The choice of treatment for macular edema following retinal vein occlusion

Abstract


A clinical efficacy assessment was performed for the therapy of post-occlusive cystoid macular edema using intravitreal anti-VEGF-ranibizumab injections at short and remote terms from the disease onset. It has been shown that ranibizumab intravitreal injections in retinal vein occlusion allow to increase visual acuity and to reduce retinal edema, and thus rehabilitate patients in maximally short terms. Intravitreal injections of vascular endothelial growth factor inhibitors at short terms from the disease onset allow achieving stabilization of the pathological process with preservation or improvement of visual functions, while reducing the number of repeated intravitreal injections.

Окклюзия вен сетчатки (ОВС) представляет собой острое нарушение кровообращения в центральной вене сетчатки или её ветвях и занимает одно из лидирующих мест среди причин стойкого снижения зрения [1, 3]. Несмотря на многочисленные исследования, направленные на изучение данного заболевания, и по настоящее время остаётся много вопросов по поводу его этиопатогенеза, а разнообразное клиническое течение тромбоза ретинальных вен и различные факторы риска, такие как артериальная гипертония, дислипидемия и сахарный диабет, заставляют врача разрабатывать междисциплинарный индивидуальный подход к его терапии. Rogers S. с соавт. провели анализ на основе исследований населения в Соединенных Штатах, Европе, Азии и Австралии, и выявили, что примерно 16 миллионов человек во всем мире страдают тромбозом вены сетчатки, по крайней мере одного глаза [14]. В настоящее время принято выделять неишемический и ишемический тип клинического течения ОВС. Неишемический тип венозной окклюзии сетчатки встречается в 4 раза чаще, чем ишемический [14]. При неишемическом тромбозе происходит неполная облитерация венозного русла, что приводит к увеличению внутрисосудистого давления и транссудации компонентов крови в сетчатку по закону Старлинга. Это, в свою очередь, ведёт к интерстициальному отёку ретинальной ткани и увеличению онкотического давления, что затрудняет адекватное капиллярное кровоснабжение сетчатки и приводит в конечном счёте к ишемии. Таким образом, ОВС, классифицированные как неишемический тип, имеют различную степень ишемии сетчатки [7]. Пациенты с неишемическим типом ретинальной окклюзии имеют большую вероятностью реканализации просвета сосуда с восстановлением ретинальной перфузии. При ишемическом тромбозе, когда происходит тотальная обтурация просвета вены и полное прекращение ретинальной перфузии, развивается выраженная ишемия сетчатки. При этом значительно (до 70-90 %) повышается вероятность развития постокклюзионной ретинопатии и увеличивается выраженность её симптомов. Следует помнить, что основным методом отличия неишемической окклюзии от ишемической является флуоресцентная ангиография (ФАГ). Основной причиной снижения центрального зрения при тромбозах вен сетчатки является макулярный отёк (МО). Понимание патогенеза отёка макулы может, в свою очередь, позволить понять механизм действия некоторых методов лечения, активно применяющихся в настоящее время для лечения окклюзии вены сетчатки, и его осложнений. МО представляет собой скопление жидкости и белковых отложений в макулярной области и может быть очаговым или диффузным. Морфологически жидкость скапливается в наружном и внутреннем ядерном слоях сетчатки, а также происходит отёк клеток Мюллера [3]. В зарубежной литературе выделяют 2 вида посттромботического макулярного отёка- вазогенный МО и цитотоксический МО [6]. При вазогенном МО ткань не некротизируется, а происходит увеличение эндотелиальной проницаемости с транссудацией сосудистой жидкости в экстрацеллюлярное пространство. При цитотоксическом МО, наоборот, происходит сначала внутриклеточный отёк с некрозом ткани, а затем при разрушении мембран клеток происходит отёк внеклеточного пространства. Цитотоксический, или ишемический, МО часто подвергается спонтанной резорбции. Макулярный отёк четко диагностируется при помощи оптической когерентной томографии (ОКТ), а при значительной проминенции и с помощью биомикроскопии [5]. Лечение ОВС и его последствий, вызванных заболеванием, требует значительных средств и является серьёзной социально-экономической проблемой. Условно все методы лечения ОВС можно подразделить на две группы: борьба с главной причиной основных клинических проявлений- окклюзией вены и воздействие непосредственно на основной симптом- МО. К первой группе относят все варианты тромболитической терапии, ко второй лечение ингибиторами ангиогенеза, стероидами и лазеркоагуляцию сетчатки [3]. «Золотым стандартом» лечения постокклюзионной ретинопатии является выполнение лазеркоагуляции сетчатки в зонах ишемии и выключение ишемизированных участков из патологической цепи гиперсекреции VEGF. Ранее для лечения МО вследствие тромбоза вены сетчатки производили лазеркоагуляцию макулярной области по типу «подковы» или «решетки», однако макула и, особенно, фовеолярная зона остаются «запретными областями» для лазеркоагуляции в связи с опасностью необратимой утраты центрального зрения как непосредственно от коагуляции нейроэпителия, так и вследствие прогрессирования атрофии пигментного эпителия сетчатки вокруг зоны ожога. Результаты многоцентрового исследования CVOS (Central Vein Occlusion Study), опубликованные в 1995 году, показали, что аргоновая лазергоакуляция в центральной зоне не эффективна в лечении макулярного отёка после окклюзии ЦВС [8]. Большей эффективностью в лечении посттромботического макулярного отёка по сравнению с лазеркоагуляцией обладает метод интравитреального введения кортикостероидов. Однако, данный метод имеет ряд побочных явлений, таких как развитие катаракты и вторичной стероидной глаукомы [4, 9, 10]. При ОВС функциональные и структурные изменения в сетчатке, в том числе и снижение кровотока в ретинальных капиллярах, приводят к гипоксии, которая, в свою очередь, приводит к усилению активности фактора роста эндотелия сосудов (VEGF). Экспрессия VEGF осуществляется преимущественно эпителиальными пигментными клетками, эндотелиальными клетками и клетками Мюллера [15]. VEGF нарушает сосудистый барьер сетчатки, стимулирует рост эндотелия сосудов и повышает сосудистую проницаемость [11]. У пациентов с ОВС было обнаружено повышение концентрации этого фактора во внутриглазной жидкости, при этом отмечалась корреляция концентрации VEGFс тяжестью макулярного отёка [12, 13]. В связи с ведущей ролью гиперпродукции VEGF в развитии отёчной макулопатии и неоваскуляризации при постокклюзионной ретинопатии, антиангиогенная терапия в настоящее время является патогенетически ориентированным методом лечения [1]. В настоящее время широко используется анти-VEGF препарат - Ranibizumab (Lucentis®; Novartis Pharma) для лечения посттромботического кистозного макулярного отёка. Ранибизумаб одобрен для лечения неоваскулярной (влажной) формы возрастной макулярной дегенерации и диабетического макулярного отёка и представляет собой фрагмент мышиного моноклонального антитела. С 2007 года проводились два крупных рандомизированных многоцентровых исследования BRAVO и CRUISE, посвящённых изучению эффективности и безопасности применения препарата ранибизумаб при лечении макулярного отёка, сопровождающего окклюзию вен сетчатки. Опубликованные из этих исследований данные свидетельствуют о значительном улучшении остроты зрения у пациентов после введения ранибизумаба [2]. С 2008 года ранибизумаб зарегестрирован в России, а с 2012 года широко применяется в лечении посттромботических осложнений. Однако, несмотря на существующие схемы лечения пациентов с постокклюзионным кистозным МО, не всегда удается добиться стойкой ремиссии с сохранением высокой остроты зрения. Кроме того, остаётся неясным, когда необходимо начинать лечение анти-VEGF препаратами и стоит ли дополнять его проведением лазерной коагуляции сетчатки. Требует изучения длительность лечения ингибиторами ангиогенеза, интервалы между лечением и количество необходимых инъекций. Цель работы - оценить клиническую эффективность лечения постокклюзионного кистозного макулярного отёка с помощью интравитреального введения анти-VEGF-препарата ранибизумаба в ранние и отдалённые сроки от начала заболевания. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ Характеристика клинического материала. Всего обследовано 80 пациентов с кистозным макулярным отёком, развившимся на фоне окклюзии ЦВС или её ветви, в том числе 36 (45 %) мужчин и 44 (55 %) женщины. У 20 пациентов (25 %) был диагностирован ишемический тромбоз с локализацией зон ишемии по ходу венозных ветвей и на периферии, у 60 (75 %) - неишемический. Пациенты проходили обследование и лечение в филиале № 1 ГБУЗ ГКБ им. С. П. Боткина в период с 2013-2015 гг. Возраст пациентов на момент постановки диагноза составил от 46 до 85 лет (средний возраст 67,9 ± 8,6 лет). Среди локализаций тромбоз центральной вены сетчатки выявлялся у 29 пациентов (36,2 %), тромбоз верхневисочной ветви ЦВС - у 38 пациентов (47,5 %), тромбоз нижневисочной ветви ЦВС - у 12 пациентов (15 %), и у одного пациента был обнаружен тромбоз макулярной ветви ЦВС (1,3 %). Наиболее часто встречающимися сопутствующими заболеваниями у наших больных явились артериальная гипертензия (82,5 %), атеросклероз сосудов (67,5 %) и ишемическая болезнь сердца (67,5 %). Восемь пациентов (10 %) страдали сахарным диабетом II типа. В зависимости от проводимого в стационаре лечения все пациенты были разделены на две группы. 1-я группа включала 49 человек (49 глаз), из них 20 мужчин (40,1 %) и 29 женщин (59,1 %). Пациентам 1-й группы проводилась стандартная консервативная медикаментозная терапия с использованием дегидратационных препаратов, стероидов, ангиопротекторов, антиагрегантов, антиоксидантов, тромболитиков. Срок заболевания от момента появления зрительных расстройств до поступления в стационар составил от 4 до 45 дней, составляя в среднем 20,6 ± 12,5 дней. Острота зрения до лечения составляла от 0,03 до 0,5 (в среднем 0,17). Ишемический тромбоз диагностировали у 7 пациентов, неишемический - у 42 пациентов. 2-я группа включала 31 человек (31 глаз), из них 16 мужчин (51,6 %) и 15 женщин (48,4 %). Пациентам этой группы помимо стандартной медикаментозной терапии производилось интравитреальное введение (ИВВ) анти-VEGF препарата ранибизумаба («Луцентис») в стекловидное тело в количестве 0,5 мг с интервалом от 1 до 2 месяцев. Введение ранибизумаба производилось в условиях операционной через плоскую часть цилиарного тела. В зависимости от времени начала лечения ингибиторами ангиогенеза пациенты 2-й группы были разделены на 2 подгруппы: 2 а подгруппа - 16 человек (16 глаз), которым производили введение препарата ранибизумаб в ранние сроки от начала заболевания (первые 3-4 недели) и 2 б-подгруппа - 15 человек (15 глаз), получавшие лечение ингибиторами ангиогенеза в поздние сроки от начала заболевания (от 4 недель до 95 дней), что было связано с поздним обращением пациентов к врачу-офтальмологу. Повторное введение анти-VEGF препарата производилось, если в процессе динамического наблюдения диагностировали персистенцию, либо усиление отёка в сочетании со снижением остроты зрения. Срок заболевания от момента появления зрительных расстройств до поступления в стационар составил от 2 до 95 дней, составляя в среднем 22,5 ± 11,6 дней. Острота зрения до лечения составляла от 0,01 до 0,3 (в среднем 0,12). Ишемический тромбоз во 2-й группе пациентов наблюдали у 13 человек, неишемический - у 18. Методы обследования включали визометрию, прямую и обратную офтальмоскопию, бесконтактную тонометрию, гониоскопию, периметрию Hamphry, оптическую когерентную томографию (ОКТ) на приборе «RTVue-100», version 4.0 производства «Optovue Inc.», США, фоторегистрацию глазного дна и флуоресцентную ангиографию глазного дна (ФАГ) на аппарате FF 450 Plus (Carl Zeiss, Германия). На ОКТ выполнялись следующие стандартные протоколы сканирования: Cross Line (перекрестные линии); 3D Macular и 3D Disc; Е-MM5. На томограммах оценивалась толщина и объём наружных и внутренних слоёв сетчатки по всем квадрантам. ОКТ в первой группе производили до начала лечения, после лечения, через 1 месяц, через 2 месяца и через полгода. ОКТ во второй группе производили до интравитреальной инъекции, через 1-2 недели после инъекции, через 1 месяц, далее при каждом необходимом осмотре. Отдалённые результаты также оценивали через полгода. При наличии показаний, таких как наличие ишемических зон сетчатки, просачивание красителя в поздние фазы и обнаружение зон ретинальной неоваскуляризации при проведении флуоресцентной ангиографии, пациентам обоих групп производилась лазерная коагуляция того сегмента периферической сетчатки, который соответствовал зоне пораженной вены, при необходимости проводили в дальнейшем дополнительную панретинальную лазерную коагуляцию, сочетая её с «модифицированной решеткой». Статистическую обработку полученных результатов проводили с использованием программы Microsoft Excel 2010 и пакета программ статистического анализа STATISTICA7. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Из данных таблицы 1 следует, что у пациентов, которым производили лечение ингибиторами ангиогенеза в ранние сроки от начала заболевания (2 а подгруппа) выявлено достоверное повышение остроты зрения в среднем почти в 2 раза и составляла через 1-2 недели после ИВВ препарата ранибизумаб в среднем 0,24 ± 0,05 (при исходной 0,13 ± 0,05; р = 0,003). Во 2 б подгруппе также наблюдалось улучшение остроты зрения с 0,11 ± 0,07 до лечения до 0,15 ± 0,09 в течение первых 2-х недель после инъекции ингибиторами ангиогенеза, однако это улучшение было статистически не достоверно (р > 0,05). У пациентов, получающих консервативную терапию, не наблюдалось достоверного улучшения зрительных функций на фоне лечения (р > 0,05). Данные графика 1 (рис. 1) свидетельствуют, что при лечении ингибиторами ангиогенеза в ранние сроки от начала заболевания у пациентов отмечается также улучшение морфологического состояния сетчатки в макулярной зоне: уменьшение отёка по всем квадрантам, преимущественно за счёт уменьшения толщины наружных слоев сетчатки. Была проведена также оценка изменений морфологического состояния сетчатки у пациентов 2 б подгруппы. В результате лечения через 1-2 недели наблюдалось улучшение морфологического состояния сетчатки в макулярной области также за счёт уменьшения толщины наружных слоев сетчатки (рис. 2). Уменьшение макулярного отёка также наблюдалось у пациентов 1 группы, однако эти изменения были не так значительны, по сравнению с пациентами 2 группы (рис. 3). Данные морфологического состояния сетчатки до и после лечения представлены в таблице 2. Из данных таблицы 2 следует, что при лечении постокклюзионного макулярного отёка происходит достоверное улучшение морфологического состояния макулярной области в основном за счёт наружных слоев сетчатки. При дальнейшем наблюдении был отмечен тот факт, что у пациентов 2 б подгруппы через некоторое время после лечения ранибизумабом толщина макулярной области быстро возвращалась к изначальной, в то время как во 2 а подгруппе сохранялся более длительный эффект от лечения и выявлялось небольшое увеличение толщины макулярной области через месяц после лечения. После 2 инъекции препарата ранибизумаб у 10 (62,5 %) пациентов 2 а подгруппы длительное время сохранялась нормальная толщина макулярной области и они не нуждались в повторной инъекции анти-VEGF препарата. Динамика изменения толщины макулярной области в области фовеа у пациентов 2 группы представлена на графике 4 (рис. 4). Полный объём макулярной области в 2 а подгруппе (рис. 5) уменьшался в среднем с 8,09 ± 1,06 мм3 до применения ранибизумаба до 6,44 ± 0,17 мм3 через 1-2 недели после лечения. Изменение объёма сетчатки во всех группах до и после лечения представлено в таблице 3. Данные таблицы 3 показывают, что при раннем лечении ингибиторами ангиогенеза (2 а подгруппа) происходит достоверное уменьшение объёма макулярной области по всем областям. После проведенного лечения у пациентов 1 и 2 б групп также зарегистрировано уменьшение объёма сетчатки, однако лечение не оказывает действие на объём внутренних слоев сетчатки (р > 0,05). При дальнейшем ежемесячном наблюдении у 4 пациентов из 16, относящихся к подгруппе 2 а, отмечалась стабилизация процесса и не потребовалось дополнительных инъекций препарата ранибизумаб. Остальным 12 пациентам 2 а подгруппы потребовалось дополнительные инъекции ингибиторов ангиогенеза для стабилизации процесса. Половине пациентов 2 а подгруппы (8 человек) была проведена лазерная коагуляция сетчатки, показаниями для проведения которой было наличие ишемических зон по данным ФАГ. В среднем лечение ингибиторами ангиогенеза у этих пациентов составляло от 1 до 3 инъекций, составляя в среднем 2 инъекции. Был отмечен тот факт, что если при тяжёлом ишемическом тромбозе с изначально низкой остротой зрения лечение ингибиторами ангиогенеза не дает улучшения состояния, то и дальнейшие инъекции препарата ранибизумаб проводить нецелесообразно. Тактика ведения таких пациентов сводится к одной интравитреальной инъекции и дальнейшему проведению курса лазерного лечения для профилактики развития неоваскуляризации. Отдалённые результаты учитывали через 6 месяцев после лечения. Было отмечена стабилизация толщины и объёма сетчатки в макулярной области у 10 (62,5 %) пациентов 2 а подгруппы, что позволило перевести их на динамическое наблюдение. Несмотря на уменьшение отёка, у 10 пациентов 2 б подгруппы острота зрения не изменилась и осталась низкой, что можно объяснить выраженными дегенеративными изменениями ретинальной ткани и давностью заболевания. По данным ОКТ у таких пациентов определяется уже кистозная макулопатия, которая тяжело поддается лечению. Лечение анти-VEGF препаратом составляло от 1 до 5 инъекций, составляя в среднем 3 инъекции. Практически всем пациентам 2 б подгруппы (14 человек из 15) потребовалось проведение лазерной коагуляции сетчатки для стабилизации процесса. Одному пациенту потребовалось 5 инъекций ранибизумаба и 2 лазерных лечения для стабилизации процесса. Пациентам 1-й группы, помимо консервативного медикаментозного лечения, производили также лазерную коагуляцию сетчатки, если по данным ФАГ определяли ишемические зоны, прокрашивание стенок вен в поздние фазы, а также просачивание красителя. Всего лазерное лечение было проведено 42 пациентам 1-й группы. У 7 пациентов 1 группы наблюдалась регрессия макулярного отёка только на фоне проводимого консервативного лечения и не потребовало дополнительного лечения. Это было связано с наличием у этих пациентов неишемического тромбоза ветви ЦВС с невысоким отёком в макулярной области, легко поддающимся медикаментозной терапии, а также ранним обращением в стационар. Отдалённые результаты представлены в таблице 4. Клинический случай. Пациент А., 66 лет обратился с жалобами на резкое снижение зрения левого глаза на фоне повышенного артериального давления. Был госпитализирован по срочным показаниям в стационар с диагнозом - тромбоз верхневисочной ветви ЦВС. Острота зрения при поступлении 0,2 с коррекцией. В стационаре проводилась стандартная медикаментозная тромболитическая, ангиопротекторная, антиагрегантная терапия, витаминотерапия, физиотерапия, а также введение препарата «Дипроспан» ретробульбарно. Острота зрения при выписке 0,3 с коррекцией. Повторное обращение через месяц после выписки- острота зрения левого глаза 0,3 с коррекцией, но по данным оптической когерентной томографии кистозный отёк сетчатки (до 537 мкм) (рис. 6). При офтальмоскопии отмечалась полнокровность и извитость вен, геморрагии по ходу верхних ветвей ЦВС, в макулярной зоне - геморрагии и признаки отёка сетчатки (рис. 7). На ФАГ левого глаза артерии узкие, вены широкие, неравномерного калибра. По ходу верхних ветвей ЦВС гипофлюоресцентные зоны, геморрагии. Капиллярная сеть над зоной fovea расширена, отмечается просачивание флюоресцеина в поздние фазы из измененных сосудов. Пациенту было рекомендовано интравитреальное введение препарата ранибизумаб. Через месяц после инъекции острота зрения увеличилась на 0,1 и составляла 0,4 с коррекцией. Офтальмоскопически отмечалось улучшение венозного кровотока, уменьшение геморрагий (рис. 8). По данным ОКТ (рис. 9) отмечалось уменьшение толщины сетчатки в фовеолярной области с 537 мкм до лечения до 251 мкм после. Также определялось снижение толщины сетчатки в области ДЗН (рис. 10). При дальнейшем наблюдении через 2 месяца после лечения острота зрения составляла уже 0,5 с коррекцией. Отдалённые результаты учитывали через 6 и 12 месяцев после проведенного лечения, макулярный отёк по данным ОКТ не нарастал и пациенту не потребовалось дополнительных инъекций анти-VEGF-препаратов (рис. 6). ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, интравитреальное введение препарата ранибизумаб при окклюзии вен сетчатки позволяет повысить остроту зрения и уменьшить отёк сетчатки, и тем самым реабилитировать пациентов в максимально короткие сроки. Введение препаратов, ингибирующих фактор роста эндотелия сосудов, в ранние сроки от начала заболевания позволяет добиться стабилизации патологического процесса с сохранением либо улучшением зрительных функций, при одновременном уменьшении кратности повторных интравитреальных инъекций.

Larisa Konstantinovna Moshetova

Russian medical Academy of postgraduate education

Email: Moshetovalk@yandex.ru
MD, DMSc, professor, acad. RAN, Department of ophthalmology

Tat'yana Vyacheslavovna Tsikhonchuk

Russian medical Academy of postgraduate education

Email: tatiana_tsikhonchuk@yahoo.com
postgraduate student, Department of ophthalmology

Kseniya Ivanovna Turkina

Russian medical Academy of postgraduate education

Email: kseniyait@mail.ru
MD, candidate of medical science, Department of ophthalmology

Sergey Aleksandrovich Ignat'ev

Botkin clinical hospital, branch 1, оphthalmological hospital

Email: ignatievokb@gmail.com
candidate of medical science, ophthalmologist, head of policlinic

  1. Бойко Э. В., Сосновский С. В. Антиангиогенная терапия в офтальмологии. СПб: ВМА; 2013.
  2. Тульцева С. Н., Астахов Ю. С. Окклюзии вен сетчатки (этиология, патогенез, клиника, диагностика, лечение. СПб.: Н-Л.; 2010.
  3. Тульцева С. Н., Астахов Ю. С. Роль воспаления в патогенезе посттромботического макулярного отека, современные направления медикаментозного лечения. Офтальмологические ведомости. 2012; 5 (4): 35-42.
  4. Тульцева С. Н., Нечипоренко П. А., Титаренко А. И. Использование интравитреального имплантата «озурдекс» в терапии постокклюзионного макулярного отека. Офтальмологические ведомости. 2014; 7 (3): 5-16.
  5. Browning D. J., McOwen M. D., Bowen Jr R. M., O'Marah T. L. Comparison of the clinical diagnosis of diabetic macular edema with diagnosis by optical coherence tomography. Ophtalmology. 2004; 111: 712-5.
  6. Browning David J. Retinal Vein Occlusions: Evidence-Based Management. 2012; 265-75.
  7. Campochiaro P. A., Hafiz G., Shah S. M. et al. Ranibizumab for macular edema due to retinal vein occlusion: implication of VEGF as a critical stimulator. Mol. Ther. 2008; 16: 791-9.
  8. Evaluation of grid pattern photocoagulation for macular edema in central vein occlusion. The Central Vein Occlusion Study Group M report. Ophtalmology. 1995; 102 (10): 1425-33.
  9. Haller J. A. et al. Randomized, sham-controlled trial of dexamethasone intravitreal implant in patients with macular edema due to retinal vein occlusion. Ophtalmology. 2010; 117 (6): 1134-46.
  10. Ip M. S. et al. A randomized trial comparing the efficacy and safety of intravitreal triamcinolone with observation to treat vision loss associated with macular edema secondary to central retinal vein occlusion. The SCORE Study Research Group. Arch. Ophthalmol. 2009; 127 (9): 1101-14.
  11. Karia N. Retinal vein occlusion: pathophysiology and treatment options. Clin. Ophthalmol. 2010; 4: 809-16.
  12. Noma H., Funatsu H., Yamasaki M. et al. Aqueous humour levels of cytokines are correlated to vitreous levels and severity of macular oedema in branch retinal vein occlusion. Eye (Lond). 2008; 22: 42-8.
  13. Noma H., Minamoto A., Funatsu H. et al. Intravitreal levels of vascular endothelial growth factor and interleukin-6 are correlated with macular edema in branch retinal vein occlusion. Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 2006; 244: 309-15.
  14. Rogers S., McIntosh R. L., Cheung N. et al. The prevalence of retinal vein occlusion: pooled data from population studies from the United States, Europe, Asia and Australia. Ophthalmology. 2010; 117 (2): 313-9.
  15. Yoshimura T., Sonoda K. H., Sugahara M. et al. Comprehensive analysis of inflammatory immune mediators in vitreoretinal diseases. PLoS ONE. 2009; 4 (12): 8158.

Views

Abstract - 2125

PDF (Russian) - 599

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2015 Moshetova L.K., Tsikhonchuk T.V., Turkina K.I., Ignat'ev S.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies