EXPERIENCE OF TREATMENT OF MALE HYPERTENSION WITH OBESITY, FASTING HYPERGLYCEMIA AND DEFICIENCY OF VITAMIN D

Cover Page

Abstract


Vitamin D insufficiency has been registered for almost half the world's population. Among the elderly, this figure reaches 80-90%, in Russia-78-83%. Men's patients of uroandrological profile with obesity, androgen deficiency, infertility and prostate diseases 69 associated with hypogonadism, obesity, insulin resistance and type 2 diabetes, the frequently detected (hormone) deficiency of vitamin D. In addition to the impact on calcium-phosphorous and carbohydrate metabolism, vitamin D deficiency is associated with an increased risk of developing hypertension.

We have investigated male patients on the levels of vitamin D in the blood serum with immunoassay chemiluminescent method on microchasticah (full automatic Architect i2000 Abbot), the value of systolic and diastolic blood pressure (SAD and DAD) defined by a well-known method of Korotkov, fasting glycemia rates investigated by using the gluko-zooksidantmethod, body mass index (BMI) is calculated by the formula Quetelet.

Elimination of vitamin D deficiency using a single succession introduction of 30004000 IU of cholecalciferol to the men of 40-50 years, suffering from different types of pathology, turns out to be effective not only in treating systolic-diastolic hypertension, but also in reducing, as fasting hyperglycemia and overweight.


Изучение влияния дефицита витамина (гормона) D на организм человека привлекает всё большее внимание ученых и врачей. По данным многочисленных исследований, недостаточность витамина D зарегистрирована почти у половины населения мира. Среди пожилых людей этот показатель достигает 80-90%. В России недостаточность витамина D обнаружена у 78-83% населения [1, 2]. Результаты последних эпидемиологических исследований свидетельствуют о высокой частоте дефицита (недостаточности) витамина D у больных мужчин уроандрологического-профиля [3-8]. S. Pitman et al. в 2011 году показали, что из 3763 исследуемых пациентов мужчин, у 68% имелся сниженный уровень витамина D [9]. По данным И.А. Тюзикова, приблизительно у 50% российских мужчин имеет место недиагностиро-ванная недостаточность витамина D, а у каждого третьего - тяжелый дефицит данного витамина [10]. При этом, наиболее часто дефицит витамина D у мужчин выявляется при ожирении, дефиците андрогенов, бесплодии и заболеваниях предстательной железы [3-10]. Получены убедительные доказательства, что дефицит витамина D у мужчин достоверно ассоциируется с гипогонадизмом, ожирением, инсулинорезистентностью и сахарным диабетом 2 типа [11].

Цель: оценка влияния коррекции недостаточности витамина D на динамику артериального давления у мужчин с гипертонической болезнью, ожирением, гипергликемией натощак и дефицитом витамина D.

Материалы и методы

Обследованы 35 мужчин в возрасте от 40 до 50 лет с гипертонической болезнью (ГБ) I-III степени, ожирением, гипергликемией натощак (ГГН) и дефицитом витамина

D. Длительность ГБ составила от 1 до 8 лет, ГГН - от 1 до 2 лет, дефицит витамина D у обследуемых больных диагностирован в течение последних 6 месяцев жизни.

Все пациенты были рандомизированы (случайно распределены) на 2 группы: опытная группа (ОГ) и группа сравнения (ГС).

В ОГ были включены 18 пациентов, получавших диету, редуцированную по жирам и углеводами обогащенную витамином D (морепродукты, желток куриных яиц, твердые сорта сыра, молочные продукты, содержащие в суточной дозе около 1000 мг витамина D). Кроме того, больным ОГ для коррекции разной степени недостаточности витамина D назначался холекальциферол в дозе 6-8 капель в сутки (3000-4000 МЕ), а для коррекции артериальной гипертензии (АГ) назначалась антигипертензивная терапия блокатором

рецепторов ангиотензина II валсартаном в дозе 40 или 80 мг/сут в виде монотерапии или в комбинации с р1-блокатором III поколения небивололом в дозе 5 мг/сут.

Группу сравнения (ГС) составили 17 пациентов, находящихся на аналогичной диете (редуцированной по жирам и углеводам и обогащенной витамином D), так и ан-тигипертензивной терапии, в отличие от ОГ, холекальциферол они не получали.

Выбор антигипертензивной терапии был обусловлен следующими обстоятельствами. Учитывая, что до 40% нелеченых пациентов и до 60% пациентов с ГБ на фоне лечения имеют эректильную дисфункцию различной выраженности, анти-гипертензивные препараты, применяемые у мужчин с ГБ, ожирением и нарушением углеводного обмена или метаболическим синдромом (МС), помимо метаболической нейтральности, должны положительно влиять на их сексуальную функцию.

Поэтому, препаратами первой линии являются ингибиторы ангиотензинпревра-щающего фермента или блокаторы рецептора ангиотензина II. По данным исследований именно валсартан имеет доказательную базу о его положительном влиянии на эректильную функцию у мужчин [12-16].

Наличие при МС гиперсимпатикото-нии и эндотелиальной дисфункции делает патогенетически обоснованным применение и бета-блокаторов у данной категории больных, особенно, небиволола, в связи с наличием у него NO активности, то есть, его влиянием на эндотелий, в том числе, и в кавернозных телах, уменьшая, таким образом, проявления эректильной дисфункции или профилактируя их [12-16].

Важно отметить, что у пациентов обеих групп в динамике исследовались: 1) уровень витамина D в сыворотке крови методом хемилюминесцентного иммуноанализа на микрочастицах (полный автомат Architecti 2000 Abbot), 2) величина систолического и диастолического артериального давления (САД и ДАД) определялась по общеизвестному методу Короткова, 3) показатели гликемии натощак исследовали с помощью известного глюкозооксидантного метода, 4) индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался по формуле Кетле.

Статистический анализ полученных результатов для сравнения связанных и независимых величин проводился с использованием непараметрических критериев Манна-Уитни и Уилкоксона. Статистическая значимость различия полученных данных подтверждалась при р<0,05 (в каждой обследуемой группе больных) и р1<0,05 (между обследуемыми группами больных). Формат предоставления данных - медиана (25 и 75 процентиль).

Результаты и их обсуждение

На старте терапии пациенты обеих групп (опытной и контрольной) предъявляли жалобы на периодически возникающие головные боли и повышение АД.

У больных опытной группы медианы САД и ДАД составили 160 (150; 163) и 100 (95; 104) мм рт. ст., соответственно; медиана ИМТ - 33 (30; 35) кг/м2; медиана витамина D - 21 (14; 26) нг/мл; медиана гликемии натощак - 6,0 (5,6; 6,3) ммоль/л. Таким образом, полученные результаты подтверждали наличие ГБ 2 степени, ожирения 1 -2 степени, ГГН и дефицита (недостаточности) витамина D у обследуемых больных (табл. 1).

Пациенты группы сравнения (ГС) были аналогичными по возрасту и длительности заболевания, их медианы САС и ДАД составили 165 (148; 169) и 105 (95; 107) мм рт. ст., соответственно; медиана ИМТ - 32,8 (31,5; 34,8) кг/м2; медиана витамина D - 20 (14; 26) нг/мл.; медиана гликемии натощак - 6,1 (5,9; 6,5) ммоль/л. Таким образом, полученные результаты подтвердили наличие ГБ 2 степени, ожирения 1-2 степени, ГГН и дефицита (недостаточности) витамина D у обследуемых пациентов ГС, а также однородность клиникометаболических показателей у пациентов обеих групп на старте лечения (табл. 2).

Различий в величинах исследуемых показателей на старте лечения пациентов обеих групп (ОГ и ГС) не выявлено (табл. 3).

 

Таблица 1. Данные обследования пациентов опытной группы до и после лечения

Параметры (ед. измерения)

До лечения Ме(25;75)

После лечения Ме (25;75)

%

изменения

Достоверность различия (р)

Гликемия натощак (ммоль/л)

6,0

(5,6;6,3)

5,6 (5,2; 5,8)

- 6,6

р<0,05

Витамин D (нг/мл)

21 (14; 26)

35,5

(33;40)

+ 69

р<0,001

САД (мм ртст)

160

(150;163)

131

(126;137)

-18,0

р<0,05

ДАД

(мм ртст)

100

(95;104)

86

(82;89)

- 14,0

р<0,05

ИМТ

(кг/м2 )

33 (30; 35)

28,8 (25.6; 30.6)

- 12,7

р<0,05

 

Таблица 2. Данные обследования пациентов группы сравнения до и после лечения

Параметры (ед. измерения)

До лечения Ме(25;75)

После лечения Ме (25;75)

%

изменения

Достоверность различия (р)

Гликемия натощак (ммоль/л)

6,1 (5,9;6,5)

6,2 (5,7;6,4)

+1,6

p>0,05

Витамин D (нг/мл)

20 (14; 26)

21 (12;23)

+5

p>0,05

САД (мм ртст)

165 (148; 169)

147 (137;155)

- 10,9

p<0,05

ДАД (мм ртст)

105 (95;107)

96 (90;99)

- 8,6

p<0,05

ИМТ (кг/м2 )

32,8 (31,5; 34,8)

32,3 (31,5;33,3)

- 1,5

p>0,05

 

Таблица 3. Достоверность различий клинико-лабораторных показателей у пациентов опытной группы и группы сравнения до лечения

Параметры (ед измерения)

Опытнаягруппа

Ме(25;75)

Группа сравнения Ме (25;75)

%

изменения

Достоверность различий (р0

Гликемия натощак (ммоль/л)

6,0 (5,6;6,3)

6,1 (5,9;6,5)

-1,7

pi>0,05

Витамин D (нг/мл)

21 (14; 26)

20 (14; 26)

+4,7

pi>0,05

САД (мм ртст)

160 (150; 163)

165 (148; 169)

-3,1

p1>0,05

ДАД (мм ртст)

100 (95;104)

105 (95;107)

-5,0

p1>0,05

ИМТ

(кг/м2)

33 (30; 35)

32,8 (31,5; 34,8)

+0,6

p1>0,05

 

Через 8 недель лечения у пациентов ОГ, помимо субъективного улучшения общего состояния, значительно улучшились, как видно из данных таблицы 1, все исследуемые клинико-метаболические показатели. Так, медианы САД и ДАД снизились на 18 и 14% до целевых значений и составили 131 (126; 137) и 86 (82; 89) мм рт. ст., соответственно (p<0,05); медиана ИМТ уменьшилась на 12,7% и достигла 28,8 (25,6; 30,6) кг/м2 (p<0,05); медиана уровня витамина D повысилась на 69% от исходного значения и составила 35,5 (33; 40) нг/мл (р<0,001); медиана уровня гликемии натощак снизилась на 1,75% и достигла 5,6 (5,2; 5,8) ммоль/л.

В ГС исследуемые параметры также улучшились, но в меньшей степени, чем в ОГ (табл. 2). Величины медианы САД и ДАД снизились только на 10,9 и 8,6% и достигли 147 (137; 152) и 96 (90; 99) мм рт. ст., соответственно (p<0,05). Однако, ни вес пациентов, ни уровень витамина D, ни показатель гликемии натощак на фоне только диеты статистически значимо не изменились. Так, медиана ИМТ несущественно снизилась на 1,5% и составила 32,3 (31,5; 33,3) кг/м2 (p>0,05); медиана витамина D также недостоверно уменьшилась на 4,7% и достигла 22 (12; 23) нг/мл (p>0,05), медиана гликемии натощак увеличилась на 1,6% и составила 6,2 (5,7; 6,4) ммоль/л (p>0,05).

Однако, по отношению к ГС после лечения (назначения холекальциферола), у пациентов ОГ повышался не только уровень витамина D в крови, но и статистически значимо снижались величины САС и ДАД, уменьшалась гипергликемия натощак, величина ИМТ (табл. 4).

 

Таблица 4. Достоверность различий клинико-лабораторных показателей у пациентов опытной группы и группы сравнения после лечения

Параметры (ед измерения)

Опытная группа Ме (25; 75)

Группа сравнения Ме (25; 75)

%

изменения

Достоверность различий (р1)

Гликемия натощак (ммоль/л)

5,6 (5,2; 5,8)

6,2 (5,7; 6.4)

-10,7

p1<0,05

Витамин D (нг/мл)

35,5 (33; 40)

22 (12; 23)

+38,0

p1<0,05

САД (мм ртст)

131 (126; 137)

147 (131; 152)

-12,2

p1<0,05

ДАД (мм ртст)

86 (82; 87)

96 (90; 99)

-9,3

p1<0,05

ИМТ (кг/м2 )

28,8 (25,6; 30,6)

32,3 (31,5; 33,3)

-12,2

p1<0,05

 

Можно полагать, что полученные нами и другими исследователями [3-16] данные изменения величин исследуемых показателей обусловлены следующими эффектами витамина D: кардиопротективным, антигипертензивным, антигипергликемиче-ским, липолитическим, снижающим инсу-линорезистентность. В частности, установлено, что ликвидация дефицита витамина D благоприятно влияет на эффекты эндогенного инсулина, стимулируя экспрессию гена инсулинового рецептора и, тем самым, улучшая опосредованный инсулином внутриклеточный транспорт глюкозы [11].

Одним из механизмов, через который витамин D влияет на артериальное давление (АД), является его связь с ренин-ангиотензин-альдостероновой системой и с клетками эндотелия сосудов, где витамин D повышает активность эндотелиальной NO-синтазы, оказывает противовоспалительный эффект, воздействует на молекулы адгезии, а снижение концентрации свободного кальция в цитозоле эндотелиальных клеток снижает эндотелий-зави-симое сокращение аорты [12-16].

Отмеченное нами и другими авторами [12-16] влияние витамина D на динамику изменений АД при гипертонической болезни позволяет предположить необходимость появления в перспективе нового класса антигипертензивных препара-тов.

Заключение

На основании анализа полученных нами результатов и сравнения их с данными современных исследователей можно прийти к следующему заключению: устранение недостаточности витамина D в организме пациентов мужского пола путем ежесуточного однократного энтерального назначения 3000-4000 МЕ холекальциферола оказывается эффективным, в лечении систолодиастолической формы гипертонической болезни, в снижении гипергликемии натощак, в уменьшении избыточной массы тела.

Конфликт интересов отсутствует.

T E. Filatova

Author for correspondence.
tef1972@rambler.ru
Ryazan State Medical University named after academician I.P. Pavlov
Russian Federation

Ph

A A. Nizov

nizov@rgmu.ru
Ryazan State Medical University named after academician I.P. Pavlov
Russian Federation

Ph., M.D.

V V. Davydov

davydov.vikt@yandex.ru
Ryazan State Medical University named after academician I.P. Pavlov
Russian Federation

Ph., M.D.

  • Дефицит витамина D у взрослых: диагностика, лечение и профилактика: клинические рекомендации. Москва, 2015. 75 с.
  • Плещева А.В., Пигарова Е.А., Дзеранова Л.К. Витамин D и метаболизм: факты, мифы и предубеждения // Ожирение и метаболизм. 2012. № 2. С. 33-42.
  • Калинченко С.Ю., Тишова Ю.А., Тюзиков И.А., Ворслов Л.О. Ожирение и метаболический синдром у мужчин. Москва: Практическая медицина, 2014. 126 с.
  • Тишова Ю.А., Ворслов Л.О., Жуков А.Ю., Калинченко С.Ю. Распространенность дефицита D-гормона (25ОНD3) у пациентов с ожирением в России: ретроспективное популяционное исследование. В кн.: Материалы VII Международного конгресса ISSAM. Москва, 2013. С. 78.
  • Bellastella G., Maiorino M.I., Olita L., Capuano A., Rafaniello C., GiuglianoD. et al. Vitamin D deficiency in type 2 diabetic patients with hypogonadism // J. Sex. Med. 2014. Vol. 11, № 2. P. 536-542.
  • Lee DM., Tajar A., Pye SR., Boo-nenS., VanderschuerenD., Bouillon R.et al. Association of hypogonadism with vitamin D status: the European Male Ageing Study // Eur. J. Endocrinol. 2012. Vol. 166, № 1. P. 77-85.
  • Pilz S., Frisch S., Koertke H., Kuhn J., Dreier J., Obermayer-Pietsch B. et al. Effect of vitamin D supplementation on testosterone levels in men // Horm. Metab. Res. 2011. Vol. 43, №3. P. 223-225.
  • Blomberg Jensen M. Vitamin D metabolism, sex hormones, and male reproductive function // Reproduction. 2012. Vol. 144, № 2. P. 135-152.
  • Pitman M.S., Cheetham P.J., Hruby G.W., Katz A.E. Vitamin D deficiency in the urological populations single center analysis // J. Urol. 2011. Vol. 186, № 4. P. 1395-1399.
  • Тюзиков И.А. Гормон D - статус у мужчин с андрологической патологией (пилотное исследование). В кн.: Материалы X конгресса «Мужское здоровье» с Mеждуна-родным участием. Минск, 2014. С. 89-91.
  • Pittas A.G., Lau J., Hu F.B., Daw-son-Hughes B.The role ofvitamin D and calcium in type 2 diabetes. A systematic revie-wand meta-analysis // J. Clin. Endocrinol. Metab. 2007. Vol. 92, № 6. P. 2017-2029.
  • Goel R.K., Lal H. Role of vitamin d supplementation in hypertension // Indian J. Clin. Biochem. 2011. Vol. 26, № 1. Р. 88-90.
  • Zittermann A., Prokop S. The role of vitamin D for cardiovascular disease and overall mortality // Adv. Exp. Med. Biol. 2014. Vol. 810. P. 106-119.
  • Дудинская Е.Н., Ткачева О.Н. Роль витамина D в развитии артериальной гипертензии // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2012. Т. 11, № 3. P. 77-81.
  • Iss Y., Frishman W.H. Vitamin D: a cardioprotective agent? // Cardiol. Rev. 2012. Vol. 20, № 1. Р. 38-44.
  • Nadir M.A., Szwejkowski B.R., Witham M.D. Vitamin D and cardiovascular prevention // Cardiovasc. Ther. 2010. Vol. 28, № 4. Р. 5-12.

Views

Abstract - 19

PDF (Russian) - 26


Copyright (c) 2017 Filatova T.E., Nizov A.A., Davydov V.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.