HYDROMYELIA: CLINICAL AND MR-TOMOGRAPHIC INDICATORS

Abstract



Full Text

Проблема изучения полостеообразования при гидромиелии на протяжении ряда лет относится к числу повышенно актуальным как в теоретическом, так и в практическом отношении [1-5]. Цель: изучение клинических и нейровизуальных показателей полостеобразования при гидромиелии. Материал и методы исследования: среди 280 обследованных с МРТ признаками полостеобразования в спинном мозге было отобрано 50 пациентов, имеющих нейровизуальные признаки расширения центрального канала в пределах 2-5 мм, и отсутствие костно-невральной патологии уровня краниовертебрального перехода (КВП). Эти параметры отвечают, по данным Florian Roser et al. (2009)[4], диагнозу гидромиелии. Все больные проходили обследование в отделении неврологии №1 ГАУЗ «РКБ» МЗ РТ в период с 2012 по 2016 гг. Всем пациентам проводилось анамнестическое, комплексное клинико-неврологическое, МР-томографическое и МРТ морфометрическое исследование. Результаты. В ходе анализа 50 пациентов с гидромиелией было выявлено следующее распределение по половому признаку: преобладали женщины - 35 (60%) человек, мужчин-15 (40%). Средний возраст составил 32,6 г (средний возраст мужчин 32,9 лет, женщин 36 лет), при этом наибольшее число обследованных находились в наиболее трудоспособном возрасте от 20 до 60 лет. Поводом для МРТ-исследования спинного мозга у данной группы больных послужило: появление боли в шее у 6% пациентов, в межлопаточной области - у 12%, в грудном отделе позвоночника - у 24%, сочетание боли в шейном и грудном отделах позвоночника - у 14 %, онемение пальцев рук - 16%, головные боли напряжения -14%. Ведущий клинический признак - болевой синдром имел различные характеристики: нейропатическая в 12%, скелетно-мышечного характера в 48% Объективно у данных пациентов выявлены следующие клинические симптомы: ассиметрия проприорефлексов -10%, сколиоз грудного отдела позвоночника I ст. - 30%, болезненность перикраниальной мускулатуры - 14%, болезненность паравертебральной мускулатуры при пальпации - 56%. Среди других жалоб, по поводу которых проходили обследование пациенты: шум в ушах - у 1 (2%) пациента, головокружение - у 1 (2 %). В оставшихся случаях расширение центрального канала выявлено случайно при диагностике других заболеваний и не сопровождались какой-либо клинической симптоматикой. Диаметр расширения центрального канала спинного мозга был в диапазоне от 1 до 4 мм. Средний диаметр полости составил 2,7 мм. Центральное полостеобразование в 42% было выявлено на уровне грудного отдела, на уровне шейного отдела - в 26%, наличие МР сигнала на протяжении шейного и грудного отделов в 32%. По протяженности расширенный центральный канал имел тенденцию к ограниченному характеру распространенности (от 1 до 9 сегментов). В 80% случаев было отмечено полостеобразование, занимающее по протяжённости несколько сегментов, в 20% наблюдался холокорд (полостеобразование протяженностью 10 и более сегментов спинного мозга). Средняя длина МРТ-сигнала составила 4-5 сегментов. Полость имела однородный сигнал или, в ряде случаев, могла иметь небольшие септы. Форма сигнала была оценена так же на аксиальных проекциях МР-изображений. У всех пациентов была отмечена округлая или округло-овальная форма полости с расположением в области центрального канали спинного мозга. Данных за наличие мальформации Киари 1 по данным МРТ исследований у данных пациентов выявлено не было. За период наблюдения (от 1 года до 4 х лет) не было установлено прогрессирования клинических симптомов заболевания, проявления новых признаков миелопатических расстройств. В большом проценте случает консервативная терапия боли была эффективной и клинические симптомы периодически уменьшались. Обсуждение и выводы. В литературе встречаются противоречивые мнения о том как интерпретировать клинические случаи, характеризующиеся незначительным или отсутствующим неврологическим дефицитом и наличием центрально расположенного небольшого по размерам различного по протяженности и локализации сигнала в спинном мозге по данным МРТ-исследования [1]. По данным Thomas Herrick Milhorat et al. (2000) гидромелей следует считать расширение центрального канала, сообщающееся с четвертым желудочком, наряду с этим существует мнение [5], что несирингомиелитической следует считать полостеобразование, не выходящее за пределы центрального канала и не вовлекающее в процесс паренхиму спинного мозга, а, следовательно, выстланную слоем эпителиальных клеток. По мнению Florian Roser et al. (2009) постановка диагноза гидромиелия основывается на общих характерных особенностях МР-сигнала: преимущественно центральное расположение сигнала, диаметр полости до 4 мм, отсутствие явных причин спинального и краниального генеза, которые могли быть причиной развития полости в спинном мозге, отсутствии неврологического дефицита и данных о прогрессировании как клинической, так и МР-томографической [4]. Ряд авторов считают, что гидромиелия в отличие от сирингомиелии не является заболеванием, а есть состояние, требующего динамического контроля и наблюдения. Однако, в ряде случаев, если у пациентов имеются какие-либо предикторы, такие как травма например [2], то гидромиелия может быть фактором предрасполагающим к развитию сирингомиелии в дальнейшем [3]. Проведенный нами анализ 50 пациентов с признаками гидромиелии не выявил ни одного случая развития гидромиелии, сообщающейся с полостью четвертого желудочка и аномалиями КВП. При этом расширение центрального канала носило преимущественно ограниченный характер, а клиническая и МР-томографическая картина не отмечала прогрессирования. Имеющаяся клиническая картина была минимальной и примерно в половине случаев характеризовалась наличием локальных болей, которые преимущественно носили мышечно-скелетный характер. Оценка клинических проявлений и нейро-визуальных показателей гидромиелии в динамике является одним из важных прогностических факторов и требует дальнейшего изучения для определения необходимости хирургического лечения.

About the authors

E G Mendelevich

Kazan State Medical University

Kazan

L K Valieva

Kazan State Medical University

Email: leisan.valter@yandex.ru
Kazan

References

  1. Менделевич Е.Г., Михайлов М.К., Богданов Э.И. Сирингомиелия и мальформация Арнольда-Киари. Казань: Медицина, 2002. 236 с.
  2. Bogdanov E.I. Spinal injury International Neurology: A Clinical Approach. Edited by Robert P. Lisak, Daniel D. Truong, William Carroll, and Roongroj Bhidayasiri. 2009. P. 652-654.
  3. Greitz D. Unraveling the riddle of syringomyelia // Neurosurgery Rev. 2006. Vol. 29. P. 251-264.
  4. Florian Roser , Florian H. Ebner, Carolin Sixt et al. Defining the line between hydromyelia and syringomyelia.A differentiation is possible based on electrophysiological and magnetic resonance imaging studies // Acta Neurochir. 2010. Vol. 152. P. 213-219.
  5. Thomas H. Milhorat. Classification of syringomyelia // Journal of Neurosurgery. Neurosurgical Focus. 2000. Vol. 8(3). P. 1-6.

Statistics

Views

Abstract - 112

PDF (Russian) - 8

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2017 Mendelevich E.G., Valieva L.K.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies