Efficacy of 0.01% dexamethasone solution in comprehensive therapy of dry eye disease

Cover Page

Abstract


Introduction. The officinal dosage of dexamethasone solution (0.1%) has a marked localized antiinflammatory effect. But the widespread use of this dose in the management of dry eye diseases is limited by the risk of damage to the cornea. Therefore, the authors developed a solution containing 0.01% dexamethasone phosphate in combination with 6% polyvinylpyrolidone and 1.5%–5.5% dextrose [3]. 
Aim. To study the effects of this novel anti-inflammatory solution on corneal inflammatory processes. 

Materials and methods. This study included a cohort of 25 patients (50 eyes) with corneal–conjunctival xerosis. Lower tear meniscus index, precorneal tear film production, stability and osmolarity, and the degree of staining of the ocular surface epithelium with vital solutions were assessed prior to the treatment and on day 28 of the study. The presence of the cytokines IL-1β, IL-2, IL-4, IL-6, IL-8, IL-10, IL-17A, IL-1Ra, TNF-α, INF-α, and INF-γ in patients’ tear fluid and blood plasma was quantified using ELISA. 
All patients were asked to complete a questionnaire to evaluate subjective signs of xerosis of the ocular surface. 

Results. Statistically significant increases in tear meniscus index, precorneal tear film stability, and main and total tear production, with a significant decrease in tear film osmolarity were observed by day 28 of the study. In addition, positive changes in objective parameters relating to the ocular surface epithelium were further confirmed by the patients’ evaluations of their quality of life. Furthermore, the degree of staining of the ocular surface epithelium with vital solutions also decreased. 

Conclusions. The results of the study demonstrate the high level of effectiveness of the developed medication as a treatment for dry eye diseases of various etiologies.


Введение

Уже на протяжении ряда лет синдром «сухого глаза» (ССГ) не теряет своей значимости в структуре офтальмологической патологии. С одной стороны, это связано с широкой распространённостью рассматриваемого заболевания, с другой — с тяжестью клинического течения и исходов некоторых его клинических форм [2].

При этом клинические проявления ССГ, заключающиеся в развитии так называемого роговично-конъюнктивального ксероза, нередко сопровождаются необратимыми морфологическими изменениями конъюнктивы и, главным образом, роговицы. При этом, как показывает практика, их можно встретить в широком диапазоне: от минимальных дистрофических изменений эпителия до глубокого деструктивного процесса: прогрессирующей язвы роговицы или даже кератомаляции [2].

Как известно, центральным звеном патогенеза ССГ служит нарушение стабильности прероговичной слёзной плёнки с повышением её испаряемости, увеличением осмолярности и, как следствие, с развитием воспалительной реакции в тканях глазной поверхности [2]. Соответственно, важным направлением патогенетически ориентированной терапии ССГ является применение противовоспалительных лекарственных средств.

Традиционно противовоспалительная терапия базируется на применении глюкокортикоидных препаратов, в частности дексаметазона фосфата. Это связано с тем, что последний блокирует факторы транскрипции: ядерный фактор — каппа-β (NF-kβ) и активатор белка — 1 (AP-1), вызывая репрессию связывания ДНК и тем самым ингибирует транскрипцию интерлейкина-2 — ключевого цитокина, регулирующего иммунный ответ клетки. Кроме этого под влиянием дексаметазона фосфата происходит уменьшение числа Т-лимфоцитов, снижается их влияние на В-лимфоциты, тормозится выработка иммуноглобулинов, а также  снижается синтез компонентов системы комплемента [4, 6].

Однако длительное применение дексаметазона фосфата в официнальной дозировке (0,1 %) ограничено широким спектром его побочных эффектов: повышением внутриглазного давления (ВГД), развитием стероидной катаракты и глаукомы, истончением ксеротически изменённой роговицы, приводящим к прогрессированию язвенного процесса с развитием соответствующих осложнений. Учитывая эти обстоятельства, нами разработан лекарственный препарат, содержащий 0,01 % раствор дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы [3].

Как известно, поливинилпирролидон является полимерной основой ряда современных препаратов «искусственной слезы» в силу того, что он повышает стабильность слёзной плёнки, стимулирует выработку эндогенного интерферона и улучшает переносимость фармакологически активных лекарственных веществ при их закапывании в конъюнктивальную полость. Добавление же раствора декстрозы обусловлено её свойством стабилизировать клеточные мембраны эпителия глазной поверхности [2, 4].

Изучению эффективности предложенного нами лекарственного препарата в комплексном лечении больных с основными патогенетическими типами роговично-конъюнктивального ксероза и посвящено данное исследование.

Цель: изучить влияние разработанного лекарственного препарата на динамику воспалительного процесса в тканях глазной поверхности больных с синдромом «сухого глаза» различной этиологии.

Материал и методы

Материалом исследования послужили результаты обследования и лечения 25 добровольцев (50 глаз): 6 мужчин (24 %) и 19 женщин (76 %) в возрасте от 40 до 80 лет (в среднем 60,4 ± 11,1 года) с ССГ различной этиологии: 7 (14 глаз) — на почве мейбомиевого блефарита, 8 (16) — перименопаузы и 10 (20) — синдрома Съегрена.

Известно, что в патогенезе ССГ при мейбомиевом блефарите большое значение имеет нарушение стабильности прероговичной слёзной плёнки, на почве перименопаузы — снижение продукции липидов и муцинов, а синдрома Съегрена — снижение секреции муцинов и водянистой составляющей прероговичной слёзной плёнки. Таким образом, в число обследованных вошли пациенты с основными патогенетическими типами ССГ.

Контрольную группу составили 25 добровольцев (50 глаз): 5 мужчин и 20 женщин 37–78 лет (в среднем 62,5 ± 10,9 года) с ССГ той же этиологии: 6 больных (12 глаз) с ССГ на фоне мейбомиевого блефарита, 9 (18) — на почве перименопаузы и 10 (20) — синдрома Съегрена.

Все пациенты обеих групп получали инстилляции в конъюнктивальную полость бесконсервантного слёзозаменителя на основе поливинилпирролидона и поливинилового спирта — Офтолик БК® (Sentiss, Pvt. Ltd., Индия) с частотой в среднем 3–4 раза в сутки, а больные основной группы — ещё и разработанный нами препарат с частотой 2–3 раза в сутки.

До начала лечения и на 28-й день исследования у всех оценивали субъективные признаки ССГ с помощью индекса поражения глазной поверхности (Ocular Surface Disease Index, OSDI) [22]. Функциональное обследование включало оценку индекса нижнего слёзного мениска, стабильности слёзной плёнки по M.S. Norn (1969), выраженности складки бульбарной конъюнктивы свободного края века по H. Hoh (2006), измерение величин основной и суммарной слёзопродукции по L. Jones (1966) и O. Schirmer (1903). В ходе биомикроскопии эпителия глазной поверхности исследовали степень его прокрашивания растворами бенгальского розового и лиссаминового зелёного — по четырёхбалльной шкале van Bijstervеld и раствором флюоресцеина натрия — по шкале Oxford [11–14, 19, 22], ограничившись количественной оценкой лишь степени прокрашивания роговицы.

Кроме того, у всех больных определяли осмолярность прероговичной слёзной плёнки с помощью прибора TearLab Osmolarity System (TearLab Corp., США) [2]. Затем в слёзной жидкости методом твердофазной ИФА определяли содержание цитокинов: интерлейкина-1β, -2,  -4, -6, -8, -10, -17А, рецепторного антагониста интерлейкина-1, фактора некроза опухоли — α, интерферонов-α и -γ (IL-1β, IL-2, IL-4, IL-6, IL-8, IL-10, IL-17A, IL-1Ra, TNF-α, INF-α, INF-γ соответственно). Для выполнения лабораторного исследования требовалось 0,5 мл слёзной жидкости. Учитывая, что у больных ССГ в достаточном количестве слёзы получить обычно не удаётся, нами была использована следующая методика.

После местной эпибульбарной анестезии 0,4 % раствором оксибупрокаина (Инокаин®, Sentiss, Pvt. Ltd., Индия) в конъюнктивальную полость из одноразового инсулинового шприца (без иглы) по 1 капле инстиллировали 1,0 мл 0,9 % раствора натрия хлорида и сразу же стерильной одноразовой пипеткой смывную жидкость собирали в стерильный промаркированный эппендорф. В результате проведённых манипуляций в эппендорфе оказывалось 0,5 мл слёзной жидкости («разведённой» в стандартном количестве изотонического раствора натрия хлорида) [1]. Таким же образом собирали слёзную жидкость из конъюнктивальной полости и другого глаза. Полученный материал до этапа лабораторного исследования хранили в морозильной камере при температуре –60,0 °C.

В последние годы, благодаря изучению лимфоидной ткани, ассоциированной со слизистыми оболочками (Mucosa-associated lymphoid tissue, MALT), стало очевидным её участие как в физиологических, так и в патологических процессах, в том числе воспалительных, протекающих в слизистых оболочках. В неё входят все системы, имеющие эпителий: лимфоидная ткань, ассоциированная с желудочно-кишечным и урогенитальным трактами, с бронхами, а также с глазной поверхностью. Глаз-ассоциированная лимфоидная ткань (eye-associated lymphoid tissue, EALT) представлена лимфоидной тканью, ассоциированной со слёзной железой, конъюнктивой и слёзоотводящими путями. Она относится к периферическим отделам органов иммунной системы и тесно связана с ней посредством гематоофтальмического барьера [7, 10, 16]. По этой причине уровень перечисленных выше цитокинов определяли методом твердофазной ИФА также и в плазме крови.

Результаты и их обсуждение

Динамика клинико-функциональных признаков ССГ у больных с различными его патогенетическими типами представлена в таблицах 1–3.

Установлено, что у больных с ССГ на фоне мейбомиевого блефарита (см. табл. 1) на 28-й день лечения препаратом, содержащим 0,01 % раствор дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы, отмечается достоверное уменьшение выраженности субъективных признаков ксероза эпителия глазной поверхности (p < 0,001). Одновременно отмечено достоверное повышение индекса слёзного мениска и суммарной слёзопродукции (p < 0,01), а также уменьшение степени прокрашивания эпителия конъюнктивы и роговицы витальными красителями (p < 0,05–0,001). У тех же пациентов на фоне инстилляций исследуемого препарата зафиксировано достоверное уменьшение осмолярности прероговичной слёзной плёнки (p < 0,05). При этом динамика выраженности складки бульбарной конъюнктивы свободного края века и основной слёзопродукции на фоне проводимой терапии оказалась статистически незначимой (p > 0,05).

В контрольной группе на 28-й день терапии также установлено статистически значимое уменьшение выраженности субъективных признаков ксероза эпителия глазной поверхности (p < 0,001), достоверное повышение стабильности слёзной плёнки, величин основной слёзопродукции и уменьшение степени прокрашивания эпителия глазной поверхности витальными красителями (p < 0,01–0,05). Однако динамика рассмотренных параметров у детей из контрольной группы оказалась менее выраженной, чем из основной.

Кроме того, величины осмолярности слёзной жидкости, индекса слёзного мениска, выраженности складки бульбарной конъюнктивы у свободного края века, суммарной слёзопродукции и степени прокрашивания эпителия роговицы на фоне терапии препаратом Офтолик без консерванта оказались статистически недостоверными (p > 0,05).

Таким образом, у пациентов с ССГ на почве мейбомиевого блефарита на фоне инстилляций предложенного препарата наблюдается достоверное уменьшение выраженности субъективных признаков ксероза, что подтверждается объективными методами исследования (см. рис. 1, 2).

Сходная динамика оцениваемых показателей зафиксирована и у женщин с ССГ на фоне перименопаузы (табл. 2). На 28-й день лечения у них отмечено достоверное повышение индекса слёзного мениска, стабильности слёзной плёнки, а также величин основной и суммарной слёзопродукции (p < 0,05–0,001). Кроме того, степень прокрашивания эпителия роговицы и конъюнктивы витальными красителями (см. рис. 3, 4) и выраженность субъективных признаков ССГ оказались достоверно ниже исходных (p < 0,01–0,001). Вместе с тем осмолярность слёзной плёнки и выраженность складки бульбарной конъюнктивы хотя и имели тенденцию к снижению, однако не сопровождались статистически значимыми отличиями от соответствующих исходных значений (p > 0,05).

В контрольной группе также установлено достоверное повышение стабильности слёзной плёнки, слёзопродукции, а также уменьшение выраженности прокрашивания эпителия глазной поверхности витальными красителями и субъективных признаков ССГ (p < 0,01–0,001). Однако динамика данных параметров у них оказалась менее выраженной, чем у пациентов основной группы. Вместе с тем динамика осмолярности слёзной плёнки, а также индекса слёзного мениска и выраженности складки бульбарной конъюнктивы относительно исходных показателей оказались статистически недостоверными (p > 0,05).

По результатам наблюдения за пациентами с ССГ на почве синдрома Съегрена, получавшими исследуемый препарат, установлены сходные с рассмотренными выше закономерности (табл. 3). Так, на 28-й день терапии отмечено статистическое достоверное уменьшение выраженности клинических симптомов ССГ (p < 0,05–0,001). Лишь повышение индекса слёзного мениска оказалось статистически недостоверным (p > 0,05).

В контрольной группе больных с синдромом Съегрена на 28-й день терапии также отмечено достоверное увеличение стабильности слёзной плёнки, уменьшение степени прокрашивания эпителия глазной поверхности витальными красителями (рис. 5, 6) и выраженности субъективных признаков ССГ (p < 0,01–0,05). Однако осмолярность слёзной жидкости, индекс слёзного мениска, выраженность складки бульбарной конъюнктивы, а также суммарной слёзопродукции и степени прокрашивания эпителия роговицы флюоресцеином натрия достоверно не отличались от исходных значений (p > 0,05).

С целью изучения противовоспалительной активности предложенного лекарственного препарата у больных с основными патогенетическими типами роговично-конъюнктивального ксероза было выполнено исследование уровня эндогенных иммуномедиаторов в слёзной жидкости и в плазме крови.

Содержание исследуемых иммунологических показателей в слёзной жидкости пациентов основной и контрольной групп представлено в таблице 4.

Установлено, что у пациентов с ССГ на почве мейбомиевого блефарита на фоне терапии разработанным препаратом отмечено снижение уровня провоспалительных цитокинов: в 1,4–2,4 раза — уровня IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-1Rа и TNF-α (p < 0,05–0,001) и статистически незначимое — IL-4 и IL-17A (p > 0,05). Обнаружено и повышение в 2 раза уровня IL-10 (p < 0,05), обладающего выраженным противовоспалительным действием. Продукция INF-α на фоне терапии уменьшилась в 3,2 раза (p < 0,001), что отражает снижение напряжённости врождённого иммунитета в ходе терапии. Таким образом, разработанный лекарственный препарат обладает выраженным терапевтическим эффектом в отношении хронического воспалительного процесса в эпителии глазной поверхности, который проявляется снижением продукции основных провоспалительных цитокинов и повышением уровня противовоспалительных цитокинов.

В контрольной группе больных с ССГ той же этиологии на 28-й день терапии определяется статистически достоверное снижение уровня IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α, однако только в 1,1–1,5 раза (p < 0,05). Содержание же IL-1β, IL-2, IL-4 и IL-10 на фоне терапии не имело достоверных отличий от исходных значений 
(p > 0,05).

Сходные результаты получены и при лабораторном обследовании больных с ССГ на фоне перименопаузы и синдрома Съегрена.

Так, у пациенток с ССГ на фоне перименопаузы содержание в слёзной жидкости IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α, INF-α оказалось сниженным в 1,1–2,7 раза (p < 0,05–0,001), уровень противовоспалительного цитокина IL-10 увеличился в 1,7 раза (p < 0,01), а содержание IL-4 достоверно не изменилось (p > 0,05).

В контрольной группе больных с ССГ той же этиологии отмечено достоверное снижение уровня IL-6, IL-8, IL-1Rа, TNF-α, INF-α в 1,2–1,5 раза (p < 0,05–0,01). Однако уровень IL-1β, IL-2, IL-4, IL-17А, а также IL-10 на фоне терапии достоверно не изменился (p > 0,05).

У пациентов с ССГ, развившимся на почве синдрома Съегрена, на фоне терапии исследуемым препаратом наблюдалось снижение содержания IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α, INF-α в 1,3–2,9 раза (p < 0,05–0,001), статистически незначимое снижение уровня IL-4 (p > 0,05) и повышение в 2 раза уровня IL-10 (p < 0,05).

В соответствующей контрольной группе пациентов на фоне лечения наблюдалось снижение содержание IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-1Rа, TNF-α, однако лишь в 1,2–1,5 раза (p < 0,05–0,01). Как и в предыдущих группах контроля, снижение уровня IL-4, IL-17A и INF-α и увеличение провоспалительного IL-10 оказалось недостоверным (p > 0,05).

Содержание же INF-γ в слёзной жидкости на фоне терапии в основной и контрольной группах относительно исходного уровня достоверно не изменилось (p > 0,05).

Таким образом, у всех обследованных пациентов с ССГ на фоне терапии лекарственным препаратом, содержащим 0,01 % раствор дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы, отмечается изменение параметров местного иммунитета в виде снижения уровня провоспалительных цитокинов и увеличения — противовоспалительных.

Динамика соответствующих параметров системного иммунитета тех же групп пациентов представлена в таблице 5.

Как видно из данных, представленных в таблице, после терапии разработанным препаратом обнаружены заметные изменения уровня контролируемых показателей и в периферической крови. Так, у пациентов с ССГ на фоне мейбомиевого блефарита в результате терапии отмечено снижение в плазме крови уровня IL-1β, IL-2, IL-4, IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α по сравнению с исходными данными в 1,2–2,7 раза (p < 0,05–0,001) и повышение уровня противовоспалительного цитокина IL-10 в 1,6 раза (p < 0,01). В контрольной группе отмечено снижение в плазме крови уровня IL-1β, IL-2, IL-6, IL-17A, IL-1Rа, INF-α в 1,1–1,3 раза (p < 0,05) и повышение в 1,2 раза противовоспалительного цитокина IL-10 (p < 0,01). Однако снижение уровня IL-4, IL-8 и TNF-α не оказалось статистически значимым (p > 0,05).

У пациенток с ССГ на фоне перименопаузы содержание IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α, INF-α снизилось в 1,3–2,6 раза (p < 0,05–0,001), однако IL-4 — недостоверно (p > 0,05). При этом уровень IL-10 увеличился в 2,1 раза (p < 0,01). В контрольной группе пациенток отмечено снижение в плазме крови уровня IL-2, IL-4, IL-6, IL-8, IL-1Rа по сравнению с исходными данными в 1,2–1,4 раза (p < 0,05–0,01). Снижение же уровня IL-1β, IL-17А, TNF-α и INF-α, а также повышение провоспалительного цитокина IL-10 не подтверждалось статистически значимыми отличиями (p > 0,05).

У пациентов с ССГ на фоне синдрома Съегрена в результате терапии содержание IL-1β, IL-2, IL-6, IL-8, IL-17A, IL-1Rа, TNF-α, INF-α снизилось в 1,3–3 раза (p < 0,05–0,001), а IL-10 — увеличилось в 2,3 раза (p < 0,05). Как и в предыдущих группах больных, снижение уровня IL-4 оказалось статистически незначимым (p > 0,05). В контрольной группе пациентов с ССГ рассматриваемой этиологии содержание IL-2, IL-6, IL-8, IL-1Rа, INF-α в плазме крови снизилось в 1,1–1,5 раза (p < 0,05), а снижение уровня IL-1β, IL-4, IL-17А, TNF-α и повышение IL-10 оказалось статистически недостоверным (p > 0,05).

Динамика INF-γ в плазме крови, как и в слёзной жидкости, на фоне терапии в основной и контрольной группах не была статистически значимой (p > 0,05).

Таким образом, во всех основных группах пациентов с ССГ различной этиологии на фоне терапии разработанным препаратом отмечается изменение общего иммунитета, заключающееся в снижении уровня провоспалительных цитокинов и увеличении противовоспалительных.

Сравнительный анализ уровня цитокинов в плазме крови и слёзной жидкости при ССГ различной этиологии выявил общую закономерность: содержание TNF-α, IL-6, IL-2 в слёзной жидкости более чем в 2 раза превышает их значения в плазме крови, подтверждая значимую роль местной продукции цитокинов в развитии хронического воспаления в тканях глазной поверхности.

Результаты исследования эффективности 0,01 % раствора дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы в комплексной терапии больных с основными патогенетическими типами ССГ свидетельствуют о высокой клинической эффективности разработанного лекарственного препарата. Это подтверждается снижением как субъективных признаков ксероза эпителия глазной поверхности, так и положительной динамикой клинико-функциональных показателей. Одновременно противовоспалительный эффект препарата подтверждается и снижением уровня провоспалительных и повышением противовоспалительных цитокинов, притом как в слёзной жидкости, так и в плазме крови.

Полученные данные сопоставимы с результатами других исследований, посвящённых изучению эффективности различных глюкокортикоидных препаратов в лечении роговично-конъюнктивального ксероза.

Так, J.H. Lee et al. (2014) доказали эффективность инстилляций 1 % раствора метилпреднизолона у пациентов с ССГ различной этиологии, ранее использующих препараты «искусственной слезы». На фоне улучшения клинико-функциональных показателей (увеличение времени разрыва слёзной плёнки, величин основной слёзопродукции, а также уменьшение степени прокрашивания эпителия глазной поверхности растворами витальных красителей и осмолярности прероговичной слёзной плёнки) авторы отметили статистически достоверное снижение уровня IL-1β, TNF-α и IL-8 [17]. Сходные результаты в отношении 1 % раствора метилпреднизолона получили P. Marsh еt al. (1999) и C.S. De Paiva et al. (2006) [8, 18].

По данным S.C. Pflugfelder et al. (2004), на фоне закапываний 0,5 % лотепреднола этабоната в слезе пациентов с ССГ также происходит снижение IL-1, IL-6 и TNF-α на фоне улучшения клинико-функциональных показателей [20]. Эти данные подтверждаются и исследованиями J.D. Sheppard et al. (2011) [23].

H.H. Jung et al. (2015) доказали высокую эффективность 0,5 % лотепреднола этабоната и 0,1 % флюорометалона в купировании воспалительного процесса в эпителии глазной поверхности больных с ССГ. При этом более выраженным противовоспалительным эффектом обладает 0,5 % раствор лотепреднола этабоната [15].

Сходные данные получены A.R. Djalilian et al. (2006): на фоне инстилляций 1 % раствора дексаметазона фосфата отмечено снижение уровня IL-1, IL-6, IL-8, TNF-α и MMP-9 в слёзной жидкости пациентов с ССГ различной этиологии [9].

Р. Aragona et al. (2013) в проспективном плацебо-контролируемом исследовании доказали эффективность 0,1 % раствора клобетазона бутирата в лечении пациентов с ССГ на фоне синдрома Съегрена. Улучшение клинико-функциональных показателей было отмечено уже на 15-е сутки лечения [5]. A.M. Avunduk et al. (2003) также доказали высокую клиническую эффективность местных глюкокортикоидных препаратов при ССГ, развившегося как на фоне синдрома Съегрена, так и повышенного испарения слёзной плёнки [6].

Авторы упомянутых исследований не отметили побочных эффектов глюкокортикоидов в виде повышения внутриглазного давления или развития стероидной катаракты, хотя они и пришли к заключению, что применение лекарственных препаратов этой группы не является безопасным при их использовании более 8–10 недель.

В этой связи разработанный лекарственный препарат, содержащий 0,01 % раствор дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы, априорно имеет перспективы более продолжительного применения.

Заключение

Результаты проведенного комплексного клинико-функционального и лабораторного исследования свидетельствуют о высокой клинической эффективности разработанного нами лекарственного препарата, обладающего выраженным местным противовоспалительным эффектом в лечении роговично-конъюнктивального ксероза различной этиологии.

Эти обстоятельства вселяют надежду на широкие возможности клинического применения разработанного препарата, содержащего 0,01 % раствор дексаметазона фосфата в комбинации с 6 % поливинилпирролидоном и 1,5–5,5 % раствором декстрозы в лечении больных с ССГ различной этиологии.

Vladimir V. Brzheskiy

Saint Petersburg State Medical Pediatric University

Author for correspondence.
Email: vvbrzh@yandex.ru

Russian Federation PhD, professor, Head of Department of ophthalmology and clinical pharmacology

Vladimir Yu. Popov

Saint Petersburg State Medical Pediatric University

Email: popovvladimir221122@gmail.com

Russian Federation research fellow

Irina V. Kalinina

Mariinsky Hospital

Email: irbrg@yandex.ru

Russian Federation ophthalmologist

Natalia M. Kalinina

Nikiforov Russian Centre of Emergency and Radiation Medicine

Email: medicine@arcerm.spb.ru

Russian Federation PhD, professor, chief research associate

Liudmila V. Chenenova

Nikiforov Russian Centre of Emergency and Radiation Medicine

Email: medicine@arcerm.spb.ru

Russian Federation laboratory technician

  1. Белямова А.Ф., Бржеский В.В., Калинина Н.М., и др. Методические подходы к сбору материала для исследования параметров местного иммунитета при синдроме «сухого глаза» // Медицинская иммунология. – 2009. – Т. 11. – № 4–5. – С. 470–471. [Belyamova AF, Brzheskiy VV, Kalinina NM, et al. Methodological approaches to the collection of material for the study of the parameters of local immunity in the dry eye disease (DED). Medical Immunology. 2009;11(4-5):
  2. -71. (In Russ).]
  3. Бржеский В.В., Егорова Г.Б., Егоров Е.А. Синдром «сухого глаза» и заболевания глазной поверхности: клиника, диагностика, лечение. – М.: ГЕОТАР-медиа, 2016. [Brzheskiy VV, Egorova GB, Egorov EA. The dry eye disease and ocular surface disease: clinical features, diagnosis, treatment. Moscow: GEOTAR-Media Publishing House; 2016. (In Russ).]
  4. Бржеский В.В., Садовникова Н.Н., Прозорная Л.П., Попов В.Ю. Препарат для лечения синдрома «сухого глаза». Патент на изобретение RU2559580 № 2014110290; заявл. 18.03.2014; опубл. 10.08.2015, Бюл. № 22. [Brzheskiy VV, Sadovnikova NN, Prozornay LP, Popov VYu. The medicine for treatment of dry eye disease. Russian Federation Patent 2559580. 2015. (In Russ).]
  5. Егоров Е.А., Алексеев В.Н., Астахов Ю.С. Рациональная фармакотерапия в офтальмологии. – М.: Литтерра, 2004. [Egorov EA, Alekseev VN, Astakhov YuS. Rational pharmacotherapy in ophthalmology. Moscow: Litterra Publishing House; 2004. (In Russ).]
  6. Aragona P, Spinella R, Rania L, et al. Safety and efficacy of 0.1 % clobetasone butyrate eyedrops in the treatment of dry eye in Sjögren syndrome. Eur J Ophthalmol. 2013;23:368-76. doi: 10.5301/ejo.5000229.
  7. Avunduk AM, Avunduk MC, Varnell ED, et al. The comparison of efficacies of topical corticosteroids and nonsteroidal anti-inflammatory drops on dry eye patients: a clinical and immunocytochemical study. Am J Ophthalmol. 2003;136:593-602. doi: 10.1016/S0002–9394(03)00326-X.
  8. Dana MR, Hamrah P. Role of immunity and inflammation in corneal and ocular surface associated with dry eye. Adv Exp Med Biol. 2002;506:729-38. doi: 10.1007/978-1-4615-0717-8_1.
  9. De Paiva CS, Corrales RM, Villarreal AL, et al. Corticosteroid and doxycycline suppress MMP-9 and inflammatory cytokine expression, MAPK activation in the corneal epithelium in experimental dry eye. Exp Eye Res. 2006;83:526-35. doi: 10.1016/j.exer.2006.02.004.
  10. Djalilian AR, Nagineni CN, Mahesh SP, et al. Inhibition of inflammatory cytokine production in human corneal cells by dexamethasone, but not cyclosporin. Cornea. 2006;25(6):709-14. doi: 10.1097/01.ico.0000208815.02120.90.
  11. Eagle RC, Donoso LA, Laibson PR. Mucosa specific lymphocytes in the human conjunctiva, corneoscleral limbus and lacrimal gland. Curr Eye Res. 1994;13:87-93.
  12. Eliason JA, Maurice DM. Staining of the conjunctiva and conjunctival tear film. Brit J Ophthalmol. 1990;74(9):519-22. doi: 10.1136/bjo.74.9.519.
  13. Feenstra RP, Tseng SCG. Comparison of fluorescein and rose bengal staining. Ophthalmology. 1992;99(4):605-17. doi: 10.1016/S0161–6420(92)31947–5.
  14. Höh H, Schwanengel M. Rückbildung der lidkantenparallelenkonjunktivalenFalten (LIPCOF) unter Lokal therapie mit Liposic-Augengel — Eine Pilotstudie. Klin Monbl Augenheilkd. 2006;223(21):918-23. doi: 10.1055/s-2006-927103.
  15. Jones LT. The lacrimal secretory system and its treatment. Am J Ophthalmol. 1966;62(1):47-60. doi: 10.1016/0002-9394(66)91676-X.
  16. Jung HH, Ji YS, Sung MS, et al. Long-Term outcome of treatment with topical corticosteroids for severe dry eye associated with Sjogren’s syndrome. Chonnam Med J. 2015;51(1):26-32. doi: 10.4068/cmj.2015.51.1.26.
  17. Knop N, Knop E. Conjunctiva-associated lymphoid tissue in the human eye. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2000;41:1270-79.
  18. Lee JH, Min K, Kim SK, et al. Inflammatory cytokine and osmolarity changes in the tears of dry eye patients treated with topical 1 % methylprednisolone. Yonsei Med J. 2014;55(1):203-8. doi: 10.3349/ymj.2014.55.1.203.
  19. Marsh P, Pflugfelder SC. Topical nonpreserved methylprednisolone therapy for keratoconjunctivitis sicca in Sjogren syndrome. Ophthalmology. 1999;106:811-16.
  20. Norn MS. Desiccation of the precorneal film. I. Corneal wetting time. Acta Ophthalmol. 1969;47(4):865-80. doi: 10.1111/j.1755-3768.1969.tb03711.x.
  21. Pflugfelder SC, Maskin SL, Anderson B, et al. A randomized, double-masked, placebo-controlled, multicenter comparison of loteprednol etabonate ophthalmic suspension, 0.5 %, and placebo for treatment of keratoconjunctivitis sicca in patients with delayed tear clearance. Am J Ophthalmol. 2004;138 (3):444-57. doi: 10.1016/j.ajo.2004.04.052.
  22. Schiffman RM, Christianson MD, Jacobsen G, et al. Reliability and validity of the Ocular Surface Disease Index. Arch Ophthalmol. 2000;118(5):615-21. doi: 10.1001/archopht.118.5.615.
  23. Schirmer O. Studie zur Physiologie und Pathologie der Traenenabsonderung und Traenenabfuhr. Albrecht v Graefes Arch Ophthalmol. 1903;56(2):197-291. doi: 10.1007/BF01946264.
  24. Sheppard JD, Scoper SV, Samudre S. Topical loteprednol pretreatment reduces cyclosporine stinging in chronic dry eye disease. J Ocul Pharmacol Ther. 2011;27(1):23-27. doi: 10.1089/jop.2010.0085.

Views

Abstract - 1284

PDF (Russian) - 320

PlumX

Comments on this article

View all comments

Copyright (c) 2016 Brzheskiy V.V., Popov V.Y., Kalinina I.V., Kalinina N.M., Chenenova L.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.