FEATURES OF HEMODYNAMICS AND PECULIARITIES OF ADAPTATION IN INDIVIDUALS WITH DIFFERENT TYPES OF EMOTIONAL BALANCE

Abstract


Peculiarities of hemodynamics in dependence of individual psycho-physiological features are examined among patients with acute disorders of cerebral circulation and healthy volunteers remaining in the situation of emotional stress. It was demonstrated that formation of “negative” emotional balance (prevailing of personal anxiety on reactive anxiety) promoted occurrence of the excessive tension and/ or overstrain of the adaptive mechanisms. It was either revealed that “negative” emotional balance facilitated the appearance of signs of the adaptive systems overexertion regardless of the type of the initial hemodynamics. It was detected that the psycho-physiological parameters, the peculiarities of hemodynamics and the level of tension of adaptive mechanisms in patients with acute disorders of cerebral circulation were comparable with the similar indices of healthy volunteers characterized by “negative” emotional balance in the situation of the emotional stress.

Известно, что эмоциональный стресс (ЭС) - ведущий фактор развития целого ряда заболеваний, которые принято объединять в группу психосоматических нарушений нервной, сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной систем [1, 2]. Чрезмерная нагрузка на психоэмоциональный аппарат человека становится причиной перенапряжения регуляторных механизмов и срыва работы адаптивных систем [1, 3]. Уровень устойчивости организма к стрессу во многом определяется индивидуальными особенностями функционального состояния, т.е. индивидуальным стилем реагирования на стресс, зависящим от свойств личности, типа высшей нервной деятельности и особенностей вегетативной и эндокринной регуляции [2, 4]. В современной литературе описывается понятие так называемой «негативной аффектации» у пациентов с психосоматической патологией - склонность испытывать негативные эмоциональные переживания (тревогу, депрессию и враждебность) и создавать негативную «Я-концепцию» [5, 6]. Доказано, что значимым фактором для прогнозирования возможной дезадаптации при воздействии стресса является не уровень тревожности сам по себе, а показатель эмоционального баланса. [4, 7]. Открытие новых патохимических и патофизиологических механизмов развития инсультов позволяет рассматривать это состояние с позиции стрессового повреждения органа с включением адаптационно-компенсаторных реакций. Можно предположить, что многообразие клинических проявлений острых нарушений мозгового кровообращения (ОНМК) обусловлено индивидуальными особенностями личности, состоянием гемодинамических и гемостатических резервов [8]. Определение индивидуальных механизмов развития стресса у людей с разным типом гемодинамики и эмоционального баланса создает возможности для разработки эффективных методов профилактики сосудистых катастроф (в том числе повторных инсультов) и оптимизации диагностического подхода на донозологическом этапе. Цель исследования: изучить особенности гемодинамики в зависимости от индивидуальных психофизиологических характеристик у пациентов в остром периоде ОНМК и здоровых испытуемых, находящихся в состоянии эмоционального стресса. Материалы и методы. Были обследованы 159 здоровых волонтеров обоего пола в возрасте от 19 до 26 лет (68,8% женщин и 31,2% мужчин) и 67 пациентов в остром периоде нарушения мозгового кровообращения, находящихся в отделении реанимации, в возрасте от 40 до 60 лет (55,2% женщин и 44,8% мужчин). Определяли тип гемодинамики с помощью интегральной реографии тела (ИРГТ) (использовали мониторный компьютеризированный комплекс кардио-респираторной системы и гидратации тканей КМ-АР-01 «Диамант»), вариабельность сердечного ритма (ВСР) (с помощью ритмокардиографии; использовали пакет прикладных программ «КардиоКит»). Оценивали показатели эмоционального состояния: определяли уровень тревожности (личностной - у волонтеров (Тл), реактивной - у всех испытуемых (Тр)), агрессии, депрессии [9], алекситимии [10]; высчитывали индекс функциональных изменений (ИФИ) [11]. Здоровых волонтеров обследовали дважды: в исходном состоянии и при развитии ЭС, моделью которого служила ситуация экзамена. У пациентов исследование проводилось в состоянии ЭС - в остром периоде ОНМК. Статистическую обработку данных проводили с помощью параметрических (критерий Стьюдента) и непараметрических (Вилкоксона-Уайта, Шапиро-Уилкса) методов. Результаты и их обсуждение В соответствии с данными реографии все здоровые испытуемые в периоде относительного функционального покоя были разделены на 3 группы: 1-я группа (44%) - лица с гиподинамическим типом кровообращения, 2-я (27%) - с нормодинамическим, 3-я (29%) - с гипердинамическим. Первичный анализ психологического ответа на эмоциональный стресс (вне зависимости от стрессиндуцированного изменения гемодинамики) выявил в каждой из исследуемых групп наличие всех видов эмоционального баланса: «положительный» эмоциональный баланс (увеличение тревожности (Тл < Тр); «равновесный» эмоциональный баланс (отсутствие изменений показателя тревожности (Тл = Тр); «отрицательный» эмоциональный баланс (снижение тревожности при ЭС (Тл > Тр)). У большинства здоровых волонтеров (90 человек), независимо от исходного типа гемодинамики, личностная тревожность была достоверно меньше, чем показатели тревожности в ответ на эмоциональный стресс: было выявлено увеличение Тр на 21,6% в среднем по группе (р<0,01), соответствующей «умеренной тревожности». Несмотря на малочисленность группы с «равновесным» эмоциональным балансом (21 человек) с помощью непараметрических статистических методов были выявлены следующие закономерности: средние значения Тл и Тр колебались от 41,0 [39-42] балла до 43,7 [40-44] баллов (р<0,681), что соответствовало уровню «умеренной тревожности». У лиц, составивших группу испытуемых с «отрицательным» эмоциональным балансом (45 человек) уровень личностной тревожности соответствовал уровню «высокая»: 48,4 [45-51] балла (р<0,01). При воздействии стресса уровень тревожности снижался (44,4 [41-50] балла, р<0,01), однако соответствовал значению «умеренно высокая». Показатели изменений агрессии как свойств личности (Ач) и враждебности в ответ на ситуацию экзамена (Ас) во всех группах отличались на уровне средних значений и характеризовались приблизительно одинаковыми изменениями - увеличением значений во время ЭС. Показатель агрессии в структуре темперамента среди всех испытуемых (Ат) имел тенденцию к снижению. Показатели депрессии (уровень депрессии - УД) у всех волонтеров отражали «низкий уровень депрессии», однако у индивидов с отрицательным эмоциональным балансом были выше, чем у испытуемых 1-й и 2-1-й групп (41,5 баллов [45-61]) (р<0,01) (табл. 1). Таблица 1 Изменение психологического состояния во время эмоционального стресса у лиц с различным эмоциональным балансом и пациентов в остром периоде ОНМК Показатель Средние показатели в группе Тл<Тр Средние показатели в группе Тл=Тр Средние показатели в группе Тл>Тр Средние показатели в группе пациентов фон стресс фон стресс фон стресс стресс Тл/Тр, баллы 37,0 [28-39] 45,0* [44-46] 42,4 [40-44] 42,4 [39-43] 48,4 [45-49] 44,4* [40-49] 61,2** [54-69] Ач, баллы 20,2 [19-21] 20,7 [19-22] 21,9 [18-23] 20,5 [17-23] 24,4 [21-25] 22,3 [20-24] 24,7** [20-26] Ат, баллы 8,27 [6-10] 7,6 [5-11] 9,08 [9-11] 8,51 [7-10] 9,99 [8-11] 7,79* [5-10] 8,7 [7-10] Ас, баллы 8,26 [6-11] 9,22 [5-11] 8,83 [6-10] 9,27 [8-10] 9,68 [7-10] 9,77 [7-11] 10,3 [8-11] Ар, баллы 12,7 [10-15] 12,9 [10-14] 12,2 [10-14] 15,3** [12-16] УД, баллы 34,7 [30-39] 36,1 [31-39] 39,3 [35-40] 38,1 [36-39] 38,4 [31-40] 41,5 [35-48] 52,7** [45-61] Примечание: данные представлены медианой (первое число), в скобках указан интерквартильный размах. * - достоверные изменения по отношению к фоновым значениям, р<0,01. ** - достоверные изменения по отношению к здоровым волонтерам, р<0,01. У пациентов, обследованных в острый период ОНМК, вне зависимости от локализации процесса отмечались высокие показатели реактивной тревожности Тр - 61,2 баллов (р<0,01), враждебности (Ар) - 15,3 [12-16], (р<0,01), а уровень депрессии составил 52,7 [45-61], что соответствует критерию легкой депрессии ситуативного или невротического генеза. Также было установлено, что признаки алекситимии были различны в группах, определяемых эмоциональным балансом. Наименьший процент алекситимиков наблюдался в группе «отрицательного» эмоционального баланса, а наибольшее число людей среди здоровых волонтеров, имеющих признаки алекситимии, было в группах эмоционального «равновесия» и «положительного» эмоционального баланса. Признаки алекситимии наблюдались у 43,1% пациентов с ОНМК, а группу риска составили 26,9% человек (табл. 2). Таблица 2 Уровень алекситимии у лиц с разным типом эмоционального баланса и пациентов в остром периоде ОНМК (в % от общего числа испытуемых в группе) Группа Признак Алекситимия отсутствует Группа риска Алекситимия Тл < Тр 66,6 25,4 7,0 Тл = Тр 85,7 4,8 9,5 Тл > Тр 86,7 11,1 2,2 ОНМК 30 26,9 43,1 При выявлении изменений гемодинамики у людей с разным эмоциональным балансом были установлены следующие особенности: вне зависимости от вновь сформированного типа кровообращения, в целом, в группе с «положительным» эмоциональным балансом наблюдалось увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС) с 61,1±0,09 уд/мин до 85,8±0,15 уд/мин (р<0,01), нарастание минутного объема кровообращения (МОК) до 7,48±0,25 л/мин, при МОК = 5,52±0,41 л/мин в фоне (р<0,05), сохранение сердечного индекса (СИ) и ударного объема крови (УОК) (табл. 3). Таблица 3 Изменение показателей ИРГТ во время ЭС у людей с разным типом психологической реакции и пациентов в остром периоде ОНМК Показатель Пациенты в остром периоде ОНМК «Положительный» эмоциональный баланс «Равновесный» эмоциональный баланс «Отрицательный» эмоциональный баланс фон стресс фон стресс фон стресс ЧСС, уд/мин 72,2±0,03 69,1± 0,09 85,8± 0,15* 67,8± 0,21 84,9± 0,17* 68,5± 0,03 85,1± 0,05* МОК, л/мин 5,2±0,34 5,52± 0,41 7,48± 0,25* 6,01± 0,51 5,9± 0,61 5,75± 0,37 5,21± 0,42 УОК, мл 72,7±0,51** 79,7± 0,52 78,0± 0,51 78,3± 0,31 79,1± 0,34 72,8± 0,25 61,1± 0,71* УИ, мл/м2 42,3±0,13 48,1± 0,31 42,5± 0,53 43,1± 0,27 39,1± 0,15 47,8± 0,31 41,0± 0,28* СИ, л/м2 2,9±0,15** 3,8± 0,18 3,7± 0,27 3,12± 0,21 3,29± 0,28 3,4± 0,31 3,39± 0,41 КИТ, у.е. 79,6±0,23 77,2± 0,52 80,1± 0,65 73,7± 0,41 75,9± 0,15 78,9± 0,27 80,5± 0,27 Примечание: * - достоверные изменения по отношению к фоновым значениям, р<0,05. ** - достоверные изменения по отношению к здоровым волонтерам, р<0,05. Анализ вариабельности сердечного ритма показал активацию симпатического звена регуляции, что проявилось снижением среднеквадратичного отклонения (SDNN) на 33,7%, и нарастание индекса напряжения (ИН) на 80,2%. Следует отметить, что адаптивные возможности организма у испытуемых с «положительным» эмоциональным балансом расценивались как состояние удовлетворительной адаптации (ИФИ = 2,26±0,17 балла, р<0,05); показатель активности регуляторных систем (ПАРС) (4,1±0,19 у.е., р<0,05) соответствовал «выраженному функциональному напряжению» (табл. 4). Таблица 4 Изменение показателей ВСР и уровня функционирования систем во время ЭС у людей с разным типом психологической реакции и пациентов в остром периоде ОНМК Показатель Пациенты в остром периоде ОНМК Тл < Тр Тл = Тр Тл > Тр фон стресс фон стресс фон стресс SDNN, мс 50,5± 0,15 51,4± 0,05 40,7± 0,15* 56,2± 0,68 36,5± 0,15* 50,6± 0,25 40,7± 0,27 RMSSD, мс 38,1± 0,02 61,5± 0,15 40,5± 0,21* 45,0± 0,03 31,1± 0,29 52,3± 0,03 40,7± 0,25* ИН, у.е. 252,05± 0,25** 102,1± 0,45 182,2± 0,61* 103,2± 0,25 185,4± 0,27* 103,8± 0,62 255,6± 0,81* LF% 33,1± 0,15 52,3± 0,04 51,5± 0,04 67,3± 0,15 31,0± 0,21* 59,7± 0,21 36,1± 0,25 HF% 69,0± 0,12 47,7± 0,03 48,5± 0,02 39,7± 0,15 69,0± 0,05* 35,1± 0,15 70,0± 0,12* VLF, мс2 33,0± 0,25** 121,7± 0,15 261,0± 0,15* 502,1± 0,27 183,7± 0,38 64,9± 0,27 30,0± 0,25* ПАРС, у.е. 5,5± 0,15** 3,05± 0,15 4,1± 0,19* 3,5± 1,2 4,0± 0,8 3,83± 0,29 4,9± 0,72* ИФИ, баллы 2,93± 0,25** 1,81± 0,21 2,26± 0,17 1,75± 0,35 2,07± 0,31 1,69± 0,21 2,67± 0,52* Примечание: * - достоверные различия по отношению к фоновым исследованиям, р<0,05. ** - достоверные изменения по отношению к здоровым волонтерам, р<0,05 Аналогичные изменения гемодинамики и степень напряжения регуляторных систем наблюдалась у волонтеров с «равновесным» эмоциональным балансом. Наибольшие изменения гемодинамики и наивысшее напряжение регуляторных систем были выявлены среди испытуемых с «отрицательным» эмоциональным балансом. Так, поддержание МОК в период ЭС происходило за счет увеличения ЧСС при снижении УОК до 61,1±0,71 мл при 72,8±0,25 мл в фоновом состоянии (р<0,05). Активация симпатического звена регуляции также была наибольшей в группе индивидов с «отрицательным» эмоциональным балансом, ИН составил 255,6±0,81 у.е. (р<0,05). Уровень функционирования организма расценивался как возникновение напряжения механизмов адаптации (ИФИ = 2,67±0,52 балла, р<0,05), а значение ПАРС (4,9±0,72 у.е., р<0,05) характеризовало переход «выраженного» в «резко выраженное функциональное напряжение». При оценке гемодинамических показателей у пациентов с ОНМК вне зависимости от локализации процесса, первичного и «стресс индуцированного» типа гемодинамики было отмечено достоверное снижение СИ до 2,9±0,15 л/м2, (р<0,05) и УОК - 72,7±0,51мл, (р<0,05). Анализ вариабельности сердечного ритма у пациентов показал выраженную активацию симпатической регуляции - снижение SDNN на 15,4% по отношению к фоновым показателям здоровых испытуемых. Степень напряжения функциональных систем была сопоставима с таковой у лиц с отрицательным эмоциональным балансом (табл. 4), а значение ПАРС в группе пациентов соответствовало «резко выраженному функциональному напряжению» (5,5±0,15 у.е., р<0,05). Таким образом, полученные результаты позволяют утверждать, что психологическая реакция личности на ЭС не только характеризуется особыми механизмами регуляции и функции эффекторных систем организма, влияет на адаптивные механизмы в условиях физиологического реагирования на неблагоприятную ситуацию, но и может привести к нарушению процессов адаптации, проявляющегося нарушением регионарного кровообращения. Выводы 1. «Отрицательный» эмоциональный баланс (преобладание личностной тревожности над реактивной) способствует возникновению признаков напряжения адаптивных систем организма вне зависимости от типа исходной гемодинамики. 2. Формирование «отрицательного» эмоционального баланса способствует возникновению чрезмерного напряжения и/или перенапряжения механизмов адаптации. 3. Психофизиологические характеристики, особенности гемодинамики и степень напряжения адаптивных механизмов пациентов, находящихся в остром периоде острого нарушения мозгового кровообращения, сопоставимы с аналогичными показателями здоровых волонтеров с «отрицательным» эмоциональным балансом в условиях эмоционального стресса.

V I Nikolaev

North-Western State medical university named after I.I. Mechnikov

N P Denisenko

North-Western State medical university named after I.I. Mechnikov

M D Denisenko

North-Western State medical university named after I.I. Mechnikov

A V Isakova

North-Western State medical university named after I.I. Mechnikov

  1. Пшенникова М.Г. Феномен стресса. Эмоциональный стресс и его роль в патологии // Пат. физиология и эксп. терапия. - 2000. - № 2. - С. 24-31.
  2. Chrousos G., Gofti P. The concepts of Stress and Stress System Disorders: Overview of Physical and Behavioral Homeostasis // JAMA. - 2002. - № 267. - Р. 1244-1252.
  3. Николаев В.И., Денисенко Н.П., Денисенко М.Д. Тип кровообращения и адаптация (физиология и психология) // Вестник Российской военно-медицинской академии. - 2012. - № 2. - С. 70-73.
  4. Николаев В.И., Денисенко Н.П., Денисенко М.Д. Индивидуальные особенности развития эмоционального стресса у людей с разным типом гемодинамики и эмоциональным балансом // Профилактическая и клиническая медицина. - 2012. - № 1. - С. 143-147.
  5. Watson D., Clark L. Negative affectivity: the disposition to experience aversive emotional states // Psychological Bulletin. - 1984. - Vol. 96. - P. 465-490.
  6. Брайт Д., Джонс Ф. Стресс: теория, исследования, мифы. - СПб.: Олма-пресс, 2003. - 353 с.
  7. Соловьева С.Л., Николаев В.И. Эмоциональный баланс как критерий стрессоустойчивости // Исследования по приоритетным направлениям в медицине: мат. конф. СПбГМА им. И.И. Мечникова. - СПб, 2008. - С. 237-239.
  8. Spielberger C.D. Measuring the experience, expression and control of anger // Am. Psych. Assoc., 1994. - P. 25-29.
  9. Taylor J.L. Alexithymia: concept, measurement and implications for treatment // Amer. J. Psichiat. - 1984. - Vol. 141, № 6 - P. 725-732.
  10. Баевский Р.М., Берсенева А.П. Теоретические основы донозологической диагностики // Донозология. - 2008. - № 2 (3). - С. 2-13.
  11. Волосникова Н.Н. Состояние активности эндорфинергической системы головного мозга при острых нарушениях мозгового кровообращения: Автореф. …дис. канд. мед. наук. - Саратов, 2004. - 42 с.

Views

Abstract - 140

PDF (Russian) - 91

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Nikolaev V.I., Denisenko N.P., Denisenko M.D., Isakova A.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies