Legal idealism in public administration as a path to legal nihilism of society

Cover Page

Abstract


The article examines the legal idealism as a form of deformation of legal consciousness, reveals the significance of the sense of justice to implement the law. Define the consequences for society in the case of the existence of legal idealism at the state level.

Full Text

В современных государствах, с учетом про- исходящих в мире политических, эконо- мических, социальных и культурных из- менений, одну из ведущих позиций в рамках теоретических исследований занимает вопрос изучения законности и правопорядка. В связи с направленностью движения мировой госу- дарственности в сторону правового государства все большую ценность приобретает не просто установление законности как банальное соблю- дение и исполнение законов в государстве, но и как обеспечение правовой значимости данных законов. Сущность законности при этом не ограни- чивается простым выполнением правовых норм: необходимо учитывать и степень соответствия этих норм правовой действительности конкрет- ного государства, так как при отсутствии взаи- мосвязи правового регулирования и правовой действительности возникает не только отсут- ствие законности, но и торможение обществен- ного прогресса в целом. Наличие законодательства и существова- ние законности не являются тождественными фактами в правовой действительности совре- менного государства: нередко существующие законы являются неправовыми, признаются противоречащими действующим конституциям либо прямо нарушают права и свободы чело- века и гражданина (например, в тоталитарных государствах)1. В этом случае количество норма- тивно-правовых актов, обладающих силой засути - формы права, в правовой действитель- ности воплощаются только через правосозна- ние участников конкретного правоотношения, оставаясь до этого момента еще не нормой пра- ва, а лишь возможным для реализации право- вым предписанием. Правосознание представляет собой отраже- ние в психике правовой реальности, результат которого запечатлевается в виде эмоциональ- но окрашенного отношения к правовым явле- ниям. Право как таковое включает в себя два момента: материальный аспект (сторону), вы- ражающийся в объективированных внешних формах (законодательстве, правоотношениях, реализации права и т.д.), и идеальный аспект (или субъективную сторону), который прояв- ляется в правосознании - ментальных пред- ставлениях, «сопровождающих» материальные аспекты правовой реальности2. В этой связи справедливым представляется утверждение А.В. Полякова о том, что право не существует вне правосознания3. Правосознание как совокупность идей и взглядов о праве - это «либо мощный фактор правового развития, прогресса в демократиче- ских преобразованиях, либо тормоз, сопротив- ление преобразованиям, реформам»4, в зависи- мости от степени и вида деформации. Правовой нигилизм и правовой идеализм имеют одни корни - «юридическое невежество, неразвитое и деформированное правосознание, дефицит политико-правовой культуры»5. Несмотря на то, кона, увеличение объема правового регулирования не только не обеспечивает повышения уров- ня законности, но может привести к обратному результату в случае возникновения противо- речий внутри самой системы законодательства государства. При этом сами законы, по своей 1 См.: Нерсесян В.С. Право и правовой закон. М.: Норма, 2009. 2 См.: Честнов И.Л. Право как диалог: к формированию новой онтологии правовой реальности. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, 2000. 3 См.: Поляков А.В. Общая теория права. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 257. 4 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М.: Велби: Проспект, 2007. С. 397. 5 Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеа- лизм как две стороны одной медали // Правоведение. 1994. № 2. С. 12. что правовой идеализм в современном государ- стве менее заметен, чем правовой нигилизм, он причиняет существенный вред как правовой си- стеме, так и обществу в целом. Его последствия, как и последствия правового нигилизма, отри- цательно влияют на правосознание и правовую культуру. Правовой идеализм представляет собой переоценку возможностей права, стремление ко всеобщей урегулированности общественных отношений правовыми средствами. Основы правового идеализма лежат в переоценке объ- ективной действительности и реалий инсти- тута права. На право возлагаются непомерные, несбыточные надежды, с помощью права (на- пример, новых законов) стремятся решать лю- бую проблему. Опасность правового идеализма заключается в том, что чрезмерные требования к праву впоследствии сменяются разочарова- нием и, как следствие, инверсией - правовым нигилизмом. Таким образом, при анализе такого явле- ния, как правосознание, становится значимым тот факт, что деформированное правосознание негативно влияет на государственно-право- вое управление, поскольку выражается в виде объективных, социально-обязательных правил (внешне в виде форм права), за невыполнение и нарушение которых предусматриваются меры юридической ответственности. И если право- вой нигилизм как отрицание значимости права в целом влияет на поведение конкретного субъ- екта, нарушившего или не исполнившего нормы права, то правовой идеализм такому правилу не подчиняется: неисполнение правовых норм ве- дет к «болезни» правовой реальности в целом, отражаясь, прежде всего, на уровне создания правовых норм. В связи с этим правовой идеализм как абсо- лютная урегулированность правом обществен- ных отношений отнюдь не ведет к установле- нию в обществе режима законности. По мысли Л.С. Спиридонова, «законность есть правовой режим общественной жизни, заключающийся в неуклонном соблюдении юридических норм всеми ее праводееспособными участниками»6. Близких позиций придерживается в данном вопросе и С.С. Алексеев, по мнению которого законность может рассматриваться в трех вза- имосвязанных ипостасях: как аспект права, вы- ражающий его общеобязательность; как идея, формирующаяся в правосознании общества и его членов; и, наконец, как особый режим общественно-политической жизни. Таким об- разом, согласно С.С. Алексееву, «содержание законности, ее субстанция как раз и складыва- 6 Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М.: М.А. Захаров, 2001. С. 187. ется из того, что именуется требованиями за- конности. Однако в этих требованиях нужно видеть <…> политико-юридические реально- сти, воплощающие соответствующие идеи и принципы <…> Объективируются требования законности в праве, в свойственных ему ме- ханизмах, в правовой системе, а также во всех иных общественно-политических институтах, в их организации и деятельности»7. Критику подобных определений законности осущест- вляет А.В. Поляков, указывая, что законность, понимаемая таким образом, «неизбежно но- сит формальный характер в том смысле, что она представляет собой требование соблюде- ния всех законов, не нарушающих положений законов»8. Впрочем, по мнению современных теорети- ков права, концепция законности, развиваемая А.В. Поляковым, «будучи ориентирована в осно- ве своей на ситуацию, имеющую место лишь в тех правовых системах, которые относятся к рома- но-германской семье, где закон обладает высшей юридической силой, рассматриваемая концеп- ция совершенно не учитывает альтернативных моделей законности, характерных, скажем, для правовых систем, относящихся к семейству “об- щего права”»9. Под правовым законом при этом понимает- ся объективное право (и, следовательно, пред- усмотренный им абстрактно-должный право- порядок), соответствующее принципу фор- мального равенства. Очевидно, что реальный правопорядок может быть результатом соблю- дения требований лишь правового закона и со- ответствующей правовой законности. Само же по себе соблюдение правонарушающего закона, сколь бы всеобщим и точным оно ни было, не может превратить неправовой закон в правовой и преобразовать неправо в реальный правовой порядок10. Правопорядок является реальным итогом, результатом действия законности как консти- туционного принципа и режима жизни обще- ства. Он включает в себя сложившуюся систему правовых отношений общества и правомерное поведение, в том числе акты правомерного по- ведения в рамках общей правовой структуры, установленной нормами о правосубъектности (в рамках общего правового положения субъ- ектов). Правовой идеализм в отношении индивиду- ального правосознания влечет за собой несамо- 7 Алексеев С.С. Теория права. М.: Велби: Проспект, 2008. С. 197-198. 8 Поляков А.В. Указ. соч. С. 624. 9 Режим законности в современном российском обще- стве / науч. ред. И.Л. Честнов. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, 2004. С. 11. 10 См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 159-164. стоятельность субъекта в осуществлении своих прав и обязанностей, так как субъект не в состо- янии принять диспозитивность правового регу- лирования и опирается только на императивные нормы. Таким образом, формами реализации права, доступными такому субъекту, будут лишь соблюдение и исполнение, а использование пра- ва становится невозможным, так как предпола- гает независимость мышления, а следовательно, независимость (но не противоречивость) право- сознания субъекта. Исходя из данной характеристики правового идеализма, становится очевидным, что главен- ствующая цель современной политики достаточ- но большого количества государств - формиро- вание гражданского общества и приближение к правовому государству - при наличии в обще- стве правового идеализма на уровне государ- ственного управления является недостижимой, поскольку всеобщая псевдоправовая урегулиро- ванность непосредственно ведет к установлению тоталитарного, а отнюдь не демократического режима. В процессе эволюции общества, в силу ус- ложнения общественных отношений стало невозможным их регулирование только есте- ственными законами и моралью, а потому по- зитивное право получило должное развитие и на сегодня является основным регулятором в европейском юридическом пространстве. Та- кие регуляторы, как мораль и религия, стали учитываться в большей степени в западноевро- пейской традиции права лишь при формулиро- вании правовых норм (то есть в правотворче- ской деятельности), а не в ходе их применения. Правосознание же как отражение правовой реальности имеет значение не только с точки зрения отношения конкретного субъекта, но и на уровне государственного управления в це- лом. Деформированное правосознание ведет в конечном счете к нарушению правовых норм, снижению уровня законности при одновре- менном повышении количества (а не качества) норм, которые в философском смысле «право- выми» назвать нельзя. Правосознание оказывает серьезное моти- вационное воздействие на поведение людей, содержится в общественном мнении и влияет на само существование общественных отноше- ний. Правосознание включает в себя, по край- ней мере, три составные части: знание права, отношение к праву и исполнение его предпи- саний. Развитое правосознание обеспечивает добровольное, глубоко осознанное осущест- вление правовых требований, понимание их правильности и разумности, вызывает у людей чувство нетерпимости к нарушениям закона11, 11 См.: Абдулаев М.И. Теория государства и права. СПб.: при этом развитое правосознание не должно переходить в фанатическое. Иными словами, правосознание выступает своего рода «черным ящиком», где на входе - правовая норма, а на выходе - поведение субъекта12. В случае если пространство этого «черного ящика» искаже- но, деформировано, цель правового предписа- ния не достигается, что влечет за собой и сни- жение уровня законности. Если с проявлениями других форм деформа- ции правосознания можно бороться с помощью правовых норм, установлением и/или усилением мер юридической ответственности за соверша- емые правонарушения, то правовой идеализм выступает как наиболее серьезная и плачевная для становления правового государства форма деформации правосознания. Основными след- ствиями правового идеализма являются две про- тивоположности: превышение количества правовых норм (в соотношении с требованиями действительно- сти) и, как следствие, их невыполнение; наличие глобального правового регулиро- вания (а значит, и государственного, но только с точки зрения формальности права как устанав- ливаемого или санкционируемого государством в современном мире), что ведет к тоталитарному государственно-правовому режиму. Таким образом, если правовой идеализм ха- рактеризует государственное правосознание, проявляясь на уровне государственного управле- ния при принятии правовых норм, то это ведет к господству правового нигилизма в обществе как отрицанию значимости правовых предписаний, которые либо все равно не выполняются (в силу свой нерациональности), либо ограничивают и нарушают права и свободы граждан в силу то- талитарности государства. Правовой идеализм «породил у значительной части людей кризис веры в законодательные, а в более широком пла- не - в парламентско-конституционные пути решения назревших проблем, в новые демокра- тические институты. Идеализмом с самого на- чала страдали некоторые лозунги “перестройки”, а затем и периода реформации. Хотелось всебла- гое побыстрее воплотить в законах, закрепить юридически. На деле же форсированного пере- хода общества из одного состояния в другое не получилось»13. Формирование правосознания и правовой культуры - сложный длительный процесс, за- трагивающий все стороны общественной жиз- ни. Средствами формирования правосознания Питер, 2003. С. 295. 12 См.: Голубева Л.А. Формула права: постановка вопроса // Журнал правовых и экономических исследований. 2013. № 4. С. 104-106. 13 Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеа- лизм… С. 13. являются пропаганда права, развитие у граж- дан юридических знаний, практическое укре- пление законности, наличие сильной юри- дической науки, совершенствование системы правовых актов, которое достигается благодаря наличию в государстве эффективной консти- туции как системообразующего фундамента правовой системы, а также высокому правово- му и технико-юридическому качеству законов и подзаконных актов. Главная проблема борьбы с правовым иде- Список литературы: Абдулаев М.И. Теория государства и права. СПб.: Питер, 2003. 576 с. Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Велби: Про- спект, 2008. 576 с. Алексеев С.С. Теория права. М.: Юрид. лит., 1994. 224 с. Кальной И.И. Правовой нигилизм и его основания // Рос- сийский журнал правовых исследований. 2014. № 4 (1). С. 60-66. Керимов А.Д. Теория и практика демократии // Рос- сийский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 82-91. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и праализмом заключается в том, что правовое про- свещение, осуществляемое без правового восва. М.: Велби: Проспект, 2007. 768 с. Матузов Н.И. Правовая система и ли Саратов. ун-т, 1987. 294 с. чность. Саратов: питания (то есть без учета особенностей кон- кретной группы «просвещаемых», без наличия философского обоснования и четко обозначен- ных целей), собственно и приводит к правовому идеализму - когда в индивидуальном правосо- знании роль права становится слишком идеа- лизированной, «спасительной от всех бед», а в Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеа- лизм как две стороны одной медали // Правоведение. 1994. № 2. С. 3-16. Нерсесян В.С. Право и правовой закон. М.: Норма, 2009. 384 с. Поляков А.В. Общая теория права. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. 845 с. Режим законности в современном российском обще- стве / науч. ред. И.Л. Честнов. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, реальности эти надежды не оправдываются, что затем оборачивается на уровне обыденного пра- 12. 2004. 150 с. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М.: М.А. Захаров, 2001. 304 с. восознания правовым нигилизмом, а на уровне государственного управления - увеличением количества правовых норм, которые не являют- ся эффективными и действующими, поскольку Честнов И.Л. Право как диалог: к формированию но- вой онтологии правовой реальности. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, 2000. 104 с. Чиркин В.Е. Современная концепция публичной вла- сти // Российский журнал правовых исследований. праву не свойственен переход количества в ка- 15. 2015. № 2 (3). С. 73-81. Шугуров М.В. Феномен легитимности права: филочество, а легальность отнюдь не всегда сопровождается легитимностью14. софско-правовое осмысление // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 86-103.

About the authors

L A Golubeva

State Institute of Economics, Finance, Law and Technologies

Email: golubeva.giefpt@yandex.ru

References

  1. Абдулаев М.И. Теория государства и права. СПб.: Питер, 2003. 576 с.
  2. Алексеев С.С. Общая теория права. М.: Велби: Проспект, 2008. 576 с.
  3. Алексеев С.С. Теория права. М.: Юрид. лит., 1994. 224 с.
  4. Кальной И.И. Правовой нигилизм и его основания // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4 (1). С. 60-66.
  5. Керимов А.Д. Теория и практика демократии // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 82-91.
  6. Марченко М.Н. Проблемы теории государства. М.: Велби: Проспект, 2007. 768 с.
  7. Матузов Н.И. Правовая система. Саратов. ун-т, 1987. 294 с.
  8. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали // Правоведение. 1994. № 2. С. 3-16.
  9. Нерсесян В.С. Право и правовой закон. М.: Норма, 2009. 384 с.
  10. Поляков А.В. Общая теория права. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. 845 с.
  11. Режим законности в современном российском обществе / науч. ред. И.Л. Честнов. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, 2004. 150 с.
  12. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. М.: М.А. Захаров, 2001. 304 с.
  13. Честнов И.Л. Право как диалог: к формированию новой онтологии правовой реальности. СПб.: Знание: ИВЭСЭП, 2000. 104 с.
  14. Чиркин В.Е. Современная концепция публичной власти // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 73-81.
  15. Шугуров М.В. Феномен легитимности права: философско-правовое осмысление // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 86-103.

Statistics

Views

Abstract - 157

PDF (Russian) - 53

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Golubeva L.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies