EMPATHIC ABILITIES AND EMOTIONAL BURNOUT SYNDROMEAT SPECIALISTS OF PSYCHIATRIC PROFILE: RISK FACTORS AND CORRECTIION

Abstract


The study of communication burnout and empathic abilities of 270 specialists of child and adult psychiatry were examined during postgraduate study, selected corrective factors of the educational process. Emotional exhaustion and professional success at the output of the educational process are determined by their initial values. Level of output is determined by the depersonalization emotional exhaustion at the entrance. The risk factors for the development of burnout in men are a high level of empathy, intuition, identification, and the women high emotional involvement. Developments of empathic attitudes, ability to create an atmosphere of trust, to see the world through another’s eyes, spontaneous interest reduce the risk of the syndrome. The personal experience of supervision and participation in personal growth groups reduce symptoms of emotional burnout syndrome

Введение. Высокая распространенность синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) среди медицинских работников подтверждается многими исследованиями и определяет поиск его профилактики [1-6]. По мнению Р. Hawkins апатия и потеря интереса сопутствуют работникам, которые в середине карьеры перестают учиться и развиваться. Профилактика выгорания, с точки зрения того же автора, должна включать в себя создание обучающей среды, действующей в период всей работы [7]. Обязательное регулярное обучение специалистов в системе последипломного образования рассматривается как ресурс, предотвращающий или корректирующий его развитие [8, 9]. Эмпатия является важным фактором эффективного межличностного взаимодействия, динамическим, развивающимся навыком, необходимым для медицинского специалиста, особенно для специалиста психиатрического профиля, в руках которого она становится управляемым лечебным инструментом. Эмпатические способности определяют эмпатическую связь или терапевтический альянс необходимое условие успешного лечения [10-13]. Являясь результатом профессионального стресса, признаки СЭВ оказывают непосредственное влияние на межличностные отношения. Так проявления деперсонализации или цинизма, одной из составляющей синдрома, снижают профессиональные компетенции специалиста, что ведет к разрушению рабочего альянса и, как следствие, снижению приверженности к лечению и системе оказания медицинской помощи. Связь между выраженностью СЭВ и уровнем эмпатии неоднократно обсуждалась специалистами, но полученные результаты остаются противоречивыми [14,15], отсутствуют данные о связи эмпатических каналов и шкал СЭВ. Учебный процесс может способствовать развитию эмпатических способностей, тем самым влияя и на выраженность СЭВ. Цель работы - исследовать динамику синдрома эмоционального выгорания и его связь с эмпатическими способностями в ходе последипломного обучения у специалистов психиатрического профиля и выделить корректирующие факторы учебного процесса. Это решалось посредством решения следующих задач: - изучить динамику СЭВ в ходе последипломного обучения; - выявить связь шкал СЭВ и эмпатических каналов с учетом гендерных особенностей на входе и выходе из учебного процесса; - выявить предикторы эмоционального истощения, деперсонализации и профессиональной успешности отдельно у мужчин и женщин; - выявить факторы учебного процесса, оказывающие корректирующее влияние на выраженность СЭВ. Материалы и методы исследования. В исследовании приняли участие 270 слушателей циклов общего и тематического усовершенствования кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова (210 женщин и 60 мужчин). Среди специалистов врачи-психиатры составили 16,3 % (44 чел.), психотерапевты - 27,4 % (74 чел.), психиатры-наркологи - 4,1 % (11 чел.), медицинские (клинические) психологи - 23,7 % (64 чел.), психологи - 13, 0 % (35 чел.), категория «другие» (врачи лечебного профиля, педагоги, специалисты по социальной работе) - 10,7 % (29 чел.), интерны и клинические ординаторы - 4,8 % (13 чел.). Разброс по возрасту от 21 до 68 лет, средний возраст - 35,79±0,61 лет. Стаж работы по специальности от 0 до 35 лет, средний стаж - 7,23±0,42 года. Исследование проводилось в первые три дня заезда на цикл у слушателей, а у интернов и ординаторов - во втором полугодии обучения, после прохождения практики в психиатрическом отделении, и по завершении обучения. Критерием исключения служило наличие стрессов непрофессионального характера. Выраженность синдрома эмоционального выгорания определяли с помощью опросника «Профессиональное выгорание вариант для медицинских работников» русскоязычная версия Н. Водопьянова, Е. Старченкова (2008), построенного на основе известной модели «психического выгорания» К. Маслач и С. Джонсона и созданного ими опросника MBI. Множественные исследования на российской выборке подтвердили надежность и валидность российской версии опросника «Профессиональное выгорание». Статистическая обработка полученных данных удостоверила ретестовую надежность как для отдельных пунктов, так и для шкал опросника. Оценка концептуальной, содержательной, внутренней, конструктивной, конвергентной, эмпирической валидности доказывают возможность использования данной методики для измерения синдрома выгорания у специалистов социономических профессий [16, 17]. Опросник позволяет диагностировать интегральный показатель выгорания и уровень профессионального выгорания по трем субшкалам: эмоциональное истощение, деперсонализация/цинизм, профессиональная успешность. Данный опросник целиком удовлетворяет целям нашего исследования, так как позволяет исследовать важный компонент интенсивного межличностного взаимодействия в субъект-субъектном варианте отношений, при котором появление выраженной деперсонализации у специалиста редуцирует данные отношения до субъект-объектных, лишая второго участника этих отношений (пациента) ответственности, активности и осознанности в его выборе. Эмоциональное истощение и редукция профессиональных достижений (обратная шкала профессиональной успешности) являются индивидуальными компонентами выгорания. Первый проявляется в сниженном эмоциональном фоне, эмоциональной опустошенности, второй, являясь компонентом самооценки, обнаруживается в тенденции негативно оценивать себя, свои способности и достижения в профессиональной сфере. Для исследования уровня эмпатии и ее каналов была выбрана широко применяемая в современных исследованиях методика В.В. Бойко «Диагностика уровня эмпатических способностей», позволяющая диагностировать 4 уровня эмпатии и представленность 6 эмпатических каналов [18]. Статистическая обработка проведена с помощью программы SPSS-20, с использованием параметрических и непараметрических критериев для независимых и связанных выборок: Стьюдента, Манна - Уитни, Уилкоксона; корреляционного анализа; таблицы сопряженности; множественного регрессионного анализа. Уровень значимости p<0,05. Степень корреляции до 0,3 мы оценили как слабую, от 0,3 до 0,7 - как умеренную и от 0,7 до 1,0 - как высокую. Результаты и их обсуждение. Мы исследовали динамику средних значений шкал синдрома эмоционального выгорания с помощью критерия Уилкоксона и их динамику в группах слушателей с изначально высокими значениями шкал СЭВ с помощью Т-критерия парных выборок. Исследование проведено отдельно у мужчин и женщин, учитывая гендерные особенности. Были получены значимые различия: 1. Среди 140 специалистов-женщин отмечено нарастание среднего уровня деперсонализации с 7,0±0,37 до 7,78±0,34 (р< 0,01), однако в группе специалистов (n=25), имеющих изначально высокое и очень высокое ее значение, наблюдалось ее значимое (p<0,01) снижение с 14,12 ± 0,56 до 11,64 ± 0,80. У 20 специалистов-женщин с изначально высокими значениями эмоционального истощения (ЭИ) отмечено значимое (p<0,05) снижение с 30,1 ± 0,91 до 26,2 ± 1,19. 2. Среди 48 специалистов-мужчин значимой динамики средних значений шкал СЭВ не обнаружено, однако у 9 слушателей с изначально высоким уровнем эмоционального истощения произошло его достоверное (p<0,01) снижение с 29,11 ± 1,16 до 22,22 ± 2,72. 3. По шкале редукция профессиональных достижений значимой динамики у слушателей обоих полов не обнаружено. Таким образом, несмотря на рост средних значений деперсонализации у специалистов-женщин в целом по группе, специалисты-женщины, имеющие изначально высокий уровень деперсонализации и специалисты обоих полов с изначально высоким уровнем эмоционального истощения показали положительную динамику в их редукции, что может быть расценено как результат учебного процесса. Учитывая ранее найденные нами гендерные различия в структуре эмпатии [19] и СЭВ, мы провели корреляционный анализ с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена, и выявили следующие достоверные двусторонние связи: 1. У специалистов женщин шкала эмоциональное истощение как на входе (n=185, po=0,246, p<0,001), так и на выходе (n=162; po=0,309, p<0,001) имеет положительную связь с эмоциональным каналом эмпатии. Деперсонализация имеет устойчивую отрицательную связь с проникающей способностью (po= - 0,175, p<0,05; po= - 0,200, p<0,05), исчезающую на выходе и положительную связь с рациональным каналом эмпатии (po=0,156, p<0,05). Профессиональная успешность устойчиво положительно связана с идентификацией (po=0,365, p<0,001; po=0,226, p<0,01) и отрицательно - с эмоциональным каналом (po= - 0,256, p<0,001; po= - 0,213, p<0,01), на выходе из учебного процесса исчезают положительные связи с интуитивным каналом (po=0,149, p<0,05), проникающей способностью (po=0,196, p<0,01) и общим уровнем эмпатии (po=0,178, p<0,05). 2. У специалистов-мужчин (n=50 на входе и n=48 на выходе) было выявлено значительно меньшее количество корреляционных связей. Обнаружена устойчивая положительная связь между эмоциональным истощением и интуитивным каналом (po=0,307, p<0,05; po=0,328, p<0,05) и исчезающая на выходе параллель между профессиональной успешностью и рациональным каналом (po=0,290, p<0,05). Можно предположить, что чрезмерно развитые способности к сопереживанию и соучастию лежат в основе эмоционального истощения специалистов женщин, что подтверждает известное высказывание психоаналитика Р. Гринсона об избытке эмоциональной вовлеченности, мешающей установлению терапевтического альянса [20]. Переход к субъект-объектным отношениям при нарастании деперсонализации происходит параллельно с потерей способности создавать доверительную среду, а профессиональная успешность специалиста-женщины сопровождается, c одной стороны, способностью встать на место другого, а с другой, меньшим сопереживанием. Профессиональная успешность на входе поддерживалась интуицией специалистов-женщин, что было утеряно в ходе обучения. Эмоциональное истощение у мужчин сопровождается большим использованием ими интуиции, а профессиональная успешность - развитием спонтанного интереса к другому. Наше наблюдение показало, что СЭВ у мужчин и женщин определяется использованием разных эмпатических способностей. Так, чрезмерная способность к сопереживанию несет больший риск эмоционального истощения у женщин, а использование интуиции - у мужчин. Деперсонализация у женщин связана с их низкой проникающей способностью. Профессиональная успешность на входе у женщин сопровождалась интуитивными способностями и их возможностью посмотреть на мир глазами другого, а у мужчин - спонтанным интересом к другому как субъекту взаимодействия. Отсутствие в литературе данных о влиянии эмпатических способностей на формирование отдельных шкал СЭВ определило наш дальнейший исследовательский интерес. Получив множественные корреляционные связи, мы решили построить регрессионное уравнение зависимости шкал СЭВ от ее изначальных и текущих значений, изначальных и текущих значений эмпатических каналов и значения уровня эмпатии с помощью множественной регрессии (пошаговый метод исключения) отдельно у мужчин и женщин. Получили следующие уравнения, описывающие влияние предикторов на зависимую переменную (p<0,05). 1. Уровень эмоционального истощения (ЭИ) у женщин на момент вхождения в учебный процесс прямо зависит от текущего уровня деперсонализации (Д) и эмоционального канала эмпатии (ЭК): ЭИвход= 8,758 + 0,776(Двход) + 1,079(ЭКвход); R=0,519, R2=0,27. На выходе сохраняется зависимость от текущего уровня деперсонализации и выраженности эмоционального канала эмпатии, появляется обратная зависимость от уровня установок, способствующих эмпатии (У): ЭИвыход= 9,83 + 0,822(Двыход) + 1,428(ЭКвыход) - 0,912 (Увыход); R=0,578, R2=0,321. Найдена прямая зависимость ЭИ на выходе от начального уровня ЭИ: ЭИвыход= 7,764 + 0,617(ЭИвход) - 1,082 (Увыход) + 0,849 (ЭКвыход); R=0,714, R2=0,514. У мужчин эмоциональное истощение на входе также определяется уровнем деперсонализации, но, в отличие от женщин, зависит от изначального уровня эмпатии (Э): ЭИвход= - 4,332 + 1,274(Двход) + 0,611(Эвход); R=0,755, R2=0,571. На выходе уровень ЭИ также определяется уровнем деперсонализации, зависит от уровня идентификации (Ид), но обратно пропорционален профессиональной успешности (ПУ): ЭИвыход= 27, 536 + 1,089(Двыход) - 0,714(ПУвыход) + 1,445(Идвыход); R=0,816, R2=0,667. Начальные значения эмоционального истощения определяют значения ЭИ на выходе: ЭИвыход= 7, 243 + 0,541(ЭИвход); R=0,571, R2=0,327. 2. Уровень деперсонализации у женщин на момент вхождения в учебный процесс прямо определяется уровнем эмоционального истощения (ЭИ) и спонтанного интереса к другому (РК) и обратно профессиональной успешностью (ПУ) и наличием установок (У), способствующих эмпатическому взаимодействию: Двход= 9,066 + 0,239(ЭИвход) - 0,173(ПУвход) + 0,589(РКвход) - 0,533 (Увход); R = 0,545, R2 = 0,297. Уровень деперсонализации у женщин на момент завершения обучения прямо определяется уровнем эмоционального истощения (ЭИ) и тем выше, чем ниже проникающая способность (ПС): Двыход = 5,105 + 0,264 (ЭИвыход) - 0,466 (ПСвыход); R = 0,502, R2 = 0,256 Найдена прямая зависимость уровня деперсонализации на выходе из учебного процесса от начальных значений эмоционального истощения (ЭИ), деперсонализации (Д) и профессиональной успешности (ПУ): Двыход = - 2,476 + 0,457 (Двход) + 0,12 (ЭИвход) + 0,139 (ПУвход); R = 0,583, R2 = 0,340. У мужчин деперсонализация на входе прямо определяется эмоциональным истощением (ЭИ) и имеет обратную зависимость от общего уровня эмпатии (Э): Двход = 7,862 + 0,442 (ЭИвход) - 0,392 (Эвход); R = 0,768, R2 = 0,59. На выходе уровень деперсонализации прямо определяется уровнем конечного эмоционального истощения и профессиональной успешности, обратно - уровнем идентификации (ИД), умением поставить себя на место другого человека: Двыход = - 10,892 + 0,542 (ЭИвыход) + 0,401 (ПУвыход) - 1,032 (ИД); R = 0,777, R2 = 0,603. Лишь начальный уровень эмоционального истощения влияет на конечные значения уровня деперсонализации у мужчин: Двыход = 1,497 + 0,857 (ЭИвход); R = 0,785, R2 = 0,615. 3. Профессиональная успешность женщин (ПУ), обратная шкала редукции профессиональных достижений, на входе определяется текущим уровнем идентификации (Ид), и тем она выше, чем ниже текущие значения эмоционального канала (ЭК) и деперсонализации (Д): ПУвход = 34,503 + 1,31(Идвход) - 0,312(Двход) - 0,685 (ЭКвход); R=0,538, R2=0,289. Профессиональная успешность женщин на выходе определяется текущим значением идентификации и обратно зависит от текущего уровня эмоционального истощения: ПУвыход = 34,80 + 0,724(Идвыход) - 0,141(ЭИвыход); R=0,285, R2=0,081. Начальный уровень профессиональной успешности женщин определяет его и на выходе: ПУвыход = 15,332 + 0,569(ПУвход); R=0,532, R2=0,283. У мужчин профессиональная успешность (ПУ) на входе прямо зависит от выраженности рационального канала эмпатии (РК) и обратно от текущего уровня эмоционального истощения (ЭИ): ПУвход = 35,404 + 1,237(РКвход) - 0,177(ЭИвход); R=0,441, R2=0,195. На выходе ПУ у мужчин прямо определяется текущими значениями деперсонализации и проникающей способности (ПС) и обратно текущим значением эмоционального истощения: ПУвыход = 33,454 - 0,465 (ЭИвыход) + 0,578(Двыход) + 1,356(ПСвыход); R=0,633, R2=0,401. Начальные значения профессиональной успешности определяют ее и на выходе: ПУвыход = 23,91 + 0,312(ПУвход); R=0,353, R2=0,125. Таким образом, как у мужчин, так и у женщин начальный уровень эмоционального истощения определяет его и на выходе, а текущий уровень эмоционального истощения зависит от текущего уровня деперсонализации. Высокие значения эмпатии и способности к идентификации у мужчин могут способствовать эмоциональному истощению. У женщин способность входить в эмоциональный резонанс с окружающими является фактором риска эмоционального истощения, а развитие установок, способствующих эмпатии, наоборот - фактором ее профилактики. Начальный уровень эмоционального истощения влияет и на уровень деперсонализации по завершении обучения у слушателей обоего пола, те слушатели, кто имеет изначально высокий уровень эмоционального истощения, более чем в 50 % у женщин и в 70 % у мужчин, будут иметь высокий уровень деперсонализации по завершении обучения. Высокий уровень спонтанного интереса к другому, при низких эмпатических установках у женщин и высокий уровень эмпатии у мужчин являются фактором риска развития деперсонализации, а развитие способности к идентификации у мужчин и умений создавать доверительную атмосферу у женщин могут служить ее редукции. Как у мужчин, так и у женщин конечные значения профессиональной успешности зависят от ее начального уровня. У женщин способность к идентификации повышает профессиональную успешность, а излишняя способность к сопереживанию снижает ее. У мужчин рост профессиональной успешности определяется рациональным каналом эмпатии и проникающей способностью. Редукция профессиональных достижений у женщин может определяться повышением деперсонализации и эмоциональным истощением, а у мужчин ростом эмоционального истощения и снижением деперсонализации. Неустойчивое разнонаправленное влияние деперсонализации на уровень профессиональной успешности позволяет рассматривать последнюю, как механизм совладания с нарастающей деперсонализацией. Высокие значения эмпатии у мужчин определяют высокие значения эмоционального истощения и деперсонализации, что не согласуется с выводами В.В. Лукьянова (2007), о том, что высокий уровень эмпатии наряду с механизмом психологической защиты «отрицание» и адаптивными вариантами копинг-механизмов являются личностными факторами, препятствующими развитию синдрома эмоционального выгорания. Наши данные также не согласуются с данными В.Н. Козиной (1998), согласно которым низкий уровень эмпатии является проявлением СЭВ вследствие эмоционального истощения [14, 15]. Наше исследование влияния структурных элементов эмпатии на отдельные шкалы СЭВ позволило более четко определить факторы риска его развития. Мы считаем, что процесс обучения может обладать саногенным эффектом [8], и решили проследить его возможное корректирующее влияние. К факторам учебного процесса мы отнесли: продолжительность обучения, приобретение опыта супервизии, личностного роста, участие в тренинге, получение теоретических знаний, а также интерес слушателей, межличностное взаимодействие и стиль преподавания. Используя критерий Манна - Уитни для сравнения групп, указавших на определенный значимый для них показатель, мы получили следующие достоверные результаты: 1. Специалисты, указавшие на приобретение опыта групповой супервизии в ходе обучения (n=56), имеют достоверно более высокие начальные показатели по уровню деперсонализации (8,34±0,59 против 6,73±0,39, р<0,01) и ниже профессиональной успешности (33,95±0,64 против 35,72±0,49, р<0,05), чем не имеющие подобного опыта (n=122). При повторном исследовании увеличивается значимость разницы более высоких значений деперсонализации (9,87±0,523 против 7,19±0,336, p<0,001), у специалистов, указавших на приобретение опыта групповой супервизии, исчезает различие между группами по уровню шкалы редукции профессиональных достижений с отмеченным ростом профессиональной успешности у специалистов, приобретших такой опыт. 2. Специалисты, указавшие на приобретенный опыт личностного роста, имеют достоверно более низкие показатели по деперсонализации на выходе (6,78±0,5 против 8,52±0,35, р<0,05), что не было обнаружено на входе. 3. Начальные значения шкалы профессиональной успешности значимо выше у специалистов, указавших на приобретение теоретических знаний (35,38±0,39 против 30,56±2,33, p<0,05), при повторном исследовании данный результат не повторился. Таким образом, специалисты, имеющие на входе в учебный процесс значимо более высокие значения деперсонализации и более низкие показатели профессиональной успешности, указывают на значимость приобретения опыта групповой супервизии. Специалисты, имеющие на выходе более высокие показатели профессиональной успешности, подчеркивают значимость теоретических знаний. Специалисты с низкими значениями деперсонализации на выходе указывают на значимость опыта участия в группе личностного роста. Можно предположить, что участие в группе супервизии несет больший корректирующий эффект для специалистов с высокой степенью редукции профессиональных достижений, а группы личностного роста приоритетны для лиц с выраженной степенью деперсонализации. Проведенный корреляционный анализ с помощью прямоугольной матрицы Спирмена показал, что выраженность синдрома эмоционального выгорания не связан с количеством часов обучения проведенных на циклах повышения квалификации. Продолжив исследование, мы разделили всех слушателей с учетом пола на группы с положительной и отрицательной динамикой шкал СЭВ: эмоционального истощения, деперсонализации и редукции профессиональных достижений, в последнем случае из-за малого количества наблюдений динамики у мужчин группа была единой, т.е. мужчины и женщины были объединены. У 24 (17,1 %) слушательниц произошло нарастание по шкале эмоциональное истощение (ухудшение), а у 27 (19,3 %) слушательниц данный показатель снизился (улучшение), у мужчин, соответственно, в 6 (15,8 %) случаях отмечено нарастание ЭИ, а в 9 (23,7 %) его снижение. По степени деперсонализации 43 (30,7 %) слушательницы и 7 (18,4 %) слушателей показали увеличение, снизилась степень деперсонализации у 23 (16,5 %) женщин и 5 мужчин (13,2 %). Редукция профессиональных достижений наросла у 20 специалистов (11,2 %) и снизилась у 29 (16,3 %). С помощью критерия Манна - Уитни мы сравнили группы с положительной и отрицательной динамикой по указанным респондентами значимыми для них факторам учебного процесса. Получены значимые различия (p<0,05) лишь в сравнении групп женщин, имеющих динамику по деперсонализации. В группе с положительной динамикой достоверно чаще представлены лица, указавшие на приобретение опыта личной супервизии, что можно рассматривать как указание на важность личной супервизии в профилактике деперсонализации в синдроме эмоционального выгорания. Так как другие факторы не обнаружили своей значимости, можно сделать вывод о необходимости индивидуального подхода в обучении с целью внесения профилактической составляющей обучающего процесса, а проблемы отрицательной динамики могут быть скрыты в индивидуальных факторах, присущих специалисту, приходящему на обучение или иных контекстуальных факторах обучающей среды. Заключение. Начальный уровень эмоционального истощения определяет уровень эмоционального истощения и деперсонализации на выходе из учебного процесса, а начальные значения профессиональной успешности ее конечные значения у специалистов обоего пола. У специалистов женщин высокие значения деперсонализации и профессиональной успешности на входе определяют высокие значения деперсонализации на выходе. Высокий уровень эмпатии, интуиции и способность к идентификации у мужчин являются фактором риска развития синдрома эмоционального выгорания, что происходит за счет роста эмоционального истощения и деперсонализации. У женщин высокая способность к сопереживанию может способствовать развитию эмоционального истощения и редукции профессиональных достижений, а высокий спонтанный интерес к другому, при низких значениях эмпатических установок - деперсонализации. Факторами, снижающими риск развития эмоционального истощения и деперсонализации у женщин, являются установки, способствующие эмпатии, развитие способности к созданию доверительной атмосферы снижает уровень деперсонализации у женщин и повышает профессиональную успешность у мужчин. Способность к идентификации является фактором снижающим деперсонализацию у мужчин и повышает профессиональную успешность у женщин, а развитие спонтанного интереса к другому у мужчин профилактирует редукцию профессиональных достижений. Корректирующий эффект учебного процесса проявляется в отношении эмоционального истощения и деперсонализации только у слушателей с изначально высокими значениями этих шкал. Опыт личной супервизии и участие в группах личностного роста редуцируют деперсонализацию, а профессиональная успешность поддерживается участием в группах супервизии. Выводы 1. Формирование СЭВ у специалистов имеет гендерные особенности, и сопровождается использованием мужчинами и женщинами разных эмпатических способностей. 2. Выделение группы слушателей с изначально высоким уровнем эмоционального истощения и деперсонализации и проведение с ними корректирующих мероприятий в рамках обучения позволит редуцировать их проявление и профилактировать нарастание СЭВ к концу обучения. 3. Для коррекции и профилактики СЭВ у специалистов в ходе последипломного обучения необходимо чаще использовать работу групп личностного роста и супервизии.

M Yu Gorodnova

North-Western State Medical University named after I.I Mechnikov, Saint-Petersburg, Russia

  1. Городнова М.Ю. Оценка эффективности лечения, удовлетворенность работой и синдром эмоционального выгорания специалистов в лечебной среде наркологического стационара // Наркология. - 2014. - №8 (152) - С. 70-75.
  2. Золотухина Л.В. Особенности психического здоровья врачей-психиатров с синдромом профессионального выгорания. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. - СПб., 2011. - 21 с.
  3. Козин В.А. Агибалова Т.В. Синдром «эмоционального выгорания»: происхождение, теории, профилактика, перспективы изучения // Неврологический вестник. - 2013. - Т. XLV, вып. 2. - С. 44-52.
  4. Лозинская Е.И. Синдром перегорания и особенности его формирования у врачей-психиатров. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. - СПб., 2007. - 25 с.
  5. Молчанова Л.Н. Система регуляции состояния психического выгорания (на примере представителей профессий помогающего типа): автореф. дисс. … докт. психол. наук. - Москва, 2012. - 48 с.
  6. Решетова Т.В., Мазурок В.А., Жигалова Т.Н. Эмоциональное выгорание, астения и депрессия у медицинских и социальных работников - ресурсы коррекции // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. - 2012. - №3. - С. 105-111.
  7. Ховкинс П., Шохет Р. Супервизия. Индивидуальный, групповой и организационный подходы. - СПб.: Речь, 2002. - 352 с.
  8. Александрова Н.В., Городнова М.Ю. Модель «обучающей супервизии» в практике последипломной подготовки детского психиатра // IX Мнухинские чтения. Современные аспекты клиники, диагностики и лечения психопатологических синдромов в детской психиатрической практике. Конференция, посвященная памяти профессора С.С. Мнухина. - СПб., 2010. - С.13-18.
  9. Эйдемиллер Э.Г., Тарабанова В.А. Современные психотехнологии охраны здоровья психотерапевтов, медицинских (клинических) психологов и бизнесменов // Материалы V Международной научно-практической конференции преподавателей вузов, ученых, специалистов, аспирантов, студентов «Теоретические и прикладные проблемы развития личности в образовательном пространстве» (декабрь 2010 г.). - Н.Новгород: ВГИПУ, 2010. - С. 106-109.
  10. Маргошина И.Ю. Показатели психосоматического здоровья и взаимоотношения с клиентом у врачей и психологов. Автореф. дисс…канд. мед. наук. - СПб., 2008. - 22 с.
  11. Маргошина И.Ю., Никольская И.М. Проективная рисуночная методика «Мои взаимоотношения с клиентом». - СПб.: Речь, 2012. - 80 с.
  12. Horvath A.O., Greenberg L.S. The Working Alliance: Theory, Research, and Practice. - NY: John Wiley & Sons,1994. - 304 p.
  13. Martin D.J., Garske J.P., Davis M.K. // Journal of Counseling and Clinical Psychology. 2000. Vol. 68, № 3. P. 450-458.
  14. Козина Н.В. Исследование эмпатии и ее влияния на формирование «синдрома эмоционального сгорания» у медицинских работников: автореф. дисс. … канд. психол. наук. - СПб., 1998. - 23 с.
  15. Лукьянов В.В. Защитно-совладающее поведение и синдром «эмоционального выгорания» у врачей наркологов, их коррекция и влияние на эффективность лечения больных: Дисс. … д-ра мед. наук. - СПб, 2007. - 305 с.
  16. Водопьянова Н.Е. Психодиагностика стресса. - СПб.: Питер, 2009. -336 с.
  17. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2009. - 336 с.
  18. Диагностика уровня эмпатических способностей В.В.Бойко / Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. Ред. и сост. Райгородский Д.Я. - Самара, 2001. - С. 486-490.
  19. Городнова М.Ю. Эмпатические способности специалистов психиатрического профиля и их динамика в ходе обучения в системе последипломного образования // Российский семейный врач. - 2014. - Том 8. (№2). - С. 20-23.
  20. Гринсон Р.Р. Техника и практика психоанализа / пер. с англ. - М.: Когито-Центр, 2003. - 478 с.

Views

Abstract - 190

PDF (Russian) - 177

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2014 Gorodnova M.Y.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies