THe truth as a problem of philosophy: classic and postmodernism

Cover Page

Abstract


The article is devoted to the truth as a problem of philosophy and philosophy of science. The statement is grounded in the article concerning the reasons why it is necessary to take a position of classic truth understanding. The directions of post positivism and postmodernism in philosophy are criticized.

Full Text

К аждая эпоха жизни человечества может характеризоваться с разных сторон. Для философии она может ассоциироваться, во-первых, с именами ярких мыслителей, и, ко- нечно, во-вторых, с вопросами, которые мысли- тели пытались разрешить. Как наши потомки будут оценивать филосо- фию ХХ и ХХI вв.? Полагаем, что этот вопрос всегда должен иметь в виду каждый философ перед тем, как начнет отражать свои задумки на бумаге. Вопрос, которым мы действительно удивим и поразим потомков, это современное отношение некоторых специалистов к истине. Мы абсолютно уверены в том, что здравый смысл в относительно скором будущем заставит человечество вернуться к классическому пониманию истины. Понима- нию, сформулированному еще Платоном: «Тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, како- вы они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, - лжет» [6, стр. 615]. Полагаем, что потомки будут изучать современные постпозити- вистские и постмодернистские труды об истине и задумываться, что в человеческих эпохах всегда много неразумного и варварского. Так же как мы сейчас восхищаемся трудами Аристотеля и отно- сим к специфике эпохи то, что он считал раба ве- щью. Так, наверное, будет и с потомками. Они на- пишут примерно так: «При разнообразии и даже богатстве философских работ ХХ и XXI в. критика классического понимания истины выглядит не- убедительно и несколько неразумно». Но как бы то ни было, дискуссия об истине в философии ХХ и XXI вв. активно ведется. Имен- но об истине как краеугольном камне современ- ной философии пойдет речь в настоящей работе. Уже по первым строчкам нашей работы чита- телям стало очевидно, что в вопросе истины мы являемся консерваторами и под этим термином будем понимать ее классическое значение. Тезисно обозначим самые простые и при этом важнейшие аргументы в пользу классиче- ской истины: Классическое понимание истины позволяет понять, что такое ложь, и эти термины разделить. Истина и ложь являются, пожалуй, главными гносеологическими характеристиками знания в его отношении к познаваемой реальности. Отсутствие истины в классическом понима- нии полностью разрушает логику и систему. Отсут- ствие логики прервет процесс доказывания, а да- лее - нивелирует значение мышления. Ведь ло- гика в упрощенном виде - философская наука о формах и законах мышления. Если ставить знак равенства между логическим мышлением учено- го-математика и душевнобольного параноика, на- укообразно обосновывающего, например, что надо бояться собственной тени (мы встречали таких в практической работе), то значимость мышления как такового вскоре перестанет существовать. Как писал А.Л. Никифоров, разрушение ло- гики лишает смысла нашу аргументацию, наши дискуссии и споры. Логической основой аргу- ментации являются доказательство, обоснова- ние и опровержение. Что такое доказательство? Демонстрация того, что отстаиваемое нами вы- сказывание вытекает, логически следует из об- щепризнанных истинных посылок, постулатов, аксиом. Но если нет разделения правил вывода на допустимые и недопустимые, если посылки нельзя оценивать как истинные или ложные, то доказательство превращается в игру слов и ли- шается убеждающей силы. Доказать можно что угодно, но никто не обязан принимать этого до- казательства. Обоснование какого-либо выска- зывания есть либо его доказательство, либо его подтверждение с помощью общепризнанных ис- тинных высказываний. Обоснование исчезает вместе с доказательством, остается только взаимная согласованность различных высказываний, да и она оказывается излишней: согласованность нескольких высказываний выражается в том, что они все одновременно могут быть, но если нет ис- тинной оценки, то и о согласованности говорить нельзя. Таким образом, отказ от понятия истины хотя и не лишает нас способности рассуждать, однако уничтожает разницу между рассуждени- ем и шизофреническим бредом, между предска- занием и оракульским пророчеством [1, стр. 22]. При этом именно на доказательствах постро- ена вся наука. Отсутствие истины, несомненно, подорвет образование. Ведь в средней и высшей школе по абсолютному большинству предметов едино- образно преподают знания, считающиеся истин- ными. И эти же знания спрашивают на оценку. Если в каждой средней школе будут свои истин- ны знания, то к чему это приведет? Следующий этап такого подхода будет озна- чать подрыв, ликвидацию системы знаний. Без истины, без стремления к истине, без жажды истины трудно представить науку и уче- ных. Отказ науки от поиска истинных знаний де- лает науку бессмысленной. При этом характерно то, что отдельные пост- позитивисты утверждают, что истины нет, но этот свой тезис считают полностью истинным. То есть вступают в очевидное логическое проти- воречие. Правда, если они будут утверждать, что логики тоже нет, то такое мышление, по их мне- нию, видимо, возможно. Наконец, отсутствие истины как реперной точки, остановит такой процесс как развитие. Но без развития невозможно говорить о человеке как о культурном разумной существе, невозмож- но говорить о науке, невозможно говорить о бы- тии кроме как о сиюминутной данности. В 2010 году Институт философии РАН выпустил содержательный и интересный сборник статей, по- священный истине в науках и философии [3]. В части впечатления от сборника имеем не- сколько критических моментов. В этой книге мало кто из авторов базируется на диалектике, а если она и вспоминается, то в основном в не- гативном ключе. Это огорчает, поскольку марк- сизм и диалектика, думается, совсем не случайно длительное время господствовали в России. Как философские - эти идеи, несомненно, живы, а как социально-политические, полагаем, что они значительно больше соответствуют ментально- сти россиян, чем, скажем, взгляды постмодерни- стов. Лично мы потенциал дальнейшего разви- тия диалектики видим [1, стр. 27-43]. Кроме того, в книге больше места отведено противникам истины в ее классическом понима- нии. Из этого не ясно, сторонники классической истины действительно находятся в меньшинстве либо так захотели редакторы. В сборник включены статьи известных спе- циалистов в области философии и философии науки. Но в этой связи бросается в глаза отсут- ствие в сборнике статьи одного из ведущих спе- циалистов в философии и философии науки ака- демика В.С. Степина. Нет его и среди редакторов сборника. А в части диалектики и современного положения дел в философии В.С. Степин в своей книге по философии науки написал очень хоро- шо: «В начале 90-х гг., после распада СССР, поя- вились оценочные суждения, согласно которым в нашей философии не было достижений, что она была оторвана от мировой философской мысли и все надо начинать с нуля. Такого рода суждения можно встретить даже в философских учебниках и энциклопедических словарях того времени. Они были чисто идеологическим феноменом, возникшим в русле огульной критики мировоз- зрения советской эпохи. То, что в советскую эпо- ху считалось позитивным, автоматически объ- являлось негативным, знак “плюс” заменялся на знак “минус”. Но подобные утверждения, впро- чем, не требующие сколько-нибудь серьезной мыслительной работы, не выдерживают крити- ки при обращении к реальным фактам. Показа- тельно, что известный американский историк науки, профессор Массачусетского технологи- ческого института (Бостон) Лорен Грэхэм свое фундаментальное исследование исторического развития философии науки в СССР завершил обобщающим выводом о том, что данная область исследований в стране является “впечатляющим интеллектуальным достижением” и “по универ- сальности и степени разработанности диалекти- ко-материалистическое объяснение природы не имеет равных среди современных систем мыс- ли”» [7, стр. 85]. Было бы очень уместно предоставить в сбор- нике место нашим выдающимся ученым: физи- кам, математикам, химикам, врачам. Наше обще- ние с ними показывает, что они практически все выступают строгими приверженцами именно классического понимания истины. И здесь надо обратить внимание на очень лю- бопытный момент. Дело в том, что многие совре- менныефилософы строятсвои умозаключения на основе достижений технических наук. При этом такие философы имеют высшее философское об- разование, а специалистами в технических на- уках вовсе не являются. Это существенно и, как нам кажется, негативно влияет на философские результаты их деятельности, поскольку в этих на- уках надо четко отличать, что есть истинное, а что будет многократно меняться или уточняться. Приведем примитивный, но очень точный при- мер. Наука медицины открыла, что у человека есть сердце. С этого времени медицинские науки продвинулись далеко вперед, достигли уникаль- ных результатов даже в части оперирования и пересадки сердца. Однако все эти последние результа- ты пока не истинны - они будут не раз уточняться. Но истина есть, и она заключается в том, что у че- ловека имеется сердце. Иными словами: надо уметь хорошо и четко отделять уже достигнутую истину от обычной динамики науки в поиске новых истин. А для этого надо быть специалистом, добавим, хоро- шим специалистом. Квантовая механика, которая, как считается, внесла свою лепту в формирование или развитие постпозитивистской философии, по заверениям физиков, тоже не окончательная точка в развитии. Значит, достижения современной кван- товой механики истинными пока назвать нельзя. А вот наличие в бытии механики как таковой - это истина. Наконец, в книге не хватает статьи или раздела о проблеме монизма-плюрализма в философии. Этот раздел непосредственно касается истины и подходов к ней, особенно с учетом философской мысли в СССР и России. В этой связи хотелось бы обратить внимание на статью В.П. Огородникова, посвященную названному вопросу и опублико- ванную тоже в 2010 г. [5, стр. 160-164]. Приходилось выступать по данной теме и нам [2, стр. 5-23]. Вместе с тем содержание опубликованных в сборнике статей вызывает несомненный интерес и серьезный спор. На дискуссию он, видимо, и был рассчитан. Мы положительно отметим ста- тью А.Л. Никифорова и в части постмодернизма приведем несколько цитат. А.Л. Никифоров пишет, что постмодернизм рассматривает науку как некий дискурс, как язы- ковую игру наряду с другими языковыми играми, как производство каких-то текстов. Научная игра ничем не отличается от других игр и оценивает- ся только с точки зрения удобства ее использова- ния. Нет никаких границ между наукой и иными играми или текстами, поэтому наиболее пер- спективными оказываются междисциплинарные исследования, т.е. изготовление текстов, соеди- няющие в себе термины и утверждения из самых разных областей и, таким образом, лишенные какого бы то ни было смысла. Соответственно, постмодернизм отказывается и от различения традиционных областей философского исследо- вания - онтологии, гносеологии, антропологии и т.д. И, конечно, научные тексты могут оцени- ваться как удобные, полезные, привлекательные с эстетической точки зрения, но не как истинные или ложные. Об этом речь в принципе не может идти. Важно просто говорить, болтать, а имеет ли смысл твоя болтовня - об этом никто не спра- шивает. Вот так нас пытаются отбросить в допла- тоновские времена и вновь погрузить в хаос пу- стопорожних разговоров, иллюзий, сновидений, мифов и предрассудков. Как справедливо написал Никифоров далее, монопольное господство марксизма в отечествен- ной философии советского периода ограждало нас от волн безумия и абсурда, прокатывавшихся по Европе. Однако в последние два десятилетия многие отечественные философы, поддавшись модному поветрию, отправились в поход против разума и истины. Рассуждения о равноправии раз- нообразных когнитивных практик, о культурной обусловленности всех результатов познавательной деятельности, о влиянии познавательных средств, в частности используемого языка, на эти результа- ты, об онтологической относительности и т.п. - все это явно или неявно предполагает отказ от по- нятия истины. Хорошее представление о модных ныне тенденциях в философии дает дискуссия о релятивизме, поводом для которой послужила статья Л.А. Микешиной «Релятивизм как эписте- мологическая проблема». Завершая свою статью, она пишет о необходимости переосмыслить ос- новные понятия классической теории познания - рациональности, субъекта, объекта и особенно истины, наивно-реалистического понимания ее объективности, абсолютности и единственности, выявить их неклассические смыслы, реализуемые в современной науке. Позицию Л.А. Микешиной поддерживает и усиливает М.А. Розов: «Факты убе- дительно показывают, что мы познаем не мир как таковой, а нашу деятельность в этом мире». Однако противоположную точку зрения и общую оценку всего постмодернистского движения с присущей ему ясностью выразил Д.И. Дубровский: «Модный ныне крайний релятивизм (с его плюрализмом, многомерным образом реальности, нелинейно- стью и т.п.), несмотря на метафорический и сно- бистский антураж, производит «в сухом остатке» красиво упакованные банальности, повторяет об- щие места, а главное, не замечает того, что впадает в самоотрицание [4, стр. 19-20]. Дополним эти мысли. Достижением филосо- фов-постмодернистов является то, что они стали уделять большее внимание субъекту исследова- ния. Проблему субъекта исследования надо более тщательно философски осмыслить. И действи- тельно, в ряде случаев имеет значение именно субъект познания, его понимание происходящего и интерпретация выводов, вплоть до перевода его мыслей на иностранный язык. Но в то же время значение субъекта нельзя преувеличивать, тем более, в чем явно ошибаются отдельные постмо- дернисты, превозносить его значение. Продолжая пафосный стиль А.Л. Никифорова, вспоминается анекдот о том, что Периодическая таблица хи- мических элементов задолго до Д.И. Менделеева первому приснилась филологу Иванову - только он в ней ничего не понял. Эта фраза делает оче- видным то, что надо отталкиваться от истины, а не от субъекта. Если какому-либо субъекту достиже- ния науки не понятны, не ясны, сомнительны, не надо его сомнения ставить во главу угла. Например, все мы изучали химию, в том числе Периодическую систему химических элементов, хотя и понимали, что «в чистом виде» химических элементов в природе, в бытии не существует. Но из этого же не следует, что надо отказываться от хи- мии, поскольку, как решили бы некоторые постмо- дернисты, она не точна, а значит и не истинна! Надо отметить, что к XXI в. накопилось мно- го угроз существования человечества. Назовем основные из них: экологическая проблема, про- блема постоянных войн, перманентная угроза применения ядерного, химического и биологи- ческого оружия, угроза техногенных катастроф, перенаселение планеты, неизлечимые болезни. Для разрешения этих проблем человечеству требуются истинные знания. Ошибка в оценке зна- ния может, как ложный диагноз, повлечь катастро- фу для людей, в том числе гибель человечества. Представляется, что сама жизнь заставит че- ловечество вернуться к классическому понима- нию истины. Однако давайте остановимся и зададимся во- просом: кто, собственно, выступает против исти- ны? Обычные люди никогда не путают разницу между истиной и ложью. В обиходе такой про- блемы нет. Думается, что ее пока нет и в научной среде, особенно в среде технических наук. Боль- шинство физиков, химиков, математиков истину понимают традиционно. Проблема с пониманием истины есть и даже обострена в философии, а также частично в гу- манитарных науках. То есть данная проблема, на наш взгляд, пока не столь опасна. Однако решать ее надо уже сейчас, ибо если она завладеет умами, то это может стать губительно для человечества. Представьте, что будет, если, например, физики- ядерщики вместе с политиками усомнятся в ис- тине, что атомная война и применение атомного оружия - это опасно? Может быть, выскажем небесспорную мысль, но иногда нам кажется, что проблема истины со- временными философами просто надумана. Ведь истина и ложь - являются еще и нравственными характеристиками, лежащими в плоскости: что такое хорошо и что такое плохо. Как можно отка- заться от таких оценок? Даже при том, что не все проявления бытия имеют однозначные ответы. Мы неоднократно задумывались над причи- нами столь радикальных взглядов философов За- падной Европы. Наши размышления позволили разделить такие причины на две части: объек- тивные и субъективные. К объективным причинам мы относим ис- креннее заблуждение мыслителей в результате творческого поиска. В принципе, над тем, что есть истина, человечество задумывалось всегда. В ча- сти науки можно поставить философские вопросы о том, во всех ли случаях наука достигает истин- ного знания, всегда ли истинное знание проходит проверку временем, сама истина константна или контекстуальна эпохе, роль личности в исследованиях и получении истины, роль технических средств и т.д. С этих вопросов начинали первые постмодернисты. Но подобные вопросы не могут и не должны предполагать отказа от классическо- го подхода к истине, факта того, что ее можно до- стигать, а также стремления достичь. Из субъективных причин мы особенно выде- ляемдве: отмщениенаукеиэпатажность. Мы про- вели исследование биографий постмодернистов, и, как оказалось, из них выявилось достаточно людей, мечтавших стать учеными и сделать на- учные открытия (разумеется, истинны). Однако сделать открытия в силу разных причин не полу- чилось. Отсюда и появилось желание своеобраз- но отомстить науке и ученым, демонстрировать, что поиск истины - бесполезное и никчемное занятие. Как известно, наиболее радикальными взглядами в части науки, истины, познания про- славился П. Фейерабенд. Он отстаивал научный анархизм, писал, что наука выступает мифом ХХ столетия, однако отличается гораздо боль- шей агрессивностью в отношении иных форм культурного творчества, нежели любая идеоло- гема прошлого. По Фейерабенду, развитие науки предстает как хаотичное нагромождение про- извольно написанных теорий, не имеющих под собой реальных объяснений. При этом успех ка- кой-либо теории связан не с объективными дан- ными, а с умением конкретного автора теории «организовать» его и т.д Но кто обращал внима- ние на биографию П. Фейерабенда? П. Фейерабенд родился в Вене в 1924 году, мечтал стать известным вокалистом и знамени- тым ученым. Однако судьба распорядилась ина- че. В 1943 г. П. Фейерабенд в возрасте девятнадца- ти лет поступил в офицерскую школу, закончил ее лейтенантом и в составе немецко-фашистских войск был направлен воевать против Советско- го Союза. В войне против наших отцов и дедов, находясь на оккупированной территории СССР, видимо, отличился мужеством и жестокостью, подтверждением чему являются орден Железный крест и другие поощрения командования. Одна- ко в том же 1943 г. был тяжело ранен, стал до конца жизни инвалидом, не мог без боли двигаться, хо- дил на костылях. В 1945 г., судя по всему, прятался от советских войск, поскольку его как фашист- ского офицера и орденоносца по законам воен- ного времени вполне могли расстрелять. Вскоре эмигрировал за границу, длительное время жил вдали от своей Родины - в США. Стать ученым, самому проводить опыты и в полной мере за- ниматься научной деятельностью Фейерабенду помешали поздно полученное соответствующее образование, тяжелая болезнь и жизнь, искале- ченная войной. Совершить открытий в науке он не смог. Мы уверены, что именно на фоне таких психо- логических встрясок формируется его своеобразное мировоззрение на философию и науку как на своеобразный раздражитель всей жизни. Другой субъективной причиной постмодер- нистских взглядов является эпатажность. Увы, для Запада эпатажность, известность пусть даже полученная своеобразным способом, очень важ- на. Известность на Западе приносит денежные средства, доходы, успешность в жизни, новые возможности. Если в СССР и России культиви- ровалась скромность, то на Западе чем быстрее и дороже ты продашь себя, свои открытия и «от- крытия», тем лучше и полезнее для себя. Нам по- счастливилось быть знакомыми со многими из- вестными российскими и зарубежными учены- ми, писателями, деятелями культуры. Общение с ними только подтвердило наш вывод. В целом, иностранные и российские специалисты, конеч- но, являются носителями разных культур, разной ментальности. А какая причина стать поклонниками идей постмодернизма у российских специалистов? Причины, думаем, тоже две. Объективная - это добросовестное заблуждение. Субъективная - модное сейчас стремление подражать Западу во всем. В завершение повторим то, что уже писалось нами ранее. Мы уверены, что интерес к постмо- дернизму в его современном виде рано или поздно пройдет. Философы и ученые вернутся к классиче- скому понятию истины, без которого, собственно, невозможна научная и обыденная жизнь.

About the authors

S I Zakhartsev

Moscow State University of Technologies and Management Named after Razumovsky

Email: sergeyivz@yandex.ru

V P Sal’nikov

Editor of «Juridical Science: History and Modernity» Magazine

Email: Fonduniver@bk.ru

References

  1. Захарцев С.И. Некоторые проблемы теории и философии права. М., 2014.
  2. Захарцев С.И., Сальников В.П. Философия. Философия права. Юридическая наука. М., 2015.
  3. Истина в науках и философии / под ред. И.Т. Касавина, Е.Н. Князевой, В.А. Лекторского. М., 2010.
  4. Никифоров А.Л. Проблемы классической теории истины// Истина в науках и философии/ под ред. И.Т. Касавина, Е.Н. Князевой, В.А. Лекторского. М., 2010. С. 17-40.
  5. Огородников В.П. Монизм и плюрализм как конкурирующие идеи в философии науки // Философия науки: перспективы развития. СПб., 2010. С. 160-164.
  6. Платон. Кратил. Собр. соч. 2-е изд.: в 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1990.
  7. Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы. М., 2008.

Statistics

Views

Abstract - 88

PDF (Russian) - 33

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Zakhartsev S.I., Sal’nikov V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies