., Saint-Petersburg, Pushkin, 196603

MD, PhD, senior research associate of the Department of Trauma Sequelae and Rheumatoid Arthritis

Konstantin A. Afonichev

H. Turner National Medical Research Center for Сhildren’s Orthopedics and Trauma Surgery

Email: afonichev@list.ru
ORCID iD: 0000-0002-6460-2567

Russian Federation, 64, Parkovaya str., Saint-Petersburg, Pushkin, 196603

MD, PhD, D.Sc., Head of the Department of Trauma Sequelae and Rheumatoid Arthritis

Natalia S. Galkina

H. Turner National Medical Research Center for Сhildren’s Orthopedics and Trauma Surgery

Email: galkinadoc@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-9201-7827

Russian Federation, 64, Parkovaya str., Saint-Petersburg, Pushkin, 196603

MD, orthopedic surgeon of the Department of Reconstructive Microsurgery and Hand Surgery

References

  1. Сачков А.В. Реваскуляризированные фасциальные аутотрансплантаты в пластической и реконструктивной микрохирургии: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 1999. [Sachkov AV. Revaskulyarizirovannye fastsial’nye autotransplantaty v plasticheskoy i rekonstruktivnoy mikrokhirurgii. [dissertation] Moscow; 1999. (In Russ.)]
  2. Wang W, Zhao M, Tang Y, et al. Long-term follow-up of flap prefabrication in facial reconstruction. Ann Plast Surg. 2017;79(1):17-23. https://doi.org/10.1097/SAP.0000000000000992.
  3. Быстров А.В., Гассан Т.А., Исаев И.В., Цховребова Л.Э. Возможности префабрикации кожного лоскута в пластической хирургии // Российский вестник хирургии, анестезиологии и реаниматологии. – 2014. – Т. 4. – № 2 – C. 98–103. [Bystrov AV, Gassan TA, Isaev IV, Tskhovrebova LE. Vozmozhnosti prefabrikatsii kozhnogo loskuta v plasticheskoy khirurgii. Rossiyskiy vestnik khirurgii, anesteziologii i reanimatologii. 2014;4(2):98-104. (In Russ.)]
  4. Chen B, Song H, Xu M, Gao Q. Reconstruction of cica-contracture on the face and neck with skin flap and expanded skin flap pedicled by anterior branch of transverse cervical artery. J Craniomaxillofac Surg. 2016;44(9):1280-1286. https://doi.org/10.1016/ j.jcms.2016.04.020.
  5. Aggarwal A, Singh H, Mahendru S, et al. Minimising the donor area morbidity of radial forearm phalloplasty using prefabricated thigh flap: A new technique. Indian J Plast Surg. 2017;50(1):91-95. https://doi.org/10.4103/ijps.IJPS_158_16.
  6. Wang C, Zhang J, Yang S, et al. The clinical application of preexpanded and prefabricated super-thin skin perforator flap for reconstruction of post-burn neck contracture. Ann Plast Surg. 2016;77 Suppl 1:S49-52. https://doi.org/10.1097/SAP.0000000000000711.
  7. Li Y, Zhou C, Yang M, et al. Repair of face soft tissue defect with prefabricated neck expander flap with the vessels of temporalis superficialis. Zhongguo Xiu Fu Chong Jian Wai Ke Za Zhi. 2005;19(2):130-132.
  8. Chen S, Li Y, Yang Z, et al. Surgical treatment for facial port wine stain by prefabricated expanded cervical flap carried by superficial temporal artery. J Craniofac Surg. 2019;30(7):2124-2127. https://doi.org/10.1097/SCS.0000000000005612.
  9. Song B, Jin J, Liu Y, Zhu S. Prefabricated expanded free lower abdominal skin flap for cutaneous coverage of a forearm burn wound defect. Aesthetic Plast Surg. 2013;37(5):956-959. https://doi.org/10.1007/s00266-013-0155-8.
  10. Wang AW, Zhang WF, Li JY, et al. Fabricated expanded thoracodorsal artery perforator flap to repair cervical scar in children. Zhonghua Zheng Xing Wai Ke Za Zhi. 2010;26(3):161-165.
  11. Пасичный Д.А. Дермотензия в лечении повреждений покровных тканей стопы и голени // Международный медицинский журнал. – 2009. – № 3. – С. 85–89. [Pasichnyy DA. Dermotenziya v lechenii povrezhdeniy pokrovnykh tkaney stopy i goleni. International medical journal. 2009;(3):85-89. (In Russ.)]
  12. Баиндурашвили А.Г., Филиппова О.В., Афоничев К.А., Вашетко Р.В. Устранение деформирующих рубцов голени и в области ахиллова сухожилия с использованием тканевой дермотензии у детей. Пособие для врачей. – СПб., 2014. – 16 с. [Baindurashvili AG, Filippova OV, Afonichev KA, Vashetko RV. Ustranenie deformiruyushchikh rubtsov goleni i v oblasti akhillova sukhozhiliya s ispol’zovaniem tkanevoy dermotenzii u detey. Posobie dlya vrachey. Saint Petersburg; 2014. 16 p. (In Russ.)]
  13. Белоусов А.Е. Пластическая реконструктивная и эстетическая хирургия. – СПб.: Гиппократ, 1998. – 774 с. [Belousov AE. Plasticheskaya rekonstruktivnaya i esteticheskaya khirurgiya. Saint Petersburg: Gippokrat; 1998. 774 p. (In Russ.)]

Supplementary files

Supplementary Files Action
1.
Fig. 1. Patient A., 13 years old. Diagnosis: “Post-traumatic cicatricial deformity of the lower leg and foot, post-traumatic bone ankylosis of the ankle joint”: a - extensive post-traumatic cicatricial deformity of the lower leg and foot with soft tissue deficiency; b - tissue expander implanted in the soft tissue of the chest at the stage of filling; in - a wound of the medial surface of the lower leg and foot after excision of scar tissue; g - the formed complex of tissues on the selected vascular pedicle (artery, envelope of the scapula, and vein); d - a flap after application of microvascular anastomoses, fixed to the bottom and edges of the wound; e - cosmetic suture of the donor site after removal of a large scapular flap; g - postoperative scar before patient discharge

View (532KB) Indexing metadata
2.
Fig. 2. Patient K., 15 years old. Diagnosis: “Post-burn cicatricial deformity of the lower leg and ankle joint region, fibrous ankylosis of the ankle joint”: a - cicatricial mass of the posterior surface of the lower leg and ankle joint with multiple trophic ulcers; b - filled tissue expander in the soft tissues of the chest; c - an attached scapular flap on the posterior surface of the lower leg and ankle joint; g - cosmetic suture of the donor site after removal of a large scapular flap

View (145KB) Indexing metadata
3.
Fig. 3. Patient B., 12 years old. Diagnosis: “Post-traumatic deformation of soft tissues and bones of the lower leg and foot, post-traumatic bone ankylosis of the ankle joint”: а - extensive cicatricial deformation of the lower leg and foot with severe soft tissue deficiency; b - a wound after excision of scar tissue and arthrotomy; in - a flap after application of microvascular anastomoses, fixed to the bottom and edges of the wound; g - nodal suture of the donor site after removal of the scapular flap; d - the surviving scapular flap on the medial surface of the lower leg and ankle joint

View (467KB) Indexing metadata
4.
Fig. 4. Donor sites after removal of the scapular flap without prefabrication with a tissue expander: a - extension of the postoperative scar line; b - multiple striae of intact skin due to tissue tension

View (124KB) Indexing metadata

Statistics

Views

Abstract - 11

PDF (Russian) - 2

Cited-By


PlumX

Dimensions


Copyright (c) 2020 Filippova O.V., Govorov A.V., Proshchenko Y.N., Afonichev K.A., Galkina N.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies