THe prosecutor’s office under the action of the judicial reform of 1864

Cover Page

Abstract


On the basis of the analysis prosecutor’s activity in conditions of concluded activities in 1864, the judicial reform that, despite some reorganization of the prosecutor’s office received a number of new powers. And the «sovereign’s eye», remained in the center and on the ground. In addition, the principles of its organization and activities have been identified. During this period, it increased the authority of the higher supervision of the empire.

Full Text

К ак справедливо отмечает Г.В. Мальцев, «в глубинах русской истории хранится необхо- димый материал, обломки, остатки, фраг- менты разрушенных царств и империй, которые могут быть востребованными для творчества но- вых поколений в новых обстоятельствах россий- ской действительности»2. В известной степени этим обусловлен исторический экскурс во вторую половину XIX в., во времена вовлечения прокурату- ры в процесс реализации судебной реформы 1864 г. Анализ деятельности прокуратуры в период правления Екатерины II позволил сделать вывод о том, что прокуратура выполняла конкретные задачи по защите интересов государства («поль- зы Отечества») и справедливости, в том числе и по защите прав и интересов определенной части подданных Российского государства. Н.В. Муравьев писал, что в данный период «зна- чение генерал-прокурора постоянно возрастало, сфера деятельности его расширялась включением в нее все новых и новых обязанностей и дел, так что к концу царствования Екатерины генерал-проку- рор уже стал во главе всей внутренней администра- ции и управлял разнообразнейшими ее отраслями, получая на свое имя большую часть высочайших указов и повелений, которые лишь для соблюдения формы объявлялись через Сенат»3. Судебная реформа 1864 г. коренным образом изменила систему судоустройства и судопроиз- водства Российского государства. Прокуратура и изменения, которые соответствовали проводив- шимся в стране преобразованиям. Ричард Уортман, американский историк, ха- рактеризовал так дореформенную судебную си- стему: «Наводящие ужас трудности гражданско- го процесса заставляли избегать подачи исков и полагаться на неформальные средства правовой защиты или вовсе воздерживаться от отстаива- ния собственных интересов»4. В свою очередь, И.С. Аксаков упоминал о «язвах и безобразиях» «старого, продажного и прогнившего насквозь инквизиционного суда»5. По мнению известного российского юриста А.Ф. Кони, началу судебной реформы послужила отмена крепостного права, так как «уничтожался домашний, вотчинный суд для многих миллио- нов дотоле бесправных людей. Они должны были явиться не только носителями гражданских прав, но и непосредственными защитниками этих своих прав на суде»6. Впервые многомиллионные массы освобож- денного от крепостной зависимости крестьянства получили процессуальные гарантии защиты своих гражданских прав, а все подданные Российской им- перии сравнялись независимо от сословной при- надлежности перед лицом гражданского суда7. Как пишет Г.А. Джаншиев, «одно из драгоцен- нейших преимуществ нового суда - это внесенный им впервые принцип действительного равенства перед законом. На место продажного жестокого суда водворился гласный суд, суд общественной совести, установился разумный, гуманный суд человека над человеком, стремящийся проникнуть в душу подсу- димого и рассудить дело по сущей правде»8. ее деятельность также претерпели существенные 4 Цит. по: Курцер К.М. Функции прокуратуры в контексте 1 Цит. по: Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: сб. ст. М.: Статут; РАП, 2014. С. 95, 217: Дела о преобра- зовании судебной части в России (Проекты второго отде- ления Собственной ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕ- СТВА канцелярии). Т. XYIII. 2 Мальцев Г.В. Культурные традиции права: монография / Г.В. Мальцев. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016. С. 601. 3 Цит. по Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Под сенью русского орла. Российские прокуроры. Вторая половина XIX-XX в. С. 131. судебной реформы 1864 года // Правовая инициатива. 2013. № 10: Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России / авторизов. пер. с англ. М.Л. Долбилова при участии Ф.Л. Севастьянова. М.: Новое литературное обозрение, 2004. 5 Джаншиев Г.А. Там же. С. 38. 6 Цит. по: Джаншиев Г.А. Там же. С. 7. 7 Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991. С. 15. 8 Джаншиев Г.А. Там же. С. 40, 45. Вынесению судом справедливых обосно- ванных приговоров способствовало участие высокопрофессиональных прокуроров. Так, ге- нерал-прокурор Д.Н. Замятнин, поддерживая обвинение по известному делу Каракозова, пред- ложил Верховному уголовному суду приговорить его к лишению всех прав и смертной казни. В то же время в отношении одного из соучастников Каракозова, Кобылина, Замятнин, юридически грамотно мотивировав свою позицию, заявил, что не находит возможным «поддерживать то обвинение, которое высказано относительно Ко- былина в обвинительном акте»9. Суд согласился с доводами Замятнина и оправдал Кобылина. Еще до начала основной судебной реформы, в 1862 г. Государственным советом были приняты «Основные положения о прокуратуре», в которых определялось государственное назначение про- курорского надзора - «Наблюдение за точным и единообразным исполнением законов в Россий- ской империи», его содержание (предмет), задачи и полномочия прокуроров. Были сформулирова- ны принципы организации и деятельности про- куратуры: единство и строжайшая централизация органов прокурорского надзора; осуществление прокурорами возложенных на них полномочий от имени всей системы органов прокуратуры; осуществление «верховного» надзора в Империи генерал-прокурором (он же министр юстиции); строгая подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим; несменяемость прокуроров; неза- висимость прокуроров от «местных» влияний при принятии ими любого решения. По гражданским делам прокуроры участвовали лишь в случае, ког- да затрагивались интересы казны, лиц, состоящих под опекой, безвестно отсутствующих, и некото- рых других, нуждающихся в особой защите со сто- роны государства. Губернская прокуратура подле- жала ликвидации10. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. были утверж- дены именным указом «Об учреждении судебных установлений и о Судебных уставах», «данным Сества обвинения в том виде, в каком они представля- ются по судебному следствию, и заключение свое о свойстве и степени вины подсудимого (ст. 737). Про- курор мог подавать апелляционные протесты лишь на те «неокончательные приговоры, которые не со- гласны с данными ими заключениями, и только по тем предметам, по которым его требования не ува- жены судом первой степени» (ст. 858)12. Следует напомнить, что в соответствии со Сводом законов 1857 г. на прокуроров помимо надзора за судебными приговорами и следстви- ем возлагались также обязанности по надзору за порядком производства дел в губернских местах, представление губернскому правлению заключе- ний по законодательным вопросам, обеспечение «повсеместного хранения польз и выгод казны», присутствие при продаже недвижимого имуще- ства с публичного торга, участие в различных ко- миссиях и попечительских обществах и т.д.13. Кроме того, прокурор, участвующий в граж- данском судопроизводстве, осуществлял функцию надзора за рассмотрением гражданских дел в при- сутственных местах губерний и в Сенате14. Однако этот надзор по сравнению с надзором за рассмо- трением уголовных дел имел ограниченный харак- тер и «состоял в основном из просмотра журналов поднадзорных государственных органов. О всех замеченных в журналах нарушениях закона проку- рор должен был уведомлять губернское начальство и Министерство юстиции. Протест прокурора не мог приостановить исполнение принятого соот- ветствующими органами решения по делу»15. В связи стем, что сфера надзора и функции про- куроров были обширны и неопределенны, в пери- од разработки Судебных уставов генерал-прокурор Д.Н. Замятнин в представлении, внесенном им в Государственный совет, обосновывая ликвидацию местного прокурорского надзора, не связанного непосредственно с судебными местами, подчерки- вал, что «есть другие дела, которые исключитель- но поручены надзору прокуроров и стряпчих, без нату» и стали законами Российской империи11. Ре- 12 Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. Там же. организация прокуратуры являлась необходимой составной частью судебной реформы. Так, согласно Уставу уголовного судопроизводства 1864 г., в част- ности, прокуроры могли присутствовать при всех следственных действиях (ст. 280), давать указания следователю (ст. 281), требовать дополнительного расследования (ст. 286). По окончании предвари- тельного следствия прокурор давал заключение о предании обвиняемого суду, излагая его в форме обвинительного акта (ст. 519-524). В обвинительной речи прокурор излагал существенные обстоятель- 9 Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Там же. С. 387-389. 10 Григорьев В.Н. Прокурорский надзор: учебник / В.Н. Гри- горьев, А.В. Победкин, В.Н. Яшин, В.Н. Калинин. М.: Эксмо, 2006. С. 48-49. 11 Российское законодательство X-XX веков. Там же. С. 33. С. 147, 170, 191, 202. 13 Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Под сенью русского орла. Рос- сийские прокуроры. Вторая половина XIX-XX в. С. 340. 14 Порядок гражданского судопроизводства регулировался следующими нормативными актами: «Высочайше утверж- денныя основные положения преобразования судебной ча- сти в России» «Мнение Государственного Совета, Высочай- ше утвержденное 29 Сентября 1862 г., объявленное Сенату Товарищем Министра Юстиции того же 29 Сентября» от 29 сентября 1862 г.; «Основные положения гражданского су- допроизводства» 1862 г. и «Высочайше утвержденный Устав Гражданского Судопроизводства» от 20 ноября 1864 г. См.: История прокуратуры России. Историко-правовой анализ: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специ- альности «Юриспруденция» / А.Г. Звягинцев и др.; под ред. А.Г. Звягинцева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. С. 108. 15 Казанцев С.М. Роль прокурора в гражданском процессе дореволюционной России // Буржуазные реформы в России второй половины XIX в.: Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1998. С. 81, 82. которых они не могут получить движения, а между тем оставление их в безгласности или без наблюде- ния со стороны правительственного органа могут потрясти общественное спокойствие». Далее он обращал внимание на то, что «к разряду этих дел относится обнаружение преступлений, надзор за производством следствий, попечение о содержа- щихся под стражею, ходатайство по таким делам, по которым нет истца, или по коим заинтересован- ные лица не пользуются полною гражданскою пра- воспособностью. По этим делам лица прокурорско- го надзора являются единственными защитниками против нарушения прав и ходатаями за тех, кто сам не может воспользоваться правом иска. Поэтому добросовестное исполнение прокурорами и стряп- чими обязанностей, лежащих на них по этой кате- гории дел, в высшей степени важно для государства и общества и требует много знания, труда и време- ни со стороны лиц, которым вверены эти дела»16. В заключение Замятнин отмечал, «необходимо дать прокурорам средство и возможность испол- нять их новые обязанности по уголовным и граж- данским делам», а это, по его мнению, «может быть достигнуто только освобождением прокуроров от других занятий, не имеющих прямого соотноше- ния с этою их деятельностью». Положения Судебных уставов 20 ноября 1864 г. свидетельствуют о том, что предложения Замятни- на были учтены: впервые в уставах функции про- куратуры были ограничены судебно-следственной областью с целью повышения эффективности ее работы. Прежняя прокуратура не могла бы суще- ствовать рядом с новыми судами и адвокатурой. Важно отметить также, что реформа отделила от прокуратуры следствие, которое было поручено особым судебным следователям. Они работали в окружном суде и при проведении следствия мог- ли прибегнуть к помощи полиции. Реорганизация прокуратуры являлась прогрессивным шагом по сравнению с дореформенной прокуратурой. В то же время В.Г. Бессарабов отмечает, что «прокура- тура лишилась полномочий по надзору за испол- нением законов. На смену губернской прокуратуре пришла судебная прокуратура»17. Хотя единого положения о прокурорском над- зоре в условиях реформы принято не было, однако третий раздел Учреждения судебных установлений был посвящен прокурорскому надзору. Он назы- вался «О лицах прокурорского надзора»18. Статья 124 этого раздела устанавливала: «Про- курорский надзор вверяется обер-прокурорам, прокурорам и их товарищам под высшим наблюде- нием министра юстиции как генерал-прокурора». 16 Там же С. 36-37. 17 Бессарабов В.Г., Кашаев К.А. Защита российской про- куратурой прав и свобод человека и гражданина. М.: ИД «Городец», 2007. С. 192. 18 Российское законодательство X-XX веков. Т. 8; Там же. С. 45-46. Прокуроры учреждались при всех судебных палатах и окружных судах (ст. 125). При Сенате учреждались должности двух обер-прокуроров, а в судебных па- латах и окружных судах - должности прокуроров и товарищей прокуроров (ст. 127). Обер-прокуроры состояли при кассационных (уголовном и граждан- ском) департаментах Правительствующего сената и Общем собрании Сената (ст. 128). В Законе было сказано, что «при заявлении судебным местам сво- их по делам заключений лица прокурорского над- зора действуют единственно на основании своего убеждения и существующих законов»19. В соответствии с п. 343 Устава гражданского су- допроизводства 1864 г. предусматривались участие прокурора в гражданском процессе как представи- теля государства20. Заключение прокурора по делу было обязательным: 1) по делам казенного управ- ления, земских учреждений, городских и сельских обществ; 2) по делам лиц, не достигших совершен- нолетия, безвестно отсутствующих, глухонемых и умалишенных; 3) по вопросам подсудности прере- кания между судебными и административными ор- ганами об устранении судей; 4) по спорам о подлоге документов и вообще вслучаях, когда в гражданском деле обнаруживаются обстоятельства, подлежащие рассмотрению суда уголовного; 5) по просьбам о вы- даче свидетельства на право бедности (как основа- ние для освобождения от судебных издержек); 6) по делам брачным и о законности рождения. Интерес- но, что по брачным делам роль ответной стороны, в случае ее отсутствия, выполнял прокурор, обязан- ный собирать и представлять суду доказательства об опровержении иска и имеющий все права тяжу- щегося. Прокурорское заключение должно было найти отражение в протоколе судебного заседания и решении по делу. Оно должно было излагаться устно после прений сторон. По делам брачным и о законности рождения в тех случаях, когда не было ответчика, а также о признании лиц умалишенны- ми прокурор участвовал с правами стороны, в том числе правом обжалования судебных решений. По делам о признании лиц безвестно отсутствующими, умалишенными и расточителями, а также об ис- правлении актов гражданского состояния прокурор не только выступал с заключениями, но и имел пра- во возбуждения дела. Судебные уставы 1864 г. значи- тельно ограничили сферу прокурорского надзора в гражданском процессе по сравнению со Сводом за- конов, атакже изменили методы его осуществления, что наряду с возрастанием роли прокурора в уголов- ном процессе привело на практике к превращению этого направления прокурорского надзора во вто- ростепенное. Но достоинством новых уставов было то, что они обязали прокурора участвовать в про- 19 Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Под сенью русского орла. Рос- сийские прокуроры. Вторая половина XIX-XX в. М.: Россий- ская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1996. С. 33-34. 20 Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. Там же. С. 13-15. цессе хотя бы по некоторым делам21. По выражению Ю.Е. Винокурова, «при рассмотрении судами граж- данских дел прокуратура выполняла лишь законоох- ранную функцию»22. В соответствии с Указом от 27 сентября 1865 г. (Высочайше утвержденное мнение Государствен- ного совета по представлению министра юстиции) права и обязанности прокуроров получили даль- нейшее развитие. Произошло постепенное вытес- нение основных звеньев местной прокуратуры - губернских и уездных прокуроров и стряпчих. В их полномочия вошел лишь надзор за решениями губернских правлений и полицейских управлений по различным делам «судебного свойства», а также за учреждениями, ведающими вопросами назначе- ния следствия, придания суду, исполнения адми- нистративных взысканий и приговоров. Закон от 7 марта 1866 г. устанавливал, что по мере упраздне- ния должности губернских и уездных прокуроров и стряпчих существующий надзор со стороны долж- ностных лиц ведомства Министерства юстиции за губернскими, городскими и уездными установле- ниями прекращался. В сфере гражданского судопроизводства проку- рор не был активной стороной процесса, не выступал истцом при защите государственных интересов, но только давал заключение по рассматриваемому спору и имел право на опротестование незаконного, по его мнению, решения суда. В то же время законодатель- ство предусматривало участие прокурора в судебном процессе в качестве представителя государства. Согласно Уставу гражданского судопроизвод- ства, суд перед вынесением решения был обязан в некоторых случаях, специально указанных в за- коне, выслушать заключение представителя про- куратуры. В частности, прокурор приглашался к участию в заседании и давал заключения в следу- ющих случаях: по вопросам о пререкании между судебны- ми и административными учреждениями; по вопросам о возбуждении уголовного преследования ввиду обнаружения в граждан- ском деле обстоятельств, подлежащих рассмо- трению уголовного суда, в частности в случае спора о подлоге документов; по делам брачным и о законности рожде- ния, если в деле нет ответчика; по делам о вознаграждении за убытки, при- чиненные неправильными действиями должност- ных лиц. 21 Усиление революционного движения в начале XX в. привело к еще большему ограничению роли прокуратуры в обеспечении законности при рассмотрении граждан- ских дел в судах. По образному выражению С.М. Казанце- ва, «всемогущий в делах уголовных прокурор «еще долго оставался «ходячим манекеном» в гражданском процес- се». Казанцев С.М. Указ. соч. С. 87. 22 Прокурорский надзор: учебник / Винокуров Ю.Е.; под общ. ред. Ю.В. Винокурова. 9-е изд., перераб и доп. М.: Изд-во «Юрайт», 2011. С. 41. Заключение прокурора не являлось обязатель- ным для суда, и суд мог с ним не согласиться. При этом правом обжалования прокурор не обладал. Лишь по делам брачно-семейным и делам о закон- ности рождения, если прокурор исполнял роль отсутствующего ответчика, он пользовался всеми правами, которыми наделялась сторона процесса. В этом случае прокурор имел право подавать жа- лобы на решения и определения суда. При рассмотрении апелляций на решения ми- рового суда свое заключение по делу давал товарищ прокурора окружного суда. Предмет заключения был определен законом (ст. 179 Устава гражданского судо- производства): вопросы подсудности; дела сучастием несовершеннолетних, глухонемых и умалишенных лиц; дела с участием казенных управлений, земских учреждений, городских и сельских обществ. В процессе реализации судебной реформы возникли проблемы при подборе лиц на новые прокурорские должности. Государственный совет повысил авторитет выс- шего надзора в империи, установив назначение прокуроров высочайшей властью по представлению министра юстиции. Такое решение свидетельство- вало о том, что прокуратура, и в центре, и на местах продолжала оставаться «оком государевым». Для выполнения этой задачи необходим был професси- ональный опыт, высокие нравственные качества и беззаветная преданность делу Судебной реформы. Так, с 1866 г. должность прокурора Московской су- дебной палаты занимал Д.А. Ровинский, о котором А.Ф. Кони отзывался как о человеке, «исполнен- ном понимания народной жизни и общественных потребностей»23. Позднее Ровинский был избран почетным членом Российской академии наук и по- четным членом Российской академии художеств. В соответствии со ст. 210 Учреждения судебных установлений прокурорами могли быть назначе- ны «лица, занимавшиеся судебной практикой». Для занятия этой должности был установлен не только образовательный ценз, но и различные сроки службы по судебному ведомству: чем выше была прокурорская должность, тем большим был стаж необходимой практической работы в суде: для товарища прокурора окружного суда не ме- нее 4 лет; для прокурора окружного суда - не менее 6 лет; для прокурора судебной палаты - 8 лет; для обер-прокурора - не менее 12 лет24. Результаты исследования материалов, каса- ющихся Судебной реформы 1864 г., позволяют сформулировать следующие положения: реформа вместо помещичьего суда учредила суд государ- ственный: «скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных»25. Реорганизована прокура- 23 Цит. по: Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. С. 45. 24 Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. Там же. С. 54. 25 Там же. С. 28. тура, «освобожденная от функции общего над- зора». На органы прокуратуры были возложены щихся по специальности «Юриспруденция» / А.Г. Звя- гинцев и др.; под ред. А.Г. Звягинцева. М.: ЮНИТИфункции надзора за предварительным следстви- ДАНА, 2010. 6. Казанцев С.М. Роль прокурора в гражданском проем и поддержания государственного обвинения в суде. Кроме того, определены принципы органицессе дореволюционной России // Буржуазные ре- формы в России второй половины XIX в.: Межвуз. сб. зации и деятельности прокуратуры: единство и науч. тр. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1998. 7. оострогая централизация ее органов; осуществление «верховного» надзора генерал-прокурором (ми- нистром юстиции), подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим, несменяемость проку- роров (прокуроры назначались на соответствую- щие должности пожизненно), независимость про- куроров при принятии ими решений.

About the authors

G L Kulikova

Academy of General Prosecutor’s Office Russian Federation

Email: galku@rambler.ru

References

  1. Бессарабов В.Г., Кашаев К.А. Защита российской прокуратурой прав и свобод человека и гражданина. М.: ИД «Городец», 2007.
  2. Григорьев В.Н. Прокурорский надзор: учебник / В.Н. Григорьев, А.В. Победкин, В.Н. Яшин, В.Н. Калинин. М.: Экс- мо, 2006.
  3. Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: сб. ст. М.: Статут; РАП, 2014. С. 95, 217:
  4. Куликова Г.Л. К вопросу о взаимосвязи и взаимобусловленности уголовно-процессуальной истины с духовно-нравственными и мировоззренческими идеями российского народа // Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 2.
  5. Куликова Г.Л. Потерпевший в уголовном судопроизводстве: исторический аспект / Потерпевший в уголовном судопроизводстве: сб. ст. участников научного собрания (27 ноября 2014 г., Москва) / под общ. ред. Г.Л. Куликовой; Акад. Ген. прокуратуры РФ. М., 2015.
  6. Куликова Г.Л. Проблемы реализации принципа справедливости при рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2009. № 6.
  7. Курцер К.М. Функции прокуратуры в контексте судебной реформы 1864 года // Правовая инициатива. 2013. № 10.
  8. Мальцев Г.В. Культурные традиции права: монография. М.: Норма: ИНФРА-М, 2016.
  9. Прокурорский надзор: учебник / Винокуров Ю.Е.; под общ. ред. Ю.В. Винокурова. 9-е изд., перераб и доп. М.: Изд-во Юрайт, 2011.
  10. Российское законодательство X-XX веков.: в 9 т. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юрид. лит., 1991.
  11. Уортман Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России / авторизов., пер. с англ. М.Л. Долбилова при участии Ф.Л. Севастьянова. М.: Новое литературное обозрение, 2004.

Statistics

Views

Abstract - 117

PDF (Russian) - 43

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Kulikova G.L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies