ANALYSIS OF PSYCHOLOGICAL STATUS IN SURGICAL AND THERAPEUTIC MEDICAL PROFESSIONALS


Cite item

Abstract

We applied complex approach to our study of emotional disorders in medical professionals using Toronto Alexithymia Scale, Spilberger-Hanin method, Beck method and questionnaire SCL-90-R. The occurenсе of disorders in affective sphere of psyche determined by specific particularities of medical activity profile was proved. As a result, combine medical and psychological correction of emotional disorders with psychological methods and pharmacological treatment have been recommended in medical professionals of therapeutic and especially surgical profile.

Full Text

Alexithymia, anxiety, depression, medical professionals. Профессиональная деятельность медицинских работников хирургического и терапевтического профиля, участвующих в лечении и реабилитации больных, предполагает большую эмоциональную насыщенность и высокий процент факторов профессионального риска, вызывающих дистресс [3, 5], тревожность и другие феномены, приводящие к риску эмоциональных нарушений [1, 2, 6]. На фоне личностной неспособности вербализовать свои переживания и распознать состояние тревоги, как когнитивной компоненты нарушений, у медицинских работников формируется предрасположенность к аффективной симптоматике нарушений. Неспособность врачей вербализовать и, тем самым, регулировать эмоции, причиняющие им страдания, может субъективно заменяться ощущениями неопределенного физиологического напряжения как реакции на стрессовые ситуации, создавая условия, способствующие развитию психосоматических заболеваний, тревожности и депрессии [4, 7]. ЦЕЛЬ РАБОТЫ Определение симптоматического аффективного и когнитивного статуса медицинских работников, детер минированного специфическими условиями трудовой деятельности. МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ В исследовании участвовало 54 человека (из них мужчин - 23, женщин - 29). Группу исследуемых составили 14 медицинских работников хирургического профиля и 19 - терапевтического профиля (сотрудники Волгоградского областного клинического госпиталя ветеранов войн и Волгоградской областной клинической больницы № 1). Группу сравнения составили работники высшего учебного заведения, не занимающиеся медицинской деятельностью (21 человек). Возрастной диапазон исследуемых составил (45 ± 7,6) лет; трудовой стаж: до 3 лет - 32 %, свыше 10 лет - 68 %. На момент проведения исследования у респондентов не было выявлено острых и обострений хронических заболеваний. Для определения уровня выраженности алексити-мических признаков применялась Торонтская алексити-мическая шкала (TAS). Уровень реактивной и личностной тревожности измерялся методикой Спилбергера- Выпуск 2 (66). 2018 35 ЩШгорСз [ЩсмеТКЩ Ханина. Уровень депрессии измерялся с помощью опросника Бэка (BDI). Для определения психологического состояния испытуемых применялся опросник выраженности психоэмоциональной симптоматики (SCL-90-R). РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Для получения актуального психологического симптоматического статуса применялась методика SCL-90-R. В группе исследуемых медицинских работников в сравнении с группой сравнения выявлены статистически достоверные различия по всем шкалам, кроме шкалы Psychoticism. Полученные данные сравнивались по результатам для итоговой дескрипции психологического симптоматического статуса группы исследуемых (табл.). Данные показателей выраженности психопатологической симптоматики у исследуемых медработников и группы сравнения по методике SCL-90-R Шкалы SCL Г руппа исследуемых Г руппа сравнения Somatization 1,08 0,78 Observe-Compulsive 1,09 0,83 Interpersonal Sensitivity 1,01 0,87 Depression 0,96 0,76 Anxiety 0,97 0,69 Hostility 1,02 0,71 Phobic Anxiety 0,56 0,45 Paranoid Ideation 0,79 0,67 Psychoticism 0,49 0,44 Общий индекс тяжести симптомов GSI 0,93 0,74 PSDI 1,63 1,52 PST 50,00 38,27 Особое внимание было уделено показателям со-матизации, тревоги, депрессии. Более высокие показатели в группе исследуемых по некоторым шкалам составляет: «соматизация» - 1,08 (Р. < 0,01), «обессивно-компульсивные расстройства» - 1,09 (Р. < 0,01), «тревожность» - 0,97 (Р. < 0,01), «враждебность» - 1,02 (Р. < 0,01), а общее число утвердительных ответов -50,00 (Р. < 0,05). Полученные данные подтверждают наличие дистресса, преобладание тревожного радикала с повышенной агрессивностью, часто проявляющегося соматизацией, склонностью к ипохондрии. С помощью шкалы TAS были получены результаты, согласно которым распределение показателей в составе группы исследуемых медработников сложилось следующим образом: алекситимичными чертами обладают 40 % исследуемых специалистов; не обладают явно выраженными алекситимическими признаками, но находятся в группе риска 56 °% от общего состава группы исследуемых; отсутствуют признаки алекси-тимии у 4 °% медработников (рис.). □ группа риска ■ обладающие алексшимнческнм чертами 5(5% □отсутствие алексшнмии Рис. Показатели процентного распределения контингента исследуемых медицинских работников по группам уровня выраженности алекситимических черт по методике TAS Эти показатели свидетельствуют о тенденции формировании в группе исследуемых выраженных в разной степени признаков алекситимического профиля, для которого характерны нарушения эмоциональной и отчасти когнитивной сфер психики индивида. Снижение способности к вербализации аффекта со временем может привести к избыточному физиологическому ответу на негативные воздействия внешней среды. У исследуемых обнаруживается слабая дифференцированность эмоций, неспособность к точному распознаванию и описанию своих эмоций и эмоций других. Наблюдается недоразвитие воображения, инфантильность, ригидность, примитивная жизненная направленность, неумение гибко регулировать межличностные отношения, аффективная скованность, затруднение или полная неспособность медицинского работника точно описать собственные эмоциональные переживания и понять чувства пациента или коллеги по работе, трудности определения различий между чувствами и телесными ощущениями, фиксация на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям, что находит свое подтверждение в ряде исследований [7]. Им свойственно бесконечное описание физических ощущений, часто не имеющих связи с каким-либо определенным заболеванием; нечувствительность к своему внутреннему психическому и физическому благополучию сочетается с ограниченной способностью к регуляции аффективных и функциональных состояний, при этом ощущения описываются терминами «скука», «пустота», «усталость», «напряжение», «возбуждение» [4]. Можно предположить, что исследуемые специалисты осознают лишь неопределенное физиологическое напряжение, а не печаль, горе или радость. Следующим изучаемым параметром явилась реактивная и личностная тревожность, определяемая методикой Спилбергера-Ханина. Исследование показало наличие умеренной реактивной тревожности (32,5 ± 8,929), которое косвенно свидетельствует о наличии у медработников эмоционального напряжения, а также высокий показатель личностной тревожности (45,20 ± 10,18). Последний был обнаружен у всех медицинских работников в исследуемой группе, а наличие реактивной тревожности - у 58 °% исследуемых. Следует предположить, что обследуемые склонны воспринимать достаточно широкий круг ситуаций как личностно угрожающие и реагировать на эти ситуации повышением уровня тревожности. У исследуемых медицинских 36 Выпуск 2 (66). 2018 работников наиболее высока вероятность появления состояния тревожности в ситуациях, когда речь идет об оценке их компетентности и квалификации. Высокий уровень тревожности рассматривается как дезадаптив-ная реакция, проявляющаяся в общей дезорганизации поведения и профессиональной деятельности медицинского работника. Средний показатель уровня депрессии по методике BDI составил (12,76 ± 8,77) баллов, что свидетельствует о наличии депрессивной симптоматики в исследуемой группе в виде стойкого снижения настроения, сочетающегося с утратой интереса к тому, что раньше воспринималось как приносящее удовлетворение или радость, недостаточной мотивации и потери жизненной энергии. Для получения картины распределения изучаемых психологических характеристик и взаимосвязи их между собой был использован кластерный анализ, который констатировал наличие двух кластеров. Первый кластер включал следующие шкалы: фобическая тревожность, психотизм, индекс симптоматического дистресса и депрессии (по методике BDI). Следовательно, первый кластер отражает наличие дистресса, стойкую реакцию страха, ведущую к избегающему поведению, отсутствие интереса к жизни и недостаток мотивации. Второй кластер возглавляли специфические эмоционально-когнитивные состояния по критериям методики TAS, объединяя шкалы реактивной и личностной тревожности (по методике Спилбергера-Ханина) и актуального психологического симптоматического статуса респондентов (по методике SCL-90-R). Исходя из этого, второй кластер отражает нарушения в эмоциональноличностной сфере, ипохондрию, наличие личностной и реактивной тревожности, которые проявляются в общей дезорганизации поведения. Впоследствии происходит объединение двух выше описанных кластеров в один с комплексной симптоматикой. Полученные данные указывают на наличие в группе исследуемых проблем с вербализацией собственных эмоциональных переживаний, чувств, состояний тревоги, распознаванием их у других субъектов труда (коллег по работе, пациентов). В этом случае мир постепенно становится бедным на аффективные конструкты и богатым на внешнюю ситуацию (события), они выходят на первый план в ущерб внутренним переживаниям, и профессионал со временем перестает эмоционально включаться в объективную ситуацию. Неумение проживать свои чувства вовне и проживать их внутри своего организма приводит к нарушению работы вегетативной нервной системы, поэтому медицинские работники хирургического и терапевтического профиля, имеющие признаки комплексных эмоциональных нарушений, оказываются более склонными к депрессии и развитию психосоматических заболеваний. Полученные результаты указывают на корреляционную связь между признаками эмоциональных состояний по критериям шкал TAS, тревожностью и депрессией. ЗАКЛЮЧЕНИЕ У медицинских работников хирургического и терапевтического профиля выявлена комплексная аффективно-когнитивная симптоматика, выражающаяся в неспособности дифференцировать эмоции других и выражать свои эмоции в сочетании с субъективным ощущением неопределенных физиологических реакций, недостаточностью функции рефлексии, что приводит к дезадаптивным формам поведения, неадекватному характеру трудовой деятельности, чрезмерному прагматизму, коммуникативным барьерам и профессиональным конфликтам в пространстве трудовых взаимоотношений. У работников исследуемой профессиональной группы выявлены нарушения в эмоционально-личностной, мотивационно-волевой и когнитивной сферах, что свидетельствует о необходимости продолжения комплексного медико-психологического подхода в изучении состояний и процессов. Современные исследования указывают на результативность комплексного подхода в решении данной проблемы, где психотерапевтическая коррекция должна дополнять фармакологическое лечение.
×

About the authors

P. A Bakumov

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

M. E Volchansky

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

E. A Zernyukova

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

Email: zernyukova@list.ru

Yu. V Kozyrenko

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

E. N Kovalskaya

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

E. I Kochetova

FSBEI HE «Volgograd State Medical University» of Public Health Ministry of the Russian Federation

References

  1. Бакумов П.А., Зернюкова Е.А., Гречкина Е.Р. Возможности оптимизации качества жизни медицинских работников // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. - 2012. - № 1 (41). - С. 75-77.
  2. Бакумов П.А., Зернюкова Е.А., Гречкина Е.Р. Проблемы здоровья и качество жизни медицинских работников // Медицина труда и промышленная экология. - 2013. - № 10. - С. 33-35.
  3. Бритов А.Н., Елисеева Н.А., Деев А.Д. и др. Психосоциальные факторы в оценке общественного здоровья по результатам популяционного многоцентрового исследования // Профилактическая медицина. - 2012. -№ 1. - С. 4-9.
  4. Калинина С.А. Социально-психологические факторы формирования профессионального стресса при нервно-эмоциональной деятельности // Медицина труда и промышленная экология. - 2009. - № 5. - С. 18-22.
  5. Никифоров Д.С., Потеряева Е.Л., Никифорова Н.Г Анализ качества жизни работников скорой медицинской помощи // Медицина труда и промышленная экология. - 2008. - № 4. - С. 27-30.
  6. Сидоров П.И., Родыгина Ю.К. Феномен профессиональной деформации личности в современных условиях // Медицина труда и промышленная экология. -2010. - № 9. - С. 20-23.
  7. Симонова Н.И. Значимость психосоциальных факторов трудового процесса для работников различных профессий в современных условиях // Медицина труда и промышленная экология. - 2008. - № 6. - С. 41-47.

Copyright (c) 2018 Bakumov P.A., Volchansky M.E., Zernyukova E.A., Kozyrenko Y.V., Kovalskaya E.N., Kochetova E.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 79562 от 27.11.2020 г.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies