Concerning Legal Progress As a Philosophic-Legal Problem

Cover Page

Abstract


Authors of this article are from the first scientists who devoted their works to legal progress and its content. Legal progress is analyzed from philosophic and philosophic-legal positions. On the basis of implemented research, authors formulated criteria of legal progress.

Full Text

П равовой прогресс является малоизучен- ной проблемой для философии права. Изучению этого феномена было посвящено очень мало работ. Более того, некоторые специалисты ставят под сомнение саму возмож- ность рассуждать о правовом прогрессе. В философии прогресс в самом общем смы- сле обычно понимается как развитие от низ- шего к высшему1. Такое понимание прогресса достаточно давно получило распространение и в толковых словарях. Например, В. И. Даль прогресс определял как умственное и нравствен- ное движение вперед2. В современных словарях под прогрессом понимаются переход на более высокую ступень в развитии, движение вперед, изменение к лучшему, улучшение3. При таком подходе прогресс выступает со- ставляющей диалектики. В основе диалектики лежат развитие, приращение знаний, движение вперед, что и является прогрессом. Факт того, что прогресс неразрывно связан с регрессом, лишь подчеркивает его диалектичность как результат единства и борьбы противополож- ностей. Для понимания и осознания такого прогресса важна точка отсчета, от которой на- чинается измерение по принципу: «что было» и «как затем стало». Отсюда можно выделить и основные свойства прогресса: относитель- ность и конкретность. Н. И. Кареев писал: «Нет ничего абсолютно совершенного. Есть только именно такие относительные и сравнитель- Progressus - движение вперед, успех (лат.) В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 2007. Т. 3. С. 478. См., напр.: Толковый словарь русского языка / А. Е. Ба- ханьков, И. М. Гайдукевич, П. П. Шуба. Мн., 2000. С. 281. ные совершенства, а мы их можем расположить в известном порядке… по степени их удаления от несовершенного и приближения к совершен- ному с нашей точки зрения… Применяя этот идеальный порядок к последовательности исто- рических фактов, мы оцениваем ход истории как совпадающий или несовпадающий с этим идеальным порядком, то есть как прогрессив- ный или регрессивный, и, подводя общий итог, высказываем свой суд над целым действитель- ной истории, определяем его смысл»4. Прогресс возможен, судя по всему, в любой системе. Даже если система константна и, каза- лось бы, не изменяется, такое состояние покоя в историческом отрезке можно оценить как про- грессивное или, напротив, регрессивное. Ведь состоянию покоя предшествовали зарождение, движение, совершенствование. Состояние же по- коя в более длинном историческом отрезке может выглядеть как застой, а может и как фундамент для дальнейшего движения. В целом нашему миру, бытию свойственно меняться и развиваться5. Это видно и в окружа- ющей нас природе, и в продуктах человеческой деятельности, например технике, и в обществен- ной жизни. Наконец, это ощутимо и в сознании человека. Сознанию человека, на наш взгляд, объективно свойственна неудовлетворенность Кареев Н. И. Философия, история и теория прогресса: Собр. соч. СПб., 1912. Т. I. История с философской точки зрения. С. 122-123. А. Уайтхед верно заметил, что у человечества есть только два пути: или прогресс, или деградация; консер- ватизм в чистом виде противоречит сути законов Все- ленной. достигнутым6. Вслед за реализацией, каза- лось бы, самых сокровенных желаний наступает временный покой, а далее вновь следуют позывы к движению вперед. И это свойственно не толь- ко амбициозным и целеустремленным, но и вро- де бы самоуспокоившимся самодостаточным лю- дям. Отсутствие позывов к развитию, движению вперед влечет деградацию человека7. Явления прогресса-регресса присутствуют во всех областях бытия, главное - правиль- но выбрать ту самую точку отсчета и времен- ной интервал. В связи с этим можно выделить бесчисленное множество прогрессов: техни- ческий прогресс, умственный прогресс, нрав- ственный прогресс, экономический прогресс и т. д. и т. п. В свою очередь, такие виды прогресса можно диалектически укрупнять или, напротив, разделять. Например, в техническом прогрессе можно выделить прогресс в области машино- строения, самолетостроения, кораблестроения и т. д. В экономическом прогрессе - прогресс в развитии банковского дела и др. Если смотреть с обратной стороны, прогресс в изучении ядер- ной физики является составляющей прогресса в физике в целом и далее - научного прогресса. Здесь отметим, что мы не связываем прогресс исключительно с активной, подчас революци- онной деятельностью человека по постижению новых научных тайн, достижению новых высот и т. д. Думается, не надо доказывать то, что дви- жение и развитие материального мира, приро- ды, сознания идут и эволюционным путем. Очевидная сложность заключается в опреде- лении критериев прогресса. Ведь даже назван- ные виды прогресса очень не похожи друг на дру- га, и, соответственно, кардинально различны критерии их оценок. В научной и учебной литературе встречались попытки определения общего, универсального критерия прогресса. Нам наиболее понравился подход, связанный с уяснением такого критерия через системно-структурный научный метод. Если оценивать прогресс в каком-либо явле- нии бытия или процессе системно-структурно, то в общий, универсальный критерий прогресса включаются следующие признаки: увеличение степени дифференцированно- сти (разнообразия) системы, сопряженное с ин- тегрированностью ее частей, компонентов; усиление мобильности, эффективности и надежности материальных систем, увеличение их способности преодолевать противоречия; воспроизведение в расширяющихся мас- Э. Ауэрбаху приписывают расхожее выражение: неудов- летворенность - источник не только страданий, но и про- гресса в жизни отдельных людей и целых народов. Кто не идет вперед, тот идет назад: стоячего положе- ния нет (авторство выражения приписывается В. Г. Бе- линскому). штабах основных функций системы; рост автономности системы по отношению к внешним условиям; усиление степени организации, степени целостности системы8. Вместе с тем и такой подход не может удовлетворить все запросы. Очевидно, что он все же не полностью применим к оценке социальных явлений, даже если рассматривать их как систему. И особенно не применим к прогрессу в сознании и умственному прогрессу, над познанием которого бились многие поколения философов. Таким образом, проблему определения общего, универсального критерия прогресса философия и наука пока не решили. Это заставляет искать критерии прогресса непосредственно для каждого из его видов9. При этом нас, естественно, в первую очередь интересует прогресс в юриспруденции, или правовой прогресс, который, как нам кажется, относится к научному ведению философии права. Здесь уместно задать вопрос: существует ли правовой прогресс? Ответ на такой вопрос должен быть положительным. С развитием человека совершенствуются и право, правовая регламентация его деятельности. Так, современное гражданское право во многом базируется на римском праве, однако значительно ушло от него вперед по регламентации конкретных видов деятельности. В уголовном праве обоснованы и введены понятия состава преступления, его элементов, установлены сроки давности привлечения к ответственности, признаны недопустимыми телесные наказания и т. д. В уголовно-процессуальном праве отменены такие виды установления истины, как поединок, испытания, пытка10. То есть правовой прогресс налицо. Вместе с тем это явление философией права подробно не изучалось. В связи с этим в своих исследованиях мы будет отталкиваться от философского понимания прогресса в целом, на основе чего логично обратимся и к его правовой составляющей. Правовой прогресс следует определить как переход на более высокий уровень развития права, улучшение правовой регламентации. Первоначально нам хотелось связать правовой прогресс исключительно с качественным улучшением правовой регламентации. Нам казалось, что качественность изменений является ключевым понятием, фиксирующим переход См., напр.: Алексеев П. В., Панин А. В. Философия. С. 492. Заслуживает внимания и высокой оценки труд ученых С. М. Поповой, С. М. Шахрая и А. А. Яника, попытавших- ся провести измерения прогресса в экономической сфере жизнедеятельности. См.: Измерения прогресса. М., 2010. Ф. Искандер с юмором заметил: «Прогресс, друзья, это когда еще убивают, но уже не отрезают ушей». от одного состояния в другое. И такая точка зре- ния в принципе была неплохо обоснована. Вместе с тем обобщив и заново осмыслив эмпирический материал, мы отказались от такого подхода. На- пример, в результате научных работ происходит уточнение какого-либо понятия в законе. Каза- лось бы, мелочь, однако такое улучшение - даже незначительное! - позволяет лучше понять правовую норму, избежать ошибки в ее приме- нении. Это разве не прогресс? Подобное уточ- нение в данном случае не связано с глобальным улучшением, не влечет качественных позитивных изменений, но все равно это движение вперед. А значит - прогрессивное движение! Кроме того, всем известен пример о значении запятой в выра- жении: «казнить нельзя помиловать». Всегда ли мы до конца понимаем значение внесенных изме- нений в правовые нормы? Всегда ли их можно точ- но просчитать? Наверное, нет. Поэтому позитив- ные изменения в правовой регламентации и есть прогрессивное движение, правовой прогресс. Основными свойствами правового прогресса являются: относительность; конкретность. Относительность прогресса заключается в определении предмета (явления, процесса, действия и т. д.), по отношению к которому оценивается прогресс. Например, в СССР не имелось широкого доступа к мировой правовой мысли. А если доступ и случался, то правовые идеи рассматривались исключительно через призму критики. В настоящее время любой специалист имеет свободный доступ к любым книгам о праве, имеет возможность высказать по ним свою оценку и не будет подвергнут за это осуждению и тем более репрессиям. То есть относительно СССР в России в части юридической науки, доступа к праву правовой прогресс налицо. Исходя из этого, можно утверждать, что прогресс не является научной абстракцией, он всегда конкретен. Выявление прогресса подразумевает конкретику, четкий и понятный результат. В частности, открытие значения отпечатков пальцев позволило с начала ХХ в. активно использовать их в раскрытии преступлений, чего объективно не было в предыдущий период. А если сравнивать криминалистические средства начала ХХ в. с современными возможностями криминалистики, то опять же очевидно прогрессивное развитие. Как и для прогресса в целом, прогресс в одном компоненте правового регулирования подчас влечет движение назад в другом. Такие движения происходят взаимосвязанно, взаимозависимо и системно. Рассмотрение права как системы норм позволяет оценить правовой прогресс через призму системно-структурного подхода. В этом случае, возвращаясь к вышеизложенному, правовой прогресс будет характеризовать- ся уровнем автономности правовой системы по отношению к внешним условиям, увеличени- ем способности преодолевать внутренние про- тиворечия, улучшением степени организации и целостности системы. Говорить о полной ав- тономности права в современном мировом раз- витии, конечно, не следует. Право, как и любое другое социальное явление, достаточно зави- симо от внешних условий. Например, смена го- сударственного курса, политического режима неизбежно влечет изменения в законодатель- стве. Об автономности правовой системы мож- но говорить в контексте того, чтобы право даже при неизбежных изменениях выполняло функ- цию осуществления правосудия, защиты чело- века от противоправных посягательств, обес- печения законности в государстве, уважения свобод человека и его достоинства. То есть даже при существенных изменениях государства пра- во должно ограждать человека от насилия, уни- чижения его достоинства, не допускать пыток, истязательств, произвола. Правовой прогресс можно рассматривать с двух точек зрения: глобального (широкого) и конкретного (узкого). Глобальный подход свя- зан с развитием человечества в целом, его пра- восознания, правовой культуры11. В глобальном смысле протекающие в современном обществе правовые процессы наши последователи смо- гут оценить не скоро, не ранее чем через лет сто. В свою очередь, оценить наличие правового прогресса по сравнению с предыдущими столе- тиями мы можем. Как уже отмечено, мы пришли к выводу о наличии прогресса, что выражается в том числе запретом пыток, совершенствовани- ем доказательственного права и пр12. Узкий подход к изучению прогресса относит- ся к конкретному (в основном современному) этапу развития человечества. Оценивать право- вые процессы в узком смысле необходимо всегда. В настоящий момент в правовой реальности наблюдаются как диффузия различных право- вых систем, так и их дальнейшее разграничение, разделение; как перенятие опыта других стран в части правового регулирования, так и упорное следование страны «своим» курсом, игнориро- вание мировой практики; как внедрение пер- См.: Захарцев С. И., Сальников В. П. Правосознание юриста и правовой нигилизм: современные проблемы профессиональной деформации // Юридическая наука: история и современность, 2013. № 11. С. 11-29; Захарцев С. И. Правосознание: понятие и уровни // Правовое поле современной экономики, 2012. № 2. С. 48-53. См.: Рохлин В. И., Захарцев С. И., Миронов М. А., Сту- канов А. П. Институт реабилитации в российском зако- нодательстве / Под общ. ред. В. И. Рохлина. СПб., 2007; Захарцев С. И., Чабукиани О. А. Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия: понятия и соот- ношение. СПб., 2010. спективных научных достижений, так и полное игнорирование мнения ученых, их оттеснения от возможностей влиять на процесс формули- рования законов; как четкое движение в направ- лении совершенствования правовой регламен- тации, так и, напротив, маятниковое движение, то есть принятие одной концепции, затем отход от нее и принятие противоположной концепции, потом опять возвращение к первой и т. д.; как из- дание нормативных правовых актов для «дли- тельного использования», так и «под конкретное лицо». В 2010 г. нами проведено весьма интересное исследование правового прогресса за последние двадцать пять лет. Были опрошены 800 человек в возрасте от 50 лет, имеющие высшее образование. Из них 400 человек имели высшее неюридическое обра- зование и не имели отношения к правовой сфере. Другие 400 человек имели высшее юридическое образование, работали в правоохранительных ор- ганах либо преподавали правовые дисциплины. Возраст опрошенных людей был выбран не случайно. Если брать их минимальный воз- раст - 50 лет, то соответственно 25 лет назад (в 1985 г.) они все уже были взрослыми образо- ванными людьми со сформировавшимся миро- воззрением и системой ценностей. Хотя этот вопрос и не был задан, но скорее всего каждый из респондентов к двадцати пяти годам уже имел высшее образование или как минимум его полу- чал. То есть каждый из опрошенных имел воз- можность достаточно объективно, аналитически «по-взрослому» оценить происходившие в Рос- сии правовые процессы за прошедшие 25 лет. Респондентам были заданы два вопроса: Как, на Ваш взгляд, изменилось право, правовое регулирование за последние 25 лет? Что стало лучше, а что хуже? Правовое регулирование за прошедшие 25 лет в целом улучшилось или ухудшилось? Среди неюристов: 47 % опрошенных заявили, что право, по их оценкам, 25 лет назад было более справедливым, чем сейчас. При этом 41 % отметили, что в настоящее время судебное решение более зависит от денег, связей, статуса, административного ресурса, чем раньше. 34 % опрошенных отметили, что у человека сейчас появилось значительно больше возможностей изучать право самому и получить правовую информацию. При этом 50 % показали, что в настоящее время стало больше юридически грамотных людей, чем было ранее. Однако 62 % показали, что право, по их мнению, стало более запутанным и противоречивым. И несмотря на доступность через Интернет что право сейчас стало не для людей в широком смысле, а для юристов, которые еще больше его запутывают, поскольку в праве отсутствует прос- тота изложения. 27 % отметили как положительный факт, что в настоящее время по отношению к пре- дыдущему стало значительно больше личных прав и свобод (в первую очередь свободы слова и передвижения). Но 18 % отразили, что сейчас, по сравнению с предыдущим временем, в праве забыты интересы государства и общества. При этом 71 % показали, что 25 лет назад они чувствовали себя гораздо более защищенными правом, чем сейчас. Возможно, поэтому в отно- шении правового прогресса на прошедшем двад- цатипятилетнем отрезке опрошенные высказа- лись следующим образом: 54 % опрошенных заявили, что правовое регулирование за последние 25 лет в целом ухуд- шилось; 32 %, напротив, показали, что правовое ре- гулирование улучшилось; 14 % затруднились с ответом13. Опрос юристов дал следующие ответы. 68 % опрошенных заявили, что право стало более противоречивым, чем было ранее. 72 % сказали, что по сравнению с предыдущими годами значительно увеличился правовой массив. При этом 67 % опрошенных показали, что сейчас в силу необходимости сильно распространяется узкая специализированность юристов. Если 25 лет назад специализация не была столь очевидна и носила общий характер (например, специалист по уголовным делам и специалист по гражданским делам), то сейчас только в гражданском праве появился и развился десяток направлений, требующих глубины знаний по конкретным делам и случаям. По мнению 34 % опрошенных, в настоящее время стало больше декларативных нормативноправовых актов, не имеющих правового механизма реализации. В развитие этого 28 % обратили внимание на отсутствие или непроработанность, по сравнению с предыдущими годами, механизмов привлечения к ответственности за несоблюдение законов. 45 % сказали, что ранее право было более справедливым, чем сейчас, и в целом менее зависело от служебного положения, личных связей, денег. То есть ранее в праве было больше возможностей и шансов объективно и беспристрастно рассмотреть дело, спор и получить справедливый результат. О том, что сейчас правовое регулирование стало больше стремиться к справедливости, чем ранее, заявило всего 2 % юристов. 70 % отмечают значительно возросший за поправовых актов, в них трудно разобраться без помощи юристов-специалистов. А 59 % заявили, Еще раз отметим, что среди не юристов опрашивались только люди с высшим образованием. следнее двадцатипятилетие уровень правовой грамотности населения. Вместе с тем 47 % отме- тили резкое падение правосознания населения и стремление знать право для того, чтобы избе- жать ответственности. 73 % опрошенных показали, что в отличие от предыдущего времени сейчас в праве устано- вился приоритет личных прав и свобод над об- щественными и государственными интересами. Однако 41 % опрошенных появившийся прио- ритет личных прав над государством оценивают не положительно и считают, что оптимального баланса соотношения личных прав и государст- венных, общественных интересов сейчас не име- ется. В отношении правового прогресса на прошед- шем двадцатипятилетнем отрезке опрошенные юристы высказались следующим образом: 37 % опрошенных заявили, что правовое регулирование за последние 25 лет в целом ухуд- шилось; 36 % показали, что правовое регулирова- ние улучшилось; 27 % затруднились с ответом. Полученные результаты, думается, интересны всем: как юристам, так и неюристам, как участникам опроса, так и широким массам14. Оценивая результаты, надо непременно иметь в виду, что за прошедшее двадцатипятилетие произошла коренная ломка существующего строя в России, значительно изменилось и законодательство (исследование, напомним, проводилось в 2010 г.). При кардинальных изменениях на первом этапе всегда возникают существенные противоречия законов, нестыковки нормативных актов, разные трактовки тех или иных событий15. На этапах ломки существующего строя, общественного бытия правовое регулирование, видимо, развивается регрессивно. Однако в дальнейшем оно выравнивается и двигается уже вперед. Представляется, что если бы мы проводили опрос вскоре после 1917 г. и последующей Гражданской войны, то правовое развитие тоже было бы названо скорее регрессивным, чем прогрессивным. Вместе с тем последующие годы принесли советскому праву и значительные достижения. Мы уверены, что критика современного правового регулирования, во-первых, объективна, а во-вторых, многие из высказанных замечаний в дальнейшем будут устранены. Результаты опроса важны тем, что на их основе можно выделить основные критерии правового прогресса. Критерии, важные именно для См.: Захарцев С. И. Некоторые проблемы теории и философии права / Под ред. В. П. Сальникова. М., 2014; Захарцев С. И., Сальников В. П. Философия. Философия права. Юридическая наука. М., 2015. Расхожая фраза «Не дай Бог жить в эпоху перемен» здесь очень уместна. права, волнующие не только юристов, но и всех членов общества. Первое. Очевидно, что все ждут от права и правового регулирования справедливости. Постоянное достижение справедливости высту- пает одним из главных критериев оценки право- вого регулирования. Более того, справедливость дает уверенность в защищенности человека правом от противоправных действий. И абсо- лютное большинство людей оценивают право именно исходя из того, добились ли они спра- ведливого, честного решения в правовом споре. В таком случае они чувствуют себя действитель- но защищенными16. Показательно, что практически все юристы и не юристы, затронувшие тему справедливо- сти, однозначно считают, что за последние 25 лет право и правовое регулирование стали менее справедливыми, стало меньше возможностей по- лучить объективный и справедливый результат. Второе. Правовой прогресс связан с понят- ностью нормативно-правовых актов, просто- той их изложения. Сейчас, судя по всему, отпала необходимость в таком критерии, как правовая доступность. Нормативно-правовые акты че- рез Интернет и другие коммуникативные сред- ства стали доступны для всех. Однако другой критерий прогресса - понятность и простота правовых норм - стал еще более очевиден. До- ступность текста нормативного документа вовсе не означает его понятность, простоту понимания и применения. Все люди, и не юристы, и юри- сты, стремятся именно к простоте изложения норм, а отталкиваясь от нее - к понятности нормы. Понятность и простота изложения яв- ляются важным шагом к преодолению правовой безграмотности, закреплению невозможности себя одурачить и, соответственно, к минимиза- ции возможности совершения в отношении себя и своих близких неправомерных действия. Известна фраза о том, что если бы законы были просты и понятны всем, необходимость в адвокатах отпала бы сама собой. Житейская ло- гика и опыт человеческой жизни подсказывают, что мы никогда не добьемся того, чтобы законы были абсолютно всем понятны и просты для восприятия. Юристы за свою профессию могут не переживать. Однако стремиться к четкости, ясности и понятности правовых норм мы долж- ны всегда. И это, несомненно, является важным критерием правового прогресса. Третье. Говорить о правовом прогрессе мож- но только в случае, если правовые нормы носят не декларативный характер, а имеют четкий правовой механизм реализации. Опрос по- казал, что многие нормативно-правовые акты См.: Захарцев С. И. Право и истина // Мир политики и социологии. 2012. № 9. С. 146-152. не исполняются по причине того, что не вырабо- тан механизм их применения. Когда нормы толь- ко провозглашают что-либо и не более того, они становятся ширмой, за которой можно творить беззаконие. Такие нормы роняют авторитет пра- ва и закона в глазах законопослушных граждан, провоцируют их на совершение противоправных действий. Только четкий и последовательный порядок исполнения конкретных норм позволя- ет прийти к искомому результату - законности. Четвертое. Критерием правового прогресса является уровень правосознания и правовой культуры человека. Если право во всем его мно- гообразии и государство смогли добиться повы- шения уровня законопослушности населения, то это, несомненно, является важным критерием правового прогресса и как свершившегося факта, и как базиса для дальнейшего развития. И напротив, низкий уровень правосознания показывает недоверие населения к праву, сом- нение в его возможности. При таких обстоятель- ствах говорить о правовом прогрессе несерьезно и нелепо. От подобного права не будут ждать справедливости и защиты; его понятность будет вызывать у населения усмешку, так как независи- мо от требований норм закон соблюдаться не бу- дет; правовой механизм реализации норм нико- го не заинтересует. Этот критерий можно определить также как уровень доверия к праву. Следует сказать, что опрос показал и другие моменты, требующие осмысления и соответствующих корректировок в правовой политике. В течение последних 25 лет человек, его жизнь, права и свободы признавались высшей ценностью. Многие специалисты считали заслугой современности приоритет прав человека над общественными правами. Это заметно населению: как юристам, так и не юристам. Однако отношение к такому положению дел, как показал опрос, далеко не однозначное. Во-первых, из не юристов на приоритет личных прав обратили внимание не такое значительное количество респондентов, и большинство из них сказали, что сейчас в праве забыты интересы государства и общества. Среди юристов факт приоритета прав личности над общественным отметило значительное количество. Но и в данном случае, что показательно, большинство специалистов оценили данный приоритет не положительно и отметили, что оптимального баланса соотношения личных прав и общественных интересов сейчас не имеется. Перед опросом мы полагали, что защита прав человека, приоритет прав человека станут одним из критериев прогресса. Однако исходя из результатов опроса надо признать, что приоритет регулирования. Возможно, что в других стра- нах это выглядит по-другому. Но в России, о чем не раз говорилось, права государства и общества в шкале значимости традиционно располагают- ся не ниже, чем личные права. В связи с этим не ясно, можно ли выделять в качестве критерия правового прогресса нали- чие разумного баланса между интересами личности, общества и государства? В предло- женной нами формулировке, наверное, можно. Но с обязательным условием того, чтобы назван- ный баланс был действительно воспринят насе- лением и обществом. Поэтому можно сказать, что диалектика по- казывает, что, с одной стороны, логично и пра- вильно стремиться установить четкую право- вую регламентацию всех правовых отношений. С другой стороны - люди стремятся к кратко- сти и понятности нормативно-правовых актов, а отнюдь не к их «разбуханию», сложности, тя- жести восприятия, что неминуемо при увели- чении правового массива. Это диалектическое противоречие находится в центре правовой регламентации и требует серьезного изучения философией права17. Одновременно с этим сейчас наблюдается яв- ное накопление правовых знаний, увеличивается их количество. При этом перехода в качественно лучшее измерение пока не происходит. Однако очевидно, что мы на пути перехода от количества нормативно-правовых актов именно в сторону их качественного улучшения, упрощения, облег- чения применения. Таким образом, основными критериями пра- вового прогресса являются: достижение справедливости в правовых решениях, защищенность человека правом; понятность нормативно-правовых актов, простота их изложения; четкий правовой механизм реализации норм; уровень правосознания и правовой культу- ры, уровень доверия к праву; наличие разумного баланса между интере- сами личности, общества и государства. Изложенные выше исследования и выводы позволяют отдельно порассуждать о ценностях права. Вначале надо сказать, что по вопросу о том, что есть ценности права, теоретики и философы права к единому мнению традиционно не при- шли. Называются самые различные подходы. Но хотелось бы обратить внимание на следующее. В одном из последних учебников по филосо- фии права, изданном под редакцией уважаемого М. Н. Марченко, понятия ценностей и ценностей личного над общественным не только не считается прогрессом, но и, по мнению некоторых, свидетельствует о регрессивности правового Захарцев С. И. Философия права: некоторые размыш- ления по поводу предмета // Мир политики и социологии. 2012. № 7. С. 122-131. права даны весьма субъективно. Автор глав о цен- ностях, доктор философских наук В. Н. Жуков, случайно или принципиально отошел от приня- того в обществе подхода к ценностям как важно- сти, значимости, пользе, полезности чего-либо. При написании параграфа глав он базировался на принципиально другом подходе, согласно которому «в широком смысле под ценностями обычно понимают явления действительности (факты идеального и реального мира), имеющие то или иное [выделено нами - С. З.] значение для общества, его групп или отдельных людей»18. Далее он пишет, что деление ценностей на пози- тивные и негативные принимается далеко не все- ми. Если под ценностью понимать некую полез- ность, то негативных ценностей быть не может. Но если исходить из понимания ценностей как явлений действительности, имеющих какое- то значение для людей, то признание негатив- ных ценностей вполне оправданно19. Подход, изложенный В. Н. Жуковым, дей- ствительно имеется в философии. Он связан с мировоззрением мыслителей о том, что многие общественные явления могут позитивно воспри- ниматься одними и негативно - другими. То есть одно и то же явление является позитивной цен- ностью для одних и негативной ценностью для других. На основании этого отдельными филосо- фами формулировался вывод, что нет ценностей, которые только позитивны и только негативны, исходя из чего ценности предлагалось рассма- тривать как противоречивое явление. Однако такой подход разделяют далеко не все философы. И в первую очередь потому, что яв- ления и ценности нельзя считать синонима- ми. К разным явлениям действительно можно относиться по-разному - это так. Но слово «ценность» специально выделено как понятие, изначально имеющее позитивное значение, по- зитивную окраску. Под ценностью понимается тот предмет или явление, позитивное значение, польза и значимость которого уже доказаны и оценены. В отношении таких предметов (или явлений) говорится, что они полезны. Ценность есть оценочная, а точнее - позитивно оценочная категория явления или предмета. Для негатив- ных оценок в науке и русском языке существуют другие термины, но вовсе не слово «ценность». Иначе общество запутается в понятиях. Для права предложенные В. Н. Жуковым рассуждения о негативных ценностях вообще не приемлемы. Ибо тогда всерьез придется рас- суждать о ценности преступления, в том числе ценности терроризма, умышленных убийств, людоедства, издевательств над детьми и т. д. Для Философия права. В 2-х т. Т. 1. / Под ред. М. Н. Мар- ченко. М., 2014. С. 301. Там же: С. 322. чего при описании таких действий употреблять всем понятное слово «ценность» не ясно. Зачем такие явления, как каннибализм и действия ма- ньяка, насилующего и убивающего детей, оцени- вать как «негативную ценность»? Нам кажется, что рассуждения В. Н. Жукова близки к софи- стике, либо он не до конца разобрался, что такое право. Кроме того, такое явление, как преступность, всегда однозначно негативно воспринимается всем обществом и правом, что четко опровергает теорию отдельных философов, утверждающих, что все явления противоречивы. Если гипотети- чески предположить, что и преступность имеет позитивное значение, то мы потеряем смысл са- мого права, правоотношений. И наконец, совсем не понятно, для чего на- званные рассуждения В. Н. Жукова размещать в учебнике! Описанный им подход к ценно- стям, как уже отмечалось, многими философами не поддерживается. И мы их мнение разделяем. Надо сказать, что цитируемый учебник по фи- лософии права под редакцией М. Н. Марченко получился весьма полезным и содержательным. Он достоин положительных оценок. Но третий раздел, написанный В. Н. Жуковым и посвящен- ный аксиологии государства и права, в учебнике, на наш взгляд, не удался. Мы также не согласны с подходом, что право философией права само по себе рассматривается как ценность. Право - многогранное, противо- речивое явление. Однако в этом нет его ценно- сти. Напротив, любой человек и любое общество хотят, чтобы оно было непротиворечивым, по- нятным и легко реализуемым. При этом право само по себе, без людей и без жизни, совершенно не имеет никакой цен- ности. На этот, казалось бы, несложный вывод, следует обратить внимание вот почему. Суще- ствование человека и человечества на Земле, несомненно, является ценностью само по себе. Если взять ступень ниже и определить, какие ценности имеются в жизни, то этот перечень может быть очень длинным и, конечно, индиви- дуальным. Здесь и здоровье, и работа, и отдых, и семья, и друзья, и книги, и наука, и образова- ние и т. д., и т. п. Но может ли относится к таким ценностям право? На наш взгляд - нет, по той простой причине, что право, как уже отмечалось, является обязательным спутником человеческо- го существования. Без права, даже установлен- ного человеком для себя самого, он банально не сможет существовать. Тем более без права, пусть даже на примитивном уровне правовых обычаев, не может существовать ни одно обще- ство. Так же как человек не может существовать без пищи и воздуха. Является ли воздух ценно- стью для человека? Ценностью является чистый воздух. А сам по себе воздух - это скорее не ценность, а просто необходимое средство сущест- вования. Не будет воздуха - не будет и жизни. Равно как ценностью является здоровая полезная пища. Но сама пища - лишь обязательное сред- ство существования человека и человечества. Так же и право само по себе есть обязательное условие жизни человека и общества. Не будет у человека права, хоть каких-нибудь норм, опре- деляющих его жизнедеятельность, - он не смо- жет выжить. А вот справедливость права, про- стота и понятность его норм и т. д. - уже ценности права. Может быть, для разрешения проблем аксиологии права исходной точкой сделать выработанные основные критерии правового прогресса: справедливость в правовых решениях, защищенность человека правом, понятность нормативных правовых актов, простота их изложения, четкий правовой механизм реализации правовых норм? Ведь именно они особо значимы для общества, людей и конкретного человека. А право, как отмечалось, нужно не само по себе, а для людей.

About the authors

S I Zakhartsev

Russian car

Email: Sergeyivz@yandex.ru

V P Sal’nikov

Saint-Petersburg University of state fire service of EMERCOM of the Russian Federation

Email: Fonduniver@bk.ru

References

  1. Альбов А. П. O понятиях и категориях в философии и теории права (или Что отличает науку от мнений в науке) // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4 (1). С. 46-59.
  2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М., 2007. Т. 3.
  3. Захарцев С. И. Некоторые проблемы теории и философии права / Под ред. В. П. Сальникова. М., 2014.
  4. Захарцев С. И. Право и истина // Мир политики и социологии. 2012. № 9. С. 146-152.
  5. Захарцев С. И. Правосознание: понятие и уровни // Правовое поле современной экономики. 2012. № 2. С. 48-53.
  6. Захарцев С. И., Сальников В. П. Правосознание юриста и правовой нигилизм: современные проблемы профессиональной деформации // Юридическая наука: история и современность. 2013. № 11. С. 11-29.
  7. Захарцев С. И. Философия права: некоторые размышления по поводу предмета // Мир политики и социологии. 2012. № 7. С. 122-131.
  8. Кареев Н. И. Философия, история и теория прогресса: Собр. соч. СПб., 1912. Т. I. История с философской точки зрения. С. 122-123.
  9. Рохлин В. И., Захарцев С. И., Миронов М. А., Стуканов А. П. Институт реабилитации в российском законодательстве / Под общ. ред. В. И. Рохлина. СПб., 2007. 409 с.
  10. Толковый словарь русского языка / А. Е. Баханьков, И. М. Гайдукевич, П. П. Шуба. Мн., 2000. С. 281.
  11. Философия права: в 2 т. / Под ред. М. Н. Марченко. М., 2014. Т. 1. С. 301.
  12. Шугуров М. В. Феномен легитимности права: философско-правовое осмысление // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 86-103.
  13. Захарцев С. И., Сальников В. П. Философия. Философия права. Юридическая наука. М., 2015.
  14. Захарцев С. И., Чабукиани О. А. Оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия: понятия и соотношение. СПб., 2010.

Statistics

Views

Abstract - 121

PDF (Russian) - 30

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Zakhartsev S.I., Sal’nikov V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies