Monitoring of the landslide area state on Bureya river in 2018-2019 according to radar and optical satellite images

Cover Page

Abstract


The monitoring results of the current state of landslide area on the Bureya River in 2018–2019 are given using images from synthetic aperture radars and optical sensors of Sentinel multi-satellite system. Differential radar interferometry technique allowed to reveal the stability of the landslide surface in the first four months after the landslide and since the end of July 2019. Small-scale dynamics of the surface within the landslide circus was detected. It is shown that the interferometric technique is inapplicable for the observation of the large-scale modifications of the shoreline unlike the optical images where the effects of the collapse of the shoreline fragments and shoreline flooding were clearly observed compared also with radar amplitude images. The ongoing landslide activity within the landslide circus and the coastline collapse area was detected using satellite images. It requires the establishment of continuous monitoring of this and other dangerous landslide zones on Bureya River.


Full Text

ВВЕДЕНИЕ

В связи с непрерывным ростом количества природных катастроф и ущерба, наносимого ими (Бондур и др., 2009; Природные опасности…, 2000), актуальными становятся разработка и широкое применение новых методов мониторинга и прогнозирования таких природных явлений, как землетрясения (Акопян и др., 2017; Бондур, Зверев, 2005a, b, 2007; Бондур и др., 2007; Бондур, Смирнов. 2005), наводнения (Бондур и др., 2009; Природные опасности…,2000), тайфуны (Бондур и др., 2008a, b; 2009), природные пожары (Бондур, 2015; Бондур, Гинзбург, 2016; Бондур и др., 2016), оползни (Бондур и др.. 2019а, b, d; Захарова и др., 2019; Захаров, Захарова, 2019; Захарова, Захаров, 2019; Крамарева и др., 2018, 2019) и др.

Для решения таких задач эффективно применение космических методов дистанционного зондирования, прежде всего всепогодных радиолокационных методов, а также в их сочетании с оптическими методами (Бондур, 2010; Бондур и др., 2009; 2019а, b, c, d; Захаров, Захарова, 2019; Захарова, Захаров, 2019; Захарова и др., 2019; Бондур, Чимитдоржиев, 2008a, b; Бондур и др., 2019с; Бондур, Старченков, 2001; Bamler, Hartl, 1998; Colesanti, Wasowski, 2006).

Настоящая работа посвящена применению методов дистанционного зондирования для мониторинга оползневых процессов на реке Бурея, происходивших в 2019 г. после схода оползня в декабре 2018 г.

Катастрофический сход оползня на берегу реки Буреи, произошедший 11 декабря 2018 года, перекрыл русло реки Буреи и потребовал не только немедленных действий по устранению завала, который представлял опасность, связанную с затоплением и повреждением населенных пунктов и хозяйственной инфраструктуры, но и организации мониторинга оползневой зоны с целью выяснения истории и современной динамики этого опасного природного явления.

Проводившиеся с начала 2019 года наземные экспедиционные исследования позволили получить представление о масштабах оползня (Перерва и др., 2019). Они были неоценимы при организации и проведении работ по пробивке прорана в русле реки в конце января–начале февраля 2019 г. Однако качественно новые и детальные сведения о состоянии оползневой зоны, истории развития и современной динамике оползня могут быть получены только в ходе спутниковых оптических и радиолокационных наблюдений.

Первые сведения о масштабах события, связанного со сходом оползня на реке Бурея, были получены благодаря оптическому изображению, полученному с борта спутника Sentinel‑2B 12 декабря 2018 г. в 02:22 GMT (Крамарева и др., 2018). По представленному космическому изображению была выявлена зона обрушения и образовавшаяся в результате насыпь, перегородившая русло реки. Были выявлены также зоны повреждения прибрежного лесного покрова волной, сформировавшейся в результате схода грунта в воду. Динамика создания прорана в завале с использованием взрывных работ в конце января — начале февраля 2019 г. и его размыва половодьем вплоть до конца апреля 2019 г. наблюдалась по данным оптической съемки со спутников Sentinel‑2 и Международной космической станции (Крамарева и др., 2019, Остроухов и др., 2019).

Радиолокационные изображения с борта спутников Sentinel‑1 для наблюдения оползневой активности зимой 2017–2018 гг. впервые были применены в работе (Захарова, Захаров, 2019). В работе (Захарова и др., 2019) был проведен анализ последствий схода оползня, в том числе оценка его размеров, объема вынесенного грунта, а также стабильности оползневой зоны в течение зимы 2019 года. Радиолокационные изображения, полученные с борта спутников ALOS‑1 и ALOS‑2, позволили наблюдать с помощью технологии радарной интерферометрии развитие оползневого процесса в период с 2006 по 2017 гг. (Бондур и др., 2019а, b).

В настоящей работе приводятся результаты мониторинга состояния оползневой зоны на реке Бурея по данным оптической и радиолокационной съемки с борта спутников Sentinel‑1A,B и Sentinel‑2A,B.

ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ СЪЕМКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОСМИЧЕСКИХ ИЗОБРАЖЕНИЙ

Используемые в настоящей работе космические изображения были получены с борта семейства спутников Sentinel, которые находятся на солнечно-синхронной орбите с высотой 798 км и разнесением в плоскости орбиты на 180°.

Многоспутниковая система Sentinel создана Европейским космическим агентством в рамках проекта глобального космического мониторинга "Copernicus". Оптическая съемка проводится в 13-ти спектральных диапазонах в полосе 443–2190 нм с разрешением 10/20/60 м с зоной захвата 290 км (http://esamultimedia.esa.int/docs/S2-Data_Sheet.pdf). На широте оползневой зоны интервал между повторными съемками составляет 2–3 дня.

Спутники Sentinel‑1A и Sentinel‑1B обеспечивают проведение радиолокационной съемки земной поверхности радарами с синтезированной апертурой (РСА) в С‑диапазоне (длина волны 5.6 см) с солнечно-синхронной орбиты высотой 693 км. Южная часть территории Дальневосточного федерального округа России, где находится река Бурея, снимается на нисходящем витке с периодом точного повторения орбиты 12 дней в режиме IW (interferometric wide), пригодном для интерферометрических измерений рельефа и анализа динамики подстилающей поверхности. Съемка выполняется справа по ходу полета спутника в широкозахватном режиме с шириной полосы захвата 240 км. Расстояние между пикселами синтезированного радарного изображения по наклонной дальности в формате SLC составляет 2.3 м, а между строками ― 14.1 м (https://sentinel.esa.int/web/sentinel/missions/sentinel‑1/overview).

В данной работе использованы серии космических радиолокационных изображений, полученных с условных орбит 61 и 134.

Оптические снимки, полученные с борта спутников Sentinel‑2А, В, более удобны для наблюдения крупномасштабных изменений рельефа из-за лучшего пространственного разрешения, отсутствия характерных для РСА спекл-шумов, привычности оптического изображения для визуального восприятия.

ПОЛУЧЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ АНАЛИЗ

На рис. 1 приведены фрагменты оптических изображений, полученных с борта спутников Sentinel 2A и 2B в период времени с 12 декабря 2018 г. по 26 июля 2019 г.

На рис. 1а приведен фрагмент оптического космического изображения оползневой зоны, полученного 12 декабря 2018 г. с борта спутника Sentinel‑2, вскоре после обрушения. Здесь из-за низкого зимнего солнца русло реки и зона обрушения трудно различимы в тени высокого южного берега. Основные изменения на земной поверхности, наблюдавшиеся после схода оползня, выделяемые на космических оптических изображениях — это:

— формирование прорана с помощью взрывов в конце января — начале февраля 2019 г. (указан стрелкой на рис. 1б);

— обрушение/затопление стенок прорана в апреле 2019 г. во время половодья;

— крупномасштабное обрушение береговой линии в период с 3 по 11 мая 2019 г. (стрелка на рис. 1в);

— затопление части прибрежной территории оползневой зоны из-за подъема уровня воды в реке в период с 21 по 26 июля 2019 г. (стрелка на рис. 1г).

 

Рис. 1. Оптические снимки спутника Sentinel 2 зоны Бурейского оползня.

 

Проведение мониторинга с повторяющихся орбит спутников Sentinel‑1 с использованием радиоинтерферометрического метода позволяют обнаруживать мелкомасштабные (порядка длины волны радиолокатора) деформации подстилающей поверхности, произошедшие за время между съемками. Когерентность отраженных сигналов сеансов радиолокационной съемки, составляющих интерферометрическую пару, является ключевым условием успешного выявления и измерения смещений земной поверхности по разности фаз на интерферограмме (Захаров, Захарова, 2019).

Недостатком радиоинтерферометрических наблюдений земной поверхности с развитой лесной растительностью с помощью РСА Sentinel‑1 (С‑диапазон) является высокая степень временной декорреляции отраженных в соседних съемках в теплое время года (Бондур и др., 2019c; Бондур, Чимитдоржиев, 2008а, b). Измерение высот рельефа и наблюдения подвижек лесных покровов в этом диапазоне волн оказывается возможным лишь в условиях отрицательной температуры воздуха из-за большей временной стабильности диэлектрических свойств замерзшей кроны дерева (Захарова, Захаров, 2019).

Особенностью наблюдений оползневой зоны в 2019 г. является отражение радиоволн поверхностью, свободной от растительности, что показано в работе (Бондур и др., 2019а). Благодаря этому когерентность сигналов здесь выше, чем у окружающей залесенной поверхности.

На рис. 2 приведены графики когерентности для зон оползня и близлежащего леса за период времени с 16.11.2018 по 05.10.2019. Интервал между съемками пар радарных изображений обусловлен 12-дневным периодом точного повторения орбиты спутника. Даты по горизонтальной оси приведены в формате годы–месяцы–дни.

 

Рис. 2. Когерентность эхо-сигналов от зоны оползня и близлежащего лесного массива за период времени с 16.11.2018 по 05.10.2019.

 

Высокая когерентность отражений от лесного участка вплоть до конца марта 2019 г. объясняется высокой стабильностью его диэлектрических свойств при отрицательной температуре воздуха (Бондур и др., 2019c; Бондур, Чимитдоржиев, 2008a, b). Необходимо отметить, что крупномасштабные смещения фрагментов поверхности с амплитудой более половины длины волны в пределах пиксела изображения приводят к декорреляции отраженных сигналов этих пикселов изображений интерферометрической пары (Бондур и др., 2019c).

Таким образом, низкая когерентность отраженных радиоволн для оползневой зоны вплоть до 12 декабря 2018 г. может быть объяснена резкой активизацией сравнительно крупномасштабных подвижек поверхности оползня перед обрушением. Когерентность отраженных радиоволн поверхности оползня в апреле — начале мая 2019 г. низка из-за периода таяния снега и изменения влажности почвы на южном береговом склоне. Необычно частые и сильные дож-ди в мае–июне, интенсивность которых упала лишь к началу июля 2019 г. (Перерва и др., 2019), также могли быть причиной низкой когерентности и неэффективности интерферометрических наблюдений в эти месяцы. Низкая когерентность интерферометрической пары 7.08.2019–19.08.2019 (см. рис. 2) также объясняется интенсивными осадками, в данном случае непосредственно перед первой съемкой (www.rp5.ru).

На рис. 3 дан набор некоторых карт когерентности радиолокационных сигналов в пределах оползневой зоны в весенне-летний период 2019 г. Светлые тона соответствуют более высокой когерентности. Высокая когерентность радиолокационных сигналов, характерная для северного берега реки Буреи, в том числе вдоль берегов реки Средний Сандар, объясняются более высокой стабильностью открытой поверхности прибрежной зоны, где в декабре 2018 г. растительность была снесена цунамиподобной волной. Благодаря постепенному высыханию почвы оползневого цирка когерентность радиолокационных сигналов стала расти, вследствие чего начиная с июля 2019 г. появилась возможность поиска признаков мелкомасштабных подвижек поверхности методами радарной интерферометрии.

Поиск мелкомасштабной динамики на поверхности цирка Бурейского оползня с конца 2018 г., сразу после обвала, с помощью технологии дифференциальной радарной интерферометрии был предметом исследования в работе (Захарова и др., 2019). Как известно, интерферометрическая фаза на радарной интерферограмме зависит, в первую очередь, от вариаций высот рельефа (так называемая топографическая фаза), а также от локальных смещений отражающей поверхности за время между съемками интерферометрической пары (Bamler, Hartl, 1998). При наличии цифровой модели рельефа (ЦМР) можно компенсировать влияние топографической фазы, выделив фазовые смещения на интерферограммах, обусловленные динамикой отражающей поверхности.

Для построения дифференциальных интерферограмм по данным спутников Sentinel‑1 была использована ЦМР SRTM, которая достаточно хорошо описывает рельеф всей сцены радарного снимка за исключением оползневой зоны, где ландшафт изменился.

На рис. 4 приведен профиль высот поверхности оползневой зоны вдоль по склону, построенный по данным интерферометрической съемки Sentinel‑1 в январе 2019 г. (пунктирная линия), и профиль, извлеченный из ЦМР SRTM (сплошная линия). По вертикальной оси отложена высота над уровнем моря в метрах, по горизонтальной — номер отсчета профиля (пиксела). Расстояние между пикселами на поверхности составляет около 14 м.

 

Рис. 3. Когерентность радиолокационных сигналов для участка земной поверхности в мае, июне и июле 2019 года. Стрелкой указана оползневая зона.

 

Максимальное отличие истинной высоты поверхности от высоты по данным ЦМР SRTM достигает 150 м. Такого рода ошибки высот рельефа могут быть ложно интерпретированы как подвижки поверхности довольно большой амплитуды. Эта топографическая фаза, порожденная отличием ЦМР SRTM от истинного рельефа поверхности, была компенсирована в фазовых измерениях несколькими способами, описанными в работе (Захаров, Захарова, 2019).

По результатам анализа непрерывной серии из восьми 12-дневных дифференциальных интерферограмм для интервала времени с конца декабря 2018 г. по начало апреля 2019 г., не выявлена какая-либо динамика поверхности оползневой зоны, как в пределах цирка, так и на близлежащих склонах. Взрывные работы, выполненные в третьей декаде января–первой декаде февраля 2019 г., также не привели к сколь-нибудь заметным (более 1–2 мм) смещениям грунта на оползневом склоне.

Примеры интерферограмм с просадками поверхности, а также соответствующие им фрагменты радарного и оптического изображений приведены на рис 5. В принятой здесь технологии интерферометрической обработки более светлые тона в пределах оползня соответствуют удалению отражающей поверхности от спутника вниз по оползневому склону.

На первых после трехмесячного периода низкой когерентности интерферограммах, построенных по июльским космическим радиолокационным изображениям (рис. 5а), сложно говорить о характере смещений ввиду зашумленности фазового изображения, особенно в верхней части оползневого цирка (южный его край).

Надежно измеряемые признаки подвижек каменной осыпи на поверхности цирка с максимальной амплитудой радиального смещения 0.7 см были обнаружены в середине восточной части оползня в конце августа 2019 г. (рис. 5б). На рис. 5в отмечается смещение грунта по всему восточному краю оползня и вблизи стенки отрыва. На рис. 5г видна широкая светлая полоса, отмечающая смещение в средней части оползня (в районе пикселов 26–31 профиля, приведенного на рис. 4). Эта полоса пересекает всю зону оползневого цирка от ее западного края до восточного.

 

Рис. 4. Профиль высот по данным SRTM (сплошная линия) и по данным интерферометрической съемки Sentinel 1 (пунктирная линия).

 

 

Рис. 5. Примеры интерферограмм (а–г) и космических изображений (д, е) для оползневой зоны по данным съемки РСА Sentinel 1 в третьем квартале 2019 г. с контуром оползневой зоны: а — 09.07.2019–21.07.2019; б — 26.08.2019–07.09.2019; в — 07.09.2019–19.09.2019; г — 19.09.2019–01.10.2019; д — радиолокационное изображение, полученное 19.09.2019; е — оптическое изображение, полученное 25.09.2019.

 

В табл. 1 приведено подробное описание результатов наблюдений мелкомасштабной динамики поверхности в пределах оползневого цирка на реке Бурея с июля по середину октября 2019 г.

Анализ табл. 1 позволяет отметить нерегулярность процессов смещения поверхности цирка как во времени, так и по положению. В июле–августе 2019 г. чаще всего встречаются смещения на восточном крае оползневого цирка с амплитудой до 1.5 см по линии визирования. Далее следует нарастание динамики в верхней части цирка (пикселы 6–16 профиля высот на рис. 4) с середины сентября 2019 г.

 

Таблица 1. Наблюдаемые смещения поверхности в пределах оползневого цирка на реке Бурея в июле–октябре 2019 г.

Даты

Максимальное рдиальное

смещение за 12 дней

Положение максимального смещения

09.07.2019–21.07.2019

0.5 см

Восточный край, середина–низ

21.07.2019–02.08.2019

1.4 см

Восточный край, середина–низ

02.08.2019–14.08.2019

0.7 см

Восточный край, середина–низ

14.08.2019–26.08.2019

0.4 см

Восточный край

26.08.2019–07.09.2019

0.5 см

Восточный край, середина

07.09.2019–19.09.2019

1.9 см

Восточный край и стенка отрыва

19.09.2019–01.10.2019

1.4 см

Полоса в средней части

01.10.2019–13.10.2019

1.5 см

Верхняя часть оползня

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании результатов применения космических, радиолокационных и оптических изображений для мониторинга оползневой зоны на Бурее в 2018–2019 гг., продемонстрирована высокая информативность методов дистанционного зондирования из космоса, позволяющих выявлять мелкомасштабную динамику земной поверхности в зоне оползня. С использованием радиоинтерферометрического метода выявлена стабильность поверхности оползневого цирка и соседних береговых склонов в начале 2019 г., в том числе во время проведения взрывных работ по пробивке прорана.

Радарные интерферометрические наблюдения, полученные с борта спутников Sentinel‑1, оказались непригодны для наблюдения локальных обрушений береговой линии, в отличие от оптических изображений, полученных со спутников Sentinel‑2, где эффекты обрушения фрагментов берега и его затопления хорошо видны.

Первые признаки подвижек фрагментов скальных осыпей на поверхности скольжения в разных частях оползневого цирка были обнаружены в конце июля 2019 г. Подвижки продолжались до конца периода наблюдений (середина октября 2019 г.). Не выявлено крупномасштабных смещений/обрушений в пределах цирка, которые приводили бы к потере интерферометрической когерентности и были бы видны на оптических изображениях.

Выявленная продолжающейся оползневой активности в пределах оползневого цирка и обрушения береговой линии требует организации непрерывного мониторинга этой и других опасных оползневых зон на реке Бурея.

БЛАГОДАРНОСТИ

Авторы благодарны Европейскому космическому агентству за данные Sentinel‑1 и Sentinel‑2.

ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ

Исследования были выполнены в рамках госзаданий организаций — участников работ, а также при частичной поддержке РФФИ в рамках гранта 18–07–00816. Исследования выполнены также при поддержке Минобрнауки России (уникальный идентификатор проекта RFMEFI60719X0306).

About the authors

V. G. Bondur

AEROCOSMOS Research Institute for Aerospace Monitoring

Author for correspondence.
Email: vgbondur@aerocosmos.info

Russian Federation, Moscow

L. N. Zakharova

AEROCOSMOS Research Institute for Aerospace Monitoring; V. A. Kotelnikov Institute of Radioengineering and Electronics RAS, Fryazino Branch

Email: ludmila@sunclass.ire.rssi.ru

Russian Federation, Moscow; Fryazino

A. I. Zakharov

AEROCOSMOS Research Institute for Aerospace Monitoring; V. A. Kotelnikov Institute of Radioengineering and Electronics RAS, Fryazino Branch

Email: ludmila@sunclass.ire.rssi.ru

Russian Federation, Moscow; Fryazino

References

  1. Akopian S. Ts., Bondur V.G., Rogozhin E.A. Technology for monitoring and forecasting strong earthquakes in Russia with the use of the seismic entropy method // Izvestiya, Physics of the Solid Earth. 2017. V. 53. № 1. Р.32–51. doi: 10.1134/S1069351317010025
  2. Bamler R., Hartl P. Synthetic aperture radar interferometry // Inverse Problems. 1998. V.14. P. R1-R54.
  3. Bondur V.G. Aerospace Methods and Technologies for Monitoring Oil and Gas Areas and Facilities // Izvestiya, Atmospheric and Oceanic Physics. 2011. V. 47. № 9. P. 1007–1018. doi: 10.1134/S0001433811090039
  4. Bondur V.G. Satellite monitoring of trace gas and aerosol emissions during wildfires in Russia // Izvestiya, Atmospheric and Oceanic Physics. 2016. V. 52. № 9. P. 1078–1091. doi: 10.1134/S0001433816090103
  5. Bondur V.G., Chimitdorzhiev T.N. Analiz tekstury radiolokatsionnykh izobrazheniy rastitelnosti [Texture analysis of radar images of vegetation) // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Geodeziya I aerofotosemka]. 2008a. Iss. 5. P. 9–14. (In Russian).
  6. Bondur V.G., Chimitdorzhiev T.N. Distantsionnoe zondi-rovanie rastitel'nosti optiko-mikrovolnovymi metodami [Remote sensing of vegetation by optical microwave methods] // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Geodeziya I aerofotosemka. 2008b. Iss. 6. P. 64–73. (In Russian).
  7. Bondur V.G., Chimitdorzhiev T.N., Dmitriev A.V., Dagurov P.N. Otsenka prostranstvennoy anizotropii neodnorodnostey lesnoy rastitelnosti pri razlichnykh azimutalnykh uglakh radarnogo polyarimetricheskogo zondirovaniya [Spatial anisotropy assessment of the forest vegetation heterogeneity at various azimuth angles of the radar polarimetric sensing] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2019c. № 3. P. 92–103. doi: https://doi.org/10.31857/S0205–96142019392–103 (In Russian)
  8. Bondur V.G., Chimitdorzhiev T.N., Dmitriev A.V., Dagurov P.N., Zakharov A.I., Zakharova L.N. Metody radarnoj polyarimetrii dlya issledovaniya izmenenij mekhanizmov obratnogo rasseyaniya v zonah opolznej na primere obrusheniya sklona berega reki Bureya [Using radar polarimetry to monitor changes in backscattering mechanisms in landslide zones for the case study of the Bureya river bank collapse] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2019d. № 4. P. 3–17. doi: https://doi.org/10.31857/S0205–9614201943–17 (In Russian)
  9. Bondur V.G., Garagash I.A., Gokhberg M.B., Lapshin V.M., Nechaev Yu.V., Steblov G.M., Shalimov S.L. Geomechanical models and ionospheric variations related to strongest earthquakes and weak influence of atmospheric pressure gradients // Doklady Earth Sciences. 2007. V. 414. № 4. P. 666–669. doi: 10.1134/S1028334X07040381
  10. Bondur V.G., Ginzburg A.S. Emission of Carbon-Bearing Gases and Aerosols from Natural Fires on the Territory of Russia Based on Space Monitoring // Doklady Earth Sciences. 2016. V. 466. № 2. P. 148–152. doi: 10.1134/S1028334X16020045
  11. Bondur V.G., Gordo K.A., Kladov V.L. Spacetime distri-butions of wildfire areas and emissions of carbon-containing gases and aerosols in northern Eurasia according to satellite-monitoring data // Izvestiya, Atmospheric and Oceanic Physics. 2017. V. 53. № 9. Р. 859–874. doi: 10.1134/S0001433817090055
  12. Bondur V.G., Krapivin V.F., Savinykh V.P. Monitoring i prognozirovanie prirodnykh katastrof [Monitoring and forecasting of the natural disasters]. M: Nauchny mir, 2009. 692 p. (In Russian)
  13. Bondur V.G., Pulinets S.A., Kim G.A. Role of variations in galactic cosmic rays in tropical cyclogenesis: evidence of Hurricane Katrina // Doklady Earth Sciences. 2008a. V. 422. № 7. P. 1124–1128. doi: 10.1134/S1028334X08070283
  14. Bondur V.G., Pulinets S.A., Uzunov D. Vozdeystvie krupno-masshtabnykh atmosfernykh vikhrevykh protsessov na ionosferu na primere uragana Katrina [Ionospheric effect of large-scale atmospheric vortex by the example of hurricane Katrina] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2008b. № 6. P. 3–11. (In Russian)
  15. Bondur V.G., Smirnov V.M. Method for monitoring seismically hazardous territories by ionospheric variations recorded by satellite navigation systems // Doklady Earth Sciences. 2005. V. 403. № 5. P. 736–740.
  16. Bondur V.G., Starchenkov S.A. Metody i programmy obrabotki i klassifikatsii aerokosmicheskikh izobrazheniy [Methods and programs of aerospace imagery processing and classification] // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedeniy. Geodeziya i aerofotosemka. 2001. № 3. P. 118–143. (In Russian)
  17. Bondur V.G., Zakharova L.N., Zakharov A.I. et al. Dolgov-remennyj monitoring opolznevogo processa na beregu reki Bureya po dannym interferometricheskoj sjomki radarov L diapazona [Long-term monitoring of landslide process on the Bureya riverbank according to interferometric L band radar data] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondi-rovaniya Zemli iz kosmosa. 2019a. Vol. 16. No. 5. P. 113-119.
  18. Bondur V.G., Zakharova L.N., Zakharov A.I., Chimit-dorzhiev T.N., Dmitriev A.V., Dagurov P.N. Monito-ring of landslide processes by means of L band radar interferometric observations: Bureya river bank caving case // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2019b. № 5. P. 3–14. (In Russian).
  19. Bondur V.G., Zverev A.T. A method of earthquake forecast based on the lineament analysis of satellite images // Doklady Earth Sciences. 2005a. V. 402. № 4. P. 561–567.
  20. Bondur V.G., Zverev A.T. Kosmicheskiy metod prognoza zemletryaseniy na osnove analiza dinamiki sistem lineamentov [A method of earthquake forecast based on the lineament dynamic analysis using satellite imagery] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2005 (b). № 3. P. 37–52. (In Russian)
  21. Bondur V.G., Zverev A.T. Mekhanizmy formirovaniya linea-mentov, registriruemykh na kosmicheskikh izobrazheniyakh pri monitoringe seysmoopasnykh territoriy [Lineament system formation mechanisms registered in space images during the monitoring of seismic danger areas] // Issledovanie Zemli iz kosmosa. 2007. № 1. P. 47–56 (In Russian).
  22. Colesanti C, Wasowski J. Investigating landslides with space-borne Synthetic Aperture Radar (SAR) interferometry // Engineering Geology. 2006. V. 88. P. 173–199.
  23. http://esamultimedia.esa.int/docs/S2-Data_Sheet.pdf
  24. https://sentinel.esa.int/web/sentinel/missions/sentinel 1/overview
  25. Kramareva L.S., Lupyan E.A., Amel'chenko Yu.A., Burtsev M.A., Krasheninnikova Yu.S., Sukhanova V.V., Shamilova Yu.A. Nablyudenie zony obrusheniya sopki v raione reki Bureya 11 dekabrya 2018 goda [Observation of the hill collapse zone near the Bureya River on December 11, 2018], Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2018. V. 15. № 7. Р. 266–271. (In Russian)
  26. Kramareva L.S., Lupyan E.A., Amel'chenko Yu.A., Burt-sev M.A., Krasheninnikova Yu.S., Sukhanova V.V., Shami-lova Yu.A., Boroditskaya A.V. Nablyudenie za khodom vzryvnykh rabot i ustroistvom prorana v zone skhoda skal'nykh porod na reke Bureya [Observing the progress of blasting operations and channeling in the area of the rock slide on the Bureya River] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2019. V. 16. № 1. Р. 259–265. (In Russian)
  27. Ostroukhov A.V., Kim V.I., Makhinov A.N. Otsenka morfo-metricheskikh parametrov opolznya na Bureiskom vodo-khranilishche i ego posledstvii na osnove DDZZ i dannykh polevykh izmerenii [Estimation of the morphometric parameters of the landslide on the Bureyskoe Reservoir and its consequences on the basis of remote sensing data and field measurements], Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2019. V. 16. № 1. Р. 254–258. (In Russian)
  28. Pererva N.I., Davidenko A.N., Amel'chenko Yu.A. Analysis of the causes of the rain floods formation in the Bureya River basin in May — June 2019 // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2019. Vol. 16. № 4. Р. 303–306
  29. Prirodnye opasnosti Rossii [Natural hazards of Russia]. Monograph in 6 volumes. Volume 2. Seismic hazards (Edited by G.A. Sobolev), M.: Izd. KRUK. 2000. 296 p. (In Russian).
  30. www.rp5.ru
  31. Zakharov A.I., Zakahrova L.N. Nablyudeniya dinamiki snezhnogo pokrova na radarnyh interferogrammah L diapazona [Observation of snow cover dynamics on L band SAR interferograms] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2017. V. 14. № 7. Р. 190–197. (In Russian)
  32. Zakharova L.N., Zakharov A.I., Mitnik L.M. Pervye rezul’taty radiolokatsionnogo monitoringa posledstvii opolznya na reke Bureya po dannym Sentinel 1 [First Results of the Assessment of the Landslide Consequences on the Bureya Riverbank Using Sentinel 1 Radar Data] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2019. V. 16. № 2. Р. 69–74. (In Russian)
  33. Zakharova L.N., Zakharov A.I. Nablyudeniya dinamiki zony opolznya na reke Bureya po dannym interferometricheskoy s’yomki Sentinel 1 v 2017–2018 [Interferometric observation of landslide area dynamics on the Bureya River by means of Sentinel 1 radar data in 2017–2018] // Sovremennye problemy distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmosa. 2019. V. 16. № 2. Р. 273–277. (In Russian)

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract - 223

PDF (Russian) - 105

Cited-By


PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian academy of sciences

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies