Corruption in the field of international and Russian sport

Cover Page

Abstract


The article is a response to the current scientific research of Professor S. V. Maksimov, dedicated to the problems of corruption in the field of international sports. Analyzing the conceptual apparatus, such categories as "sports competition", "organizer of sports competition", exploring the range of unofficial and official international sports events, the status of the organizers of international official sports competitions and paying attention to corruption factors in the activities of the International Olympic Committee, S. V. Maksimov, limited by the scope of his work, is forced to ignore the activities of international sports federations and national Olympic committees.

The author fills this gap by analyzing the activities of the Russian Olympic Committee, the International swimming Federation, and the all-Russian swimming Federation. Supporting the thesis of S. V. Maksimov that athletes are the "weak side" of the Olympic movement, whose rights and legitimate interests are not properly guaranteed, the author identified the problems of mass sports in Russia, the difficulties of material and technical support for sports teams, the lack of funding for swimmers in the regions, the lack of sports schools and sports pools, flaws in the legislative regulation of assigning sports categories. Such problems are partly caused by corruption in Russian sports and generate injustice.

The author agrees with S. V. Maksimov position that it is necessary to adopt a comprehensive UN Convention on sport and improve anti-corruption criminal law bans in the criminal code of the Russian Federation. It also seems appropriate to adopt the principles and provisions of the new Code of ethics of the International Olympic Committee, adopted in 2017, at the national and regional level.


Full Text

Современный спорт — это огромная и сверхдоходная индустрия с ежегодной прибылью ее участников, оцениваемой в 145 млрд долл. Особенно значительные денежные потоки движутся через международные организации, такие как Международная федерация футбола (FIFA или ФИФА) и Международный Олимпийский комитет (МОК)1. Только от проведения чемпионата мира по футболу, проходившего в России летом 2018 г., FIFA получила 5,3 млрд долл. Согласно отчету FIFA, в период с 2015 по 2018 г. ее доход составил 6,4 млрд долл.2 Сегодня бренды этих спортивных организаций стали почти синонимом коррупции. Хотя, как отмечают представители Международного олимпийского комитета, 5–10 лет назад о коррупции в спорте вообще почти не было известно.

Не случайно, в своей статье, формулируя основную цель международно-правового регулирования в сфере спорта (как и борьбы с коррупцией в данной сфере), С.В. Максимов отмечает, что она состоит в выработке единых, признаваемых всеми субъектами спортивной деятельности правил (стандартов) такой деятельности при проведении международных спортивных соревнований и подготовке к ним. Международно-правовое регулирование в сфере спорта также имеет своей целью содействие выработке системы единообразных требований к проведению спортивных соревнований всех уровней, подготовке к ним, требований к субъектам международной спортивной деятельности, в том числе к спортивным организациям, к лицам, выполняющим управленческие функции в международных спортивных организациях, спортсменам, тренерскому составу, судьям, вспомогательному персоналу.

Для достижения желаемого результата С.В. Максимов, в первую очередь, анализирует понятийный аппарат и, в частности, такие ключевые категории, как «спортивное соревнование», его признаки. Автор рассматривает определение «организатора спортивного соревнования», исследует круг неофициальных и официальных международных спортивных мероприятий, статус организаторов международных официальных спортивных соревнований (на примере МОК).

Правовой статус МОК как международной неправительственной организации предполагает отсутствие целей извлечения прибыли. Вместе с тем детальный анализ, предпринятый автором статьи, показал, что однозначное отнесение указанной международной организации к некоммерческим организациям в определенной степени противоречит ряду положений Олимпийской хартии. В частности, в соответствии с п. 2 правила 7 Олимпийской хартии Олимпийские игры являются исключительной собственностью МОК, которому принадлежат все права, связанные с ними, в том числе на вещание, трансляцию, показ, распространение Олимпийских игр.

И, несмотря на то, что Олимпиада в Сочи оказалась самым затратным спортивным мероприятием с бюджетом в 51 млрд долл. (для сравнения Олимпиада в Лондоне стоила 15–20 млрд долл., в Пекине — 40 млрд долл.), из ожидаемых доходов от продажи прав Россия, как и другие страны — организаторы предыдущих Олимпийских игр, получила менее трети. Остальные вырученные средства ушли в Международный олимпийский комитет.

Рассматривая круг участников (субъектов) правоотношений, возникающих в связи с проведением официальных международных спортивных соревнований, и уделяя внимание деятельности Международного олимпийского комитета, автор, ограниченный рамками статьи, вынужденно оставляет без анализа деятельность других главных сторон Олимпийского движения, таких как международные спортивные федерации и национальные олимпийские комитеты (НОК) (согласно п. 2 правила 1 Олимпийской хартии).

В нашей стране в качестве национального олимпийского комитета выступает Олимпийский комитет России (ОКР). Он представляет собой союз общественных объединений физкультурно-спортивной направленности и физических лиц — членов МОК, являющихся гражданами РФ. Его правовой статус — некоммерческая корпоративная организация. ОКР возглавляет не только олимпийское движение России и представляет РФ на Олимпийских играх, юношеских Олимпийских играх, но также и во всех региональных, континентальных и всемирных спортивных мероприятиях, проводимых МОК или ассоциациями НОК. Основными целями ОКР являются, помимо продвижения на территории РФ олимпийского движения, ценностей олимпизма, еще и содействие развитию спорта высших достижений, организационная и финансовая поддержка проектов и программ в области спорта высших достижений, содействие в обеспечении чистоты спорта (п.1. 1, 1.5, 1.6, и др. Устава Общероссийского союза общественных объединений «Олимпийский комитет России», принятого Учредительным съездом 1 декабря 1989 г.).

Олимпийский комитет России несет значительное бремя расходов на подготовку спортсменов к Олимпийским играм. Например, к играм в Рио-де-Жанейро они составили около 1 млрд руб. Средства шли из внебюджетных источников. Общий бюджет Олимпийского комитета России никогда не раскрывался. Представители ОКР лишь подчеркивали, что он формируется главным образом «из спонсорских взносов и реализации маркетинговых программ». В строке расходов ОКР: оплата заключительных предолимпийских сборов членов сборной команды России, многих из них — за рубежом, покупка современного оборудования3. В смету финансирования программ, мероприятий и проектов дополнительного обеспечения подготовки и участия российских спортсменов в Олимпийских играх по заявкам общероссийских спортивных федераций входят приобретение МТО, финансирование медицинского обеспечения, тренеров и специалистов, образовательных программ, антидопинговых мероприятий4.

В США спорт высших достижений функционирует как большой бизнес. Национальный олимпийский комитет США — общественная организация, работающая без какого-либо государственного финансирования. НОК США получает средства от спонсоров (индивидуальных и корпоративных) и от продажи медиа-прав. Так, в олимпийском цикле 2009–2012 его доход составил 568 млн долл. В 2011 г. телекомпания NBC приобрела права на трансляцию Олимпийских игр с 2014 по 2020 г. за 4,38 млрд долл., а в 2014 г. — права на Олимпийские игры до 2032 г. за 7,75 млрд долл. Непосредственно на поддержку спортсменов-олимпийцев направляется 10 % доходов НОК США5.

Обращение к истории показывает, что в 60-е гг. ХХ в. НОК США являлся самым беспомощным национальным олимпийским комитетом в мире. Судьба олимпийской команды в тот период целиком зависела от пожертвований фирм и частных лиц. Правительство не предоставило никаких средств для участия в олимпийских играх Мельбурна 1956 г. Представители олимпийского комитета обратились к руководителям банковских групп, фирм и т.п. с просьбой выделить средства для этой поездки.

Зачастую от пожертвований частных лиц зависела не только судьба олимпийцев, но и всего американского спорта. Многие торговые и промышленные фирмы были с давнего периода связаны контрактами с баскетбольными и футбольными клубами страны, поскольку использовали их в качестве рекламы. Тесная связь спорта с деловым миром родила новый тип спортивного дельца — промоутора — посредника между спортом и капиталом. За кулисами профессионального спорта спортивные дельцы осуществляли различного рода махинации (подкуп спортсмена-конкурента, организация матчей с заранее известным исходом и т.д.), приносящие им огромные прибыли6.

Руководящими органами в отдельных видах спорта являются международные спортивные федерации, представляющие собой самостоятельные организации. В своей деятельности они подчиняются Генеральной ассоциации международных федераций, а в вопросах, связанных с проведением соревнований на Олимпийских играх, — МОК. Последний признает международные федерации только по видам спорта, входящим в программу Олимпийских игр.

Появление первых федераций относится к концу XIX в. Особенно интенсивно федерации стали создаваться в начале XX в. В частности, Международная федерация плавания (водных видов спорта — FINA или ФИНА) была образована в 1908 г. Сейчас насчитывается более 80 международных федераций.

Упомянутая FINA стремится распределять значительную часть своих доходов среди членов федерации. FINA — одна из немногих федераций, которая берет на себя все расходы по переездам, размещению и питанию для всех 2,5 тыс. спортсменов и официальных лиц, принимающих участие в чемпионате мира по водным видам спорта и некоторых других мировых состязаниях. Призовой фонд чемпионата мира FINA составляет 5,8 млн долл. Другие крупные турниры также имеют призовые фонды. FINA становится самой медалеемкой федерацией в олимпийской программе. Например, на Олимпийских играх в Токио в 2020 г. в плавательных видах должны были разыгрываться 49 комплектов наград. Одна из главных причин этого — высокий зрительский интерес к водным дисциплинам как со стороны телезрителей, так и в интернете. Цели FINA на ближайшее будущее — дальнейшее развитие водных видов спорта во всех 209 национальных федерациях, входящих в состав FINA7.

Международной федерацией водных видов спорта в 2017 г. было принято решение о выделении общей суммы 21,5 млн долл. на новую программу, направленную на поддержание развития национальных федераций — членов FINA. Бюджет программы FINA состоит из средств, которые были выделены МОК, составляющих 70 % доходов от продажи прав МОК на телевещание.

Новая программа FINA Aquatics Olimpic Support предусматривает распределение денежных средств — по 25000 тыс. долл. ежегодно каждой национальной федерации, представители которой принимали участие в чемпионате мира по водным видам спорта и др.

Средства будут выделены для оказания помощи в проектах, связанных со строительством, ремонтом и обслуживанием спортивных объектов, покупкой и арендой материально-технического оснащения, подготовкой и обучением спортсменов, тренеров, участием в национальных и континентальных соревнованиях, а также поддержкой программ по поиску талантов и технологических ресурсов (веб-сайт, онлайн-рейтинг, база данных)8.

Спортсмены, согласно букве Олимпийской хартии, не относятся к числу основных сторон (субъектов) Олимпийского движения, однако, в соответствии с п. 3 того же правила Олимпийской хартии, все же признаются стороной Олимпийского движения, «соблюдение интересов которых составляет основной элемент деятельности Олимпийского движения».

Право спортсмена на участие в Олимпийских играх ограничено также п. 3 правила 44 Олимпийской хартии, согласно которому заявки национальных олимпийских комитетов на участие спортсменов в Олимпийских играх МОК по своему усмотрению вправе в любой момент отклонить без указания причины отказа.

Таким образом, по справедливому мнению С.В. Максимова, спортсмен очевидно является «слабой стороной» Олимпийского движения, права и законные интересы которого как кандидата на участие в Олимпийских играх должным образом не гарантируются.

Так, перед Олимпийскими играми в Рио 2016 г. сначала заявляли, что российская сборная в полном составе будет отстранена от игр. Позднее МОК переадресовал решение об участии российских спортсменов в международные федерации. Западное общество отказалось от принципа коллективной ответственности еще со времен Французской революции. Великое достижение современного права заключается в том, что любая ответственность может быть только персональной. Всякого рода коллективная, общинная ответственность ушла в прошлое вместе со Средневековьем. Президент FINA подчеркивал, что ВАДА — это организация, функцией которой является осуществление контроля допинга. Она должна утверждать соответствующие нормы, а не рассуждать о ситуации в конкретной стране. Это должен делать тот, кто устраивает Игры, то есть МОК…9

Экс-глава ОКР России, ныне почетный президент ОКР В.Г. Смирнов отмечал, что ему часто приходилось вмешиваться в конфликт и воздействовать на принятие решений. К примеру, в 1996 г. в Атланте, когда наши спортсмены, среди которых и пловцы, были обвинены в применении бромантана. В.Г. Смирнову пришлось судиться как члену МОК со своей организацией и выиграть то дело, в ином случае Россия могла бы, не говоря о престиже страны, не досчитаться нескольких медалей, завоеванных 5 спортсменами. Почетный президент ОКР считает, что организация, сопровождающая атлета, будь то спортивная федерация или Олимпийский комитет, должна стоять за спиной спортсмена и в случае возникновения чрезвычайной ситуации максимально ему помогать. Спортсмену необходимо чувствовать участие и поддержку крупного должностного лица. Руководитель, получивший соответствующую аккредитацию, будь то президент спортивной федерации или ОКР, министр спорта или тренер, пользуясь своими возможностями, должен не со зрителями на трибунах сидеть, а сопровождать спортсмена на всем пути его выступлений, до и после них. Другое В.Г. Смирнов считает должностным преступлением10.

Уже в преддверии Игр в Рио FINA сообщало, что российские спортсмены в 2016 г. сдали больше всех проб на допинг — 22611.

Подчеркивая бесправное положение спортсменов на международной арене, недостаточную защищенность их международным правом, следует констатировать, что подрастающему поколению россиян, к сожалению, по-прежнему недоступны занятия массовым спортом, с учетом не только стоимости экипировки, но и необходимости оплаты в отдельных регионах даже внутрисекционных соревнований. Финансирование выездных соревнований регионального и федерального уровня также перекладывается на спортсменов и их родителей.

В то же время ч. 2. ст. 38 «Финансирование физической культуры и спорта» Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации относит:

«4) материально-техническое обеспечение, в том числе обеспечение спортивной экипировкой, финансовое, научно-методическое, медико-биологическое и антидопинговое обеспечение спортивных сборных команд субъектов Российской Федерации, в том числе обеспечение их подготовки к межрегиональным спортивным соревнованиям, всероссийским спортивным соревнованиям и международным спортивным соревнованиям и их участия в таких спортивных соревнованиях»12.

Коррелируют с вышеуказанным законом предписания Положения о межрегиональных и всероссийских официальных спортивных соревнованиях по плаванию на 2019 год (номер-код вид спорта: 0070001611Я)13. В его разделе VII Всероссийские спортивные соревнования выделяются всероссийские соревнования «Веселый дельфин», а в подразделе 6 п. 3 также указывается о том, что расходы по командированию (проезд, питание, размещение, страхование) участников соревнований обеспечивают командирующие организации.

Таким образом, вопросы финансирования пловцов от регионов ложатся на делегирующую сторону — спорткомитеты администраций областей и правительств республик России. Тем не менее проведенный нами мониторинг позволил убедиться, что эти предписания выполняются далеко не всеми субъектами РФ.

Поэтому поддерживаем необходимость расширения общественного контроля за деятельностью как государственных структур, федеральных, региональных и муниципальных органов управления физической культурой и спортом, так и общественных (федераций, ассоциаций, союзов, лиг и других организаций в сфере спортивного движения)14.

Расследование, проведенное одним из журналистов на страницах «Советского спорта»15 о деятельности Всероссийской федерации плавания (ВФП), по сути предвзятое, необъективное, рассчитанное во многом на компрометацию ее руководителя. Содержательно неконструктивное уж точно. Хотя на фоне нынешних несомненных успехов ярких представителей данного вида спорта высших достижений (первое общекомандное место на чемпионате Европы в Глазго в августе 2018 г., второе общекомандное место на чемпионате мира в Ханчжоу в декабре 2018 г.) проблемы российского спортивного плавания значительны.

Так, в регионах и на местах отсутствует достаточное количество ДЮСШ, как и самих бассейнов. Последние большую часть времени функционируют для проведения коммерческих оздоровительных сеансов.

Конечно же определенные меры принимаются. В Министерстве спорта Российской Федерации утвержден план по противодействию коррупции на 2018–2020 гг.16 Проектом Федеральной целевой программы «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016–2020 годы» предусматривалось строительство спортивных объектов, в том числе и спортивных бассейнов. Так, приложением № 4 «Перечень объектов по направлению “Инфраструктура спорта высших достижений”» предусматривалось строительство гидроканала и реконструкция бассейна в ФГУП «Тренировочный центр сборных команд России “Озеро Круглое”», строительство универсального плавательного бассейна (50 м) в Волгоградской государственной академии физической культуры, в Уральском государственном университете физической культуры, строительство 3 бассейнов в Российском государственном университете физической культуры, спорта, туризма. Приложение № 3 «Перечень мероприятий Федеральной целевой программы…» предусматривало строительство физкультурно-оздоровительных комплексов в субъектах РФ, и в качестве ожидаемого результата планировался последовательный ввод в эксплуатацию 352 малобюджетных спортивных объектов для массового спорта17. Действующая Федеральная целевая программа предусматривает ввод в эксплуатацию лишь 120 таких объектов, уточняя при этом, что стоимость строительства и реконструкции каждого из них (в том числе в школах) должна составить не более 100 млн руб.18 Правда, будут ли среди них бассейны, тем более предназначенные для занятия спортивным плаванием, неизвестно. Эксперты утверждают, что строительство современного сертифицированного спортивного бассейна обойдется в несколько раз дороже. Один только факт реконструкции (в условиях коронавирусной пандемии демонтажа) объекта национальной гордости — бассейна «Олимпийский» (на проспекте Мира в Москве), планирование на его месте спортивно-развлекательного сооружения — как минимум свидетельство бессилия Министерства спорта, спортивных федераций, спортивной общественности.

Трудности материально-технического, финансового обеспечения не исчерпывают круга проблем массового спорта в России и коррупциогенных факторов.

Спортивному режиму и тренировочному процессу должна быть подчинена жизнедеятельность всех спортсменов: как высокого класса, имеющих спортивное звание и выступающих на спортивных соревнованиях в целях достижения высоких результатов, так и занимающихся активно выбранным видом спорта, не обладающих спортивными званиями, но нацеленными на высокие результаты и достижения. Представители спортивной элиты своими успехами обязаны во многом рядовым спортсменам, в изначальной конкуренции с которыми они начинают свой спортивный путь в индивидуальных базовых видах спорта. Массовый спорт является трамплином в спорт высших достижений, тем полигоном, откуда рекрутируются спортсмены высокого класса. И чем шире социальная база массового спорта, значительнее его достижения — тем больший успех спорта профессионального.

Этот, казалось бы, очевидный постулат опровергают решения последних лет, связанные с изменениями законодательного регулирования присвоения спортивных разрядов. Согласно ч. 7 ст. 22 Федерального закона «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» спортивные разряды «кандидат в мастера спорта», «первый спортивный разряд» присваиваются органами исполнительной власти субъектов РФ в области физической культуры и спорта в порядке, установленном соответственно Положением о Единой всероссийской спортивной классификации (ЕВСК). Согласно ЕВСК первый спортивный разряд присваивается за выполнение нормы на спортивных соревнованиях не ниже статуса официальных спортивных соревнований субъекта РФ.

Таким образом, указанные разряды в настоящее время можно выполнить лишь на областных, республиканских и краевых соревнованиях, где по месту жительства зарегистрирован спортсмен — участник (тогда как раньше и на городских состязаниях, и на межрегиональных турнирах, и на открытых соревнованиях любого региона страны). Разряд «Кандидат в мастера спорта» присваивают и по результатам выступлений на чемпионатах и первенствах федеральных округов, но допускают к участию в них лишь при наличии первого разряда.

Исключение возможности присвоения спортивных разрядов при условии выполнения нормативов на соревнованиях межрегионального уровня (или регионального уровня для иногородних спортсменов, принимающих участие в открытых чемпионатах и первенствах субъектов России), принижение их статуса и роли необоснованно. Межрегиональные соревнования дают бóльшую объективность в судействе, фиксации результатов, они позволяли подросткам почувствовать, как они могут соревноваться «в другом пространстве», повышали уровень конкуренции, расширяли контакты, содействовали обмену опытом в детско-юношеском спорте. Целесообразность подобного сужения круга соревновательных стартов (до 2–5 в год), усложнение реализации потенциала, накопленного в ходе спортивной подготовки, не поддерживают и не могут объяснить ни тренеры, ни руководители региональных и всероссийских спортивных федераций, ни тем более сами спортсмены. Такие решения создают лишь коррупционную среду в массовом спорте, порождают несправедливость.

С.В. Максимов в своей статье осуществил основательную ревизию и существующего арсенала уголовно-правовых средств, направленных на противодействие коррупции в спорте. Действующее уголовное законодательство закрепляет в ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» общую норму об ответственности за злоупотребления лиц, выполняющих управленческие функции в негосударственном секторе. Кроме того, российский законодатель предусмотрел и ряд специальных норм, направленных, в частности, на защиту установленного порядка осуществления экономической деятельности, включая и предпринимательскую, в том числе в сфере спорта (ст. 184 УК РФ «Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса»), здоровья спортсменов (ст. 2301 «Склонение спортсмена к использованию субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте» и ст. 2302 «Использование в отношении спортсмена субстанций и (или) методов, запрещенных для использования в спорте»)19.

Отметим, что наиболее опасные и распространенные проявления коррупции в сфере спорта подпадают под действие и других уголовно-правовых запретов коррупционной направленности, насчитывающих согласно указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России от 25 декабря 2018 г. 81 состав преступлений.

Тем не менее масштабы практики применения указанных запретов, по справедливому мнению С.В. Максимова, не отражают действительных масштабов проблемы. Так, по ст. 201 УК РФ за первую половину 2017 г. было осуждено всего 94 человека (из них — ни одного за злоупотребления, сопряженные с нарушением порядка осуществления экономической деятельности в сфере спорта), по ст. 184 УК РФ — ни одного, по ст. 2301 и 2302 УК РФ — ни одного (последнее отчасти может быть объяснено тем, что указанные нормы были включены в УК РФ в самом конце 2016 г.)20. В 2016 г. по ст. 201 УК РФ было осуждено 193 человека (из них — ни одного за злоупотребления, сопряженные с нарушением порядка осуществления экономической деятельности в сфере спорта), по ст. 184, 2301 и 2302 УК РФ — ни одного. В 2018 г. лишь по ст. 2301 УК РФ было зарегистрировано три преступления.

Одной из причин (на взгляд автора статьи, не главной) подобного положения дел является несовершенство соответствующих уголовно-правовых запретов, в частности, то, что норма, закрепленная в ст. 201 УК РФ, является слишком общей и не ориентирует правоприменительную практику на злоупотребления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях в сфере спорта (в том числе в международных неправительственных организациях), а нормы, закрепленные в ст. 184 УК РФ, напротив, являются слишком специальными, ориентирующими на выявление и уголовное преследование лишь за одну из форм злоупотреблений в спорте — подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов и лишь профессиональных спортивных соревнований.

Поэтому нельзя не поддержать комплекс нормотворческих предложений С.В. Максимова, в первую очередь, связанных с принятием всеобъемлющей Конвенции ООН о спорте (в дополнение к существующей Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте, принятой 19 октября 2005 г.). Действительно, в силу своего статуса данная Конвенция имела бы высшую юридическую силу над актами саморегулирования Олимпийского движения, которые сохраняют существенные и трудноустранимые внутренние противоречия, не обеспечивают эффективной защиты законных интересов спортсменов и команд спортсменов, фактически относящихся к второстепенным участникам Олимпийского движения.

Представляется также целесообразным восприятие на национальном и региональном уровне принципов и положений нового Кодекса этики Международного Олимпийского комитета, принятого в 2017 г.

Примечания:

1 Коррупция в спорте похожа на коррупцию в странах третьего мира // Ведомости. 2016. 24 февраля.

2 FIFA хорошо заработала в России // Коммерсант. 2019. 6 марта.

3 Олимпийские миллиарды // Ежедневная деловая газета РБК. 2016. 17 июня.

4 URL: http://olympic.ru/about-committee/official-documents/documents/polozhenie-o-finansirovanii-programm-meropriyatij-i-proektov-dopolnitelnogo-obespecheniya-podgotovki-i-uchastiya-rossijskih-sportsmenov-v-olimpijskih-igrah-po-zayavkam-obshherossijskih-sportivnyh-fede/ (дата обращения: 01.07.2019).

5 Как финансируется спорт в странах-лидерах медального зачета? // URL: http://www.sportdiplom.ru/statecontrol/kak-finansiruetsya-sport-v-stranah-liderah-medalnogo-zacheta (дата обращения: 01.07.2019).

6 Соединенные Штаты Америки. Словарь-справочник. М.: Госполитиздат, 1960. С. 422.

7 Хулио Маглионе. FINA переживает, возможно, лучший момент в истории // Плавание. 2018. № 3. С. 6‒7.

8 FINA выделит 21,5 млн долл. на развитие национальных федераций // Плавание. 2017. № 4. С. 11.

9 Когда каждая медаль Олимпиады — как золото // Плавание. 2016. № 3. С. 5‒6.

10 Самаранч Х.А. Я тебе верю, Виталий // Плавание. 2010. № 3. С. 41.

11 Россияне — рекордсмены по допинг-тестированию // Плавание. 2016. № 2. С. 9.

12 Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // Российская газета. 2007. 8 декабря.

13 URL: www.russwimming.ru /sites/default /file/documents /19 /Plavanie-pol2019.pdf (дата обращения: 01.07.2019).

14 Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы: коллективная монография / С.А. Авакьян, И.П. Кененова, А.С. Ковлер и др.; отв. ред. и рук. авт. кол. С.А. Авакьян. М.: Юстицинформ, 2016. 512 с.

15 Способен ли Сальников выплыть? // Советский спорт. 2017. 18 марта.

16 См.: Приказ Министерства спорта Российской Федерации № 718 от 13 августа 2018 г.

17 URL: www.minsport.gov.ru/ProektFCP16-20.doc (дата обращения: 01.07.2019).

18 URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_174530/fa37108fd2345083579e94253bb887c81c7e2691/ (дата обращения: 01.07.2019).

19 См.: Федеральный закон от 22.11.2016 № 392-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части усиления ответственности за нарушение антидопинговых правил)» // СЗ РФ. 28.11.2016 (часть I). № 48. Ст. 6732.

20 См.: Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 1 полугодие 2017 года. Форма № 10-а «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации». URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4152 (дата обращения: 18.12.2017).

About the authors

Andrey Pavlinov

University of the Prosecutor's office of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: andrey_pavlinov@mail.ru

Russian Federation

Professor of the Department of criminal law, doctor of law, Professor

References

  1. Maksimov S.V. Is there a need to criminalize abuse in international sports // Russian journal of legal research. 2018. № 1. P. 102‒114.
  2. Anti-corruption: constitutional and legal approaches: a collective monograph / S.A. Avakian, I.P. Kenenova, A.S. Kovler et al.; ed. and the hands of the author. Col. S.A. Avakian. M.: Justicinform, 2016.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract - 30

PDF (Russian) - 15

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Pavlinov A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies