Law environment: post-classical interpretation

Cover Page

Abstract


Article is devoted to research of law environment as one of components of law reality. On the basis of post-classical method- ology the conclusion is drawn that the law environment, representing the complete complex of the law phenomena, actions and events, interrelations and relations caused by objective regularities of humanity development, conscious and constantly designed (recreated) by individuals, local communities and society in general which can be used for achievement of definite purposes, satisfaction of re- quirements and interests or realization of claims, characterizes the extent of aspirations, creative energy and real law actions of the subject (the individual, local community, society in general, the state) in a certain existential continuum and defines borders of life of the individual in law reality.

Full Text

Современный уровень развития научных представлений о сущности и содержании Л.М. Ганцевой2, М.М. Гнатовским3, И.В. Долмато- вым4, И.В. Жужговым5, Е.Г. Зинковым6, В.П. Ма- 7 8 9 пространственных характеристик в теории и философии права характеризуется мыслью о том, что вся жизнь и деятельность человека, локального сообщества и общества в целом тесно связаны с восприятием пространства. Правовая реальность на всех ее уровнях не является абстрактной категорией, она привязана к определенному пространству. Это проявляется не только в территориальном определении действия нормы права, но и в формировании в правосознании индивида представлений о границах правового поведения. Освоение индивидом правовой материи, его включенность в правовую реальность связаны с его ориентацией в правовом пространстве. Целью статьи является онтологическое исследование правового пространства, определение его сущности, содержания и значимых характеристик, позволяющих выявить его роль в организации правового поведения индивида и правовой реальности в целом. Понятие «правовое пространство» не является совершенно новым. Оно активно используется как в научной литературе, так и в правотворчестве и правоприменительной практике. В разных аспектах и на основе различных методологических подходов правовое пространство изучалось целым рядом ученых, в частности И.В. Волк1, См.: Волк И.В. Право, время и пространство: теорети- ческий аспект: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. 19 с. лаховым , Ю.Н. Оборотовым , В.В. Сухановым и др. Однако понимание ими этой категории неоднозначно. В настоящее время можно говорить о нескольких принципиально различных трактовках понятия «правовое пространство», хотя превалирует позитивистская его интерпретация. Во-первых, правовое пространство понимается исключительно географически как определенная территория, на которую распространяется действие национальной правовой системы10. Во-вторых, См.: Ганцева Л.М. Правовое пространство: социально- философский анализ: на примере Российской Федерации: дис. ... канд. филос. наук. Уфа, 2001. 191 с. См.: Гнатовский М.М. Европейское правовое про- странство. Концепция и современные проблемы. Киев: Издательский дом «Лучи», 2005. 224 с. См.: Долматов И.В. Пространственное бытие совре- менного государства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Одесса, 2009. 22 с. См.: Жужгов И.В. Мониторинг правового простран- ства Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2006. 220 с. См.: Зинков Е.Г. Термин «пространство» в теории права // Общество и право. 2011. № 4 (36). С. 19. См.: Малахов В.П. Концепция философии права. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 751 с. См.: Оборотов Ю.М. Философия права и методология юриспруденции // Проблемы философии права. 2003. Т. 1. С. 41-43. См.: Суханов В.В. Правовое пространство и эго формы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. 26 с. См. напр.: «Правовое пространство представляет со- бой сферу регламентации юридическими нормами моде- лей правомерного поведения государства, его составных пространство понимается в философском аспекте как «форма социального пространства, в которой с помощью норм права устанавливается стабиль- ность в обществе, правопорядок и законность»11. В-третьих, правовое пространство рассматрива- ется как «область, в пределах которой действу- ют люди и структуры (акторы), определяющие понимание юридических норм и юридическую практику»12. В-четвертых, правовое пространство рассматривается как предельно широкая, много- уровневая юридическая категория, включающая в себя всю совокупность цивилизационных, геогра- фических, социальных и психологических харак- теристик правовой системы13. Интересным пред- ставляется подход к исследованию этой категории Е.Г. Зинкова, который указывает на присутствие в правовом пространстве как объективных, так и субъективных факторов. Он отмечает, что «право- вое пространство есть не что иное, как взаимос- вязи и взаимоотношения, возникающие между субъектами и объектами правоотношений, право- применения и правотворчества, взаимоувязываю- щие в единое целое все многообразие социальной жизнедеятельности общества и государства»14. Правовая реальность, как сложноорганизо- ванная многоуровневая система, включающая всю совокупность как реально существующих юридических явлений, так и правовой идеал, и определяющая сферу бытия права для индивида и социума15, является предметом непрерывной интерсубъективной интерпретации и констру- ирования. Формой бытия правовой реальности выступает правовое пространство, отражающее дискретность и непрерывность правовой мате- рии и различных форм ее движения16. Это - цечастей и граждан в границах территории данного государ- ства и конкретного исторического времени» (Барциц И.Н. Правовое пространство России: понятие, ресурсы, при- знаки // Политическая наука. 2003. № 3. С. 48). Ганцева Л.М. Правовое пространство: социально- философский анализ: на примере Российской Федерации: дис. ... канд. филос.наук. Уфа, 2001. С. 23. Поздняков М.Л. Юридическое пространство России - постановка проблемы // Сайт Международной Ассоци- ации содействия правосудию (МАСП) сентябрь 2010 г. URL: http://www.iuaj.net/node/512 См.: Михайлов Н.Ф. Правовое пространство в цивили- зационном измерении: социально-философская постанов- ка проблемы // Философия права. 2012. № 6 (55). С. 85-88. Зинков Е.Г. Термин «пространство» в теории права // Общество и право. 2011. № 4 (36). С. 19. Подробнее см.: Skorobogatov A.V., Bulnina I.S., Kras- nov A.V., Tyabina D.V. Legal Reality as a Jural Category // Mediterranean Journal of Social Sciences. Rome-Italy: MCSER Publishing, 2015. Vol. 6 № 3. P. 664-668; Скоробогатов А.В., лостный комплекс правовых явлений, действий и событий, взаимосвязей и отношений, обуслов- ленный объективными закономерностями раз- вития человечества, осознанный и постоянно конструируемый (воссоздаваемый) индивидами, локальными сообществами и обществом в целом, который может использоваться для достижения определенных целей, удовлетворения потребно- стей и интересов или реализации притязаний. Правовое пространство всегда имеет преде- лы (границы), выражающие его целостность и самостоятельное значение. Однако эти пределы подвижны. С одной стороны, правовое простран- ство способно к расширению в отдельные сторо- ны или по всем направлениям сразу. С другой - оно может свернуться до потенциальной точки своего существования. Пределы правового пространства, безус- ловно, шире, чем известное понятие пределов правового регулирования. Последнее касается объема отношений, которые в силу действия це- лого ряда факторов подвергаются правовому ре- гулированию. Обратим внимание на несколько моментов: во-первых, само право и правовое ре- гулирование в постклассической научной рацио- нальности, которая предполагает приоритетный анализ правовой реальности, рассматриваются шире, чем в позитивистской парадигме. В связи с этим правовое пространство будет выглядеть в таком ракурсе, безусловно, шире. Кроме того, во-вторых, за счет сочетания многообразных факторов бытия права видение пространства и отношений, которые подвергаются правово- му регулированию, выглядят совершенно иначе. Прежде всего это происходит благодаря допуще- нию разных правовых практик. Пределы правового пространства означают предопределенные множеством факторов гра- ницы «правового» в бытии общества, социаль- ной группы, индивида, вступления субъекта в правовые отношения, с учетом интегративного видения права17 как сочетания разноплановых правовых явлений - позитивных и неформаль- ных, реальных и идеальных, субъективных и объективных. Субъекты права, действуя в правовом про- странстве в рамках своего правового статуса, стремятся не только к изменению статуса, но и пространства его действия. Индивид, реализуя определенные права и обязанности или осу- ществляя те или иные правовые действия, инте- ресуется не столько содержанием конкретного Краснов А.В. Правовая реальность России: философскоправовой анализ // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 79-85. Подробнее о взаимосвязи правового пространства с правовой и социальной реальностью см.: Терентьев И.А. Правовое пространство как форма социальной реаль- ности: к постановке проблемы // Общество: философия, история, культура. 2015. № 6. URL: http://dom-hors.ru/rus/ files/arhiv_zhurnala/fik/2015-6/philosophy/terentyev.pdf См.: Поляков А.В. Что есть право? // Поляков А.В. Ком- муникативное правопонимание: избр. тр. СПб.: Издатель- ский дом «Алеф-Пресс», 2014. С. 156-168; Ромашов Р.А. Реа- листический позитивизм: современный тип интегративного правопонимания // Правоведение. 2005. № 1. С. 4-11; Каца- пова И.А. Современные проблемы правоведения в контексте социальной роли права // Российский журнал правовых ис- следований. 2015. № 1 (2). С. 24-31. правового пространства, сколько его возможны- ми пределами и условиями допустимой мани- пуляции этими пределами для его расширения или сужения в определенный момент времени. Сказанное особенно проявляет себя в сфере ин- дивидуального правового регулирования, или, используя социолого-правовую и антрополого- правовую терминологию, в области социального права18, индивидуального права19. С позиций интегративизма, на которых мы основываемся, нормы позитивного права высту- пают лишь одним из факторов, пусть и значимым, влияющим на пределы правового пространства. Нормы позитивного права, по существу, входят в некий перечень обстоятельств, которые учи- тывает субъект при вступлении в правовое про- странство. Безусловно, в силу обеспеченности со стороны государства, а также ряда иных спец- ифических качеств, позитивное право может су- щественно повлиять на выбор правового поведе- ния. Однако такое влияние не выглядит абсолют- ным. В случае, если позитивное право противо- речит базовым ценностям и правовым традици- ям общества, субъект может расширить правовое пространство за счет использования неформаль- ных норм, даже при прямом противоречии с нор- мами позитивного права. В контексте социаль- но-культурного антропологического правового подхода легитимным будет выглядеть такое пра- вовое поведение, которое носит массовый харак- тер, показывает свою эффективность. Массовое неприятие тех или иных позитивно-правовых практик вполне может приводить к деформации правового пространства в сторону неформаль- ных, обычно-правовых норм. Это особенно ха- рактерно для обществ, переживающих процесс трансформации, перехода от одних принципов существования к другим (неважно, навязывается этот переход правящей элитой либо происходит объективно, как необходимость). В этом плане традиционная схема механизма правового ре- гулирования, когда принимается законодатель- ная норма, а затем субъекты сообразуют с ней своё поведение, не способна объяснить, почему множество законодательных актов остаются не- См.: Гурвич Г.Д. Философия и социология права: избр. соч. / пер. М.В. Антонова, Л.В. Ворониной. СПб.: Изда- тельский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. 848 с.; Дюги Л. Со- циальное право, индивидуальное право и преобразование государства / пер. А.С. Ященко. 2-е изд. М.: Ленанд, 2015. 148 с.; Пышьева Е.А. Право как самоорганизующаяся си- стема: дис. … канд. юрид. наук. М., 2015. С. 83-85. См.: Глухарева Л.И. Антропологическая недостаточ- ность в легитимации индивидуального права // Комму- никативная теория права и современные проблемы юри- спруденции: к 60-летию Андрея Васильевича Полякова. Коллективная монография: в 2 т. Т. 2: Актуальные пробле- мы философии права и юридической науки в связи с ком- муникативной теорией права / под ред. М.В. Антонова, И.Л. Честнова; предисл. Д.И. Луковской, Е.В. Тимошиной. СПб.: Издательский дом «Алеф-Пресс», 2014. С. 262-280. эффективными или вообще не реализуются на практике. На самом деле такая норма может про- сто не учитываться субъектами при вступлении в правовое пространство в силу ее несоответствия их интересам, а также по причине противоречия со сложившимися правовыми ценностями и тра- дициями. Необходимо отметить, что предложения по более широкому исследованию категории меха- низма правового регулирования звучат достаточ- но давно. В частности, высказаны предложения выделять ненормативное регулирование, в ко- тором принципы, цели и средства регуляции не дифференцированы и не индивидуализированы до конкретных требований20. Как отмечалось, какие-то из этих средств более способствуют пра- вовому, а иные - моральному регулированию. К ненормативному регулированию было предло- жено относить рекомендательное регулирование, а также доктринальное, научное толкование норм права, публикацию научных выводов об уровне реализации всех элементов механизма правового регулирования21. В то же время указанные предло- жения основаны на жестком противопоставлении правового как официально-позитивного права и других регуляторов, а также средств как ненорма- тивных и неправовых, что, на наш взгляд, не дает возможности увидеть многообразие правовых факторов во взаимодействии. Категория правового пространства позволяет по-новому взглянуть на содержание реализации права. Хорошо известная трактовка последней как воплощения содержания нормы права в пра- вомерном поведении участников правоотноше- ний22 связывает реализацию права исключитель- но с внешним регулятором в лице, как правило23, норм позитивного права. Однако, как мы указали выше, норма официального права далеко не всег- да рассматривается в качестве единственного ва- рианта возможного поведения. Более того, субъ- ект может и не знать ее подробного содержания, действуя интуитивно, сообразуясь с социальным и индивидуальным правовым опытом и пред- ставлениями о справедливом поведении. Было бы наивным полагать, что среднестатистический гражданин исследует содержание нормативных правовых актов каждый раз перед совершением См.: Пеньков Е.М. Социальные нормы - регуляторы поведения личности. Некоторые вопросы методологии и теории. М.: Мысль, 1972. С. 25. См.: Безина А.К. Судебная практика в механизме право- вого регулирования трудовых отношений. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1989. С. 25-26. См.: Пиголкин А.С. Формы реализации норм обще- народного права // Советское государство и право. 1963. № 6. С. 26-36; Проблемы теории государства и права / под ред. С.С. Алексеева. М.: Юрид. лит., 1979. С. 330-331; Рабинович П.М. Упрочение законности - закономер- ность социализма. Львов: Вища шк., 1975. С. 127. Редким исключением в таком плане представляется норма правового обычая. юридически значимых действий. Такое проис- ходит в наиболее ответственных случаях, когда речь идет об особом правовом статусе имущества или больших суммах денежных средств, да и то не всегда (либо в таком случае субъект прибега- ет к услугам юриста, самостоятельно опять-таки не исследуя нормы права, подлежащие реализа- ции). Кроме того, на реализацию права влияет масса психологических, экономических, органи- зационных факторов, которые, хотя и не могут быть отнесены к числу чисто правовых обстоя- тельств, тем не менее, способны оказать решаю- щее влияние на выбор правового поведения. Бо- лее того, попытка онтологического и гносеоло- гического разделения такого рода обстоятельств с содержанием норм права в реализации права приводит к метафизическим рассуждениям о «собственной силе» права, ко всё большему раз- рыву между нормами позитивного права и прак- тикой их применения. Не говоря уже и том, что правовое пространство индивида в плане реали- зации права включает и широкую субъективную составляющую: кроме борьбы мотивов при выбо- ре правового поведения необходимо учитывать, что норма права не может существовать вне кон- текста ее интерпретации отдельным индивидом, социальной группой или всем обществом. Из- вестная триада форм реализации права (исполь- зование, исполнение, соблюдение) характеризу- ет лишь некую внешнюю форму, оболочку, в ко- торую облекается поведение индивида, оставляя вне предмета исследования множество факторов, требующих изучения, - правовое сознание, сле- дование правовой традиции, мотивация выбора правил поведения, экономическая целесообраз- ность правового поведения и т.д. Таким образом, категория правового про- странства дает больше возможностей в исследо- вательском плане, чем такие традиционные по- зитивистские категории, как механизм правово- го регулирования, реализация права. При определении пределов правового про- странства следует учитывать не только реальные, но и ментальные факторы, в частности, лингво- культурную оппозицию «свой vs чужой»24. Свой всегда воспринимается как хороший, действую- щий правильно, в тех границах и по тем прави- лам, которые определены обществом. Напро- тив, чужой живет неправильно, руководствуясь только законом (как внешним по отношению к обществу правилом). Следовательно, правовое пространство определяет границы правового по- ведения индивида как упорядоченной совокуп- ности социально значимых деяний индивида, Слепухин С.Н. Лингвокультурные предпосылки особусловленных психологическими, социальны- ми и правовыми факторами и направленных на удовлетворение правовых потребностей (инте- ресов и притязаний) с целью наступления соци- ально полезного или допустимого результата. Правотворчество и правореализация могут влиять на границы правового поведения и пра- вового пространства только в случае их соответ- ствия национальной правовой традиции. Чем больше содержание позитивного права соответ- ствует социальным потребностям и определяет- ся правовым архетипом, тем не только выше его эффективность, но и степень влияния на реаль- ное правовое поведение субъектов. Правовое пространство определяет диапа- зон свободы субъектов правовой деятельности в системе социально значимых координат. Оно выполняет функцию первичного, системообра- зующего фактора, интегрирующего другие про- странства, придавая им правовое значение, тем самым обуславливая развитие и функциониро- вание правовой реальности. Правовое простран- ство зависит от правовой культуры и правовых традиций общества, которые определяют его сущность и содержание. По своей природе правовое пространство есть проявление активной преобразовательной деятельности субъектов правоотношений (про- цессов правореализации, правоприменения, правообеспечения и т.д.) на основе начал спра- ведливости, разумности и целесообразности. Правовое пространство включает в себя ин- терпретацию, сохранение, воспроизведение, передачу и иные действия по отношению к пра- вовой реальности, которые необходимы для осу- ществления его целей, интересов и притязаний. Индивид в своих правовых действиях опирается на собственные ценностные ориентиры и добро- вольно реализует только те нормы права, кото- рые соответствуют его правовым ценностям25. Поэтому законодателю при совершенствовании правового пространства необходимо форму- лировать юридические нормы таким образом, чтобы они, отражая общие правовые ценности, одновременно являлись правовой ценностью для каждого индивида. Однако данная идеальная теоретически конструкция слабо реализуема на практике, ибо невозможно создать правило, ко- торое бы полностью удовлетворяло целям и при- тязаниям каждого индивида и соответствовало его индивидуальным ценностям. Следовательно, сформировать идеальную нормативистскую мо- дель правового регулирования, при которой де- ятельность правоприменителя ограничивается лишь соотнесением поведения индивида с юри- дической нормой, выступающей в качестве этамысления правовой реальности в индоеропейской культуре: демаркация концептуальной границы в оппозиции «свой vs чужой» // Сибирский филологический журнал. 2013. № 4. С. 235-240. См.: Гаврилова Ю.А. Правовые ценности и смысл права // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 35-39. лона, невозможно. Более эффективной поэтому будет система, в которой судья (или иной право- применитель) максимально приближен к право- вому пространству индивида. Чем в большей сте- пени правоприменитель учитывает при разреше- нии социального конфликта правовые ценности конкретного индивида, тем выше будет степень добровольности (отсутствия принуждения) при реализации этого решения26. Соответственно, в этом случае можно будет говорить о сближении правового поведения и правовой реализации как уровней правовой реальности и гармонизации правовой реальности в целом27. Аксиологически правовое пространство от- ражает осуществление индивидом (локальным сообществом и обществом в целом) правил пове- дения, которые признаются ценными, важными и полезными. Специально изучавшая аксиологи- ческую составляющую правового пространства В.Т. Азизова выделила следующие ее аспекты28: (1) правовые ценности структурируют правовое пространство и по вертикали, и по горизонта- ли; (2) будучи структурированным и имеющим императивный характер, правовое пространство закрепляет систему преимущественно диспози- тивных правовых ценностей (по нашему мнению, не стоит связывать правовое пространство с ис- ключительно диспозитивными началами в праве: оно включает правовые средства взаимодействия субъектов разной качественной направленно- сти - как императивные, так и диспозитивные; в любом случае правовое пространство шире, чем система права, и уж тем более не может ассоции- роваться исключительно с частным правом как частью системы права - а указание не преиму- щество диспозитивных ценностей позволяет го- ворить именно об этом; проводя различия между правовым пространством и системой права, а так- же правовой системой, мы должны иметь в виду, что категория правового пространства предпола- гает не просто указание на сферу свободной ини- циативы субъектов, а вообще иное видение право- вых явлений и их взаимодействия между собой. - Прим. авт.); (3) правовое пространство закрепля- ет общеобязательную модель поведения, не соот- ветствующую индивидуальной модели субъекта (здесь можно не согласиться с автором: правовое пространство, включая не только правовые цени индивида, тем самым закрепляет различные со- существующие модели поведения, которые могут как противоречить друг другу, так и находиться в гармонии. - Прим. авт.); (4) правовое простран- ство и правовая ценность при определенных усло- виях соотносятся как форма и содержание. По своей сущности правовое пространство субъекта возникает в момент его правовых дей- ствий, участия в правоотношениях. Правовое про- странство не является неизменным. Оно находится в постоянной трансформации как по отношению к отдельному индивиду, так и к группе29. Генезис и эволюция правового пространства - объективный процесс. Исторически происходило изменение не только форм и механизма правово- го регулирования, правового режима государства, но и объектов правового регулирования. Поэтому оценка характера правового пространства вклю- чает в себя не только анализ правового массива в определенный момент исторического времени, но и признание исторической и социокультурной обусловленности современного состояния право- вой реальности. Правовая деятельность индивида опосредо- вана социальными и природными факторами его жизни30. Правовое пространство, как коммуни- кативное взаимодействие субъектов, направлен- ное на реализацию правовых интересов и притя- заний, можно рассматривать как своеобразную «протяженность» правовой реальности, позво- ляющую конкретизировать не только факторы, средства и условия правовой деятельности, но и оценить масштаб освоения индивидом пределов правового регулирования31. По объему и содержанию правовое простран- ство можно дифференцировать на пространство лица, групповое (общества или сообщества) про- странство и пространство государства32. Первич- ным является правовое пространство лица (фи- зического или юридического), которое можно рассматривать как одну из форм его экзистен- ции, являющуюся чувствительной к его поведе- нию и определяемую совокупностью прав и обя- занностей, интересов и притязаний. Правовое пространство определяет жизненный мир ин- дивида, очерчивая границы, в которых он может реализовать свой правовой статус. ности общества, но также локальных сообществ 29 См.: Кравчук В.М. Філософська площина осягнення правового простору // Актуальні проблеми держави і права. Подробнее о социальном характере правовых ценно- стей см.: Честнов И.Л. Ценность права в постклассическом измерении // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 7-17. Подробнее о структуре правовой реальности см.: Ско- робогатов А.В., Краснов А.В. Правовая реальность Рос- сии: константы и переменные // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. № 2. С. 161-170. Подробнее см.: Азизова В.Т. Правовое пространство как объект аксиологического исследования // Евразий- ский юридический журнал. 2015. № 10 (89). С. 92-94. 2011. Вып. 58. С. 63-69. См.: Кацапова И.А. Социальная нормативность: обще- ственный принцип соотношения морали и права // Россий- ский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 24-34. Подробнее о месте индивида в правовом пространстве см.: Глазкова М.Е., Мещерякова М.А., Пуляева Е.В., Хлуде- нева Н.И., Черепанова Е.В. Человек в правовых простран- ствах // Журнал российского права. 2012. № 5. С. 5-14. См.: Кравчук В.М. Поняття правового простору: фі- лософсько-правова інтерпретація // Актуальні проблеми держави і права. 2014. Вып. 74. С. 26-31. Правовое пространство индивида структури- руют, по крайней мере, три интенции, заклады- вающие основные направления его активности. Во-первых, субъект стремится себя самореали- зовать, определить объем реально и формально возможных условий и средств, необходимых для реализации его интересов и притязаний. Суть данной интенции в накоплении внутреннего им- пульса к действию, потенциальности. Во-вторых, субъект, осваивая правовую информацию, пы- тается «включиться» в правовую реальность. Как следствие, результатом становится вхожде- ние субъекта в правовую реальность, выявле- ние своего места в ней через соотнесение с про- странством иных субъектов. В-третьих, субъект творчески действует в правовом пространстве, будучи уверен в своих возможностях его преоб- разовать. Следствием реализации этой интен- ции становится появление реального правового существа, которое открыто для внешнего воз- действия и способно к трансформации не только себя, но и окружающей реальности. Связанность этих интенций несомненна, как очевидна и их способность выступать в своей самодостаточно- сти. Доминирование той или иной интенции у конкретного субъекта может быть вызвано опре- деленным типом личности и господствующими способами поведения. В свою очередь, правовое пространство общества (локального сообщества) организует и координирует множество личных правовых пространств. При этом может существовать не- сколько групповых правовых пространств, вза- имопересекающих друг друга. В зависимости от идентификации субъекта в конкретный момент времени он может принадлежать к одному или нескольким правовым пространствам, определя- ющим тот или иной групповой правовой статус, принадлежность индивида к социальной группе, его положение в обществе и государстве. Правовое пространство государства (государниченность; 4) системно-структурный характер; 5) внутреннее единство; 6) внешнее единство; 7) преемственность33. Таким образом, правовое пространство можно определить как многоуровневую категорию, которая существует не только (и не столько) географически (территориально), но и социально-культурно, психологически и исторически. Представляя собой целостный комплекс правовых явлений, действий и событий, взаимосвязей и отношений, обусловленный объективными закономерностями развития человечества, осознанный и постоянно конструируемый (воссоздаваемый) индивидами, локальными сообществами и обществом в целом, который может использоваться для достижения определенных целей, удовлетворения потребностей и интересов или реализации притязаний, правовое пространство характеризует протяженность устремлений, творческой энергии и реальных правовых действий субъекта (индивида, локального сообщества, общества в целом, государства) в определенном пространственно-временном континууме. Тем самым оно определяет границы бытия индивида в правовой реальности.

About the authors

A V Skorobogatov

Institute of Economics, Management and Law (Kazan)

Email: aw.skorobogatov@gmail.com

A V Krasnov

Kazan Branch of Russian University of Justice

Email: field08@mail.ru

References

  1. Азизова В.Т. Правовое пространство как объект акси- ологического исследования // Евразийский юридический журнал. 2015. № 10 (89). С. 92-94.
  2. Барциц И.Н. Правовое пространство России: поня- тие, ресурсы, признаки // Политическая наука. 2003. № 3. С. 40-62.
  3. Безина А.К. Судебная практика в механизме правового регулирования трудовых отношений. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1989. 183 с
  4. Волк И.В. Право, время и пространство: теоретический аспект: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2004. 19 с.
  5. Гаврилова Ю.А. Правовые ценности и смысл права // Российский журнал правовых исследований. 2015. ственного образования, административно-терри- № 3 (4). С. 35-39.
  6. Глазкова М.Е., Мещерякова М.А., Пуляева Е.В., Хлуде- нева Н.И., Черепанова Е.В. Человек в правовых про- странствах // Журнал российского права. 2012. № 5. С. 5-14.
  7. Глухарева Л.И. Антропологическая недостаточность в легитимации индивидуального права // Коммуника- тивная теория права и современные проблемы юри- спруденции: к 60-летию Андрея Васильевича Поляко- ва. Коллективная монография: в 2 т. Т. 2: Актуальные проблемы философии права и юридической науки в связи с коммуникативной теорией права / под ред. М.В. Антонова, И.Л. Честнова; предисл. Д.И. Луков- ской, Е.В. Тимошиной. СПб.: Издательский дом «Алеф- Пресс», 2014. С. 262-280
  8. Гнатовский М.М. Европейское правовое простран- ство. Концепция и современные проблемы. Киев: Из- дательский дом «Лучи», 2005. 224 с.
  9. Гурвич Г.Д. Философия и социология права: избр. соч. / пер. М.В. Антонова, Л.В. Ворониной. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факуль- тета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. 848 с.
  10. Долматов И.В. Пространственное бытие современ- ного государства: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Одесса, 2009. 22 с.
  11. Дюги Л. Социальное право, индивидуальное право и преобразование государства / пер. А.С. Ященко. 2-е изд. М.: Ленанд, 2015. 148 с.
  12. Жужгов И.В. Мониторинг правового пространства Российской Федерации: дис.. канд. юрид. наук. Став- рополь, 2006. 220 с.
  13. Зинков Е.Г. Термин «пространство» в теории права // Общество и право. 2011. № 4 (36). С. 14-19.
  14. Кацапова И.А. Современные проблемы правоведения в контексте социальной роли права // Российский жур- нал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 24-31.
  15. Кацапова И.А. Социальная нормативность: обществен- ный принцип соотношения морали и права // Россий- ский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 24-34.
  16. Кравчук В.М. Поняття правового простору: філософсько-правова інтерпретація // Актуальні проблеми держави і права. 2014. Вып. 74. С. 26-31.
  17. Кравчук В.М. Філософська площина осягнення правового простору // Актуальні проблеми держави і права. 2011. Вып. 58. С. 63-69.
  18. Малахов В.П. Концепция философии права. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 751 с.
  19. Михайлов Н.Ф. Правовое пространство в цивилизационном измерении: социально-философская постановка проблемы // Философия права. 2012. № 6 (55). С. 85-88.
  20. Оборотов Ю.М. Философия права и методология юриспруденции // Проблемы философии права. 2003. Т. 1. С. 41-43.
  21. Пеньков Е.М. Социальные нормы - регуляторы поведения личности. Некоторые вопросы методологии и теории. М.: Мысль, 1972. 198 с.
  22. Пиголкин А.С. Формы реализации норм общенародного права // Советское государство и право. 1963. № 6. С. 26-36.
  23. Поздняков М.Л. Юридическое пространство России - постановка проблемы // Сайт Международной Ассоци- ации содействия правосудию (МАСП) сентябрь 2010 г. URL: http://www.iuaj.net/node/512.
  24. Поляков А.В. Что есть право? // Поляков А.В. Комму- никативное правопонимание: избр. тр. СПб.: Издатель- ский дом «Алеф-Пресс», 2014. С. 156-168.
  25. Проблемы теории государства и права / под ред. С.С. Алексеева. М.: Юрид. лит., 1979. 392 с.
  26. Пышьева Е.А. Право как самоорганизующаяся система: дис. … канд. юрид. наук. М., 2015. 180 с.
  27. Рабинович П.М. Упрочение законности - закономерность социализма. Львов: Вища шк., 1975. 260 с.
  28. Ромашов Р.А. Реалистический позитивизм: современный тип интегративного правопонимания // Правоведение. 2005. № 1. С. 4-11.
  29. Скоробогатов А.В., Краснов А.В. Правовая реальность России: константы и переменные // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. № 2. С. 161-170.
  30. Слепухин С.Н. Лингвокультурные предпосылки осмысления правовой реальности в индоеропейской культуре: демаркация концептуальной границы в оппозиции «свой vs чужой» // Сибирский филологический журнал. 2013. № 4. С. 235-240.
  31. Суханов В.В. Правовое пространство и эго формы: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2005. 26 с.
  32. Терентьев И.А. Правовое пространство как форма социальной реальности: к постановке проблемы // Общество: философия, история, культура. 2015. № 6. URL: http://dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fik/2015-6/ philosophy/terentyev.pdf.
  33. Честнов И.Л. Ценность права в постклассическом измерении // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 7-17.
  34. Skorobogatov A.V., Bulnina I.S., Krasnov A.V., Tyabina D.V. Legal Reality as a Jural Category // Mediterranean Journal of Social Sciences. Rome-Italy: MCSER Publishing, 2015. Vol. 6. № 3. P. 664-668.

Statistics

Views

Abstract - 150

PDF (Russian) - 47

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Skorobogatov A.V., Krasnov A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies