The Hymn of P’īr Dāwid (Qawlē P’īr Dāwid)

Abstract


The article publishes and analyzes a Yezidi sacred hymn — The Hymn of P’īr Dāwid (Qawlē P’īr Dāwid) in Kurmanji with a translation into Russian, which was carried out for the first time. P’īr Dāwid is one of the companions of the main Yezidi saint — Sheikh ˈAdī. The authors verify their version of the hymn (Qawl) with previously published in Kurmanji and English, correct existing errors and clarify the terminology. They also point out the historical data found in this religious hymn.


Full Text

Езидизм[1] столетиями в значительной степени опирается на устную передачу рели­гиозной традиции, в которой главную роль играют религиозные гимны — кавлы, байты и касыды[2] (особенно кавлы и байты), являющиеся основным источником для понимания различных сторон езидской религии и истории езидского сообщества (Рашо 2004; Kreyenbroek, Rashow 2005; Rodziewicz 2018).

Кавл (от араб.قول  — «слово») в езидизме представляет собой священный гимн, как правило созданный на курманджи[3] и исполняемый езидским духовенством[4]. По смыслу можно выделить кавлы, в которых рассматриваются вопросы сотворения ми­ра (космогонии), эсхатологии, вопросы этики; агиографические (в них говорится
о житии езидских святых) и ритуальные (литургические), используемые в конкрет­ных случаях как необходимая часть определенных религиозных обрядов. В совокуп­ности кавлы в некоторой степени заменяют езидам Священное Писание (Пирбари, Щедровицкий 2016: 103; Rodziewicz 2020: 263). Следует отметить, что язык кавлов несет в себе терминологию, характерную также и для суфизма (Spät 2018), что, оче­видно, обусловлено историей формирования езидизма.

Настоящая статья посвящена анализу кавла «О Пире Дауде»[5] (Qawlē P’īr Dāwid). Пир Дауд или Дауд Харбанд[6], согласно езидской религиозной традиции, является одним из ближайших учеников и сподвижников главного езидского святого — Шей­ха Ади (Шихади; 1073–1162), представленного в езидских кавлах в качестве земного воплощения Бога[7]. Дауд Харбанд упоминается в числе «сорока мужей Шейха Ади»[8]
в известных священных рукописях езидов — мшурах (Слеман 2009: 18; Omarkhali 2017: 381). В езидизме существует еще один святой со схожим именем — Пир Дауд бен Дарман, потомки которого до сих пор носят его имя (род пиров Дауд бен Дар­ман). Это сходство привело к некоторой путанице[9]. Однако их отождествление вряд ли возможно. Так, в главной езидской святыне Лалыше имеются памятные места (нишанга) как Пира Дауда Харбанда, так и отдельно Пира Дауда бен Дармана. При­мечательно, что рода пиров, который носил бы имя Дауда Харбанда, не существует, хотя, по преданию, несколько пирских родов возводят к нему свою родословную. По имеющимся сведениям, некоторые езидские пирские роды (Пире Хане) через не­сколько звеньев езидских святых считают своим предком сына пира Дауда Харбан­да[10].

Кавл «О Пире Дауде» впервые был опубликован в оригинале на курманджи, но на арабской графике Пиром Хдром Сулейманом и Шейхом Халилом Джнди[11] (Рашо[12]), ставшими, по сути, основоположниками современного езидоведения. В 1995 г. книга этих авторов была издана на латинской графике (Слеман, Джнди 1995). Неполный перевод (за исключением трех куплетов) этого кавла на английский язык и краткое его изложение впервые были представлены в диссертации Дж. Мурада (Murad 1993: 429–433, 327), однако текст перевода изобилует неточностями. Известный езидовед Ф. Крейенброк, внесший, без преувеличения, огромный вклад в езидоведение в связи с публикацией работ на английском языке, воспроизвел этот кавл на курманджи из книги Пир Хдра Слемана и Халила Джнди и перевел его на английский язык (Kreyenbroek 1995: 282–287; Kreyenbroek, Rashow 2005: 127–130). Несмотря на суще­ственно более правильный перевод этого кавла Ф. Крейенброком, и он нуждается в некоторых уточнениях и исправлениях, поскольку в тексте кавла как на курманджи, так и в переводе на английский язык и в примечаниях к ним имеются опечатки
и ошибки[13].

Примечательно, что, если в своей ранней работе Ф. Крейенброк, опираясь на пуб­ликацию Пир Хдра Сулеймана и Халила Джнди (Слеман, Джнди 1979), представил кавл «О Пире Дауде», состоящий из 25 куплетов (Kreyenbroek 1995: 282–287), то в его последующей публикации этот кавл содержит 26 куплетов (Kreyenbroek, Rashow 2005: 127–130). Однако ни в одной из услышанных нами версий кавла не подтвер­ждается 20-й куплет. Этому кавлу в книге предшествует записанный со слов инфор­манта (езидского шейха) рассказ[14] о Пире Дауде на курманджи, который, однако, содержит некоторые ошибки и передан без какого-либо критического восприятия,
а также перевод этого рассказа на английский язык (Kreyenbroek, Rashow 2005: 112–126).

Таким образом, ощущается потребность в публикации текста, выверенного в том числе у знатоков езидской религии, на курманджи[15] и перевода кавла на русский язык с необходимыми пояснениями[16] и указанием на отличия с английским вариан­том перевода. В связи с более точным переводом на английский язык этого кавла Ф. Крейенброком мы не будем подробно анализировать вариант перевода Дж. Му­рада и будем сверять свой текст с кавлом, опубликованным в работах Ф. Крей­ен­брока.

Сюжет кавла и рассказа к кавлу сводится к тому, что султан Занги, обеспокоенный ростом влияния Шейха Ади, идет войной на него. Остановившись недалеко от Ла­лыша (места пребывания Шейха Ади), султан посылает одного из своих поддан­ных — Дауда к Шейху Ади, чтобы отравить его. Однако, представ перед ним, Дауд видит святость Шейха Ади, после чего признаётся в цели своего приезда. Шейх Ади превращает имевшийся у Дауда яд в мёд и масло. По возвращении к своему правите­лю Дауд, потрясенный увиденным, сравнивает силу шейха с силой Бога, за что сул­тан Занги велит отсечь ему язык. Три дня Пир Дауд остается лишенным дара речи
и изъясняется жестами, после чего он обращается за помощью к Шейху Ади, кото­рый возвращает ему язык. Дауд для демонстрации мощи Шейха Ади султану просит наделить его дополнительной силой, в ответ Шейх Ади вместе с Даудом направляет другого своего ученика (послушника) — Дода. Шихади через Дауда и Дода передает султану Занги предложение, что если султан сможет насытить малорослого Дода, то Шихади признает свое поражение и сдаст Лалыш. В противном же случае султан должен уйти обратно. Дод съедает имевшиеся у войска султана годовые запасы еды.

Таким образом, уверовав в истинность учения Шейха Ади, Дауд Харбанд стано­вится его преданным учеником.

Султан Занги[17], современник Шейха Ади, является исторической личностью и из­вестен как Имад ад-Дин Занги (1084–1146) — один из наиболее могущественных правителей своего времени, основатель тюркской династии Зангидов. В 1127 г. сель­джукский султан Мухаммед II сделал его эмиром (атабеком) Мосула, после чего Зан­ги существенно расширил свои владения в прилегающих регионах. Имад ад-Дин Зан­ги — ключевая фигура в борьбе мусульман с крестоносцами в тот период[18].

Этот на первый взгляд легендарный сюжет о взаимоотношениях Шейха Ади и его новоявленного последователя Дауда с одним из наиболее влиятельных властителей Ближнего и Среднего Востока, в котором восхваляется могущество Шейха Ади, вы­зывает интерес, поскольку повествует, помимо прочего, о том, как происходили формирование и консолидация езидского сообщества вокруг фигуры Шейха Ади — известного шейха и основателя дервишеского братства адавийя (Аракелова 2006), проповедовавшего свое учение в районе, непосредственно примыкающем к Мосулу. Причем подобный сюжет, рассказывающий о том, что последователи главного езид­ского святого изначально были посланы к нему врагами для расправы с ним, не еди­ничен в религиозной традиции езидов[19] и, вероятно, призван передать политическую атмосферу вокруг зарождающегося сообщества. Очевидно, последователи Шейха Ади уже при его жизни были весьма многочисленны, что вызывало серьезное беспо­койство у правителей Мосула. Степень распространения учения Шейха Ади, как и отношение мосульских правителей к езидам, наиболее наглядно были засвидетельст­вованы чуть позже, в период, когда езидами правил внучатый племянник Шейха Ади, второй по важности святой в езидской религии — Шейх Хасан (1195–1246);
в его эпоху, в 30–40-х годах XIII в., езидское общество с центром в Шейхане[20] до­стигло наивысшего могущества. Им были заложены основы структуры духовной власти, созданы институты и правила езидского общества и религии. Расширение езидского ареала угрожало Мосулу, в связи с чем, согласно историческим источни­кам, султан Мосула Бадр ад-Дин Лулу в 1246 г. организовал поход против езидов,
в ходе которого разграбил их земли, пленил Шейха Хасана и его окружение, после чего казнил их.

 

 

Кавл «О Пире Дауде» (Qawlē P’īr Dāwid)
на курманджи с переводом на русский

 

bi dastūrī Xudē

С позволения Бога,

(1) qadrē mērā yī čanda,

bē gulayī, bē gāzinda,

dā bideyn madÊē Dāwidē Xarbanda.

Каково почтение[21] [святых] мужей —

Оно безупречно и безукоризненно[22],

Да вознесем хвалу Дауду Харбанду.

 

 

(2) qadrē mērā yī waya,

bē gulayī, bē gāzindaya,

dā bideyn madÊē Dāwidē Xarbandaya.

Таково почтение [святых] мужей,

Оно безупречно и безукоризненно,

Да восхвалим Дауда Харбанда.

 

 

(3) bifikirna li vī rangī,

Šēx Mūsa ū Siltānē Zangī,

wa dê čina bā Šīxādī bi jangī.

Подумайте об этом[23]:

Шейх Муса и султан Занги

Идут войной на Шихади.

 

 

(4) Siltānē Zang mērakī bi kāra,

bar dičin dihol ū niqāra,

bārak kirbûye bāra,

ālīyak sēka, ālīyak žahra,

Dāwid kira qāsid, bā Šīxādī vā dihi­nara.

Султан Занги, муж снаряженный[24],

Впереди него идут барабаны и литавры[25].

Он нагрузил ношу:

С одной стороны — уксус, с другой — яд.

[Он] Дауда сделал гонцом и отправил к Ши­хади.

(5) Dāwid wē dičīya,

Šīxādī žē pirsīya:

“Dāwido, tu bi Xudē kay, Īlāhīya[26],

tu dē bējīya min rāstīya,

dīyāriyā Siltānē Zang bo min hinārtī čiya?”

Вот пошел Дауд,

И спросил его Шихади:

«О Дауд, ради Бога[27],

Скажи мне правду,

Что за дар прислал мне султан Занги?»

 

 

(6) Dāwid dang dikat bi zāra:

“a’zīzē min, ču nīna ži pēš tavā nay dīyāra,

dīyāriyā Siltānē Zang bo ta hinārtī, ālīyak sēka, ālīyak žahra”.

Дауд [разверз] уста и подал голос:

«О дорогой[28] мой, нет ничего пред тобою не­известного[29],

Дар, посланный султаном Занги тебе, с одной стороны — уксус, а с другой — яд».

 

 

(7) “Dāwido, waya, wa nīna,

tu bārē xwa dāyīna,

ālīyak rūna, ālīyak hingivīna”.

[Шихади молвит:] «О Дауд, это так и не так,

Опусти свою ношу,

С одной стороны — масло, а с другой — мёд».

 

 

(8) Šīxādī bi xo padšaya.

Dāwidī bārē xwa dānāya,

Šīxādī dārsad karāmat nimāya,

Dāwid sar dastē Šīxādī šahda dāya.

Шихади сам есть Царь.

Дауд опустил свою ношу,

Шихади точно сотворил чудо[30],

И Дауд засвидетельствовал [себя] на десни­це[31] Шихади.

 

 

(9) Dāwid vagarīyā,

Siltānē Zang žē pirsīya:

“Dāwido, tu bi Xudē kay, Īlāhīya,

dā bēžīya min rāstīya,

kā hunar ū karāmatēt wī šēxī čiya?”

Дауд воротился,

султан Занги спросил его:

«О, Дауд, ради Бога,

Скажи мне правду,

Каковы сила[32] и чудотворство того шейха?»

 

 

(10) Dāwid wē wa dibēya:

“mīro, vagara, wara sar rēya,

hunarā Šīxādī bē šik ži hunara Xwad­ēya”.

Дауд молвит:

«О повелитель, вернись, встань на [правед­ный] путь,

Несомненно, сила Шихади — это сила от Бо­га».

 

 

(11) Siltānē Zang yēka na čē kir,

 

a’jēbī kubār li nafsē kir,

girt ū ži bindā zimānē Pīr Dāwid žēkir.

Султан Занги сотворил неблагопристойное де­ло,

Удивительна гордыня его нафса[33],

Схватил Пира Дауда за язык и отрезал под ко­рень.

(12) Pīr Dāwid pīrakī bi arkāna,

sē rož ū sē šavāna,

nāv laškarē Siltān Zang gariyā bē zārī bē zimāna,

zimān nabū, bi dastā didat xabardāna.

Пир Дауд — праведный пир,

Три дня и три ночи

Без языка и речи бродил он посреди войска Султана Занги,

Не было [у него] языка, и [он] объяснялся жестами[34].

 

 

(13) Pīr Dāwid pīrakī mērsara,

 

sē rož ū sē šavā darāndara,

nāv laškarē Siltānē Zang gariyā sarān­sara,

zimān nabū, bi dastā wē didat xabara.

Пир Дауд — среди [святых] мужей видный пир,

Три дня и три ночи бродит

По всему войску султана Занги,

 

Нет у [него] языка, жестами [он] говорит.

 

 

(14) Pīr Dāwid vadigarīya,

Šīxādī pif kira davīya,

haft jārā zimānē Dāwid ži barē čētir digarīya.

Пир Дауд воротился,

Шихади дунул ему в уста,

В семь раз лучше прежнего задвигался язык Дауда.

 

 

(15) “Dāwido, hilu hara,

haka xēra, haka šara,

ḥīmatā min habit bi ta rā”.

[Шихади молвит:] «О Дауд, ну-ка ступай,

Будь то благо, будь то худо,

С тобою мое заступничество».

 

 

(16) Dāwid dibēžit: “hay Pādšē mino yī bērī,

haka tu karāmataka zimānī maztir min rā nahinērī,

Siltānē Zang ū mālxoyē xwa bi ču rangā nāsipērī”.

Дауд молвит: «О Царь мой, Создатель[35],

 

Если ты не одаришь меня большею силой чу­дотворства, чем язык,

Никоим образом не сдадутся султан Занги и его управляющий[36]».

 

 

(17) Šīxādī bi karāmata,

“Dāwido, min bi ta rā šarta, min bi ta a’ynata,

Hara laškarē Siltānē Zang bo ma bika

barbāta”.

Шихади — чудотворец,

[Шихади молвит:] «О Дауд, тебе завет, надеж­да моя с тобой,

Иди сокруши войско султана Занги».

 

 

(18) Šīxādī Dod dixwasta,

bahrā Nāzokē di bin čangīvā dibasta,

 

li nāv laškarē Siltānē Zang vā kiribū qasta.

Шихади призвал Дода[37],

Море Назоки[38] прикрепил ему под плечо
[в подмышки][39]

И послал в стан войска султана Занги.

(19) Dodē Šidēnī,

“haro sibayka pišt kučkē Šīxādī pištā xwa vadibēnī,

siwār ba li borē kulbēnī,

hara laškarē Siltānē Zang bo ma biškēnī”.

Дод Шден[40]!

«Каждое утро призывай очаг Шихади[41],

 

Сядь на прожорливого[42] коня[43],

Ступай, ради нас сокруши войско султана Занги».

 

 

(20) Šīxādī Dod dihināra,

borē kulbē kiribū siwāra,

li nāv laškarē Siltānē Zang vā dihināra,

čand zād ū ēmīšē wān dixwāra,

Siltān Zang ū mālxoyē xwa mābūn šarmīn ū šarmazāra.

Шихади послал Дода,

Сидящего на коне ненасытном,

Послал его в стан войска султана Занги,

Всю их еду и фрукты [Дод] поглотил,

Султан Занги вместе со своим управляющим были осрамлены.

 

 

(21) Siltānē Zang ži mālxoyē xwa pir­sīya:

“tu bi Xudē kay, Īlāhīya,

dē bēžī min rāstīya,

kā zikē Dodī čiya?!”

Султан Занги спросил у своего управляюще­го:

«Ради Бога,

Скажи мне правду,

Что это за живот у Дода?!»

 

 

(22) mālxo dang dikat bi zāra:

“mīro, zikē Dodī baÊra,

dinyā ū ālamē pē nīna čāra,

ži xērī malkē jabāra”.

Управляющий подал голос[44]:

«О повелитель, живот Дода есть море,

Весь мир не может справиться с ним,

Кроме Царя могучего[45]».

 

 

(23) mālxo dang dikat ži nahīna:

“mīro, zimānē Dodī hilīna,

bindā baÊraka šīna,

dinyā ū ālamē čār pē nīna,

ži xērī Qutbē zamīna”.

Управляющий подает голос тихо[46]:

«О повелитель, приподними язык Дода,

Под ним синее море,

Весь мир не может справиться с ним,

Кроме Оси времен[47]».

(24) Šīxādī xudānē qirarē,

mēr jamā kirin li mixārē,

Pīr Dāwid xalāt kiribū wē jārē.

Шихади — владыка решений,

Собрал [святых] мужей в пещере,

И тогда одарил он Пира Дауда.

 

 

(25) Pīr Dāwid pīrakī bi arkāna,

li gal čil pīrā kira pīrē karmāna,

 

šikir, yā ma suniyā sadq ū hayā ū īmāna.

Пир Дауд — праведный[48] пир,

Вместе с сорока пирами [Шихади] сделал его пиром чудотворения[49],

Спасибо [Богу], иман[50], искренность[51] и нрав­ственность[52] — достояние наше суната[53].

 

 

am kēmin ū Šīxādī tamāma.

Мы не совершенны — совершенен Шихади.

 

 

[1] Езидизм — одна из монотеистических религий Передней Азии, которую исповедует этнорели­гиозная общность езидов. Езиды верят в единого Бога и возможность сошествия на землю Его
и ангелов. Одним из земных воплощений Бога в езидизме считается Шейх Ади (70-е годы XI в. — 60-е годы XII в.).

[2] Подробнее об устной традиции езидов см. (Allison 2001; Spät 2008; Kreyenbroek 1995; 2009; Rodziewicz 2018).

  [3] Хотя имеются кавлы и отдельные куплеты кавлов и на других языках — на арабском, персид­ском и тюркском.

  [4] О кавлах подробнее см. (Kreyenbroek 1995; Omarkhali 2017: 84–104, 411–472; Murad 1993)

  [5] Букв.: кавл «Пира Дауда»; однако по смыслу по-русски правильнее: кавл «О Пире Дауде».

  [6] «Харбанд» означает «слуга, верный слуга». Однако в данном случае Харбанд стало дополни­тельным именем Пира Дауда, в связи с чем мы написали это слово с прописной буквы (т.е. Дауд Харбанд). «Харбанд» также означает «дервиш», «облаченный в лохмотья», т.е. отшельник. Согласно преданию, Пир Дауд после присоединения к Шейху Ади был облачен в рубище («хирка») и пропо­ведовал его учение.

  [7] Подробнее о Шейхе Ади см. (Asatrian, Arakelova 2014: 37–44; Kreyenbroek 1995).

  [8] …сорока мужей Шейха Ади…— Çilê Şîxadî (курм.). Согласно преданию, эти сорок мужей все­гда находились рядом со своим учителем Шейхом Ади. Возможно, были и другие соратники Шиха­ди, которые не вошли в этот список. Упомянутые в Çilê Şîxadî являются основателями многих пир­ских родов. Однако не у всех из них остались потомки.

  [9] Ф. Крейeнброк неверно отождествляет Пира Дауда [Харбанда] с Пиром Даудом бен Дарманом (Kreyenbroek 1995: 115). Указанная неточность в дальнейшем была воспроизведена в езидоведче­ской литературе (Arakelova 2002: 73).

[10] Интервью Димитрия Пирбари с сыном старосты (мухтаром) Шейхана (Айн Сифни, Ирак) Пи­ром Хусейном из рода Пире Хани. Согласно их родовому преданию, они потомки Пира Марвана, который вместе с Хасан Пирком, Хасанталком и Пиром Дербесом является потомком Пира Шарафа Мерави, а тот, в свою очередь, был сыном Пира Дауда Харбанда. Указанные святые не упоминаются в списке «сорока мужей» Шейха Ади и «сорока мужей», сподвижников Шейха Хасана (о нем далее). Хронологически данная версия вполне вероятна, однако каких-либо дополнительных подтвержде­ний не имеет.

[11] Этот кавл был записан ими со слов известного езидского священнослужителя Баве (Баба) Гава­на Шейха Дарвеша Шейха Хасо (Слеман, Джнди 1979: 110–115).

[12] Халил Джнди Рашо — известный езидовед. В связи с отсутствием строгой системы фамилий
в Ираке в различных публикациях он в качестве автора указан по-разному: в одних — как Халил Джнди, в других — как Халил Джнди Рашо (Rashow).

[13] Например, султан Занги переведен на английский как султан Зангид (Зангиды — это династия), при этом в примечании поясняется, что это Бадр ад-Дин Лулу (Kreyenbroek 1995: 282–283, 287), который родился гораздо позже Шейха Ади (1160-е годы) и не принадлежит к Зангидам. Султан Занги — это Имад ад-Дин Занги, а он жил почти столетием раньше Бадр ад-Дина Лулу (см. ниже). Некоторые другие неточности отмечены в примечаниях к тексту кавла.

[14] Рассказ, более подробно передающий сюжет кавла, имеется к каждому кавлу.

[15] Воспроизведенный нами текст кавла также утвержден Советом священнослужителей Духовно­го совета езидов Грузии. Кроме того, необходимо отметить, что представленный нами текст, как
и другие кавлы, создан на диалекте езидов Шейхана, которому свойственны как лексические осо­бенности, так и особенности грамматических морфем, отсутствующие в других диалектах курманд­жи. Поскольку местом зарождения кавлов является именно этот район, то и кавлы в основном име­ются на этом диалекте. Кавлы могут бытовать среди езидов разных регионов на их диалекте, сохра­няя исходную лексику и смысл, однако при адаптации морфем под местные наречия.

[16] Ранее публиковался поэтический перевод этого кавла на русский язык (Пирбари, Щедровицкий 2016: 207–211).

[17] Занги на самом деле не носил титул султана, однако в рассматриваемом кавле, как и в некото­рых других, слово «султан» употребляется в смысле «высший правитель».

[18] Подробнее о нем см. (Hillenbrand 2001: 111–132; Cobb 2014: 127–135; Alptekin 1972; Gabrieli 1969: 41–53; The Cambridge History of Iran 1968: 126–133).

[19] Например, езидский святой и сподвижник Шейха Ади — Хаснмаман являлся правителем Ха­рира (область недалеко от Эрбиля), направился войной на Шейха Ади, но, увидев его праведность
и чудотворство, стал его учеником.

[20] Шейхан — район, где находится главная святыня езидов — Лалыш. Де-факто c 1992 г. входит в провинцию Дохук (Регион Курдистан), однако юридически принадлежит провинции Найнава (Мо­сул). В средневековье Шейхан являлся езидским княжеством, распространявшим свое влияние в определенные периоды до Эрбиля и Джезире, однако с XVIII в. стал вассалом курдских эмиров Бах­динана (Мосаки, Пирбари 2019: 49).

[21]почтение… — в тексте: qadrē (qadr). Ф. Крейенброк перевел это слово как «мощь» (power) (Kreyenbroek 1995: 282–283; Kreyenbroek, Rashow 2005: 127), однако на самом деле оно означает
в курманджи «почтение, уважение».

[22]безукоризненно… — в тексте: bē gāzinda. Букв.: нельзя жаловаться.

[23] Подумайте об этом… — в тексте: bifikirna li vī rangī. Букв.: подумайте так, подумайте таким образом.

[24]снаряженный… — в тексте: mērakī bi kāra. Букв.: занятой.

[25]барабаны и литавры. — в тексте: dihol ū niqāra. Нагара, наккара. Парный барабан типа ли­тавр, распространен в ряде регионов Индостана. «Такой барабан использовался как один из симво­лических атрибутов власти императоров Могольской империи и как военный инструмент, выпол­нявший сигнальные функции» (Альбедиль 2015: 71–72).

[26] Отметим, что здесь, как и в некоторых других случаях, слово «Бог» упоминается и на кур­манджи (Xudē), и на арабском (Īlāhī).

[27]ради Бога… — в тексте: tu bi Xudē kay, Īlāhīya. Букв.: заклинаю тебя Богом.

[28]дорогой (a’zīzē min)… — Азиз, от араб. عزیز «могучий, дорогой».

[29]нет ничего пред тобою неизвестного… — в тексте: ču nīna ži pēš tavā nay dīyāra. Букв.: нет ничего, что бы ты не знал.

[30]чудо… — в тексте: karāmat, от араб.كرمة  «чудотворение».

[31]засвидетельствовал [себя] на деснице… — в тексте: sar dastē Šīxādī šahda dāya, т.е. «стал его последователем, уверовал в него».

[32]сила… — в тексте: hunār. Букв.: искусство, сила, творчество.

[33] Нафс — от نفس — «низменная душа», источник эгоизма. В езидизме противопоставляется руху (ruh — «божественная душа»). О нафсе см. (Knysh 2000: 110; Чалисова 2019; Лахути 2019).

[34] … жестами. — в тексте: bi dastā. Букв.: руками.

[35]О Царь мой, Создатель… — в тексте: Pādšē mino yī bērī, от араб. "  البارئ «создатель» или
 ملك البارئ «Царь мой Создатель», что является одним из эпитетов Бога в арабском языке. Ф. Крей­енброк переводит это слово неточно — как primordial (Kreyenbroek 1995: 285; Kreyenbroek, Rashow 2005: 129), видимо, отождествляя его со словом berī — «ранний, древний». 

[36] Управляющий (mālxo) — управляющий хозяйством правителя.

[37] Дод — здесь, как видим, в сюжет вводится еще одно имя, созвучное с Даудом и, казалось бы, вполне логично его отождествить с Даудом. Не случайно Ф. Крейенброк переводит Dod с курманд­жи на английский как Дауд (Kreyenbroek 1995: 284–285) или как Dot (Kreyenbroek, Rashow 2005: 129), не поясняя при этом данное искажение. Дж. Мурад также Дода отождествляет с Даудом (Mu­rad 1993: 432–433). Однако необходимо отметить, что под именем Дод Харунан в наиболее раннем из ныне известных езидских мшуров указан один из сподвижников Шейха Ади (Pirbari et al. 2020: 237, 247). Здесь вполне может идти речь и о нем.

[38] Море Назоки — имеется в виду невидимое мистическое море.

[39]под плечо [в подмышки]… — в рассказе к кавлу говорится, что Шихади под плечо Доду прикрепил суму, которая и есть море и куда будет уходить еда.

[40] Дод Шден — Dodē Šidēn, или Dodē Šidēd, т.е. «могучий Дод». От араб. слова شدید — «могучий, сильный». Грамматически верным должно быть Šidēdī, однако из-за рифмы применено Šidēnī.

[41]призывай очаг Шихади… — в тексте: pišt kučkē Šīxādī pištā xwa vadibēnī. Имеется в виду: призывай Шихади, и он будет покровительствовать тебе. Ф. Крейенброк ошибочно переводит бук­вально — что он (Дод) каждое утро терся спиной об очаг Шихади (Kreyenbroek, Rashow 2005: 129).

[42]прожорливого… — в тексте: kulbēnī. Букв.: прожорливый, ненасытный. Ф. Крейенброк пра­вильно переводит это слово в примечании, однако в тексте ошибочно трактует его как имя собст­венное коня (Kreyenbroek 1995: 284–285, 288; Kreyenbroek, Rashow 2005: 129). При этом во втором варианте и имя собственное написано неправильно — Kulēdi (Kreyenbroek, Rashow 2005: 129).

[43] Конь — обычно в езидских кавлах конь является метафорой и означает нафс — «животный ин­стинкт», который (в данном случае — «ненасытность») разбудил в Доде Шейх Ади.

[44] Управляющий подал голос (mālxo dang dikat bi zāra)… — букв.: Управляющий устами подал го­лос. Слово zār (курм.) означает «уста». Ф. Крейенброк, видимо, путает его с āzār и переводит как distress (Kreyenbroek 1995: 287; Kreyenbroek, Rashow 2005: 130).

[45]Царя могучего. — В тексте: malkē jabār. Букв.: Царь Могучий. Иногда переводится как «ан­гел могучий». Слова «ангел» и «царь» происходят от арабского корня ملك. Слово jabār جبار является одним из эпитетов Бога, т.е. «Могучий Царь».

[46]тихо… — в тексте: nahīna. Букв.: скрытно.

[47] Ось времен (Qutbē zamīn) — «ось времен», или «полюс времен». Высшая степень иерархии святых у езидов, а также в суфизме. В езидских кавлах этим эпитетом наделен в первую очередь Шихади, а также несколько других святых.

[48]праведный — в тексте: pīrakī bi arkān. Букв.: пир с основами веры, т.е. «праведный».

[49]одарил… — от слова karam («милость, чудо»). Здесь имеется в виду чудотворство. Ф. Крейенброк предлагает различные варианты, которые, очевидно, являются неверными. В 1995 г. он переводит это слово как “Pîr of Kirman”, в примечании предполагая, что, возможно, это Керман­шах (Kreyenbroek 1995: 115, 287–288), а в 2011 г. — как «караван» (Kreyenbroek, Rashow 2005: 130).

[50] Иман (īmān) — в езидизме: непоколебимая вера в Бога.

[51] Искренность — имеется в виду искренность в вере.

[52] Нравственность — тексте: Êayā, в езидских кавлах буквально означает «стыд». Здесь имеется
в виду нравственный аспект, т.е. человек не совершает непристойных поступков в связи с тем, что ему стыдно перед Богом.

[53] Сунат, сунатхана — от араб. «традиция», «народ традиции», ортодоксальный, т.е. езиды.

About the authors

Dimitri V. Pirbari

G. Tsereteli Institute of Oriental Studies, Ilia State University, Tbilisi

Author for correspondence.
Email: dimapir@gmail.com
SPIN-code: 7769-3170

Georgia

Nodar Z. Mossaki

Institute of Oriental Studies

Email: nodarmossaki@gmail.com
ORCID iD: 0000-0001-8268-006X
SPIN-code: 1273-0560
Scopus Author ID: 56156972100

Russian Federation

References

  1. Albedil M.F. “Indiiskie instrumenty (po materialam kollektsii 2980)” [Indian Musical Instruments (based on materials from the 2980 collection)]. In: Obrazy i znaki v traditsiiakh Yuzhnoi i Yugo-Zapadnoi Azii [Images and Signs in the Traditions of South and South-West Asia]. St. Petersburg: MAE RAN, 2015, pp. 51–76 (in Russian).
  2. Allison, Chistine. The Yezidi Oral Tradition in Iraqi Kurdistan. Richmond: Surrey, Curzon Press, 2001 (in English).
  3. Alptekin, Coskun. The Reign of Zangī (521–541/1127–1146). Thesis submitted for the Degree of Doctor of Philosophy. School of Oriental and African Studies University of London, May 1972 (in English).
  4. Arakelova V. “Three Figures from the Yezidi Folk Pantheon”. Iran and the Caucasus, vol. 6, no. 1/2 (2002), pp. 57–73 (in English).
  5. Arakelova V. “Istoriia formirovaniia iezidskoi obshchiny” [History of the Formation of the Yezidi Community]. Iran-name: Armianskii vostokovedcheskii zhurnal, no. 40. Yerevan, 2006, pp. 63–66 (in Russian).
  6. Asatrian, Garnik and Arakelova V. The Religion of the Peacock Angel: The Yezidis and Their Spirit World. London–New York: Routledge, 2014 (in English).
  7. The Cambridge History of Iran. Vol. 5. The Saljuq and Mongol periods. Ed. by J.A. Boile. Cambridge: Cambridge University Press, 1968 (in English).
  8. Chalisova N.Yu. “Sufiiskii nafs kak termin doktriny i personazh zhitiia: problemy perevoda” [Interpreting the Term nafs: A Component of the Sufi Doctrine]. Orientalistica, vol. 2, no. 2, 2018, pp. 421–434 (in Russian).
  9. Cobb, Paul M. The Race for Paradise: An Islamic History of the Crusades. Oxford: Oxford University Press, 2014 (in English).
  10. Gabrieli, Francesco. Arab Historians of the Crusades. Selected and Translated from the Arabic Sources. Translated from the Italian by the E.J. Costello. Berkeley–Los Angeles: University of California Press, 1969 (in English).
  11. Hillenbrand, Carole. “Abominable Acts: The Career of Zengi.” In: The Second Crusade: Scope and Consequences. Ed. by J. Phillips, M. Hoch. Manchester: Manchester University Press, 2001, pp. 111–132 (in English).
  12. Knysh, Alexander. Islamic Mysticism: A Short History. Leiden: Brill, 2000 (in English).
  13. Kreyenbroek, Philip. G. in collaboration with Zekiye, Kartal, Khanna, Omarkhali, and Khalil J. Rashow. Yezidism in Europe: Different Generations Speak about Their Religion. Göttingen Ori¬entforschungen, III. Reihe: Iranica. Neue Folge; Band 5. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2009 (in German).
  14. Kreyenbroek, Philip. G. Yezidism — Its Background, Observances, and Textual Tradition. Lewiston, New York: Edwin Mellen Press, 1995 (in English).
  15. Kreyenbroek, Philip. G., Rashow, Khalil. J. God and Sheikh Adi are Perfect: Sacred Poems and Religious Narratives from the Yezidi Tradition. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2005 (in German).
  16. Lahuti, Leyli Q. “Dusha i nafs v poezii ‘Attara (k sostavleniiu avtorskogo slovaria)” [The Meaning of Words jān and nafs in ‘Attar’s Poetry. A Contribution to the Dictionary of ‘Attar’s Poetical Language]. Orientalistica, vol. 2, no. 2, 2018, pp. 435–446 (in Russian).
  17. Mossaki N., Pirbari D. “Konchina emira iezidov i budushchee iezidskoi obshchiny” [The Death of Mir Tahsin Beg and the Future of The Yezidi Community]. Aziya i Afrika segodnya, no. 11. Moscow, 2019, pp. 49–54 (in Russian).
  18. Murad, Jasim Elias. The Sacred Poems of the Yazidis: An Anthropological Approach, unpubl. PhD dissertation. University of California. Order No. 9422024. Los Angeles, 1993 (in English).
  19. Omarkhali, Khanna. The Yezidi Religious Textual Tradition, from Oral to Written: Categories, Transmission, Scripturalisation and Canonisation of the Yezidi Oral Religious Texts: With Sam¬ples of Oral and Written Religious Texts and with Audio and Video Samples on CD-ROM. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2017 (in German).
  20. Pirbari, Dimitri; Mossaki, Nodar and Yezdin, Mirza. “A Yezidi Manuscript: Mišūr of P’īr Sīnī Bahrī / P’īr Sīnī Dārānī, Its Study and Critical Analysis”. Iranian Studies, vol. 53, no. 1–2, 2020, pp. 223–257 (in English).
  21. Pirbari, Dimitri; Shchedrovitskii, Dmitri. Taina zhemchuzhiny. Iezidskaia teosofiia i kosmogoniia [The Mystery of the Pearl. Yezidi Theosophy and Cosmogony]. Мoscow–Tbilisi, 2016 (in Russian).
  22. Rasho, Khalil Jindī. Parn ji adabē dînē ēzdiyan [Selected from Literature on the Yezidi Religion]. (Two volumes.) Duhok: Spirez, 2004 (in Kurmanji with Arabic script).
  23. Rodziewicz, Artur. “Kełle, święte hymny Jezydów.” Przegląd Orientalistyczny, no. 1–2, 2018, pp. 73–90 (in Polish).
  24. Rodziewicz, Artur. “The Yezidi Wednesday and the Music of the Spheres.” Iranian Studies 53, no. 1–2, 2020, pp. 259–293 (in English).
  25. Silēman, Khidir [Pîr Xidir Silêman], Jindī [Rasho] Khalil. Êzdiyatî: li ber ronaya hindek têkstêd ola Êzdiyan. Wergera Mehmûd Îdo [Yezidism: Through the Light of Yezidi Texts] Dimaşq: Ararat, 1995 (in Kurdish).
  26. Silēman, Khidir [Pîr Xidir Silêman], Jindī [Rasho] Khalil. Ēzdiyatī: li ber rošnaya hindek tēkstēd ayīnē ēzdiyan [Yezidism: Through the Light of Yezidi Texts]. Baghdad: “Korī zaniyarī kurd” 1979 (in Kurmanji with Arabic script).
  27. Silēmān, Khidir [Pîr Xidir Silêman]. Sifr al-izidiya. Min manshurat markaz Lalish. al-sakafi wa alijtimai. silsila raqm 9 [Yezidi Books. From the Publications of the Cultural and Public Center “Laliş”. Series IX]. Duhok: Spîrez, 2009 (in Arabic).
  28. Spät, Eszter. “Religious Oral Tradition Religious Oral Tradition and Literacy among the Yezidis of Iraq”. Anthropos, Bd. 103, H. 2, 2008, pp. 393–403 (in English).
  29. Spät, Eszter. “Your Son Will Be the Scourge of Islam”. Changing Perceptions of Yazīd ibn Muʿāwiya in Yezidi Oral Tradition”. Numen, 65, 2018, pp. 562–588 (in English).

Statistics

Views

Abstract - 0

PDF (Russian) - 0

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies