Middle–upper devonian terrigenous rocks of the Tsil’ma River basin and their palynological characteristics

Cover Page

Abstract


The results of biostratigraphic study of Givetian–Frasnian rocks of the Tsil’ma River basin (Middle Timan) are presented. The biostratigraphic division of the sections is based on palynological data: five palynocomplexes are distinguished in the Valsa, Tsil’ma, Ust’-Chirka, Ust’-Yarega, and Kraipol’e formations and are correlated with coeval palynocomplexes of adjacent of territories. The features of miospore associations from continental and coastal marine facies are identified. The clear cycle of origination of geological bodies corresponding to the formations is established at this territory.


ВВЕДЕНИЕ

Девонские континентальные отложения пестроцветной формации на Среднем Тимане являются своеобразным “клондайком” девонских растений. В ходе многолетних полевых исследований на Цилемской площади (рис. 1) Тимана были обнаружены погребенные девонские почвы с инситными корневыми системами как в зеленоцветных, так и в красноцветных породах (Шумилов, Мингалев, 2009; Шумилов, 2010), а также фрагмент анатомически сохранившегося ствола археоптерисовых, определенного как Callixylon trifilievii Zalessky (Орлова и др., 2011). Были обнаружены и собраны остатки ветвей, которые определены С.М. Снигиревским как виды рода Archaeopteris. Описаны споры Archaeopteris fissilis Schmalhausen и установлена их роль в формировании средне-позднедевонских палиноспектров на Среднем Тимане (Тельнова, 2015).

 

Рис. 1. Топографическая схема с опорными обнажениями. 1 – валсовские базальтовые покровы; 2 – рифейские породы фундамента (Цилемский Камень); 3 – абсолютные отметки возвышенностей; 4 – обнажения, упоминаемые в тексте.

 

Таксономическое разнообразие и хорошая сохранность микро- и макрофлористических остатков, доступность местонахождений этих фоссилий, присутствие палеопочвенных горизонтов, достаточно полная стратиграфическая последовательность разрезов позволяют рассматривать Средний Тиман в качестве эталонного “полигона” для изучения глобальных эволюционных процессов, связанных с развитием наземной растительности.

Ранее нами были описаны результаты био- и литостратиграфического изучения саргаевских отложений в бассейне р. Цильма (Тельнова, Шумилов, 2017), которые имеют характерный облик, почти повсеместное распространение и могут рассматриваться в качестве стратиграфического репера при полевых исследованиях. Актуальность детального изучения отложений саргаевского возраста также обусловлена продолжением дискуссии по вопросу об уровне нижней границы франского яруса (соответственно границы среднего и верхнего девона) на территории Восточно-Европейской платформы (Кузьмин, 1995; Ovnatanova, Kononova, 2008; Фортунатова и др., 2013). В представляемой работе акцент сделан на литологической и палинологической характеристике подстилающих и перекрывающих саргаевский горизонт отложений.

Целью настоящей статьи является биолитостратиграфическая характеристика живетско-франских разрезов бассейна р. Цильма (Средний Тиман). Поскольку на изученной территории досаргаевские отложения почти не содержат фауны или ее редкие находки являются стратиграфически индифферентными, основным инструментом расчленения девонских отложений является палиностратиграфический метод.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Описано и опробовано более 360 обнажений в бассейне р. Цильма и ее притоков на территории площадью около 1500 км2, отобрано более 3000 образцов и проб, в том числе более 300 на палинологический анализ. Для палинологических исследований отбирались преимущественно зеленовато-серые глинисто-алевритовые осадки. Как правило, данные породы содержат обильный углефицированный растительный детрит.

Первоначально образцы были обработаны по стандартной методике извлечения спор из палеозойских осадков (Методические…, 1986; Тельнова, 2007). Однако применение классических методов выделения спор в большинстве случаев не дает положительных результатов: либо препараты переполнены углефицированными обломками растений, либо споры разрушаются при дополнительной химической обработке. Поэтому был проведен ряд исследований, призванных выявить причины неудовлетворительного извлечения спор.

Исследования фрагментов древесных стволов и тонкого детрита показали, что все растительные фоссилии представлены весьма своеобразным угольным веществом – фюзенизированным гагатом (Шумилов, 2015). Одним из свойств такого угля является его чрезвычайная химическая устойчивость по сравнению с другими типами растительной органики той же стадии литогенеза. В связи с этим нами усовершенствована методика обработки пород, содержащих уголь химически более стойкий, чем ассоциирующие с ним споры (Шумилов, Тельнова, 2013а, 2013б).

Для исследуемых осадочных горных пород экспериментально были установлены: оптимальный размер дробления породы; последовательность и время обработки химическими реагентами, концентрации реагентов; добавлены некоторые новые циклы обработки.

Навеску (200 г) раздробленной породы выдерживали в пиридине 1 сутки. Затем следовало три цикла, каждый из которых включал окисление в смеси Любер при кипячении (2 мин. в первом и втором циклах, 1 мин. в третьем цикле), ультразвуковая обработка (1 мин.), растворение окислившегося угля при кипячении в 20-процентном растворе NaOH (3 мин.), ультразвуковая обработка (1 мин.). В результате применения этой методики были получены палинологические препараты без углефицированной органики, с лучшей насыщенностью спорами. Препараты исследовали на биологическом микроскопе “Биолам-И” (с цифровой камерой Canon-Power Short A95) в проходящем свете с увеличением 400, 600, 1000, в качестве иммерсионной жидкости использовали кедровое масло. Выделение палинокомплексов и обоснование их возраста проводили на основе общих принципов стратиграфических исследований. В каждом образце исследовали палиноспектр, отражающий систематический состав спор с количественным учетом каждого таксона. В датировке вмещающих пород главную роль играли руководящие виды спор и второстепенную – их процентное соотношение.

Для определения дисперсных спор из девонских пород использовали наиболее распространенную в настоящее время классификацию Р. Потонье и Г. Кремпа (Potonie, Kremp, 1954, 1970), основанную на морфологических признаках. В некоторых случаях эта классификация применялась в несколько модифицированном виде (Ошуркова, 2003). Таксономический состав палинокомплексов, заимствованный из производственных отчетов, дается в оригинальной форме по классификации С.Н. Наумовой (1953).

Эталонные препараты хранятся в лаборатории стратиграфии Института геологии им. акад. Н.П. Юшкина Коми НЦ УрО РАН (г. Сыктывкар).

КРАТКИЙ ГЕОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Приводится краткий очерк о геологии района и истории стратиграфических исследований, поскольку ранее эта тема была более полно раскрыта в (Тельнова, Шумилов, 2017).

Исследуемый район – бассейн р. Цильма – занимает северную часть Среднего Тимана, расположенного в центральной части Тиманского кряжа. Средний Тиман ограничен с севера широтой 66° с. ш., на юге граница проводится по южному окончанию Четласского Камня, на западе – по серии глубинных разломов, а восточная граница обусловлена резким погружением фундамента в сторону Печорской синеклизы.

В геологическом строении выделяются два структурных этажа: нижний, сложенный рифейскими метаморфическими породами, в различной степени дислоцированными, и верхний, представленный осадочными образованиями девона (терригенной, вулканогенной, карбонатно-терригенной формациями). Осадочный чехол сформирован породами среднего и верхнего девона. Залегание осадочного чехла в целом субгоризонтальное, осложнено мелкой брахискладчатостью и малоамплитудными разломами и их сериями. На большей части площади в обнажениях на дневную поверхность выходят отложения устьчиркинской свиты тиманского горизонта и устьярегской свиты саргаевского горизонта.

ИСТОРИЯ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В 1847 г. А.А. Кейзерлинг первый ввел в науку представление о Тимане как об обособленной горно-складчатой области. Были кратко описаны породы по рекам Цильма и Воль и, таким образом, впервые на территории Тиманского кряжа была установлена девонская система (табл. 1). Более полно и целенаправленно данные отложения исследованы в 1875 г. А.А. Штукенбергом. В 1889–1890 гг. Ф.Н. Чернышев разделил осадочный чехол на нижнюю и верхнюю толщи девона, установил переходный характер отложений Среднего Тимана между морскими на Южном Тимане и преимущественно континентальными отложениями Северного Тимана (Шумилов, 2008).

 

Таблица 1. История стратиграфических исследований девонских отложений на Среднем Тимане

Кайзерлинг, 1847 в Шумилов, 2008

Малахов,

1940

Тихомиров,

1948

Пономарев и др.,

1959 (производственный отчет)

Пономарев и др.,

1967 (производственный отчет)

Цзю, Косовой,

1973

Пономарев и др.,

1981 (производственный отчет)

Цаплин, Сорокин,

1988

Система

Отдел

Ярус

Гор.

Слои

Отдел

Подъ- ярус

Слои

Ярус

Подъярус

Свита

Горизонт

Ярус

Горизонт

Ярус

Подъярус

Горизонт

Ярус

Свита

Девонская

Верхний

Франский

Мыльский

Каменноручейские

Верхний

  

Франский

Верхнефранский

  

Франский

 

Франский

Верхнефранский

 

Франский

 

Березовские

 

Сирачойская

  

Воронежский

Березовская

Верхневерховские

 

Ветлосянская

  

Бурегский

Крайпольская

Нижневерховские

Верхнефранский

Семилукские

Нижнефранский

 

Семилукский

Семилукский

Нижнефранский

Семилукский

Синещельские

Нижнефранский

Саргаевские

 

Саргаевский

Саргаевский

Саргаевский

Устьярегская

Денисовские

 

Средненские

 

Косминский

Пестроцветные

Кыновские

+

Пашийские

 

Кыновские

+

Пашийские

Кыновские

+

Пашийские

Кыновские

+

Пашийские

Устьчиркинская

 

Цилемская

Туфодиабазовые

 

Валсовская

Яранские

 

Лиственничная

 

Яранская

Средний

Живетский

Умбинский

Пижемские

Средний

  

Живетский

   

Живетский

Старооскольский

Живетский

 

Живетский

Живетский

Пижемская

 
 

Афонинский

Эйфельский

Эйфельский

Заостровская

 

А.А. Малахов (1940) девонские отложения расчленил на три горизонта: умбинский, косминский и мыльский – по названию рек, где наиболее хорошо был обнажен тот или иной горизонт.

В 1945–1946 гг. под руководством Д.В. Наливкина исследовались девонские отложения в бассейне р. Печорская Пижма. По литолого-петрографическим признакам С.В. Тихомиров (1948) расчленил эти отложения на 11 слоев и сопоставил их с разрезом Главного девонского поля и Южного Тимана.

В 1955, 1956 и 1958 гг. в бассейне среднего течения р. Цильма производились геолого-поисковые работы под руководством В.П. Пономарева. Отложения среднего девона отмечены в районе устья р. Косма, в верховьях р. Березовка, по р. М. Номбур и в бассейне среднего течения р. Верхняя Валса. Почти повсеместно распространенные отложения верхнего девона были подразделены на два подъяруса: нижнефранский (с пашийско-кыновскими и саргаевскими слоями) и среднефранский (семилукские слои). Граница между пашийско-кыновскими и саргаевскими слоями была проведена по массовому появлению брахиопод и по смене красно-коричневых терригенных пород сероцветными терригенно-карбонатными, т.е. там, где А.А. Малахов (1940) проводил границу между косминским и мыльским горизонтами. Граница саргаевских слоев с вышележащими среднефранскими отложениями также была принята по смене фауны; отмечено, что литологически эта граница не выделяется.

В 1965–1966, 1974, 1978–1980 гг. в бассейне среднего течения р. Цильма были проведены геолого-поисково-съемочные работы под руководством В.П. Пономарева: закартированы песчаники живетского яруса среднего девона; нижнефранский подъярус верхнего девона расчленен на пашийский-кыновский, саргаевский, семилукский горизонты; верхнефранский подъярус выделен в объеме ветлосянской и сирачойской свит; составлена объяснительная записка к геологической карте листа Q-39-XXI.

З.И. Цзю и Л.С. Коссовой (1973) подвели итоги изучения девона на территории Тимано-Печорской области, была составлена схема стратиграфии девонских отложений для данного района.

Открытие в южной части Среднего Тимана месторождений бокситов послужило толчком к проведению в 1975–1977 гг. поисковых работ на всей территории Тиманского Кряжа. Среднедевонские отложения в северо-западной части Среднего Тимана были подразделены на заостровскую и пижемскую свиты, а нижнефранские отложения – на яранскую, лиственничную, цилемскую и устьчиркинскую свиты (Цаплин, 1982, 1984).

А.Е. Цаплин и В.С. Сорокин (1988) средний девон подразделяли на эйфельский и живетский ярусы. Верхний отдел, представленный франским ярусом, подразделен на яранскую, лиственничную, валсовскую, цилемскую, устьчиркинскую, устьярегскую, крайпольскую и березовскую свиты.

На сегодняшний день существуют две схемы стратиграфического деления отложений девона на Среднем Тимане. По одной схеме (Цыганко, 2006) к живетскому ярусу отнесены отложения яранского, джъерского и тиманского горизонтов. Франский ярус включает саргаевский, доманиковый, ветласянский, сирачойский, евлановский и ливенский горизонты. В другой схеме граница между средним и верхним девоном принята в основании верхней части тиманского горизонта (Зональная..., 2006; Тельнова, 2007). В настоящее время эта граница остается дискуссионной и здесь не обсуждается.

А.О. Иванов и А.В. Кузьмин (Иванов, Кузьмин, 1991; Кузьмин, 2001; Esin et al., 2000) представили результаты изучения ихтиофауны и конодонтов из типовых разрезов нижнего и среднего франа Среднего Тимана в бассейне р. Печорская Пижма. Досаргаевские отложения расчленяются ими так же, как в работе А.Е. Цаплина и В.С. Сорокина (1988), на яранскую, лиственничную, валсовскую, цилемскую и устьчиркинскую свиты. В отложениях яранской свиты фоссилий не обнаружено, лиственничная и цилемская свиты принадлежат ихтиозоне Asterolepis ornata, устьчиркинские осадки отвечают ихтиозоне Bothriolepis prima–B.фobrutschewi.

Устьярегская свита саргаевского горизонта подразделена на устьсредненские, средненские, денисовские и синещельские слои. В устьсредненских и средненских слоях была найдена ихтиофауна зоны Grossileps tuberculata. Кроме того, для свиты характерно присутствие конодонтов Polygnathus angustidiscus Youngquist, Mesotaxis asymmetrica (Bischoff et Ziegler) и палинокомплекса: Acanthotriletes bucerus Tschibr., A. tenuispinosus Naum., Archaeozonotriletes variabilis Naum., A. optivus Tschibr., Hymenozonotriletes krestovnikovii Naum. (определения Л.Г. Раскатовой, Г.М. Шишовой).

Следует отметить, что приведенные выше результаты исследований получены при изучении южной части Среднего Тимана (более перспективной в горнорудном аспекте). Район наших исследований – север Среднего Тимана – исследован в существенно меньшей степени, детальные стратиграфические исследования непосредственно на Цилемской площади не проводились более двадцати пяти лет. Особо следует подчеркнуть, что девонские отложения этих районов фациально весьма сильно различаются.

ЛИТОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТЛОЖЕНИЙ

В бассейне р. Цильма на дневную поверхность выходят терригенные средне-верхнедевонские отложения пижемской серии и следующих горизонтов: яранского (яранская свита), джъерского (лиственничная и валсовская свиты), тиманского (цилемская и устьчиркинская свиты), саргаевского (устьярегская свита) и семилукского (крайпольская свита).

Литологическая характеристика приведена только для отложений, содержащих палиноспектры (ПС), достаточные для определения стратиграфического возраста.

Валсовская свита

Породы валсовской свиты выходят на дневную поверхность на небольшой площади в верхнем течении р. Цильма: от урочища Батьково Плёсо на юге до устья р. Мутная на севере (опорные обнажения 305, 315, 320, 326, 331, Р-2; рис. 1). Свита трансгрессивно залегает на нижележащих породах лиственничной свиты со слабовыраженным угловым несогласием. Сводный разрез сложен следующими породами (рис. 2а).

 

Рис. 2. Сводные литологические колонки свит. (а) – валсовская свита; (б) – цилемская свита; (в, г) – устьчиркинская свита в низинах (в) и на возвышенных участках (г); (д, е) – нижняя устьярегская подсвита в депрессиях (д) и на возвышенных участках (е); (ж) – верхняя устьярегская подсвита; (з) – крайпольская свита. 1–7 – породы: 1 – конгломерат, 2 – гравелит, 3 – песчаник, 4 – туффит, 5 – алевролит, 6 – глина, глинистые породы, 7 – известняк; 8–13 – слоистость: 8 – крупная косая, 9 – мульдообразная, 10 – косая разнонаправленная, 11 – косоволнистая разнонаправленная, 12 – волнистая, 13 – параллельная; 14–16 – конкреции: 14 – крупные эллипсоидальные, 15 – караваеобразные, 16 – МКПОН; 17–19 – ископаемая флора: 17 – крупные фрагменты растений, 18 – обильный мелкий детрит, 19 – инситные корневые системы; 20–25 – ископаемая фауна и следы ее жизнедеятельности: 20 – панцирные рыбы, 21 – раковины конхострак, 22 – раковины брахиопод, 23 – криноидеи, 24 – хондриты, 25 – ходы илоедов; 26 – реликты коры выветривания; 27 – каличе; 28 – катуны с органогенным детритом; 29 – красноцветные отложения; 30 – ЖКП.

 

  1. Пачка песчаника кварцевого, мелкозернистого, светло-желтого (ЖКП), с крупной косой, диагональной, мульдообразной слоистостью. В нижней части песчаники имеют отчетливый коричнево-красный оттенок, постепенно исчезающий вверх по разрезу. Пачка наиболее широко развита в южной части – в районе поднятий, образованных внедрением основной магмы, где достигает мощности 8 м.
  2. Пачка гравелитов голубовато-зеленых и серо-зеленых с мелкой галькой, формирующих крупные серии с косой однонаправленной слоистостью. Гравий и галька представлены обломками песчаника и алевролита зеленого, редко красного цвета, хорошо окатаны. В нескольких обнажениях отмечены субвертикальные тонкие кварц-карбонатные прожилки мощностью до 2 см, которые не прослеживаются в перекрывающих породах. Другой характерной особенностью пачки является наличие в прикровельной части кластических даек шириной до 15 см, сужающихся сверху вниз и развитых на глубину до 1.5 м от кровли. Они заполнены материалом вышележащих темно-зеленых туффитов. Мощность гравелитов переменная: от 4 до более 25 м (в районе обн. 320).
  3. Пачка переслаивания туффитов, песчаников и алевропесчаников. Туффиты представлены плотной комковатой темно-зеленой породой с корками и потеками гидроксидов железа, иногда отмечается мелкая косая разнонаправленная слоистость. Сложены осадки преимущественно обломками основных вулканитов песчаной и гравийной размерности средней степени окатанности. Мощность пластов колеблется от 0.2 до 1.7 м. В некоторых слоях обнаружены углефицированные инситные корни. Алевропесчаники и песчаники содержат большое количество обломков основных вулканитов, мощность их пластов колеблется от 10 до 80 см. Мелкая косая разнонаправленная слоистость вверх по разрезу постепенно меняется на параллельную. Максимальная мощность пачки составляет 7.8 м.
  4. Пачка преимущественно красноцветных отложений изменчивого состава как по латерали, так и по вертикали. Присутствуют слои и линзы гравийного материала, аргиллитоподобной коричневой глины, голубовато-зеленых алевролитов. В прикровельной части отмечены признаки древнего педогенеза. Максимальная мощность достигает 1.9 м.

Цилемская свита

Отложения цилемской свиты выходят на дневную поверхность в небольших обнажениях, расположенных от урочища Разбойный Камень до устья р. Чирка (обн. 410, 307, 419, Р-2, Р-3, Р-4, Р-5). В направлении с юга на север разрез последовательно наращивается снизу вверх. Контакт с подстилающими отложениями характеризуется небольшим угловым несогласием. На участке от урочища Омелинское до устья р. Мутная породы свиты денудированы. Отложения свиты довольно однообразны по составу (рис. 2б), но различаются по окраске.

  1. Базальная пачка ЖКП. Иногда этот песчаник по направлению к затапливаемым палеовозвышенностям сменяется кварцевым среднезернистым белым песчаником. Максимальная мощность 4.5 м отмечена в обн. 419.
  2. Пачка глинистых алевролитов и алевритистых аргиллитоподобных глин с нечеткой параллельной слоистостью. Породы обладают ярко выраженной тонколистоватой и скорлуповатой отдельностью, как правило, легко рассыпаются на мелкие чешуйки и пластинки. Отложения окислены до желто-зеленых цветов, в редких зонах сохраняется реликтовая голубовато-серая исходная окраска.

Одной из характерных особенностей разреза является постоянное присутствие в нем многочисленных слоев конкреций. Так, в приподошвенной части присутствуют горизонты из крупных (до 40 см по длинной оси) эллипсоидальных, караваеобразных и колоколообразных сидеритовых конкреций, в некоторых из них наблюдаются инситные корни (Шумилов, 2010). Вверх по разрезу тип конкреционных образований меняется на микроконкреционные слои перерывов осадконакопления (МКПОН). Это тонкие (до 7 см толщиной) и протяженные слои (десятки метров), сложенные микроскопическими (~50 мкм) сфероидами сидерит-родохрозитового состава (Шумилов, 2008; Шумилов, Филиппов, 2008). МКПОН повторяются каждые 0.2–2 м в разрезе, четко подчеркивая циклы осадконакопления.

Другой характерной чертой данной пачки является обилие створок раковин конхострак, наиболее высокая концентрация которых приурочена к слоям МКПОН. Кроме того, в отложениях часты находки фрагментов панцирей девонских рыб.

В кровле залегает слой гидрослюдистой глины светло-зеленого цвета мощностью 20–25 см. Это единственный региональный маркер в разрезе девонских отложений на изучаемой территории, описанный в отчетах производственных организаций и в некоторых публикациях. Данный слой, судя по всему, является преобразованным вулканическим пеплом основного состава (Юдович, Кетрис, 2011). Мощность пачки достигает 15–17 м.

  1. Пачка в общих чертах аналогичная предыдущей. Отличия заключаются в появлении пород серого и темно-серого цвета, уменьшении вверх по разрезу количества створок раковин конхострак, увеличении содержания мелкого угольного детрита. В верхней части появляются сначала тонкие слойки коричневого цвета, затем их количество и мощность возрастают, составляя до половины объема осадков. В северном направлении отмечено появление протяженных линз косослоистых зеленых песчаников мощностью до 15–20 см. Мощность пачки составляет около 20 м.

Из приведенного описания следует, что свита, как и в предыдущем случае, начинается с базальной трансгрессивной пачки, а завершается пачкой красноцветных пород регрессивного этапа. Основная (средняя) ее часть, придающая оригинальные черты свите, сложена преимущественно ритмичными алевролитами.

Устьчиркинская свита

Породы устьчиркинской свиты наиболее широко развиты в пределах рассматриваемой площади: встречены в подавляющем большинстве обнажений от р. Чирка до устья р. Рудянка и в нижнем течении р. Косма, эпизодически и фрагментарно они отмечены на небольших участках южной и восточной частей района. На участке от урочища Батьково Плёсо до р. Мутная породы данного возраста полностью денудированы.

В целом осадки свиты отличаются рядом особенностей, из которых наиболее яркой является четкое ритмичное строение вне зависимости от вариаций литологического состава элементарных циклитов. При этом специфические изменения в сложении циклитов, как в разрезе, так и по площади, весьма закономерны. Можно выделить два типа разрезов: для возвышенных и пониженных участков затапливаемого палеорельефа (рис. 2в, 2г). Другая особенность заключается в обилии захороненных фрагментов девонских растений: от пылеватого детрита до древесных стволов. И, наконец, на заключительном этапе седиментогенеза произошло широкое развитие мощных красноцветных пролювиальных конусов выноса.

  1. В отличие от других свит, здесь в подошве отсутствует пачка ЖКП: глинисто-алевритовые осадки цилемской свиты сменяются циклитовой толщей с существенной долей песчаников. Мы проводим ее нижнюю границу по подошве пачки циклитов с чрезмерным развитием песчаниковых членов. На возвышенных участках дна былого водоема – районы устьев рек Мутная (обн. 26), Чирка (обн. 34), Косма (обн. 71) и Рудянка (обн. 125) – в циклитах почти полностью выпадают алевролитовые и глинистые члены, остаются пласты песчаников, которые сливаются в единую пачку мощностью до 6 м. Песчаники мелкозернистые, от серовато-зеленого до изумрудно-зеленого цвета, с мелкой разнонаправленной слоистостью, что придает породам плойчатый облик. В редких случаях песчаники локально переходят в породы, близкие по облику к ЖКП. По направлению к пониженным участкам дна – районы обн. 49 и 109 (в центре), 83 (на севере) и 183 (на юго-востоке) – происходит расщепление пачки на полные трехчленные циклиты, сложенные пластами песчаника, алевролита и глины. Песчаники нижних пластов отличаются параллельной слоистостью. Суммарная мощность пачки возрастает до 10–12 м.
  2. Толща, сложенная ярко выраженными трехчленными циклитами. Примечательны изменения литологических характеристик циклитов в разрезе и по площади. В пониженных участках водоема формировались циклиты с параллельно-слоистым алевритистым, иногда с сидеритовым цементом, серо-зеленым песчаником в основании. Выше залегает серовато-зеленый алевролитовый слой с многочисленными чешуйками мусковита, мелким угольным детритом. Венчает элементарный циклит существенно глинистый осадок с МКПОН (без конхострак) в кровле. Обычно это наиболее крупные циклиты (до 2 м). Мощность пачки достигает 26 м.

Вверх по разрезу и по направлению к возвышенным участкам дна и суше циклиты преображаются. Прежде всего уменьшается мощность отдельных циклитов. Песчаники постепенно превращаются в плойчатые насыщенно-зеленые, их пласты сложены сопряженными сериями-линзами мощностью 30–50 см при длине до 3 м. Отмечаются крупные фрагменты растений. Алевролитовый член циклита уменьшается по мощности, возрастают количество и размеры растительных остатков, появляются слои коричневого цвета, мощность которых последовательно возрастает. Мощность глинистого члена также уменьшается, на поверхностях его напластования часто наблюдаются трещины усыхания. Возрастает роль красноцветных пород. В кровлях вместо микроконкреционных слоев появляются кальцитизированные корки иногда с редкими инситными корнями. Мы рассматриваем эти карбонатные образования как начальные стадии развития каличе. Средняя мощность циклитов составляет около 1 м, мощность пачки достигает 10–12 м.

  1. Пачка, аналогичная базальной: в ней пласты песчаников также часто сливаются в единый пласт мощностью 4–5 м, а в промежутках происходит расщепление на отдельные ритмы с преобладанием песчаниковых пластов с суммарной мощностью до 10 м. В алевролитовых и глинистых членах почти повсеместно отмечаются красноцветные слойки.
  2. Венчает разрез пачка наиболее пестрого состава. При анализе геологических разрезов четко выделяются как минимум три центра развития красноцветных пролювиальных конусов выноса (Шумилов, 2013, 2014; Шумилов, Тельнова, 2017). Первый был расположен в западной части района и связан с приподнятым блоком Цилемского Камня. Второй развивался вокруг излияний базальтов в южной части района. Мощный конус зафиксирован вокруг возвышенности, расположенной восточнее р. Рудянка вдоль восточной границы Тиманского кряжа, обусловленной внедрением и излиянием базальтов. На этой территории толща представлена преимущественно красноцветными породами также ритмичного строения, но циклы здесь различаются по хорошо выраженным и пестроокрашенным горизонтам древнего педогенеза, локализованным в кровлях циклитов (Шумилов, 2013, 2014; Шумилов, Мингалев, 2009).

В проксимальных зонах красноцветные отложения представлены весьма оригинальными осадками – глиняными гравелитами. Необычность пород обусловлена тем, что они не литифицированы и легко размокают в воде. Гранулометрический анализ показывает, что они сложены глиной с примесью алевритового и песчаного материала. Однако в шлифованных образцах четко видно, что порода сложена обломками преимущественно гравийной размерности. В направлении к дистальным зонам происходит сокращение мощности как отдельных циклитов, так и толщи в целом, уменьшается размер обломочного материала до полной его смены настоящими глинами и алевритами, появляются в кровлях циклитов линзы плойчатых песчаников, но с коричневой окраской. Постепенно красноцветы латерально замещаются ритмичной пачкой преимущественно серо-зеленой окраски. Здесь были обнаружены русла палеорек, представленные корытообразными врезами глубиной до 2 м при ширине до 25 м. В породах часты находки инситных углефицированных корней. Максимальной мощности пачка достигает в районе между устьем р. Косма и устьем р. Рудянка – около 12 м.

После накопления устьчиркинской свиты происходили тектонические подвижки, на что указывают дислокация отдельных блоков и разломы, не прослеживающиеся в перекрывающих породах. При этом произошло общее поднятие территории с последующей ее пенепленизацией, о чем свидетельствует в целом ровная граница с вышележащей толщей.

Устьярегская свита

Установлено, что отложения устьярегской свиты имеют гораздо более широкое распространение, чем считалось ранее: они обнаружены даже в крайней южной части исследуемой территории в верхнем течении р. Цильма (обн. 409). Выделены две подсвиты: нижняя и верхняя. Кроме того, осадки нижней подсвиты четко разделяются на два литологически разных типа: голубую толщу в западной части района и красную – в восточной. Также сильно различаются и перекрывающие их породы верхней подсвиты.

Западная часть района. Голубая толща обнаружена в обнажениях верхнего течения р. Цильма и примерно до устья р. Косма, в нижнем течении р. Косма. Она залегает на отложениях всех предыдущих свит с хорошо различимым угловым несогласием. Подошва в целом ровная, осложнена локальными неровностями, лежат породы субгоризонтально с тенденцией к погружению в северном и северо-восточном направлениях (рис. 2д).

  1. Кварцевые конгломераты в виде протяженных линз с размером гальки до 15 см в поперечнике, связующей массой являются гравий и крупнозернистый кварцевый песок. Мощность конгломератов в областях, наиболее приближенных к былым возвышенностям, достигает 2.6 м. Вверх по разрезу и латерально в сторону выполаживания рельефа конгломераты переходят в кварцевые гравелиты и песчаники с крупной косой слоистостью. Мощность таких песчаников 2 м. Далее в том же направлении и вверх по профилю им на смену приходят ЖКП. В районах поднятий с менее крутыми склонами базальная пачка начинается с белых кварцевых песчаников или сразу с ЖКП, мощность которых варьирует в широких пределах, достигая иногда 15 м (обн. 326, 17, 68 и др.).
  2. Чаще разрез начинается с мощной пачки, сложенной сопряженными в пласты крупными линзами-сериями (мощностью от 2 до 30 м) мелкозернистых крупноблочных песчаников, так как затапливалась пенепленизированная поверхность. В этом случае именно эта пачка является базальной. Как правило, песчаники выглядят массивными без различимой слоистости, и только иногда наложенная трещиноватость трассирует крупную косую, диагональную слоистость. В основании нижних линз-серий почти всегда присутствует гравий и галька подстилающих зеленоцветных или красноцветных пород, отмечается обилие крупных фрагментов углефицированных растений. Вверх по разрезу размеры линз-серий уменьшаются, и постепенно линзы превращаются в пласты, возрастает количество алевритового материала, слоистость выполаживается до пологоволнистой и параллельной. Основной отличительной чертой пород является их небесно-голубой цвет, из-за которого толща получила свое название. При выветривании породы приобретают светло-желтую окраску. В обоих случаях отложения по своему облику контрастируют с подстилающими породами и легко распознаются в обнажениях. Мощность пачки колеблется в широких пределах: от первых метров до 15 м.
  3. Пачка алевропесчаников и алевролитов также небесно-голубого цвета, с пологоволнистой и параллельной слоистостью. Часто породы сильно рассланцованы и окислены, меняя при этом цвет на желтый и зеленовато-желтый. В отличие от предыдущих свит, во всей голубой толще не удалось обнаружить фауны. Мощность пачки достигает 8 м.

В кровле пачки в районе р. Каменка были отмечены красноцветные глинистые слойки, количество и объем которых достаточно быстро увеличиваются к обн. 424, где полностью происходит замещение голубого алевролита красноцветными осадками пролювия (мощностью до 3.5 м) с палеопочвенными горизонтами. Таким образом, эта зона не была затоплена. Аналогичные слойки красноцветов также эпизодически появляются в разрезах в районах устья р. Чирка (обн. 30) и р. Косма, но их малая распространенность связана прежде всего с частым отсутствием в обнажениях данной части толщи.

Верхняя подсвита встречается фрагментарно, обычно находится в самых верхних частях наиболее высоких обрывов, залегает на подстилающих отложениях согласно.

  1. Разрез начинается с пачки сопряженных серий-линз алевритистых голубых песчаников, подобных песчаникам второй пачки из голубой толщи. Но имеются некоторые отличия: серии не столь ярко выражены, велика примесь алевритового материала, цвет пород блеклый, иногда с серовато-желтоватым оттенком, породы слабо сцементированы (крошатся в руке), отсутствуют гравий и галька в подошвах нижних серий, находки крупных фрагментов растений редки. Это признаки более глубоководных условий образования этой пачки, по сравнению с ранее описанным ее аналогом. Мощность отложений составляет 2–4 м.
  2. Выше залегает пачка голубоватых алевролитов и алевритистых глин. В верхней части появляются тонкие слойки коричневого цвета. Максимальная мощность составляет более 10 м.

Переходная зона между голубой и красной толщами развита в пределах узкой субмеридиональной полосы от устья р. Косма до череды крупных петель русла р. Цильма (выше местечка У Заводов). В целом картина напоминает латеральное замещение зеленоцветной толщи красноцветной в верхней части устьчиркинской свиты.

Восточная часть района. Красная толща занимает восточную часть площади и уверенно прослеживается от местечка У Заводов до д. Номбур и по р. Рудянка. Характер подошвы весьма изменчив: там, где происходило затопление территории, она вполне отчетливая, а там, где сохранилась суша в виде пролювиального конуса выноса, красноцветные глиняные осадки продолжали накапливаться в прежнем режиме, поэтому границу подошвы выделить не представляется возможным (рис. 2е).

  1. Базальная пачка толщи представлена сопряженными сериями-линзами песчаников, на первый взгляд весьма похожих на песчаники устьчиркинской свиты (обн. 387, 389, 215, 138, 150, 155, 169, 182, 187). Однако существует и ряд различий. Так, среди серий-линз встречаются серии, сложенные массивным голубым песчаником, столь характерным для голубой толщи, реже отмечены серии розоватых (красноцветных) пород. Зеленоцветные отложения имеют отчетливый голубоватый оттенок, т.е. цвет морской волны. Другой особенностью является постоянное наличие в средней части пачки одной или нескольких поверхностей напластования с многочисленными песчано-глиняными шарообразными катунами (диаметром 1–2 см) и обилием обломков панцирных рыб. Мощность в среднем составляет около 1.5 м.
  2. Пачка, сложенная породами преимущественно цвета морской волны, которая имеет ритмичное строение из чередующихся слоев песчаников и алевролитов с постоянным присутствием красноцветных слойков. В восточном направлении породы пачки замещаются красноцветами пролювия. Здесь ее мощность не превышает 2 м. Также она зафиксирована в районе урочища Мишкин Нос, где представлена в основном коричневыми глинами мощностью более 7.5 м (обн. 170).
  3. Пачка красноцветов пролювиального конуса выноса, замещающая по простиранию залегающую ниже в районе р. Рудянка пачку и перекрывающая ее на флангах. От местечка У Заводов до устья р. Березовая пачка сложена глинистым гравием и обильными палеопедокомплексами (обн. 125, 134, 207, 150). Максимальная мощность отмечена в обн. 125 и составляет примерно 10 м. В восточном направлении мощность пачки сокращается и глинистый гравий сменяется глинами и алевролитами с параллельной слоистостью. Появляются протяженные линзы плойчатых бурых песчаников, максимальное количество которых приходится на район обн. 150 – дистальную зону конуса. Восточнее красноцветные осадки представлены исключительно глинами, накапливавшимися в аквальных условиях. В сокращенном объеме эта пачка была отмечена и среди поля развития голубой толщи в районе р. Каменка, о чем было упомянуто выше.

Над красной толщей нижней подсвиты характер отложений резко меняется. Наиболее полно разрез (рис. 2ж) представлен в районах обн. 424 (316–320), р. Рудянка (обн. 222, 217, 210 и др.) и от местечка У Заводов (обн. 125) до д. Номбур (обн. 193).

  1. Базальная пачка, как и в предыдущей свите, имеет несколько вариантов строения. Так, в юго-западном районе наиболее крутых возвышенностей (обн. 424) отложения свиты начинаются с линз кварцевых конгломератов, белых среднезернистых кварцевых песчаников, сменяющихся типичным ЖКП. Мощность пачки не превышает 3 м, и она довольно быстро выклинивается.

В районе р. Рудянка приподошвенная часть свиты представлена ЖКП несколько иного облика. Во-первых, поскольку подстилающими породами здесь служили преимущественно красноцветные глинистые отложения, нижняя часть пачки ЖКП также окрашена в красные тона, исчезающие вверх по разрезу. Во-вторых, серии-линзы не столь ярко выражены, существенна примесь алевритового материала, породы слабо сцементированы, окраска блеклая. В районе р. Рудянка мощность пачки составляет около 5 м.

Выше урочища Мишкин Нос (обн. 161) и в районе д. Номбур затопления на начальном этапе не произошло, поскольку рассматриваемый интервал представлен дистальными красноцветами пролювиального конуса выноса мощностью до 7 м.

  1. Пачка, сложенная сериями белесых голубоватых песчаников. Наиболее полно они обнажены в обрывах по р. Рудянка. Основным отличием от всех ранее описанных голубых пород является обилие следов жизнедеятельности роющих организмов, возрастающее вверх по разрезу. Мощность пород достигает 7 м.
  2. Пачка глинистых алевролитов и алевритистых глин с редкими пластами алевропесчаников. Цвет пород голубовато-серый с желтоватым оттенком, литификация слабая. Основной особенностью толщи являются многочисленные следы жизнедеятельности биоты (ходы илоедов, хондриты) и скопления раковин брахиопод, гастропод, двустворок, члеников криноидей вплоть до образования небольших (до 0.3 × 2 м) линз ракушечников. Другая характерная черта отложений – ячеистая рябь волнения на поверхностях напластования. По всему разрезу отмечаются тонкие (первые сантиметры) слойки с бурой окраской. В верхней части пачки их количество и мощность возрастают. Мощность толщи варьирует от 4–5 м в районах обн. 161 и 193 до 25–30 м между ними.

Таким образом, каждая из описанных подсвит устьярегской свиты по общей схеме строения соответствует трансгрессивно-регрессивному циклу.

Крайпольская свита

Породы крайпольской свиты встречены в единичных обнажениях в восточной части исследуемой территории – в районах р. Рудянка (обн. 217, 210), урочища Мишкин Нос–устья р. Большепоженная (обн. 170, 172 177, 178), д. Номбур (обн. 193). В обнажениях по р. Цильма на дневную поверхность выходит только базальная пачка, по р. Рудянка – базальная и вышележащая пачки (рис. 2з). В обн. 193 (д. Номбур) подстилающие породы дислоцированы по разлому, не трассируемому выше, срезаются границей подошвы крайпольской свиты накосо, т.е. имеет место угловое несогласие.

  1. Базальная пачка ЖКП. Здесь темные слойки сложены темно-зеленой глиной с высоким содержанием хлорита. Породы блеклые, мучнистые, легко разламываются руками. В подошвах нижних серий обнаружена редкая мелкая галька из нижележащих светло-голубых пород, обломки панцирей рыб. Находки углефицированных фрагментов растений крайне редки. Отмечено обилие ходов илоедов. Мощность базальной пачки переменная: 1.4 м в районе р. Рудянка и более 8 м у д. Номбур.
  2. Пачка переменного состава: в обн. 217 она сложена красноцветными глинами со слойками зеленовато-голубоватых разностей (мощность более 1.5 м), южнее, по направлению к обн. 210, происходит латеральное замещение серовато-голубыми алевролитами и глинами с красноцветными слойками (мощность более 3.5 м) – типичный переход от пролювиального конуса в сторону водоема.

ПАЛИНОСТРАТИГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖИВЕТСКО-ФРАНСКИХ РАЗРЕЗОВ

Первые сведения о растительных фоссилиях на Среднем Тимане появились в конце XIX столетия в работе А.А. Шренка (1855): на р. Цильма он отметил находку окаменелой древесины. В.А. Варсанофьева (1922), описывая результаты экспедиции 1917 г. на р. Цильма, также отмечала находки растительных остатков и упоминала о прослоях каменного угля. Несмотря на сведения о находках на Среднем Тимане в районе р. Цильма остатков ископаемых растений, до недавнего времени (Орлова и др., 2011) никто не занимался их изучением. Также здесь не проводились целенаправленные палиностратиграфические исследования; имеются отдельные определения палиноспектров, выполненные более 30 лет назад.

В стратотипическом разрезе заостровской свиты из песчано-алевролитовой пачки определены следующие доминирующие группы спор (определения Л.Г. Раскатовой; здесь и далее в литературном анализе таксономические названия даны в оригинальной форме из производственных отчетов): Leiotriletes, Retusotriletes, Archaeozonotriletes, Hymenozonotriletes. В палиноспектрах нижней подсвиты пижемской свиты доминируют Hymenozonotriletes, Trachytriletes, Stenozonotriletes, Diatomozonotriletes, а в комплексах средней подсвиты – Archaeozonotriletes.

Из обнажений по берегам р. Цильма и ее притоков, а также в ряде неглубоких скважин, пробуренных вдоль р. Цильма и к северу от нее, установлены следующие комплексы спор (определения В.Ф. Сенновой): Archaeozonotriletes perlotus Naum., Ar. basilaris Naum., Ar. micromanifestus Naum., Ar. retiformis Naum., Ar. meonacanthus Naum., Hymenozonotriletes spinosus Naum., H. monoloris Pych., H. krectovnikovi Naum., как пишет автор, “с типично пашийскими формами и живетскими, возможно переотложенными”. Определены кыновский (Acanthotriletes becurus Tschibr., Ac. tenuispinosus Naum., Ac. uncatus Naum., Archaeozonotriletes optivus Tchib.) и саргаевский (Archaeozonotriletes rugosus Naum., A. variabilis Naum., A. basilaris Naum., Stenozonotriletes extensus Naum., Lophozonotriletes grumosus Naum.) палинокомплексы.

Известны палинологические работы по другим районам Среднего Тимана (Сеннова, 1972; Медяник, Яцкевич, 1981 и др.). Из саргаевских отложений выделялись палинокомплексы (ПК), отражающие различные фациальные условия формирования. Таксономический состав ранее описанных ПК представлен в основном видами рода Archaeozonotriletes (по современной систематике Geminospora и др.). Плохая насыщенность спорами, бедный таксономический состав могут объясняться несовершенством применяемой ранее методики мацерации (Шумилов, Тельнова, 2013а, 2013б).

Пашийско-саргаевский стратиграфический интервал традиционно российскими палинологами (Чибрикова, 1991; Avkhimovich et al., 1993) коррелируется с палинозоной optivus–krestovnikovii (табл. 2). Эта зона соответствует в девонских разрезах Западной Европы и Канады верхней части миоспоровой зоны optivus–triangulatus, охватывающей огромный стратиграфический интервал – от верхней подзоны конодонтовой зоны Polygnathus varcus до нижней подзоны зоны Mesotaxis asymmetrica. Нижняя граница миоспоровой зоны optivus–krestovnikovii примерно соответствует основанию конодонтовой зоны hermanni–cristatus.

 

Таблица 2. Палиностратиграфическое расчленение живетско-франских отложений на территории Восточно-Европейской платформы

Средний Тиман (бассейн р. Цильма)

Южный Тиман (Ухтинский район)

(Тельнова, 2007)

Восточно-Европейская платформа (по Avkhimovitch et al., 1993)

Свита

Свита

Палинозона

Подзона

Зона

Крайпольская

Доманиковая

доминирует фитопланктон

S. bellus

A. ovalis– V. grumosus

G. semilucensis–P. donensis

G. semilucensis–P. donensis

Устьярегская

Устьярегская

C. pseudodeliqucsens

A. bucerus– A. variabilis insignis

C. optivus– S. krestovnikovii

Устьчиркинская

Тиманская

D. sorokinii

Цилемская

P. vermiculatus–S. domanicus

S. bellus–D. meyeriae

A. incisa– G. micromanifesta

Валсовская

Южнотиманская

A. bucerus–A. variabilis insignis

Лиственничная

Яранская

Чибъюская

(верхняя часть)

S. krestovnikovii–A. accretus

 

В Тимано-Печорской провинции зона optivus–krestovnikovii охватывает яранский, джъерский, тиманский, саргаевский горизонты (Меннер и др., 1989). В стратиграфическом объеме данной зоны на Южном Тимане О.П. Тельновой (2007) выделено семь региональных миоспоровых палинозон, названных по впервые появляющимся видам миоспор (табл. 2).

В настоящее время в бассейне р. Цильма в естественных обнажениях выделены пять ПК: в валсовской, цилемской, устьчиркинской, устьярегской, крайпольской свитах (табл. 3, 4).

 

Таблица 3. Стратиграфическое ранжирование наиболее важных таксонов спор, изученных из живетско-франских отложений в бассейне р. Цильма

 

Таблица 4. Таксономический состав и количественное содержание спор в палиноспектрах (экз.)

Таксономический состав

Валсовская свита

Цилемская свита

Устьчир-кинская свита

Устьярегская свита

Крайполь-ская свита

Подкомплекс А

Подкомплекс Б

305-1

315-1

86-1

Р2-2

150-2

326-1

87-2

109-3

317-1

424-1

435-1

435-2

Р2-2

127-1

127-2

138-3

150-2

153-1

154-1

210-2

127-2

193-1

 

Acanthotriletes bucerus Tchib.

4

6

6

5

3

3

3

  

1

4

 

2

       

2

1

A. dentatus Naumova

3

 

5

7

1

 

4

  

2

4

 

3

  

1

 

1

  

1

 

A. similis Naumova

5

 

7

6

 

4

4

2

 

3

4

   

2

1

2

1

  

1

1

A. uncata Naumova

4

5

3

   

3

   

3

 

2

     

2

  

3

Ancyrospora ampulla Owens

  

8

5

14

6

3

4

5

 

4

8

 

3

3

2

14

2

3

5

6

5

A. furcula Owens

1

 

1

1

          

1

       

A. incisa (Naumova) M. Rask. et Obukh.

3

3

1

1

4

2

 

4

1

 

1

2

 

10

3

2

5

2

1

3

6

8

A. involucera Owens

1

 

1

      

2

      

1

     

A. laciniosa (Naumova) Mants.

    

7

1

2

3

18

 

3

3

  

5

3

7

3

1

 

4

5

А. melvillensis Owens

  

5

4

4

4

 

2

1

 

1

  

5

 

1

 

1

  

2

4

Archaeoperisaccus concinnus Naumova

  

2

   

1

      

1

  

1

  

1

1

3

A. sp. nov.

              

1

       

A. timanicus Pask.

   

1

2

               

1

1

A. verrucosus Pask.

  

1

3

8

5

1

2

  

4

9

1

1

3

5

 

5

4

   

Archaeotriletes conspicuus Naumova

1

   

1

 

1

      

4

    

2

   

A. fidus Naumova

1

            

5

 

1

 

1

2

   

Archaeozonotriletes accretus Tchib.

  

1

1

  

3

1

 

2

2

   

2

1

 

1

1

   

A. digitatus Arasl.

1

      

1

              

A. latemarginatus (Kedo) Obukh.

        

2

             

A. singularis Naumova

1

                     

A. timanicus Naumova

1

     

3

  

2

2

    

2

 

2

4

   

A. tschernovii Naumova

1

         

2

           

A. variabilis Naumova

1

6

6

8

5

9

3

  

2

4

3

 

1

2

2

3

2

1

 

4

2

A. variabilis Naumova var. insignis Sennova

  

2

5

4

8

       

1

        

Calyptosporites domanicus (Naumova) Oshurk.

  

12

48

2

4

  

8

 

1

4

45

   

1

1

 

1

2

3

C. bellus (Naumova) Oshurk.

  

7

4

2

1

  

7

  

3

      

1

   

C. krestovnikovii (Naumova) Oshurk.

  

9

3

2

2

1

1

6

1

1

2

  

2

    

1

  

Chelinospora concinna Allen

1

  

2

 

3

 

2

     

1

 

5

 

5

    

Contagisporites optivus (Tchib.) Owens

1

1

  

1

 

1

   

1

3

   

1

    

2

 

Cristatisporites deliquescens (Naumova) Arkh.

        

1

  

1

 

1

1

     

2

2

C. dentata (Naumova) comb. nov.

      

1

             

1

2

C. pseudodeliquescens Telnova

      

2

  

1

 

1

 

1

1

1

1

1

1

1

3

3

С. timanica Telnova et Marshall

      

1

2

2

 

3

         

1

 

C. triangulatus (Allen) McGregor et Camfield

1

4

3

28

2

4

 

3

9

 

6

 

28

1

2

6

8

6

3

1

5

1

Converrucosisporites curvatus (Naumova) Turnau

2

3

2

1

 

2

2

  

2

  

4

 

2

   

3

 

2

2

Convolutispora crassitunicata (Obukh.) Obukh.

                   

2

2

 

C. subtilis Owens

  

1

       

2

           

Cymbosporites sp. nov.

           

1

   

2

 

2

2

 

4

3

Densosporites meyeriae Telnova

    

2

      

1

   

5

1

5

3

 

1

1

D. sorokinii Obukh.

    

2

 

1

   

1

     

1

     

Geminospora aurita Arkh.

1

     

1

       

1

9

   

7

3

2

G. basilara (Naumova) Obukh.

2

4

8

3

4

5

1

      

2

  

1

   

6

9

G. micromanifesta (Naumova) Owens

14

5

12

7

8

22

27

32

12

45

32

42

5

103

32

34

53

32

32

42

32

12

G. micromanifesta (Naumova) Owens var. acanthinus Tchib.

3

1

1

1

2

       

1

       

3

8

G. micromanifesta (Naumova) Owens var. collatatus Tchib.

2

2

2

2

  

3

5

4

8

12

  

36

7

 

12

 

3

7

1

3

G. micromanifesta (Naumova) Owens var. copiosus Tchib.

1

1

 

1

                  

G. micromanifesta (Naumova) Owens var. limbatus Tchib.

1

2

1

1

 

1

 

1

    

4

         

G. micromanifesta (Naumova) Owens var. microtuberculatus Tchib.

1

2

1

1

                

1

 

G. nalivkinii (Naumova) Obukh.

2

4

3

 

2

4

5

2

6

5

2

5

6

6

4

 

14

5

5

5

4

6

G. notata (Naumova) Obukh.

2

3

2

2

3

3

6

5

5

6

5

4

3

5

5

8

16

8

8

6

4

2

G. plicata Owens

1

1

             

4

 

1

1

6

  

G. punctata Owens

1

                  

3

  

G. rugosa (Naumova) Obukh.

5

6

9

8

12

13

21

12

9

24

12

23

8

12

21

12

22

21

21

12

32

21

G. semilucensa (Naumova) Obukh. et M. Rask.

             

1

2

     

2

6

G. sp. nov.

       

3

 

8

2

1

      

2

1

1

1

G. verrucosa Owens

1

             

1

 

1

3

    

Hymenozonotriletes argutus Naumova

      

2

  

1

 

2

  

4

     

4

5

H. turbinatus (Waltz) Naumova

    

1

                 

Leiotriletes minutissimus Naumova

1

   

3

  

2

    

16

       

3

3

L. nigratus Naumova

4

5

 

9

     

4

  

8

  

5

 

5

  

3

2

L. pusillus Naumova

5

 

3

10

      

1

 

5

 

1

       

Lophotriletes rugosa Naumova

4

4

 

8

     

2

 

3

12

 

2

2

 

2

2

 

4

 

Perotrilites spinosus (Naumova) Arkh.

1

                     

Reticulatisporites perlotus (Naumova) Obukh.

1

4

2

                   

Retusotriletes communis Naumova

2

           

3

 

1

     

3

 

R. concinnus Kedo

  

1

           

1

       

R. microthelis Naumova

1

                     

R. parvimammatus Naumova

 

2

4

   

2

3

 

2

2

3

  

3

2

 

2

2

 

3

 

R. raisae Naumova

1

           

2

  

1

 

1

    

R. simplex Naumova

1

    

4

2

     

4

3

   

2

 

2

  

R. sp. nov.

        

1

             

Samarisporites costatus Telnova et Marshall

           

1

 

1

    

2

 

3

2

Spelaeotriletes microgranosus (Kedo) Obukh.

              

1

     

1

 

Stenozonotriletes conformis Naumova

2

3

 

3

 

3

6

3

  

4

 

6

5

2

   

4

 

5

4

S. formosus Naumova

 

2

       

2

            

S. extensus Naumova

1

 

4

 

6

 

3

               

S. laevigatus Naumova

 

1

      

3

             

S. notatus Owens

  

1

       

3

           

Trachytriletes giganteus Naumova

1

            

1

        

Vallatisporites sp. nov.

             

1

    

1

 

1

1

Verruciretusispora domanicus (Naumova) Obukh.

                 

2

 

1

  

Verrucosisporites concessus (Naumova) Obukh.

                   

2

1

 

V. grumosus (Naumova) Sull.

                   

1

3

 

V. scurrus (Lub.) McGregor et Camfield

1

     

1

2

  

2

   

2

     

2

3

ИТОГО

96

80

137

189

107

113

120

97

100

125

130

125

168

211

120

118

164

125

117

110

178

140

 

 

ПК валсовской свиты (табл. I) описан по таксономическому составу палиноспектров обр. 305-1, 315-1. Образцы содержат споры хорошей сохранности, но в количестве менее 200 (необходимое для статистической обработки количество) на палинологический препарат. В ПК доминируют споры археоптерисовых растений Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens и его вариететы G. micromanifesta (Naumova) Owens var. collatatus Tchib., G. micromanifesta (Naumova) Owens var. acanthinus Tchib., G. micromanifesta (Naumova) Owens var. microtuberculatus Tchib., G. micromanifesta (Naumova) Owens var. asper Tchib.; G. rugosа (Naumova) Arkh., G. notata (Naumova) Obukh.; G. nalivkinii (Naumova) Obukh.; G. aurita Arkh.; G. macromanifesta (Naumova) Arkh.; Contagisporites optivus (Tchib.) Owens. Присутствуют споры с мелкошиповатой скульптурой экзины Acanthotriletes bucerus Tchib., A. eximius Naumova, A. similis Naumova, а также в небольшом количестве Archaeozonotriletes singularis Naumova, A. variabilis Naumova, Ancyrospora incisa (Naumova) M. Rask., Verrucosisporites grumosus (Naumova) Obukh.

 

Таблица I. Палинокомплекс валсовской свиты.

1 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens, обр. 315-1; 2 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens var. acanthinus Tchib., обр. 315-1; 3 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens var. microtuberculatus Tchib., обр. 305-1; 4 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens var. asper Tchib., обр. 315-1; 5 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Arkh. var. collatatus Tchib., обр. 315-1; 6 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens var. limbatus Tchib., обр. 305-1; 7, 8 – Geminospora aurita Arkh.: 7 – обр. 315-1, 8 – обр. 305-1; 9 – Acanthotriletes eximius Naumova, обр. 315-1; 10 – A. bucerus Tchib., обр. 315-1; 11 – Verrucosisporites grumosus (Naumova) Obukh., обр. 315-1; 12 – Ancyrospora incisa (Naumova) M. Rask., Obukh., обр. 315-1; 13 – Contagisporites optivus (Tchib.) Obukh., обр. 305-1. Длина масштабной линейки 10 мкм. Здесь и в табл. II–V номера палинологических препаратов соответствуют номерам образцов, а номер образца идентичен номеру обнажения, показанного на рис. 1; римской цифрой указан номер пачки свиты. Например, обр. 315-1-IV означает: р. Цилема, обн. 315, обр. 1, пачка IV.

 

ПК принадлежит региональной палинозоне Acanthotriletes bucerus–Archaeozonotriletes variabilis insignis. Зона установлена на Южном Тимане в туффито-диабазовой толще (южнотиманская свита, табл. 2) и прослежена по керну скважин в других районах Тимано-Печорской провинции, в том числе в стратотипическом разрезе джъерского горизонта (Тельнова, 2007).

Таксономический состав описанного ПК из разрезов Среднего Тимана отличается от южнотиманского ПК, прежде всего, отсутствием одного из видов-индексов – A. variabilis Naumova var. insignis Sennova, а также ряда других таксонов – Archaeozonotriletes accretus Tchib., Spelaeotriletes krestovnikovii и др. Такое отличие, возможно, объясняется различными условиями произрастания продуцентов названных спор. Максимальное содержание (до 20%) спор Archaeozonotriletes variabilis Naumova и его вариетета A. variabilis Naumova var. insignis Sennova отмечено в палиноспектрах устьярегской свиты на Южном Тимане, где эти отложений формировались в прибрежно-морских условиях.

ПК цилемской свиты (табл. II) установлен по таксономическому составу палиноспектров обр. 86-1, 90-1, 303-2, 307-5, 315-2, 325-1, 333-1, 337-1, 2, 376-5, 387-1, 410-51, 410-52, Р2-1, Р2-2. В этом ПК продолжают доминировать споры археоптерисовых растений: Geminospora rugosа, G. micromanifesta и его вариетет G. micromanifesta var. collatatus, G. notata, G. nalivkinii, G. macromanifesta, Contagisporites optivus.

 

Таблица II. Палинокомплекс цилемской свиты.

1, 2 – Ancyrospora incisa (Naumova) M. Rask., Obukh.: 1 – обр. 86-1-II, 2 – обр. 303-2-III; 3 – Ancyrospora melvillensis Owens, обр. 303-2-III; 4 – Calyptosporites domanicus (Naumova) Oshurk. обр. р2-1-II; 5 – C. bellus (Naumova) Oshurk., обр. 303-2-III; 6 – Geminospora micromanifesta (Neumova) Owens, обр. 303-3-III; 7 – G. notata (Naumova) Obukh., обр. 303-2-III; 8 – G. sp. nov. 1, обр. 303-3-III; 9 – G. nalivkinii (Naumova) Obukh., обр. 303-2-III; 10 – Archaeozonotriletes accretus Tchib., обр. р2-3-II; 11 – Archaeozonotriletes singularis Naumova, обр. 303-2-III; 12 – Acanthotriletes bucerus Tchib., обр. 86-1-II; 13 – Archaeozonotriletes timanicus Naumova, обр. 303-2-III; 14 – A. tschernovii Naumova, обр. 303-2-III; 15 – A. variabilis Naumova, обр. 303-3-III, 16 – Archaeoperisaccus verrucosus Pashk., обр. 303-2-III; 17 – Cristatisporites triangulatus (Allen) McGregor et Camfield; обр. р2-2-II; 18 – Chelinospora degitata Arasl., обр. р2-3-II; 19 – Geminospora macromanifesta (Naumova) Arkh., обр. 86-1-II. Длина масштабной линейки 10 мкм.

 

Субдоминантной является группа спор с крупной бугорчато-шиповатой скульптурой экзины – Calyptosporites domanicus (Naumova) Oshurk., C. bellus (Naumova) Oshurk., C. krestovnikovii и группа спор с мелкошиповатой скульптурой экзины – Acanthotriletes bucerus, A. similis, А. dentatus Naumova. В небольшом количестве встречаются Ancyrospora melvillensis Owens, Chelinospora concinna Allen, Converrucosisporites curvatus (Naumova) Turnau, Archaeozonotriletes variabilis, A. variabilis var. insignis, Cristatisporites triangulatus (Allen) McGregor et Camfield и очень редко Archaeoperisaccus verrucosus Pashk., A. accretus Tchib.

Палинокомплекс принадлежит палинозоне Perotrilites vermiculatus–Calyptosporites domanicus, установленной в стратотипическом разрезе тиманской свиты (Ухтинский район) и прослеженной в скважинах на возвышенности Джеджимпарма (Южный Тиман) и на гряде Чернышева (Тельнова, 2007).

Таксономический состав ПК из разрезов Среднего Тимана отличается от ПК на Южном Тимане отсутствием одного из видов-индексов – Perotrilites vermiculatus. Такое отличие, возможно, также объясняется различными условиями произрастания продуцентов спор на рассматриваемых территориях.

ПК устьчиркинской свиты (табл. III) выделен по таксономическому составу палиноспектров обр. 108-1, 109-1, 150-2, 308-52, 54, 55, 326-1, Р3-57. ПК имеет следующий таксономический состав: Geminospora rugosa, G. micromanifesta, Archaeozonotriletes accretus, A. variabilis, Ancyrospora laciniosa (Naumova) Mants., A. incisa, Calyptosporites krestovnikovii, C. bellus, C. domanicus, Archaeoperisaccus verrucosus, Acanthotriletes eximius, Densosporites sorokinii Obukh., D. meyeriae Telnova. Аналогичный комплекс (палинозона Densosporites sorokinii) прослежен в естественных обнажениях и керне из скважин на Южном Тимане (Тельнова, 2007). В этом ПК в непрерывных разрезах Южного Тимана происходят значительные изменения, выражающиеся в обновлении таксономического состава на видовом и родовом уровнях. Доминирующей группой являются споры археоптерисовых растений (до 50%), но вместо миоспор родов Acanthotriletes развитие (до 16%) получают миоспоры с относительно широкой тонкой зоной (Calyptosporites, Densosporites, Hymenozonotriletes и др.). На этом уровне отмечается максимальное содержание Archaeoperisaccus verrucosus (8%). ПК палинозоны Densosporites sorokinii характеризует стратиграфический интервал верхней части тиманской свиты.

 

Таблица III. Палинокомплекс устьчиркинской свиты.

1 – Densosporites sorokinii Obukh., обр. 150-2-II; 2 – Densosporites meyerae Telnova, обр. 150-2-II; 3 – Ancyrospora ampulla Owens, обр. 150-2-II; 4 – Ancyrospora melvillensis Owens, обр. 150-2-II; 5 – Ancyrospora incisa (Naumova) M. Rask., Obukh., обр. 150-2-II; 6 – Calyptosporites krestovnikovii (Naumova) Oshurk., обр. 417-2-II; 7 – Calyptosporites bellus (Naumova) Oshurk., обр. 417-2-II; 8 – Calyptosporites domanicus (Naumova) Oshurk., обр. 417-2-II; 9 – Archaeozonotriletes accretus Tchib., обр. 150-2-II; 10 – Verruciretusispora pallida Owens, обр. 417-2-II; 11 – Acanthotriletes uncatus Naumova, обр. 417-2-II; 12 – Archaeozonotriletes variabilis Naumova var. insignis Sennova, обр. 150-2-II; 13– Archaeozonotriletes variabilis Naumova, обр. 150-2-II; 14 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens, обр. 150-2-II; 15 – Retusotriletes parvimammatus Naumova, обр. 150-2-II; 16 – Geminospora plicata Owens, обр. 150-2-II; 17 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens, обр. 150-2-II; 18 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens var. acanthinus Tchib., обр. 150-2-II. Длина масштабной линейки 10 мкм.

 

ПК устьярегской свиты (табл. IV) выделен по образцам из 22 обнажений по берегам р. Цильма и ее притоков. В нем четко выделяются два подкомплекса – А и Б.

 

Таблица IV. Палинокомплекс устьярегской свиты.

1 – Cristatisporites deliquescens (Naumova) Arkh., обр. 127-1-III; 2, 3 – Densosporites sorokinii Obukh., обр. 127-1-III; 4 – Samarisporites costatus Telnova et Marshall, обр. 127-1-III; 5 – Cristatisporites trivialis (Naumova) Obukh., обр. 135-1-III; 6 – Ancyrospora melvillensis Owens, обр. 317-1-III; 7 – Acanthotriletes bucerus Tchib., обр. 317-1-III; 8 – Apiculatisporites dentatus (Naumova) Obukh., обр. 317-1-III; 9 – Archaeozonotriletes timanicus Naumova, обр. 317-1-III; 10 – Retusotriletes retiformis Naumova, обр. 317-1-III; 11– Archaeozonotriletes variabilis Naumova, обр. 317-1-III; 12 – Archaeoperisaccus verrucosus Pask., обр. 317-1-III; 13 – Vallatisporites sp. nov., обр. 153-1-III; 14 – Geminospora micromanifesta (Naumova) Owens, обр. 317-1-III; 15 – Geminospora plicata Owens, обр. 317-1-III; 16 – Geminospora macromanifesta (Naumova) Owens, обр. 317-1-III; 17 – Retusotriletes communis Naumova, обр. 317-1-III. Длина масштабной линейки для фиг. 1–15 и 17 равна 10 мкм, для фиг. 16 – 20 мкм.

 

Подкомплекс А установлен по палиноспектрам (ПС) в образцах из обнажений 79, 87, 105, 106, 108, 109, 110, 118, 317, 424, 435, Р-2. Насыщенность ПС спорами чаще плохая, в препаратах их содержание значительно меньше 200. Доминируют мелкобугорчатые споры археоптерисовых растений: Geminospora micromanifesta, G. micromanifesta var. collatatus, G. notata и др. В небольшом количестве (2–3 экз. на препарат) встречаются мегаспоры: Geminospora macromanifesta, Contagisporites optivus. Субдоминантной группой являются споры с тонкой относительно широкой зоной: Calyptosporites domanicus, C. bellus, Cristatisporites pseudodeliquescens Telnova et Marshall, C. triangulatus, Ancyrospora melvillensis, A. laciniosa, A. ampulla. Споры с шиповатой и бугорчатой поверхностью спородермы представлены небольшим числом экземпляров и бедным видовым составом: Acanthotriletes bucerus, A. similis, A. eximius, Lophozonotriletes scurrus, Converrucosisporites curvatus, патинатные Archaeozonotriletes variabilis, A. variabilis var. insignis редки. Последние в работах некоторых авторов (Сеннова, 1972) указаны как доминирующие и руководящие виды для саргаевского горизонта. Достаточно многочисленен (до 5 экз. на препарат) эндемичный Cymbosporites sp. 1 nov. Палиноспектры подкомплекса А из обнажений в бассейне р. Цильма характеризуют раннесаргаевский этап осадконакопления. Аналогичные ПС изучены в естественных обнажениях нижней части устьярегской свиты на Южном Тимане и прослежены в других районах Тимано-Печорского региона (Тельнова, 2007).

Подкомплекс Б установлен по ПС из образцов в обнажениях 127, 135, 150, 153, 154, 193, 210, 222 и 428. Для него характерно, так же как и для подкомплекса А, доминирование (50–80%) и большое видовое разнообразие мелкобугорчатых спор рода Geminospora. Субдоминантной группой (20–40%), как и в подкомплексе А, являются споры с тонкой относительно широкой зоной: Densosporites sorokinii, D. meyeriae, Cristatisporites timanica Telnova et Marshall, C. deliquescens (Naumova) Arkh., C. pseudodeliquescens, C. triangulatus, C. trivialis (Naumova) Obukh., Ancyrospora melvillensis, A. laciniosa, A. ampull, Perotrilites sp. nov. Остальные таксоны спор высших растений представлены в ПС в небольшом количестве: от единичных до 7%. Это споры с шиповатой, бугорчатой поверхностью спородермы, патинатные: Archaeozonotriletes variabilis, A. tschernovii Naumova, A. latemarginatus (Kedo) Obukh., A. variabilis var. insignis, монолетные: Archaeoperisaccus verrucosus, A. timanicus Pask., A. concinnus Naumova и др.

Наибольшее сходство миоспоровый подкомплекс Б имеет с ПК (Тельнова, 2013), выделенным из коричневато-серых глин дубниковского горизонта (верхняя часть разреза Изборский карьер, Псковская область, восточная часть Главного девонского поля). Некоторое различие в их таксономическом составе может объясняться разными ландшафтно-климатическими условиями произрастания продуцентов. Возраст дубниковских отложений по разным группам фауны определен как позднесаргаевский.

Основные отличия подкомплекса Б (позднесаргаевский) от более древнего подкомплекса А (раннесаргаевский) заключаются в следующем: (1) в стабильном присутствии вида-индекса ПК саргаевского горизонта – Cristatisporites pseudodeliquescens, (2) в появлении типично франских видов – Cristatisporites deliquescens, Archaeoperisaccus concinnus, (3) в сокращении содержания спор морфона Cristatisporites krestovnikovii–C. bellus–C. domanicus, (4) в увеличении содержания спор с тонкой относительно широкой зоной (Cristatisporites, Densosporites, Perotrilites и др.)

Оба подкомплекса по таксономическому составу соответствуют ПК миоспоровой зоны Cristatisporites pseudodeliquescens, установленной в разрезах устьярегской свиты Южного Тимана и прослеженной на территории Тимано-Печорской провинции (Тельнова, 2007).

ПК крайпольской свиты (табл. V) установлен по образцам из обнажений 127-2, 193-1, 2. Насыщенность ПС спорами хорошая (100–200 экз. в препарате), цвет спор светло-желтый, поверхность спородермы без видимых нарушений. Здесь продолжают доминировать споры археоптерисовых растений: Geminospora rugosа, G. micromanifesta и его вариетет G. micromanifesta var. collatatus, G. notata, G. nalivkinii, G. macromanifesta, Contagisporites optivus. Стабильно (2–3%) присутствует вид-индекс палинокомплекса, характеризующего нижнюю часть семилукского горизонта, – Geminospora semilucensa (Naumova) Obukh. et M. Rask., а также характерные виды для этого стратиграфического интервала G. aurita, Ancyrospora laciniosa, Hymenozonotriletes argutus Naumova, H. dentata Naumova, Cristatisporites deliquescens, C. pseudodeliquescens.

 

Таблица V. Палинокомплекс крайпольской свиты.

1 – Samarisporites costatus Telnova et Marshall, обр. 127-2-II; 2 – Diducites radiatus (Kedo) Obukh., обр. 127-2-II; 3 – Densosporites sorokinii Obukh., обр. 127-2-II; 4 – Cristatisporites timanica Telnova et Marshall, обр. 127-2-II; 5 – Cristatisporites deliquescens (Naumova) Arkh., обр. 127-2-II; 6 – Ancyrospora melvillensis Owens, обр. 193-1-II; 7 – Ancyrospora ampulla Owens, обр. 193-2-II; 8 – Ancyrospora incisa (Naumova) M. Rask. et Obukh., обр. 193-1-II; 9 – Ancyrospora furcula Owens, обр. 127-2-II; 10 – Cristatisporites pseudodeliquescens Telnova, обр. 193-1-II; 11 – Ancyrospora laciniosa (Naumova) Mants., обр. 193-2-II; 12 – Calyptosporites domanicus (Naumova) Oshurk., обр. 193-2-II; 13 – Calyptosporites krestovnikovii (Naumova) Oshurk., обр. 193-2-II; 14 – Archaeozonotriletes variabilis Naumova, обр. 193-1-II; 15 – Geminospora notata (Naumova) Obukh., обр. 193-1-II; 16 – Geminospora rugosa (Naumova) Obukh., обр. 127-2-II; 17 – Acanthotriletes bucerus Tchib., обр. 193-1-II; 18 – Archaeoperisaccus verrucosus Pask., обр. 127-2-II; 19 – Archaeozonotriletes timanicus Naumova var. radiatus Obukh., обр. 435-1-II. Длина масштабной линейки 10 мкм.

 

ПК крайпольской свиты соответствует палинозоне Geminospora semilucensa–Perotrilites donensis (нижняя часть семилукского горизонта). Однако в ПК крайпольской свиты отсутствует один из видов-индексов – Perotrilites donensis.

Незначительные различия таксономического состава ПК из одновозрастных отложений Среднего и Южного Тимана объясняются ландшафтно-фациальными условиями произрастания их продуцентов. С постоянным погружением территории Южного Тимана связаны постоянные водотоки и фации различных акваторий теплого влажного климата. Замедленное погружение Среднего Тимана и некоторое его возвышение по отношению к Южному Тиману привело к распространению здесь периодически меняющихся фаций – от более сухих к влажным и наоборот.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ И ВЫВОДЫ

На Среднем Тимане в бассейне р. Цильма в девонских отложениях выделены пять палинокомплексов (ПК) – в валсовской, цилемской, устьчиркинской, устьярегской, крайпольской свитах (табл. 3). Установленные ПК хорошо коррелируются с одновозрастными палинокомплексами смежных территорий – в стратотипических разрезах на Южном Тимане (стратотипы тиманской и устьярегской свит), в Печорской синеклизе (джъерский горизонт) и в более отдаленных разрезах на гряде Чернышева, Главного девонского поля (Тельнова, 2007, 2013).

В целом на сравниваемых территориях наблюдается общий тренд в изменении таксономического состава палиноспектров в живетско-франском стратиграфическом интервале. Во всех ПС доминируют споры формального рода Geminospora. Известно (Тельнова, 2007, 2015), что их продуцентами были археоптериевые (порядок Archaeopteridales). Это своеобразные прогимноспермовые растения, сочетающие в себе примитивные признаки (вегетативные органы и терминальные спорангии, как у тримерофитовых) и прогрессивные (вторичная древесина, как у голосеменных). В девонское время только археоптериевые получили древесный габитус. Сосудистая система содействовала жесткости ствола, но ее основная функция заключалась в снабжении водой растения большого размера. Хорошо развитая корневая система позволяла произрастать этим деревьям на возвышенных участках ландшафта. Все остальные растения были привязаны к водным бассейнам. Таким образом, уйдя от жесткой конкуренции, археоптерисовые за короткое время сформировали доминирующую группу растений в позднедевонских флористических сообществах.

Археоптериевые появились в живетском веке и просуществовали до раннего карбона в интервале глобальных флористических зон Svalbardia, Archaeopteris, Rhacophyton (Banks, 1980). На территории России и ближнего зарубежья археоптерисовые обнаружены на Тимане, в Припятской впадине, Львовской мульде, Донбассе, в верховьях Дона, в Поволжье, Приуралье, Алтае-Саянской горной области и Казахстане. За пределами России они известны практически на всех континентах девонского времени. Космополитное распространение и широкий возрастной диапазон делают споры этих растений индифферентными для стратиграфических построений. Поэтому вводить их в зональные стратиграфические схемы не имеет смысла. Так, в схеме расчленения по миоспорам девонских отложений Восточно-Европейской платформы (Avkhimovitch et al., 1993) в подзоне A. incisa–G. micromanifesta (зона C. optivus–S. krestovnikovii), характеризующей пашийский горизонт, необходимо заменить широко распространенный вид Geminospora micromanifesta (распространение вида: верхний живет–верхний фамен) на вид-индекс, ограниченный меньшим стратиграфическим диапазоном. Как было выше отмечено, G. micromanifesta входит в группу доминант во всех ПК живетско-франского возраста. В качестве видов-индексов для миоспоровой зоны, соответствующей пашийскому горизонту, можно предложить Ancyrospora incisa и Calyptosporites krestovnikovii, впервые появляющиеся на этом стратиграфическом уровне.

В последовательной смене ПК в живетско-франском стратиграфическом интервале наиболее интересным для палеореконструкций является анализ изменения таксономического состава субдоминантных групп спор.

В валсовских ПС субдоминантную группу формировали мелкие споры (20–40 мкм) с мелкошиповатой скульптурой экзины Acanthotriletes bucerus, A. eximius, A. similis и др. В субрецентных и рецентных ПС уменьшение размеров спор и пыльцы, мелкошиповатая скульптура связываются с ухудшением фациально-климатических условий произрастания их продуцентов (Сладков, 1967). По аналогии можно предположить, что увеличение количества и разнообразия спор группы Acanthotriletes может свидетельствовать о некоторой аридизации и, возможно, небольшом похолодании в этом временном интервале.

Увеличение количества (от 16 до 25%) и разнообразия в палинокомплексах цилемской–крайпольской свит миоспор с широкой тонкой зоной (Calyptosporites, Densosporites, Hymenozonotriletes и др.), продуцентами которых являлись папоротникообразные и плауновидные растения (Тельнова, 2007), может свидетельствовать о климатическом тренде в сторону гумидности.

Длительное время патинатные споры Archaeozonotriletes variabilis, A. variabilis var. insignis (Сеннова, 1972) указывались как доминирующие и руководящие виды для саргаевского горизонта. Позже в разных районах Тимана в отложениях саргаевского возраста выделялись различные по составу ПК (Медяник, Яцкевич, 1981; Тельнова, 2007). В устьярегской свите саргаевского горизонта в бассейне р. Цильма эти формы вообще редки, а иногда отсутствуют. Поэтому можно сделать вывод о том, что особенности миоспоровых ассоциаций саргаевского возраста обусловлены различием условий произрастания продуцентов. Этот вывод подтверждается и результатами литологического анализа, который демонстрирует высокую вариабельность осадков большинства свит как в разрезе, так и по простиранию, что характерно для аллювиальных прибрежных равнин с их многообразием фациальных обстановок: мелководье, заболоченные низменности, русловые фации, равнины, возвышенности, сложенные красноцветным пролювием, коры выветривания (типа железных шляп) и т.д.

Благодарности. Авторы выражают благодарность З.Г. Скок за техническую помощь при обработке образцов для палинологического анализа.

O. P. Tel’nova

Institute of Geology, Komi Science Center, Ural Branch, Russian Academy of Sciences; Pitirim Sorokin Syktyvkar State University

Author for correspondence.
Email: telnova@geo.komisc.ru

Russian Federation, Syktyvkar

I. Kh. Shumilov

Institute of Geology, Komi Science Center, Ural Branch, Russian Academy of Sciences

Email: telnova@geo.komisc.ru

Russian Federation, Syktyvkar

  1. Варсанофьева В.А. Очерки Тимана // Землеведение. 1922. Кн. I–II. С. 1–74.
  2. Зональная стратиграфия фанерозоя России. Науч. ред. Корень Т.Н. СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2006. 256 с.
  3. Иванов А.О., Кузьмин А.В. Комплексы ихтиофауны и конодонтов из мелководных франских отложений Среднего Тимана // Геология девона Северо-Востока европейской части СССР. Всесоюзное совещание, 2–4 апреля 1991 г., Сыктывкар. Тезисы докладов. Сыктывкар, 1991. С. 24–25.
  4. Кузьмин А.В. Нижняя граница франского яруса на Русской платформе // Стратиграфия. Геол. корреляция. 1995. Т. 3. № 3. С. 111–120.
  5. Кузьмин А.В. Новые виды конодонтов из франских отложений Среднего Тимана // Палеонтол. журн. 2001. № 4. С. 65–72.
  6. Малахов А.А. Геология Среднего Тимана и Западного Притиманья. М.: Гостоптехиздат, 1940. 114 с.
  7. Медяник С.И., Яцкевич Б.В. Граница кыновского и саргаевского горизонтов в разрезах Южного и Среднего Тимана по палинологическим данным // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1981. № 8. С. 132–136.
  8. Меннер В.Вл., Ларионова З.В., Арасланова Р.М., Цаплин А.Е. Новые региональные горизонты нижнефранского подъяруса Тимано-Печорской провинции // Палеонтологический метод в практической стратиграфии. М.: ИГиРГИ, 1989. С. 4–14.
  9. Методические рекомендации к технике обработки осадочных пород при спорово-пыльцевом анализе. Л.: Наука, 1986. 77 с.
  10. Наумова С.Н. Спорово-пыльцевые комплексы верхнего девона Русской платформы и их значение для стратиграфии // Тр. Ин-та геол. наук. Геол. сер. 1953. № 60. Вып. 143. 199 с.
  11. Орлова О.А., Юрина А.Л., Горденко Н.В. О первой находке древесины археоптерисовых в верхнедевонских отложениях Среднего Тимана // Вестник МГУ. Сер. геол. 2011. № 5. С. 42–47.
  12. Ошуркова М.В. Морфология, классификация и описание форма-родов миоспор позднего палеозоя. СПб.: Изд-во ВСГЕИ, 2003. 377 с.
  13. Сеннова В.Ф. Спорово-пыльцевые комплексы верхнего девона Тимано-Печорской провинции // Геология и нефтегазоносность СВ Европ. части СССР. Сыктывкар: Коми книжное изд-во, 1972. Вып. II. С. 99–108.
  14. Сладков А.Н. Введение в спорово-пыльцевой анализ. М.: Наука, 1967. 270 с.
  15. Тельнова О.П. Миоспоры из средне-верхнедевонских отложений Тимано-Печорской провинции. Екатеринбург: Изд-во УрО РАН, 2007. 136 с.
  16. Тельнова О.П. Палинологическая характеристика дубниковского горизонта (девон) в разрезе Изборский карьер (Псковская область) // Систематика организмов, ее значение для биостратиграфии и палеобиогеографии. Материалы LIX сессии Палеонтологического общества при РАН. Санкт-Петербург, 2013. С. 120–122.
  17. Тельнова О.П. Споры Archaeopteris fissilis Schmalhausen и их роль в формировании средне-позднедевонских палиноспектров на Среднем Тимане // Палеоботанический временник. 2015. Вып. 2. C. 183–185.
  18. Тельнова О.П., Шумилов И.Х. Саргаевский горизонт верхнего девона в бассейне р. Цильма, Средний Тиман // Стратиграфия. Геол. корреляция. 2017. Т. 25. № 1. С. 1–22.
  19. Тихомиров С.В. Девон Среднего Тимана // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1948. № 2. С. 47–56.
  20. Фортунатова Н.К., Зайцева Е.Л., Карцева О.А. Строение девонского терригенного комплекса и положение границы среднего и верхнего девона на западе Татарстана // Бюлл. МОИП. Отд. геол. 2013. Т. 88. № 2. С. 22–49.
  21. Цаплин А.Е. Основные черты строения среднедевонских отложений в северо-западной части Среднего Тимана // Изв. вузов. Геология и разведка. 1982. № 12. С. 48–56.
  22. Цаплин А.Е. Основные черты строения яранской и лиственничной свит нижнего франа в северо-западной части Среднего Тимана // Изв. вузов. Геология и разведка. 1984. № 6. С. 15–20.
  23. Цаплин А.Е., Сорокин В.С. Франский ярус Среднего Тимана. Ухта: Ухтинская ГРЭ, 1988. 54 с.
  24. Цзю З.И., Коссовой Л.С. Тимано-Печорская область // Стратиграфия СССР. Девонская система. Ред. Наливкин Д.В., Ржосницкая М.А., Марковский Б.П. М.: Недра, 1973. Кн. 1. С. 145–166.
  25. Цыганко В.С. Девон Тиманской гряды: основные черты строения и ресурсный потенциал // Проблемы геологии и минералогии. Сыктывкар: Геопринт, 2006. С. 365–384.
  26. Чибрикова Е.В. Зональное расчленение девона Русской платформы по спорам растений // Стратиграфия и палеонтология девона, карбона и перми Русской плиты. Материалы Межведомственного регионального стратиграфического совещания. Ленинград, 1991. С. 41–47.
  27. Шренк А. Путешествие к северо-востоку Европейской России через тундры самоедов к северным Уральским горам, предпринятое в 1837 году. Перевод с немецкого I части издания. Санкт-Петербург: Типография Г. Трусова, 1855. 665 c.
  28. Шумилов И.Х. История открытия первого медного месторождения в России // Горный журн. 2008. № 12. С. 88–90.
  29. Шумилов И.Х. Первая находка палеопочв в зеленоцветных отложениях Среднего Тимана // Докл. АН. 2010. Т. 434. № 4. С. 515–517.
  30. Шумилов И.Х. Условия сохранности инситных корневых систем в девонских отложениях Среднего Тимана // Литология и полезн. ископаемые. 2013. № 1. С. 60–69.
  31. Шумилов И.Х. Оглеение и палеопочвы в девонских красноцветных отложениях Среднего Тимана // Литология и полезн. ископаемые. 2014. № 4. С. 323–335.
  32. Шумилов И.Х. Необычный уголь девона – новый тип гагата // Геология и геофизика. 2015. Т. 56. № 10. С. 1854–1870.
  33. Шумилов И.Х., Мингалев А.Н. Первая находка палеопочв в красноцветных отложениях Среднего Тимана // Докл. АН. 2009. Т. 428. № 2. С. 225–227.
  34. Шумилов И.Х., Тельнова О.П. Методика обработки углисто-глинистых девонских пород для палинологического анализа. Часть 1 // Вестник ИГ КНЦ УрО РАН. 2013а. № 5. С. 12–15.
  35. Шумилов И.Х., Тельнова О.П. Методика обработки углисто-глинистых девонских пород для палинологического анализа. Часть 2 // Вестник ИГ КНЦ УрО РАН. 2013б. № 6. С. 11–14.
  36. Шумилов И.Х., Тельнова О.П. История геологического развития бассейна р. Цильма (Средний Тиман) в девоне // Литология и полезн. ископаемые. 2017. № 3. С. 266–282.
  37. Шумилов И.Х., Филиппов В.Н. Конкреции в девонских отложениях Среднего Тимана // Структура и разнообразие минерального мира. Материалы Международного минералогического семинара. Сыктывкар: ИГ Коми НЦ УрО РАН, 2008. С. 151–152.
  38. Юдович Я.Э., Кетрис М.П. Геохимическая диагностика литогенеза (литологическая геохимия). Сыктывкар: Геопринт, 2011. 740 с.
  39. Avkhimovich V.I., Tchibrikova E.V., Obukhovskaya T.G. et al. Middle and Upper Devonian miospore zonation of Eastern Europe // Bull. Centres Rech. Expolor.-Prod. Elf Aquitaine. 1993. V. 17. № 1. P. 79–147.
  40. Banks H.P. Floral assemblages in the Siluro-Devonian // Biostratigraphy of Fossil Plants. Eds. Dilcher D.L., Taylor T.N. Stroudsburg, Pennsylvania: Dowden, Hutchinson & Ross, 1980. P. 1–24.
  41. Esin D., Ginter M., Ivanov A. et al. Vertebrate correlation of the Upper Devonian and Lower Carboniferous on the East European Platform // Courier Forschungs-Institut Senkenberg (Final Report of IGCP 328 project). 2000. № 223. Р. 341–359.
  42. Ovnatanova N.S., Kononova L.I. Frasnian Conodonts from the Eastern Russian Platform // Paleontol. J. 2008. V. 42. № 10. P. 997–1166.
  43. Potonie R., Kremp G. Die Gattungen der palaozoischen Sporae dispersae und ihre Stratigraphie // Geol. Jahrb. 1954. Bd. 69. P. 111–194.
  44. Potonie R., Kremp G. Synopsis der Gattungen des Sporae dispersae // VI Teil. Beih. Geol. Jahrbuch. 1970. № 94. Р. 1–195.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. Fig. 1. Topographic layout with outcrops. 1 - valsov basalt covers; 2 - Riphean basement rocks (Tsilemsky Stone); 3 - absolute elevations of elevations; 4 - outcrops referred to in the text. View (40KB) Indexing metadata
2. Fig. 2. Consolidated lithological columns of suites. (a) Valsov Formation; (b) Tselem Formation; (c, d) - Ustchirkinskaya suite in the lowlands (c) and in elevated areas (d); (d, e) - the lower Ustyareg unit is completed in depressions (e) and in elevated areas (e); (g) - the upper estuary-raga was developed; (h) - Kraypolskaya suite. 1–7 - rocks: 1 - conglomerate, 2 - gravelite, 3 - sandstone, 4 - tuffite, 5 - aleurolite, 6 - clay, clayey rocks, 7 - limestone; 8–13 - layering: 8 - large oblique, 9 - multi-shaped, 10 - oblique multidirectional, 11 - skew-wavy multidirectional, 12 - wavy, 13 - parallel; 14–16 - nodules: 14 - large ellipsoidal, 15 - caraboobraznye, 16 - MKPON; 17–19 - fossil flora: 17 - large fragments of plants, 18 - abundant fine detritus, 19 - insitis root systems; 20–25 - fossil fauna and traces of its vital activity: 20 - armored fish, 21 - conchostrac shells, 22 - brachiopod shells, 23 - crinoids, 24 - chondrites, 25 - strokes and ice floes; 26 - relics of the weathering crust; 27 - Kaliche; 28 - Katuns with organogenic detritus; 29 - red sediments; 30 - LCD. View (67KB) Indexing metadata
3. Table 3. Stratigraphic ranking of the most important taxa of the spores, studied from the Live-Fransk sediments in the basin Tsilma View (186KB) Indexing metadata
4. Table I. Palinocomplex Valsovskaya Formation. View (43KB) Indexing metadata
5. Table II. Palinocomplex of Tselem suite. View (50KB) Indexing metadata
6. Table III. Palinokompleks ustyrkinskaya suite. View (37KB) Indexing metadata
7. Table IV. Palinocomplex of the estuary reg. View (53KB) Indexing metadata
8. Table V. Palinocomplex of the Krajpol Formation. View (48KB) Indexing metadata

Views

Abstract - 81

PDF (Russian) - 69

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Russian Academy of Sciences