Limits of proof in criminal cases against the acused, who have entered into a pre-trial agreement on cooperation

Cover Page

Abstract


In article analyzes the characteristics of proof in criminal cases against the accused, who have entered into a pre-trial agreement on cooperation. The author believes that limit the scope of evidence in criminal matters to be considered by the curt in an abbreviated form, is unacceptable.

Full Text

В юридической литературе высказывается точка зрения о необходимости усечения пределов доказывания в рамках предвари- тельного расследования по уголовным делам в отношении обвиняемых, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Так, в своем диссертационном исследовании А.А. Али- мирзаев предлагает внести в УПК изменения, предусматривающие возможность ограничиться при расследовании уголовных дел с применением сокращенных форм доказыванием обстоятельств, предусмотренных п. 1-7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ1. Ограничение предмета доказывания по уго- ловным делам анализируемой категории недопу- стимо, поскольку с учетом особенностей институ- та досудебного соглашения о сотрудничестве лю- бые упущения в установлении подлежащих дока- зыванию обстоятельств могут привести к наруше- нию провозглашенных в ст. 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного судопроизводства задач. Законодательное сужение предмета доказывания приведет к росту вероятности оговора субъектами досудебного соглашения о сотрудничестве других лиц и повышению риска привлечения к уголов- ной ответственности невиновных. Поскольку заключение досудебного соглаше- ния о сотрудничестве является самым результа- тивным средством смягчения уголовного наказа- ния для обвиняемых, риск возникновения у них умысла на оговор соучастников преступления многократно возрастает. В следственной прак- тике немало случаев, когда обвиняемые исполь- зовали институт досудебного соглашения в каче- стве инструмента смягчения санкции за содеян- ное, вводя органы предварительного следствия в заблуждение относительно собственной роли в 1 Алимирзаев А.А. Доказывание в сокращенных формах уголовного судопроизводства по делам публичного обви- нения: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 14. преступной деятельности. Так, после осуждения Дзержинским районным судом г. Оренбурга за 13 эпизодов мошенничества заключившего до- судебное соглашение о сотрудничестве Р., была установлена его причастность к аналогичным преступлениям, о совершении которых он в рам- ках исполнения соглашения правоохранитель- ным органам не говорил2. Изучение материалов уголовных дел анали- зируемой категории позволяет утверждать, что в ряде случаев следственные органы используют институт досудебного соглашения о сотрудни- честве в качестве способа облегчения процес- са расследования преступлений. К сожалению, не являются исключением факты, при которых следователи без дополнительной проверки при- нимали за истину версию, выдвинутую изъявив- шим желание сотрудничать со следствием обви- няемым, с которым впоследствии заключалось досудебное соглашение. При этом в практике достаточно примеров явного занижения субъ- ектом досудебного соглашения о сотрудничестве собственной роли в преступной деятельности за счет оговора соучастников преступления. При применении института досудебного со- глашения о сотрудничестве всегда следует при- нимать во внимание вероятность отказа обви- няемого от ранее данных показаний, в том числе при рассмотрении судом уголовного дела в отно- шении соучастников преступления. В подобной ситуации при наличии слабой доказательствен- ной базы опасные преступники получат шанс из- бежать заслуженной ответственности за содеян- ное. В этой связи следователь должен стремиться к максимальному закреплению полученной от 2 См.: Уголовное дело № 66/38-2013 по обвинению Р. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (13 эпизодов) // Действующий архив Дзержинского районного суда г. Оренбурга за 2013 г. субъекта досудебного соглашения о сотрудниче- стве информации другими доказательствами. Ру- ководителю следственного органа при проверке уголовного дела в порядке ведомственного кон- троля следует обращать внимание на необходи- мость обеспечения достаточности доказательств виновности субъекта досудебного соглашения и разоблаченных им преступников и без его пока- заний. В противном случае изменение позиции по делу обвиняемым, с которым заключено до- судебное соглашение о сотрудничестве, может привести при определенных условиях к невоз- можности реализации назначения уголовного судопроизводства. Обращаясь к проблеме оценки показаний об- виняемых, М.С. Строгович отмечал необходимость принятия во внимание следующих аспектов: заинтересованности обвиняемого в смяг- чении ответственности за содеянное путем лож- ного оговора; нераспространение на обвиняемого уго- ловной ответственности за ложный оговор3. Не следует исключать вероятность сговора изъявившего желание сотрудничать со следстви- ем с соучастниками преступления, который мо- жет проявляться в двух аспектах. В первом случае обвиняемый под влиянием определенных обсто- ятельств, в том числе угроз и материальной за- интересованности, может намеренно искажать события произошедшего в целях преуменьше- ния роли остальных соучастников в преступной деятельности, в том числе «брать вину на себя». Кроме того, заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве мо- жет являться результатом реализации тщательно продуманной линии защиты, согласно которой после представления правоохранительным ор- ганам ложной информации обвиняемый отка- жется от ранее данных показаний, представив доказательства, полностью опровергающие их содержание. Во втором случае расчет стороны защиты строится на стремлении пустить органы предварительного расследования по ложному следу, что неминуемо приведет к потере времени и, как следствие, невозможности получить важ- ные доказательства. Многие ученые, признавая наличие положи- тельных элементов, указывают на негативные последствия введения в России упрощенных судебных процедур4. Причиной тому является 3 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного про- цесса. М.: Академия наук СССР, 1958. С. 260. 4 См. напр.: Быков В.М. Актуальные проблемы уголовно- го судопроизводства. Казань: Познание, 2008. С. 270-280; Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. 2. М.: ТК Велби, 2005. С. 105-108; Ени- кеев З.Д., Шамсутдинов Р.К. Проблемы уголовного право- судия в современной России: монография. Уфа: РИО Баш- ГУ, 2006. С. 62-68; Шамардин А.А. Проблемы обеспечения гарантий прав личности при особом порядке судебного неполноценное соблюдение принципов справед- ливости и презумпции невиновности при рас- смотрении уголовного дела в особом порядке, а также несоответствие постановленного без ис- следования доказательств приговора свойству истинности. Сокращение сроков уголовного процесса, как правило, пагубно сказывается на качестве рас- следования и рассмотрения уголовных дел и в конечном счете оказывает негативное влияние на возможность достижения назначения уголов- ного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК РФ. Так, на практике широкое применение особого порядка судебного разбирательства при- вело к фактически повсеместному умышленному непринятию во внимание судьями существен- ных нарушений уголовно-процессуального за- кона, допущенных органами предварительного расследования при производстве по уголовному делу, поступившему в суд с ходатайством о его рассмотрении в порядке гл. 40 УПК РФ. Практика широкого распространения выне- сения обвинительных приговоров с использова- нием ускоренных форм правосудия в настоящее время вызывает критику даже американских исследователей. В США неоднократно предпри- нимались попытки сократить сферу применения ускоренных форм уголовного судопроизводства или пресечь такую практику вовсе5. Ускорение уголовно-процессуальных проце- дур оправданно лишь в случае всестороннего со- блюдения принципов уголовного судопроизвод- ства, исключения случаев нарушения гарантиро- ванных Конституцией РФ прав его участников, а также недопущения снижения эффективности уголовного правосудия. Обоснованно в этой свя- зи утверждение А.В. Смирнова о том, что «уско- ренная процедура не должна превращаться в ско- ропалительную, а процессуальная экономия не может заслонять задачу вынесения правосудного решения»6. Еще в 80-х гг. ХХ в. М.Л. Якуб указывал на недопустимость ослабления предусмотренных разбирательства // Труды Оренбургского института (фили- ала) ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия» (выпуск шестой). Оренбург, 2005. С. 278-288; Рыбалов К.А. Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации. М.: Юрлитинформ, 2004. С. 100-133; Чувашова Н.С. Сделка признания вины и особый порядок судебного разбиратель- ства уголовных дел // Правовая защита частных и публич- ных интересов: материалы междунар. межвуз. науч.-практ. интернет-конференции: сб. ст. / отв. ред. Б.И. Ровный: в 2 ч. Ч. 1. Челябинск: Изд-во ООО «Полиграф-Мастер», 2007. С. 248-251; и др. 5 Подробнее об этом см.: Махов В.Н., Пешков М.А. Уго- ловный процесс США (досудебные стадии). М., 1998. С. 168, 187-194. 6 Смирнов А.В. Дискурсивно-состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовно- го процесса УрГЮА (СЮА): материалы междунар. науч.- практ. конф. Ч. 2. Екатеринбург, 2005. С. 276. законом гарантий по делам о тех или иных пре- ступлениях, указывая на то, что порядок уголов- ного судопроизводства по всем категориям дел должен предусматривать достаточные гарантии эффективного расследования и правильного раз- решения дела, а также неуклонного соблюдения прав и законных интересов личности7. Общепризнанные принципы и нормы меж- дународного права, которые согласно ст. 25 Кон- ституции РФ являются непосредственно дей- ствующими в нашей стране, едины для всех форм уголовного правосудия независимо от того, в об- щем или упрощенном порядке оно осуществляет- ся. Действие закрепленного в ст. 49 Конституции принципа презумпции невиновности не под- лежит ограничению в силу предписаний рати- фицированных РФ международных документов. Так, согласно положениям Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о граж- данских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, неукоснительное соблюдение принци- пов справедливости и презумпции невиновно- сти являются основными началами уголовного правосудия независимо от форм его осуществле- ния. Согласно ст. 66 Римского статута Междуна- родного уголовного суда от 17.07.1998 для осужде- ния обвиняемого суд должен убедиться в том, что обвиняемый виновен, и это не подлежит сомне- нию на разумных основаниях8. В Резолюции Ко- миссии ООН по правам человека о целостности судебной системы указывается на необходимость всестороннего соблюдения судами принципов справедливости и презумпции невиновности при любых обстоятельствах9. Однако, как пишет Г.А. Печников, при особом порядке судебного разбирательства «…вопреки презумпции неви- новности обвиняемый сразу переводится в раз- ряд преступников… В итоге получаем реализа- цию принципа «цель оправдывает средства», где «признание» - цель, а «сделка» - средство»10. Полагаем недопустимым слепое следование цели процессуальной экономии вопреки назначению уголовного судопроизводства. Безусловно, использование ускоренных про- цедур при соблюдении всех предусмотренных законом гарантий прав участников процесса спо- собствует реализации идеи разумного компро- 7 См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уго- ловном судопроизводстве. М.: Юридическая литература, 1981. 8 См.: Римский статут Международного уголовного суда от 17.07.1998 // Сборник международных документов. М., 2006. С. 506. 9 Резолюция Комиссии ООН по правам человека о це- лостности судебной системы от 19.04.2004 // Московский журнал международного права. 2005. № 2. С. 285-287. 10 Печников Г.А. Диалектические проблемы истины в уго- ловном процессе: монография. Волгоград, 2007. С. 256-257. мисса11 в уголовном судопроизводстве, поскольку это дает возможность достижения его назначе- ния в условиях рационального использования энергетических и материальных ресурсов при одновременном принятии во внимание интере- сов сторон. Фактически в гл. 40.1 УПК РФ закреплены до- полнительные к общим установленным в ст. 73 УПК подлежащие доказыванию обстоятельства: степень угрозы личной безопасности, ко- торой подвергались обвиняемый в результате со- трудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица; сведения, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий досудебного соглашения о сотрудничестве. Поскольку материалы, подтверждающие со- блюдение обвиняемым условий досудебного со- глашения о сотрудничестве, являются обязатель- ным предметом исследования суда в судебном за- седании по анализируемой категории уголовных дел, в ходе предварительного следствия необхо- димо уделить этому особое внимание. Согласно п. 5 постановления Пленума Вер- ховного Суда РФ от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключе- нии досудебного соглашения о сотрудничестве», по смыслу ч. 1 ст. 317.4 УПК, в целях применения судом особого порядка проведения судебного за- седания и вынесения судебного решения уголов- ное дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудни- честве, подлежит выделению в отдельное про- изводство. Однако в юридической литературе высказываются мнения о проблематичности ис- пользования при рассмотрении судом основно- го уголовного дела доказательств, полученных в рамках выделенного в отдельное производство12. При наличии правильной координации рассле- дования уголовных дел в отношении соучастни- ков преступлений подобные проблемы не воз- никают. Уголовно-процессуальный закон дает право следователю самостоятельно определять момент выделения уголовного дела в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, в отдельное произ- водство. Следовательно, наиболее целесообразно выделение уголовного дела после проведения ос- новных следственных действий, имеющих наи- большее значение для доказывания виновности обвиняемых. 11 Подробнее о теории компромисса в уголовном судо- производстве см.: Аликперов Х.Д. Преступность и ком- промисс. Баку, 1992; Аликперов Х.Д., Зейналов М.А. Ком- промисс в борьбе с преступностью. М., 1999. 12 См., напр.: Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудни- честве и в случае его нарушения // Известия вузов. Право- ведение. 2009. № 6. С. 11. Решение о заключении досудебного согла- шения о сотрудничестве должно приниматься прокурором с учетом фактических обстоятельств дела и реальной перспективы достижения цели привлечения обвиняемого к активному, заинте- ресованному и добросовестному содействию в раскрытии и расследовании преступления, изо- бличении и уголовном преследовании других со- участников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. При этом выдвинутая сотрудничающим со следствием об- виняемым версия должна быть тщательно про- верена и подкреплена иными неоспоримыми до- казательствами. Признание обвиняемым своей вины вовсе не предрешает исход дела, а лишь развеивает раз- умные сомнения субъекта доказывания в при- частности конкретного лица к совершенному преступлению. При этом согласие обвиняемого с предъявленным обвинением не освобождает следователя, прокурора и суд от обязанности установления обстоятельств, подлежащих дока- зыванию. Кроме того, требования к допустимо- сти доказательств едины независимо от того, в каком порядке производилось предварительное следствие по уголовному делу. Статья 90 УПК РФ не предусматривает каких- либо исключений в использовании преюдици- ального значения фактов, установленных в по- рядке особого судопроизводства. Вместе с тем на практике в отношении постановленных в особом порядке судебного разбирательства пригово- ров действует своего рода «ограниченная пре- юдиция», при которой суд, рассматривающий уголовное дело в общем порядке, не принимает без дополнительной проверки в качестве бес- спорных установленные без исследования дока- зательств обстоятельства. Особую осторожность суды проявляют при использовании института преюдиции в отношении приговоров, постанов- ленных в порядке гл. 40.1 УПК РФ. Уголовно-процессуальное законодательство требует обязательного выделения уголовного дела в отношении субъекта досудебного согла- шения о сотрудничестве в отдельное производ- ство. При этом абсолютное большинство уголов- ных дел, выделенных в отдельное производство в порядке гл. 40.1 УПК РФ, направляется в суд для рассмотрения по существу до основного уголов- ного дела. Это обусловлено стремлением орга- нов предварительного следствия усилить дока- зательства виновности соучастников субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве пре- юдициальным значением вступившего в закон- ную силу приговором суда. Однако, как правило, по результатам рассмотрения судом основного уголовного дела действия подсудимых переква- лифицируются в сторону смягчения, несколько эпизодов преступной деятельности объединя- ются в единое продолжаемое преступление, а иногда и вовсе не находят своего подтверждения. Указанное влечет за собой необходимость изме- нения постановленного в порядке гл. 40.1 УПК РФ приговора в связи с установлением вступившим в законную силу судебным решением в отношении соучастников преступления иных обстоятельств, улучшающих положение субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве. При рассмотрении уголовного дела в отноше- нии лица, с которым заключено досудебное со- глашение о сотрудничестве, негативные стороны особого порядка судебного разбирательства более сглажены. Так, в след за вынесением приговора в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве, как правило, грядет всестороннее рассмотрение уголовного дела в отношении его соучастников. При исследовании обстоятельств дела в общем порядке создаются условия для вы- явления возможных упущений предварительного следствия либо допущенных следователем злоу- потреблений, поскольку в большинстве своем до- казательственная база по таким уголовным делам аналогична. Именно поэтому нередко после всту- пления в законную силу приговора по основному уголовному делу пересматривается в порядке над- зора приговор в отношении субъекта досудебного соглашения о сотрудничестве в целях переквали- фикации совершенных им деяний на менее тяж- кие составы. Введение в российский уголовный процесс института досудебного соглашения о сотрудни- честве вызвало бурное обсуждение целесообраз- ности его применения среди ученых и практику- ющих юристов. Однако по истечении нескольких лет применения гл. 40.1 УПК РФ можно конста- тировать: институт досудебного соглашения о сотрудничестве доказал свою эффективность на практике. Использование следственными орга- нами предусмотренной гл. 40.1 УПК РФ процеду- ры помогло добиться реализации целей и задач уголовного судопроизводства, способствовало раскрытию и расследованию общественно зна- чимых преступных проявлений, разоблачению организаторов особо тяжких преступлений и ли- деров преступных групп. Несомненно, применение норм гл. 40.1 УПК РФ должно осуществляться на основе приоритета соблюдения прав и свобод человека, верховен- ства закрепленных в Конституции РФ принци- пов и соответствовать назначению уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК. В этой связи законодательная регламентация расследования и рассмотрения уголовных дел в отношении обвиняемых, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, требу- ет дальнейшего совершенствования.

About the authors

O N Tisen

prosecutors Orenburg region

Email: оlga-tisen@yandex.ru

References

  1. Алимирзаев А.А. Доказывание в сокращенных формах уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2014.
  2. Кириллова Н.П. Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и в случае его нарушения // Известия вузов. Правоведение. 2009. № 6. С. 11.
  3. Печников Г.А. Диалектические проблемы истины в уголовном процессе: монография. Волгоград, 2007. С. 256-257.
  4. Резолюция Комиссии ООН по правам человека о целостности судебной системы от 19.04.2004 // Московский журнал международного права. 2005. № 2. С. 285-287.
  5. Римский статут Международного уголовного суда от 17.07.1998 // Сборник международных документов. М., 2006. С. 506.
  6. Смирнов А.В. Дискурсивно-состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮА): материалы междунар. науч.-практ. конф. Ч. 2. Екатеринбург, 2005.
  7. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Академия наук СССР, 1958.
  8. Уголовное дело № 66/38-2013 по обвинению Р. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (13 эпизодов) // Действующий архив Дзержинского районного суда г. Оренбурга за 2013 г.
  9. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: Юридическая литература, 1981.

Statistics

Views

Abstract - 70

PDF (Russian) - 40

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Tisen O.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies