Criminal offense with administrative prejudice - a crime or an administrative offense?

Cover Page

Abstract


The article deals with theoretical approaches regarding the advisability of a full-fledged revival of administrative prejudice criminal law. On the basis of analyzing the legislative structures of crimes involving as a mandatory feature attraction of the person to administrative responsibility, and the provisions of Art. 14 of the Criminal Code of the Russian Federation concluded that the introduction of the institution is possible only if changes in approach to understanding the nature of the crime and the revision of the place of criminal law in the system of legal regulation.

Full Text

В последние годы ученые все чаще стали воз- вращаться к дискуссии о целесообразности расширения административной преюдиния Президента РФ с Посланием Федеральному Собранию РФ, в котором было рекомендовано шире использовать административную преции1 в уголовном законодательстве. Во многом юдицию, Министерством юстиции РФ был подэто связано с появлением законопроектов, на- правленных на частичную декриминализацию уголовно-наказуемых деяний путем введения административной преюдиции. Последним из них стал проект, подготовленный Верховным Су- дом РФ2, в соответствии с которым предлагается предусмотреть уголовную ответственность за совершение таких преступлений, как ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, только в случае, если лицо ранее было привлечено к административ- ной ответственности. Такой законопроект дале- ко не единичен3. Еще в 2009 г. после выступле- 1 Понятие административной преюдиции используется достаточно широко. Так, например, под преюдицией по- нимается обязанность органов предварительного расследо- вания и суда, в производстве которых находится дело, при- нять как установленные обстоятельства, если они признаны вступившим в законную силу решением по другому делу готовлен законопроект, предполагающий вве- дение административной преюдиции в целый ряд составов, среди которых были и экологиче- ские преступления (ст. 257, п. «б» ч. 1 ст. 256, ч. 1 ст. 258 УК РФ)4. В период разработки УК РФ наличие в уголов- ном законе статей с административной преюди- цией со стороны ученых подвергалось серьезной критике, вероятно, поэтому в принятом в 1996 г. Кодексе данная правовая конструкция не исполь- зовалась. Лишь впоследствии, уже в 2009, 2011, 2014 и 2015 гг., были введены новые нормы, согласно которым преступным стали признаваться совер- шенные неоднократно, то есть после привлечения к административной ответственности, недопуще- ние, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ)5, розничная продажа несовершен- (См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс / под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Кнорус, 2008. С. 224). Од- нако это определение больше применимо к сфере, регулиру- емой уголовно-процессуальным законодательством, тогда как суть административной преюдиции применительно к уголовному праву заключается прежде всего в том, состав преступления образуется за счет признаков административ- ного правонарушения, а в качестве критерия разграничения преступления и проступка выступает факт предшествую- щего наложения административного взыскания за такое же деяние (См.: Зуев В.Л. Особенности доказывания по делам о преступлениях с административной преюдицией. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 1995. С. 3). Административная преюдиция именно в таком понимании является предметом рассмотре- ния в настоящей статье. 2 Проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ по вопросам совершенствования оснований и поряд- ка освобождения от уголовной ответственности», подго- товленный Верховным Судом РФ, текст по состоянию на 31.07.2015. URL: http://www.supcourt.ru (дата обращения: 01.12.2015). 3 Например, в соответствии с проектом Федерального закона № 617375-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правона- рушениях в части установления уголовной ответствен- ности за организацию незаконной трудовой деятельности иностранных граждан или лиц без гражданства», предла- галось ст. 322.1 УК РФ дополнить примечанием, согласно которому под неоднократностью понимается привлечение лица к административной ответственности за аналогичное деяние. Введение административной преюдиции предлага- лось еще в ряд статей, в частности проектом Федерального закона № 109605-6 «О внесении изменений в статью 123 Уголовного кодекса Российской Федерации, в Кодекс Рос- сийской Федерации об административных правонаруше- ниях и статью 56 Федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации”» и проектом Федерального закона № 255180-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ» (в части усиления ответственности работодателей за привлечение нелегальных трудовых мигрантов). 4 Российская газета. 2009. 9 сент. 5 Данная статья в 2015 г. претерпела существенные из- менения, законодатель отказался от административной преюдиции, а также уточнил объективную сторону со- става преступления. В настоящее время в ст. 178 УК РФ нолетним алкогольной продукции (ст. 151.1 УК РФ), нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демон- страции, шествия или пикетирования (ст. 212.1 УК РФ), нарушение правил дорожного движения (ст. 264.1 УК РФ), осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отноше- нии которой принято решение о признании не- желательной на территории РФ ее деятельности (ст. 284.1 УК РФ), незаконное проникновение на охраняемый объект (ст. 215.4 УК РФ). Как и 6 лет назад, в конце прошлого года, выступая с ежегодным Посланием Федераль- ному Собранию РФ6, Президент РФ вновь вы- сказался за необходимость декриминализации ряда преступлений, не представляющих боль- шой общественной опасности, с одновремен- ным введением уголовной ответственности за такие деяния при наличии административной преюдиции. Таким образом, предлагается использовать данную правовую конструкцию как средство для частичной декриминализации деяния. Хотя пре- юдиция может выполнять и иную функцию - служить способом криминализации, как, напри- мер, это произошло при введении ст. 215.4, 264.1, 284.1 УК РФ. Несмотря на то, что наметившаяся тенденция по возвращению административной преюдиции в уголовное законодательство очевидна, и это находит отражение в реализации уголовной по- литики государства, многочисленные дискуссии как среди ученых, так и правоприменителей по этому поводу не прекращаются и по сей день. Основной довод, который приводят сторон- ники преюдиции, состоит в том, что она выпол- няет превентивную функцию, причем не только по отношению к уголовным, но и администра- тивным правонарушениям7. Кроме того, адми- нистративная преюдиция может использоваться в качестве средства сдерживания расширения уголовно-правового принуждения и противо- действия преступности8, поскольку позволит «пресечь на достаточно раннем этапе развитие общественно опасной “карьеры” правонаруши- теля <…> без ущерба для законопослушного насепредусмотрена ответственность только за ограничение конкуренции (Федеральный закон от 08.03.2015 № 45-ФЗ «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса ления даст возможность сэкономить уголовную репрессию»9. Однако, справедливости ради, следует отме- тить, что указанные цели могут быть достигнуты только при условии эффективного применения мер административной ответственности, в том числе реальной возможности уполномоченных органов выявить, зафиксировать и доказать фак- ты совершения правонарушений, особенно это касается неочевидных деликтов. Администра- тивное производство значительно отличается от уголовного процесса, участники которого обладают более широкими процессуальными возможностями. За совершение преступлений традиционно предусматривается гораздо более строгое наказание, нежели за смежные с ними административные правонарушения. Наличие судимости, которая будет иметь место только в случае привлечения к уголовной ответственно- сти, чаще всего выступает серьезным сдерживаю- щим фактором для лиц, склонных к совершению преступления. При таких обстоятельствах для правонарушителей сам факт перевода уголовно- наказуемых деяний в разряд административных правонарушений может восприниматься как признание законодателем их ненаказуемости, а следовательно, введение административной преюдиции может иметь негативный эффект и привести к росту не только правонарушений, но и преступлений. На это, в частности, обратили внимание 68 % опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов10. Кроме того, для полноценного введения в УК РФ данной правовой конструкции на уровне уго- ловной политики должен быть решен концепту- альный вопрос об отраслевой обособленности пра- вовых норм: будут ли и впредь существовать грани- цы между разными видами ответственности или предполагается их минимизировать настолько, чтобы фактически стереть разницу между ними? Уголовно-наказуемое деяние с административной преюдицией - это все же преступления или адми- нистративные правонарушения? С одной стороны, в научной литературе об- ращается внимание на то, что уголовное право встроено в единую правовую систему, поэтому его зависимость от иных отраслей естественна11. При этом наличие межотраслевых связей позво- ляет, по сути, минимизировать границы между различными видами ответственности. Проводи- Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»). 6 Ежегодное Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 03.12.2015 URL: http://www.kremlin.ru/ events/president/news/47173 (дата обращения: 20.12.2015). 7 См.: Безверхов А.Г. Административная преюдициаль- ность в уголовном законодательстве России: истоки, ре- алии, перспективы // Вестник Самарской гуманитарной академии. Сер.: Право. 2011. № 2 (10). С. 40. 8 См.: Малков В.П. Административная преюдиция: за и против // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2011. № 3 (23). С. 61. 9 Милюков С.Ф. Административное и уголовное законо- дательство: рядом или вместе? // Соотношение преступле- ний и иных правонарушений: современные проблемы. М.: ЛексЭст, 2005. С. 379. 10 Результаты получены в ходе проведенного нами в мар- те 2015 г. экспертного опроса 86 работников прокуратур субъектов РФ, поддерживающих государственное обви- нение в судах. 11 См.: Иванчин А.В. Конструирование состава престу- пления: теория и практика. М.: Проспект, 2014. С. 233. мый нами анализ вносимых в последние годы в уголовный закон изменений показывает, что за- конодатель с некоторой «легкостью» принимает решения о переводе ряда уголовно-наказуемых деяний в разряд административных правона- рушений12. Кроме того, санкции статей УК РФ, бывает, предусматривают менее строгое нака- зание, чем статьи КоАП РФ13. При таких обстоя- тельствах, наверное, сложно говорить о том, что карательная сила уголовного права, в отличие от остальных отраслей права, наиболее велика (особенно применительно к отдельным видам преступлений, таким, например, как экологи- ческие преступления), в связи с чем уголовное право представляет собой достаточно обособлен- ную отрасль. Указанное позволило Г.А. Есакову даже прийти к выводу о том, что не существует отдельно уголовной и административной ответ- ственности, последняя является «ничем иным, как разновидностью ответственности уголовной или, точнее, ответственности наказательной (карательной)»14. С другой стороны, согласно ст. 1 и ст. 14 УК РФ уголовное законодательство состоит только из УК РФ, которым устанавливается преступность деяния. При этом в ч. 2 ст. 14 УК РФ закреплено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого- либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее обще- ственной опасности. Буквальное толкование данного предписания позволило ученым прийти к выводу о том, что та- ким исключительным свойством как обществен- ная опасность обладают только преступления, тогда как административные проступки могут быть признаны лишь общественно вредными. По их мнению, преступления и административные правонарушения являются разными категория- 12 Как правило, для криминализации или декриминали- зации деяний достаточно лишь политической воли, при этом практически не проводится никаких серьезных на- учных исследований, в том числе криминологических, не дается правовой оценки общественной опасности того или иного деяния и т.д. Наиболее яркими примерами мо- гут служить законодательные решения относительно от- ветственности за клевету, оскорбление, заведомо ложную рекламу и т.д. 13 Так, например, Федеральным законом от 28.12.2004 № 175-ФЗ в санкциях ст. 253 и 256 УК РФ были увеличе- ны максимальные размеры штрафов, которые могли быть назначены за незаконную добычу водных биологических ресурсов и нарушение законодательства о континенталь- ном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации. Необходимость внесения таких изменений была вызвана тем, что наказание в виде штра- фа за аналогичные административные правонарушения на тот момент было строже, нежели за преступления. 14 Есаков Г.А. Уголовное право в «широком» смысле: конми противоправной деятельности15, что и служит одним из оснований для разграничения рассма- триваемых видов ответственности. Между тем следует отметить, что до насто- ящего времени ни в уголовно-правовой док- трине, ни на практике не разработаны четкие критерии «общественной опасности» деяния. В связи с этим, на наш взгляд, вряд ли стоит столь категорично отрицать общественную опасность административных правонарушений. Конечно, наиболее серьезные противоправные действия, отличающиеся высокой степенью общественной опасности, которые привели или могли привести к тяжким последствиям, должны быть отнесены к категории преступлений, тогда как наруше- ния правовых требований по охране окружаю- щей среды, характеризующиеся сравнительно небольшой степенью общественной опасности, могут наказываться в административном поряд- ке. На наш взгляд, наиболее предпочтительной выглядит точки зрения, согласно которой и пре- ступления, и административные правонаруше- ния являются общественно опасными, однако разграничение между ними следует проводить с учетом характера и степени общественной опас- ности совершенных деяний. Несомненно, диспозиции правовых норм должны содержать признаки, позволяющие определить, совершено ли лицом преступление или административное правонарушение. Однако это далеко не всегда так. Например, конструкции некоторых статьей уголовного и административного кодексов, предусматрива- ющих ответственность за незаконные посяга- тельства на окружающую среду, не позволяют однозначно ответить на вопрос о том, каковы критерии разграничения данных видов ответ- ственности. Особенно это касается ситуаций, когда признаки уголовно-наказуемого деяния и административного проступка описаны иден- тичным образом. Так, например, диспозиции ст. 8.38 КоАП РФ и ст. 257 УК РФ, предусматри- вающих ответственность за нарушение правил охраны водных биологических ресурсов, явля- ются одинаковыми. Добыча (уничтожение) ред- ких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, занесенных в Красную книгу РФ либо охраняемых международными догово- рами, признается одновременно как уголовно, так и административно наказуемым деянием (ст. 258.1 и ст. 8.35 КоАП РФ). Наличие в данном случае единственного критерия для разграни- чения двух видов ответственности - положе- ния ч. 2 ст. 14 УК РФ, предполагающие доста- точно широкое усмотрение правоприменителя, может привести к нарушению принципа законцептуальный подход // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. (24-25.01.2013 г.). М.: Проспект, 2013. С. 36. 15 См.: Криминология: учебник / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 601. ности, установленного в ст. 3 УК РФ, и является дефектом законодательного регулирования. Проведенное нами анкетирование природо- охранных прокуроров показало, что большин- ство опрошенных - 78 % считают, что в качестве критерия, позволяющего разграничить админи- стративную и уголовную ответственность, целе- сообразно установить причинение вреда (ущер- ба), 22 % полагают, что уголовная ответствен- ность, в отличие от административной, должна быть предусмотрена за принципиально иные по характеру деяния16. В научной литературе в качестве признака, позволяющего разграничить данные виды от- ветственности, предлагается предусмотреть в статьях уголовного закона административную преюдицию17. На первый взгляд, наличие формального кри- терия, вероятно, облегчило бы привлечение к уго- ловной ответственности. Именно этим, по наше- му мнению, можно объяснить то, что 57 % опро- шенных природоохранных прокуроров высказа- лись за необходимость введения административ- ной преюдиции за экологические преступления, 16 % возражали против данного института, и 27 % считают, что наличие в уголовном законе норм с административной преюдицией принципиально не повлияет на эффективность противодействия экологической преступности. Между тем общественная опасность как при- знак уголовно-наказуемого деяния традиционно относится к объективной стороне преступления, то есть в этом случае подлежит уголовно-право- вой оценке совершенное деяние, а не лицо, его со- вершившее. Такой подход, на наш взгляд, является верным. В случае же установления административной преюдиции законодатель фактически закрепляет дополнительный обязательный признак не объ- ективной стороны, а субъекта преступления. На это обращается внимание и в научной литерату- ре18. При этом, по мнению ученых, правоприме- 16 Результаты получены нами в ходе проведенного анкет- ного опроса в октябре 2015 г. Опрошено 97 природоохран- ных прокуроров из разных регионов страны. 17 См., напр.: Радченко В. Борьба с преступностью как часть социальной политики // Законность. 2008. № 10. нитель принимая решение о привлечении к уго- ловной ответственности за такие преступления, не должен вновь доказывать факт совершения лицом административного правонарушения, ему достаточно установить, что лицо ранее привлека- лось к административной ответственности19. Действительно, как справедливо отмечал М.И. Ковалев, повторность поведения лица не может быть составной частью общественно опас- ного деяния, признаваемого преступлением - это два самостоятельных действия. Повторность не может изменить внутреннюю сущность по- ступка как события объективной действительно- сти, соответственно, не может и изменить пред- мет правового регулирования. Факт совершения административного правонарушения характе- ризует лишь личность преступника, а не его де- яния20. Еще В.Д. Спасович писал, что повторение не видоизменяет преступления в его существе, не превращает его в нечто особое, отличное от преступления, совершаемого в первый раз; оно есть только признак дурного нрава подсудимого, его злохарактерности21. Однако к уголовной ответственности лицо привлекается за совершенное деяние, которое обладает достаточной степенью общественной опасности, чтобы быть криминализированным, то есть признаваться преступным, а не за то, что лицо ранее привлекалось к административной или уголовной ответственности. Тем более что свойства личности виновного, проявившиеся в преступном деянии, могут быть нейтрализова- ны посткриминальным поведением и послужить основанием, например, для освобождения от уго- ловной ответственности22. Следует отметить, что в целях соблюдения принципа справедливости, если уже и вести речь о введении административной преюдиции, сле- дует возрождать в качестве признака преступле- ния и рецидив, как это было сделано в ст. 264.1 УК РФ. В противном случае может сложиться пара- доксальная ситуация, когда лицо, совершившее повторно правонарушение, подлежит уголовной ответственности, а повторно преступление - нет. Однако еще в 2003 г. законодатель, опасаясь, что действующие уголовно-правовые предписа- С. 35-39. А.В. Иванчин, например, предлагает ввести административную преюдицию в рамках таких формальных составов, как ч. 1, 2 ст. 253 УК РФ, которые, по его мне- нию, по уровню опасности сопоставимы с однородными административным проступками (ст. 8.17-8.20 КоАП РФ). Подробнее об этом см.: Иванчин А.В. Указ. соч. С. 238. В ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г. составами с ад- министративной преюдицией в качестве криминообразу- ющего признака среди экологических преступлений были незаконная охота (ч. 3 ст. 166) и незаконная порубка леса (ч. 1 ст. 169). 18 См.: Устименко В.В. Административная преюдиция и состав преступления // Проблему социалистической закон- ности. Вып. 21. Харьков: Вища шк., 1988. С. 111; Палий В.В. Административная преюдиция как условие привлечения к уголовной ответственности за розничную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции // Уголовное пра- во: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. (24-25.01.2013 г.). М.: Проспект, 2013. С. 238-239; Иванчин А.В. Указ. соч. С. 234. 19 См.: Иванчин А.В. Указ. соч. С. 234. 20 См.: Ковалев М.И. Преступление и проступок // Про- блемы совершенствования законодательства по укрепле- нию правопорядка и усиление борьбы с правонарушени- ями: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Сведл. юрид. ин-т 1982. С. 11-12. 21 См.: Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. Вып. 1. СПб.: Тип. I. Огизко, 1863. С. 295-296. 22 См.: Соктоев З.Б. Причинность и объективная сторона преступления. М.: Норма: Инфра-М, 2015. ния не соответствуют принципу non bis in idem, исключил из статьей Особенной части УК РФ указание на рецидив и неоднократность. Если придерживаться такого подхода, то необходимо признать, что наличие в УК РФ норм с админи- стративной преюдицией также может свидетель- ствовать о нарушении данного принципа. Тем бо- лее что преступление с административной пре- юдицией, как справедливо отмечает Н.А. Лопа- шенко, составляют несколько самостоятельных, окончательно исполненных административных правонарушений, не связанных между собой умыслом лица. Умысел на каждое правонаруше- ние возникает отдельно и реализуется полно- стью, окончательно23. При таких обстоятельствах, на наш взгляд, вводить институт административной преюди- ции без наличия достаточных к тому оснований было бы преждевременно, поскольку это требует изменения подхода к пониманию сути престу- пления и пересмотра места уголовного права в системе правового регулирования.

About the authors

Y A Tymoshenko

Academy of the Prosecutor General of the Russian Federation

Email: rjls@bk.ru

References

  1. Безверхов А.Г. Административная преюдициальность в уголовном законодательстве России: истоки, реалии, перспективы // Вестник Самарской гуманитарной академии. Сер.: Право. 2011. № 2 (10). С. 37-45.
  2. Есаков Г.А. Уголовное право в «широком» смысле: концептуальный подход // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. (24-25.01.2013 г.). М.: Проспект, 2013. С. 35-38.
  3. Зуев В.Л. Особенности доказывания по делам о преступлениях с административной преюдицией. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 1995. 32 с.
  4. Иванчин А.В. Конструирование состава преступления: теория и практика. М.: Проспект, 2014. 352 с.
  5. Ковалев М.И. Преступление и проступок // Проблемы совершенствования законодательства по укреплению правопорядка и усиление борьбы с правонарушениями: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Сведл. юрид. ин-т, 1982. С. 3-14.
  6. Криминология: учебник / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева. М.: Волтерс Клувер, 2004. 640 с.
  7. Лопашенко Н.А. Административной преюдиции в уголовном праве - нет! // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2011. № 3 (23). С. 64-71.
  8. Малков В.П. Административная преюдиция: за и против // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2011. № 3 (23). С. 58-65.
  9. Милюков С.Ф. Административное и уголовное законодательство: рядом или вместе? // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М.: ЛексЭст, 2005. С. 376-379.
  10. Палий В.В. Административная преюдиция как условие привлечения к уголовной ответственности за розничную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы X Междунар. науч.-практ. конф. (24-25.01.2013 г.). М.: Проспект, 2013. С. 238-241.
  11. Радченко В. Борьба с преступностью как часть социальной политики // Законность. 2008. № 10. С. 35-39.
  12. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс / под общ.ред. А.В. Смирнова. 4-е изд. М.: Кнорус, 2008. 704 с.
  13. Соктоев З.Б. Причинность и объективная сторона преступления. М.: Норма: Инфра-М, 2015. 256 с.
  14. Спасович В.Д. Учебник уголовного права. Т. 1. Вып. 1. СПб.: Тип. I. Огизко , 1863. 180 с.
  15. Устименко В.В. Административная преюдиция и состав преступления // Проблемы социалистической законности. Вып. 21. Харьков: Вища шк., 1988. С. 109-111.

Statistics

Views

Abstract - 234

PDF (Russian) - 41

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Tymoshenko Y.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies