ON THE VALUES OF THE HISTORICAL CENTER OF THE CITY

Abstract

The article is devoted to the problem of value in the historical environment of the city. The authors believe that everything that we got from the past is valuable in the urban culture: the architectural environment, the urban space, buildings, and information related to them. We consider some distinctive features of the Samara building and the architectural and spatial environment of the city. To preserve the identity of the city center, it is supposed to solve the socio-cultural, architectural-spatial, functional, transport problems of its modern development. The conclusion is made about the preservation of the architectural space as a condition for preserving the urban identity. Some directions of preservation of urban values are revealed.

Full Text

Исторический центр города является феноменом, воспроизвести который специально невозможно. Веками складывающийся «дух места», т.н. «genius loci», витает над улицами, старыми домиками, дворами, архитектурными пространствами. Здесь сложился особый род людей, являющихся коренными горожанами своего Города. Они любят его несмотря на убогость существования в полуразрушенной среде, хотя есть и такие, кому уже надоела неблагоустроенность, но покидать своё городское пространство, в котором прошла вся жизнь, не хочет никто. Те, кто уже переехал из «старого города», ещё сильнее любит его издали - из новых микрорайонов, которые в своей лапидарной убогости никогда не заменят одушевленной среды исторических улиц с красивыми знакомыми домиками. Ценное или бесценное? В наше рыночное время всё можно подсчитать: ценность городской земли, ценность конструкций, ценность реставрационных работ. Но наше историческое прошлое по существу бесценно, ведь его нельзя воспроизвести без культурных потерь. Только сохраняя его, мы касаемся «нитей памяти», протянутых из исторического далёка. Ныне разрабатываются теории, связанные с «объективными» критериями ценности, некие квалиметрические подходы к архитектурному наследию: ценность для жителей, ценность для коммерсантов, ценность для профессионалов. Предполагается, что для глупых жителей неценно то, что считают ценным умные архитекторы и историки. Тогда, вероятно, для коммерсантов будут ценны лишь крупные здания либо просто большие участки старого города. Преимущественным все равно будет мнение профессионалов, другой вопрос - как учесть мнение жителей о ценности застройки, если некоторые эксперты-профессионалы по каким-то причинам считают её годной лишь к сносу. Вероятно, что нужно обращаться к другим экспертам. Есть и более примитивные подходы: если ветхость ценного здания свыше 70% - то его можно сносить. Можно не включать в список объектов культурного наследия или в список вновь выявленных памятников - тогда не будет и мер охраны. Можно и вообще не надзирать за состоянием нашего наследия - так оно само уничтожится от бездействия и равнодушия. Так что схем уничтожения нашей памяти больше, чем теорий сохранения и определения ценности. Это как теория энтропии: беспорядок создаётся сам, а для порядка требуются усилия. Innovative Project. 2016. Т1. № 3 DOI: 10.17673/IP.2016.1.03.1 9 Мы утверждаем, что ценно всё, что осталось нам от предков: архитектурная среда, городское пространство, здания и истории, с ними связанные. Всё это определяет нашу самобытность. Для того чтобы сохранить её, необходимо решить многие проблемы. С какими же проблемами развития столкнулся наш исторический центр? В первую очередь, это социокультурные проблемы. Отсутствие широких предложений услуг обслуживания делает некоторые части исторического центра пустынными территориями, не привлекающими жителей города. В этом случае можно говорить о деградации центральных территорий, потере символических смыслов территориями центра. Разрушение исторических зданий часто ведёт к их сносу, а значит, к утере исторических культурных связей нас с прошлым. Отсутствие ремонта, наплевательское отношение властей к историческим зданиям в какой-то степени формирует привлечение к ним молодёжных культур, в частности, граффити [1]. Граффитисты пытаются поместить на здания исторического центра новый смысл, обращая на открывшиеся после сноса соседних домов брандмауэры свои надписи. Частично надписи закрывают цоколи и нижние части стен старых зданий. Имеет место и вандализация горожанами, связанная с повреждением старых деталей домов - наличников, кронштейнов под козырьками-навесами над деревянными зданиями. Застройщики иногда «освобождают» место для застройки поджогами старых деревянных зданий. Местное население проживает в жилом фонде с большими коммунальными проблемами, отсутствием необходимого благоустройства, часто в зданиях в ветхом и аварийном состоянии, не имея возможности его улучшить. Часть жителей центра представляет собой асоциальные группы, которые замусоривают в результате своей жизнедеятельности заброшенные исторические здания. Выборочное строительство на месте снесённых исторических зданий разрушает сложившиеся соседские связи. Интересы жителей домов-новоделов вступают в противоречия с интересами жителей старых домов ввиду нарушения домовладений последних. Архитектурные объекты исторического центра несут утилитарную и одновременно эстетическую функцию, воспринимаются эмоционально и обладают эстетической и культурной ценностью. Самый ветхий дом с эстетическими качествами предлагает нам свою сохранившуюся «биографию»: свидетельство развития производительных сил общества во время его постройки, его строительной технологии и эстетического идеала. Вот, например, жилой дом на ул. Галактионовской, 221 (рис.1, а). Деревянный одноэтажный, со стилизованными деревьями на наличниках, берегинями на фризах и сандриках, с кронштейнами в виде облаков со звёздами. Все декоративные элементы дают представление о мировоззренческой ценности для людей, построивших этот дом. Вероятно, это были купцы, недавние выходцы из сёл, отсюда и декор, связанный с сельскохозяйственной жизнью, растениями и культовыми представлениями об украшении дома. Или, будто шагнувший из чеховских рассказов, дом с мезонином на ул. Ульяновской, 28 (рис.1, б). Скромные украшения сандриков окон в виде свешивающихся капель да обрамления тяги карниза первого этажа в виде восходящего солнца знакомят нас с мировоззрением наших далёких предков - горожан Самары. Ни один из декоров в разных зданиях города не повторяется (рис.1, в, г). Возможно, что утилитарная ценность проживания в таковых объектах уменьшается, но нисколько не умаляется ценность эстетическая и культурная. Это не объекты культурного наследия, внесённые в пресловутый список, это - сама история города. Поэтому и охранять её необходимо, создавая современный комфорт проживания или приспосабливая под новые функции. Слабо изученной является морфология исторических архитектурных объектов, которая является искомой самарской идентичностью: строение исторических зданий, характерные завершения крыш, прорисовка фасадов, в том числе особенности декоративной обработки, семантика форм. Тогда и аллюзии в формах новых зданий будут понятны даже рядовым жителям города, а с ними укрепятся самарские архитектурные традиции. Мало зданий образных, почти нет «кодификации» самарской морфологии в современной архитектуре, хотя есть единичные примеры. Так, эмоциональное воздействие производит аллюзия на завершение башни в старом самарском доме - пресловутый шарик на конусе в современном доме на ул. Красноармейской, 75 (рис.1,д, е). Эстетические проблемы связаны с изменениями внешнего облика или с внедрением новых деталей в исторические здания - металлических дверей, пластиковых окон, уничтожающих исторические особенности самарских домов. Иногда просто дурной вкус в стилистике новых зданий снижает эстетические качества формируемого архитектурного пространства. Истории города 10 Крупные исторические здания обладают особой социальной ценностью, они несут смыслы, трактовка которых меняется под воздействием социально-культурных преобразований. Смена названий одного из зданий на ул. Фрунзе - Дом губернатора - Белый дом - Обком КПСС - Институт искусств и культуры - Бункер Сталина говорит об изменении не только функций, но и смыслов для горожан. Такие объекты могут менять идеологическую функцию, как, например, Дворец культуры им. Куйбышева - одно из главных зданий советской эпохи, на фоне которого проходили городские демонстрации, стал нести культурную функцию Оперного театра города. Тем не менее символическое значение таких зданий сохраняется и при изменении функции. Социокультурные проблемы тесно связаны с проблемами формируемого архитектурного Innovative Project. 2016. Т1. № 3 Рис. 1. Ценное и бесценное в историческом центре Самары (фото: samara.vsedomarossii.ru); а - типичный по объёму, но неповторимый по отделке деревянный самарский дом конца XIX века по ул. Галактионовской, 221; б - дом с мезонином на ул. Ульяновской, 28; в - встреча восхода с кронштейном - конём под карнизом дома по ул. Самарской, 102,а; г - сельскохозяйственный календарь на краю фасада дома в виде деревянного солнца по ул. Галактионовской, 221; д - жилой дом 1900 г. с характерным завершением башни арх. Ф.Засухина на ул. Некрасовской,57; е - код самарской традиции на современном жилом доме по ул. Красноармейской, 75 а в д б г е 11 пространства - эстетическими, функциональными, транспортными, градостроительными. И если социокультурные проблемы решить средствами одной лишь архитектуры нельзя, то градостроительными преобразованиями и новой социальной политикой можно способствовать их разрешению. Архитектурное пространство - условие сохранения традиций и культурной идентичности. Поэтому так ценен фронт и масштаб самарских улиц с историческими зданиями, сформировавшаяся застройка вокруг площадей исторического центра, особенности композиции и границы домовладений исторических кварталов, характерные черты самарских дворов [2-12]. Любое архитектурное предложение требует общественного обсуждения и партисипации жителей, что показала практика реконструкции пл. 400-летия Самары с воздвижением памятной стены на гребне склона. Традиционное восприятие открытого пространства волжских просторов с площади вступило в противоречие с первоначальным архитектурным решением, что вызвало протесты жителей. Для горожан знакомое пространство оказалось ценностью, которое они решили защищать. Эстетика архитектурного пространства разрушается немасштабным новым строительством. Тогда градостроительными доминантами в силу своей высотности становятся случайные здания (рис.2,а, б). Решение функциональных проблем может повысить ценность архитектурного пространства центра. Преобладание жилой функции в центре над функциями общественного обслуживания превращает ценные исторические территории в спальные. Плотность функций обслуживания даже на центральных улицах крайне низка. Сохраняется размещение некоторых промышленных функций, чуждых для центра города. Список предложений услуг обслуживания слишком короток и тривиален, хотя должен включать по-настоящему уникальные объекты. Приспособление старых зданий под новые функции ещё ждёт своих предложений. Транспортные проблемы проявляются в перегруженности центра транспортом, неоптимальным его распределением, пробках в некоторые часы, отсутствии мест для прокладки линий и станций метрополитена, необоснованных предложениях развития транспортной сети в виде мостов, связывающих узкие улицы центра с предполагаемым мощным потоком по ним транспорта из другой части города, отсутствии мест для многочисленных парковок. Все эти проблемы требуют всесторонних и многочисленных обсуждений в профессиональной среде, в т.ч. с привлечением мнений горожан. В дискуссиях должны сформироваться те ценности, которые нам необходимо осознать, учитывать в своей деятельности и учиться их защищать. Вероятно, что многие объекты для изучения, упомянутые в данной статье, могут быть осознаны в категории не просто ценного, а бесценного для нас не только как архитекторов, но и горожан. В противном случае нам грозит исчезновение пространственной и архитектурной самарской самобытности. Выводы. Самарские традиции и в их числе застройка и сформированное веками архитектурное пространство являются приоритетными ценностями, подлежащими сохранению. Для сохранения должна быть использована методика Истории города Рис. 2. Проблемы архитектурного пространства города (фото rabid-worg.livejournal.com и skyscrapercity.com): а - случайная доминанта на пл. Куйбышева; б - изменение вышедшим на красную линию высотным объёмом ЖК «Империал» традиционной масштабности застройки архитектурному пространству в историческом квартале а б 12 бесконфликтной градостроительной реконструкции, вновь введены ограничения по увеличению этажности застройки в центре города. Для сохранения самарской идентичности в центре города должны сохраняться не только объекты культурного наследия, ценные здания, но и рядовая традиционная застройка. Практика сноса ценных городских зданий должна быть остановлена даже в перспективе предлагаемого последующего восстановления. Изучение морфологии исторической застройки даст возможность использования «мотивов» традиционной самарской архитектуры в современной застройке исторического центра. Должна быть продолжена профессиональная деятельность по привлечению жителей к участию в восстановлении исторической среды, организованы опросы жителей города по наиболее резонансным вопросам реконструкции центра. Работа по популяризации самарского архитектурного наследия должна быть продолжена. В практику реконструкции должны внедряться современные технологии и строительные материалы.
×

About the authors

Irina Aleksandrovna Kotenko

Samara State Technical University

Polina Aleksandrovna Surina

Samara State Technical University

References

  1. Кузовенкова Ю.А. Диагностика молодёжных уличных арт-практик: стратегии сопротивления и самореализации в граффити и стрит-арте // Аспирантский вестник Поволжья. 2015. №7-8. С.60 - 63.
  2. Котенко И.А. Планировочные виды жилой застройки: учебное пособие/ СГАСУ. Самара, 2011. 44 с.
  3. Ильина И.А. Пространственная локализация функции управления на территории Самары на территории Самары в XVIII-XIX вв. // Город в меняющемся мире: межвузовский сборник научных трудов/ СамАСИ. Самара, 1992. С. 23-31.
  4. Котенко И.А. Эволюция периметральной градостроительной композиции жилой застройки в Самаре // Градостроительство и архитектура. 2012. № 4 (8). С. 25-31. doi: 10.17673/Vestnik.2012.04.5.
  5. Котенко И.А. Рационализм и примитивность строчной застройки: условия возвращения // Градостроительство и архитектура. 2014. № 3 (16). С. 21-25. doi: 10.17673/Vestnik.2014.03.4.
  6. Котенко И.А. «Степени несвободы» свободной застройки в современном городе // Градостроительство и архитектура. 2016. № 1 (22). С. 101-107. doi: 10.17673/Vestnik.2016.01.17.
  7. Котенко И.А., Токарева В.А. Тенденции градостроительного развития и реновации производственных территорий // Градостроительство и архитектура. 2016. №2 (23). С.110-117. doi: 10.17673/Vestnik.2016.02.20.
  8. Котенко И.А. Немецкий военно-географический план города Куйбышева (Самары) как объект изучения его градостроительного развития // Градостроительство и архитектура. 2016. №3 (24). С.116-125. doi: 10.17673/Vestnik.2016.03.19.
  9. Котенко И.А. Планировочные приёмы современной жилой застройки // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре: материалы 68-й Всероссийской научно-технической конференции / СГАСУ. Самара, 2011. С. 431-432.
  10. Котенко И.А. Развитие общегородского центра Самары // Самара в зеркале урбанистики: монография под ред. Т.Я. Ребайн; СГАСУ. Самара, 2004. С.48-72.
  11. Филиппов В.Д. Эволюция строчной застройки: Озёрный, Самара, 2009-2010 гг. // Градостроительство и архитектура. 2016. №2 (23). С.118-123. doi: 10.17673/Vestnik.2016.02.21
  12. Малахов С.А., Мишечкина А.Б., Романова Д.Н. Поэтика городского пространства Самары. Самара, 2013. 160 с.

Statistics

Views

Abstract: 97

PDF (Russian): 19

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX


Copyright (c) 2016 Kotenko I.A., Surina P.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies