A retrospective view of the evolution of the institution of the set of crimes in the criminallegislation of Russia during the Soviet period

Cover Page

Abstract


The issues of the formation and development of the institution of the set of crimes in the Soviet period (1917-1991 gg.) from the position of the teachings of the crime and the doctrine of punishment are discussed in the article. On the basis of criminal legislation acted ina specified time period it is concluded that the scientific views, developed dy the criminal legaldoctrine of prerevolutionary period, were rejected by the Soviet science and legislators but had a positive impact on the further development and improvement of this institution. The notion of the ideal and the real set of crimes are disclosed in the article. The question of the degree of social danger of each type of multiple offenses is raised, which are still in the scientific literature there is no definite answer, making it the subject of debate. On the basis of the analysis of the judicial practice of the Soviet period, the reader’s attention is focused on some problematic aspects of imposing the punishment on set of crimes which remain relevant nowadays.

Full Text

В теории уголовного права институт сово- купности преступлений является одним из важнейших составляющих элементов учения о преступлении и учения о наказании. Современная судебная практика, а также дан- ные правоохранительных органов о состоянии преступности свидетельствуют о том, что лица, склонные к преступному поведению, впервые привлекаются к уголовной ответственности, со- вершив к этому времени не одно, а несколько различных преступлений. Так, по данным Су- дебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2014 г. за совершение мошенничества, пред- усмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, было осуждено 4945 чел., из них по совокупности с другими преступлениями - 1103 чел. (22,3 %). Например, в этом же году за вымогательство по ч. 1 ст. 163 УК РФ осуждено судами 403 чел., из этого числа по совокупности с другими преступлениями - 225 чел. (55,8 %). Подобная картина наблюда- ется по большинству составов преступлений. Причины, которые детерминируют повторное совершение преступлений, многочисленны. Одной из них, по нашему мнению, является не- совершенство действующего уголовного зако- нодательства в части назначения наказания за совокупность преступлений. Статья 69 УК РФ, регулирующая вопросы на- значения наказания за совокупность преступле- ний, претерпела несколько редакционных из- менений (в 1998, 2003, 2011 гг.), но закрепленные в ней правила требуют уточнения, наполнения новым криминологически обоснованным и по- нятным содержанием, отвечающим реальному состоянию преступности в РФ. По нашему мне- нию, выбор судом принципа назначения окон- чательного наказания следовало бы поставить в зависимость не только от категории преступле- ния, но и наличия или отсутствия отягчающих обстоятельств. Например, установление реци- дива преступлений в действиях лица должно ис- ключать возможность применения принципа по- глощения менее строго наказания более строгим при совершении совокупности преступлений не- большой или средней тяжести. Для того чтобы понять глубинные причины современного состояния действующего уголов- ного законодательства по рассматриваемой про- блеме, выработать научно обоснованные пред- ложения по его совершенствованию, целесоо- бразно провести ретроспективный анализ соот- ветствующих норм уголовного законодательства советского периода, которые во многом обусло- вили современное состояние уголовного закона, и следует признать, были весьма эффективными в борьбе с преступностью на данном этапе исто- рического развития нашего государства. Как известно, свержение самодержавия и Ок- тябрьская революция 1917 г. привели к полному слому старого государственного аппарата власти и управления, отмене большинства законода- тельных актов. Советская модель общественного развития потребовала принятия нового, в том числе и уголовного, законодательства, которое не могло быть подготовлено и введено в действие в короткие сроки. Для этого требовалось значи- тельное время. Декретом Совета Народных Ко- миссаров РСФСР от 24.11.1917 «О суде» местным судам разрешалось применять дореволюционное законодательство при условии, что оно не было отменено и не противоречило революционной совести и революционному правосознанию. Этот период характеризуется тем, что еще не суще- ствовало кодифицированного законодательства, и вопросы уголовного права регулировались но- выми декретами, инструкциями и циркулярами. Пробелы в законодательстве активно восполня- лись судебной практикой по уголовным делам. С первых месяцев установления советской вла- сти в Народном комиссариате юстиции была ор- ганизована деятельность по подготовке первого УК РСФСР. По вопросу о том, какое влияние дореволю- ционное уголовное законодательство оказало на становление и развитие института совокупности преступлений, в научной литературе высказаны в целом схожие суждения. Так, Э.Г. Шкредова справедливо отмечает, что в первые годы совет- ской власти (1917-1921 гг.) «законодательство не базировалось на опыте Уложений, и формирова- ние норм о множественности преступлений на- чалось с нуля»1. В дальнейшем наблюдается поло- жительное восприятие некоторых норм дорево- люционного периода2. Н.Н. Рогова полагает, что «разработанные в уголовном праве XIX - начала XX вв. положения, касающиеся совокупности преступлений, создали основу для дальнейшего развития этого института»3. Следует признать, что советская уголовно- правовая наука того времени и действующие законы демонстрировали разумную преем- ственность, заимствовали многие положения из солидного багажа дореволюционного уго- ловного права. Так, первый УК РСФСР 1922 г. в ст. 29 и 30 давал определение двум видам со- вокупности - идеальной и реальной, а также устанавливал правила назначения наказания, которые были разработаны еще дореволюци- онной доктриной. В ст. 29 УК РСФСР закреплялось, что при со- вершении лицом общественно опасного деяния, содержащего признаки преступлений, предус- мотренных разными статьями УК РСФСР (иде- альная совокупность преступлений), суд должен был назначить наказание по той статье, которая устанавливала наибольшую наказуемость. При идеальной совокупности преступлений не тре- бовалось, чтобы суд назначал наказание отдель- но за каждое преступление. В соответствии со ст. 30 УК РСФСР, в случа- ях совершения лицом до вынесения приговора двух или более преступных деяний (реальная со- 1 Шкредова Э.Г. Множественность преступлений (исто- рический аспект). М.: Юрлитинформ, 2011. С. 64. 2 См.: Там же. С. 72-73. 3 Рогова Н.Н. Совокупность преступлений: вопросы те- ории и практики. Киров: ВГГУ, 2006. С. 35. вокупность преступлений), суд первоначально определял наказание отдельно за каждое из них. Окончательно виновное лицо приговаривалось к самому строгому из всех назначенных ему нака- заний, которое могло быть повышено до верхне- го предела, указанного в статье о наиболее тяж- ком преступлении. Такое правило назначения наказания по со- вокупности преступлений существовало в до- революционном уголовном праве. Н.Д. Сергеев- ский в своих трудах досоветского периода назы- вал его возвышением более строгого наказания, поглотившего остальные наказания4. С образованием 30.12.1922 г. СССР стало ак- тивно развиваться союзное уголовное законода- тельство. Оно установило границы, в которых могло изменяться уголовное законодательство союзных республик, что в целом оказало положи- тельное влияние на законодательный процесс, так как способствовало унификации республи- канских уголовных кодексов. Постановлением Президиума ЦИК СССР от 31.10.1924 г. были ут- верждены Основные начала уголовного зако- нодательства Союза ССР и союзных республик, которые регулировали вопросы Общей части уголовного права. В ст. 33 Основных начал упоминались два вида совокупности преступлений (идеальная и реальная) и устанавливалось единое правило на- значения наказания. При наличии в действиях лица совокупности преступлений окончательная мера социальной защиты определялась по тому преступлению, которое влекло за собой более строгое наказание. Институт совокупности преступлений полу- чает дальнейшее развитие в УК РСФСР 1926 г. В ст. 49 УК РСФСР были включены дефиниции иде- альной и реальной совокупности преступлений, а также уточнялось, что данную форму множе- ственности могут образовывать только те пре- ступления, по которым еще не вынесен приговор суда. При любом виде совокупности преступлений суд назначал наказание отдельно за каждое пре- ступление, а окончательно определял его по ста- тье, предусматривающей наиболее тяжкое из со- вершенных преступлений, применяя, в соответ- ствии с терминологией тех лет, наиболее строгую меру социальной защиты. Следует также отметить, что, по УК РСФСР 1922 г., суд, назначив наказание за самое тяжкое преступление, мог увеличить его срок или раз- мер до верхнего предела, указанного в санкции статьи. В соответствии со ст. 33 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союз- ных республик и ст. 49 УК РСФСР 1926 г., такое 4 См.: Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право: посо- бие к лекциям. Часть Общая. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1911. С. 372. усиление наказания являлось не факультатив- ным, а обязательным условием. Руководящие указания в связи с этим были даны нижестоящим судам в Постановлении 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 г. «Разъяснение ст. 33 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик об идеальной и реальной совокупности». В нем, в частности, говорилось о том, что по смыслу ст. 33 Основных начал при определении меры со- циальной защиты в случаях, когда в совершен- ном обвиняемым деянии имеются одновременно признаки нескольких преступлений (идеальная совокупность), а равно и когда обвиняемый при- знан виновным в совершении нескольких от- дельных преступлений (реальная совокупность), суд должен рассматривать всю совокупность со- вершенных обвиняемым преступных деяний как одно целое, характеризующее собой повышен- ную степень опасности личности обвиняемого, что дает право применения к нему тех мер соци- альной защиты и в тех пределах, какие указаны в статье закона, предусматривающей в санкции в качестве основной меры социальной защиты наиболее суровую меру. Необходимость принятия данного Постанов- ления Пленума Верховного Суда СССР была вы- звана тем, что из-за редакционных неточностей в ст. 33 Основных начал 1924 г. и ст. 49 УК РСФСР 1926 г. не совсем был ясен принцип определе- ния окончательного наказания по совокупности преступлений. В связи с этим Н.Д. Дурманов писал, что формулировка ст. 33 Основных начал слишком обща и недостаточно четка. Она может создать неправильное представление о том, что союзный уголовный закон допускает при сово- купности преступлений систему поглощения на- казаний5. Данная точка зрения и позиция Пленума Вер- ховного Суда СССР были подвергнуты серьезной критике со стороны А.А. Пионтковского. По его мнению, в результате неточности, допущенной законодателем в тексте ст. 49 УК РСФСР 1926 г., некоторые криминалисты делали в своих рабо- тах вывод о том, что при назначении наказания за совокупность преступлений суд может опре- делить его по принципу усиления, а не погло- щения. Эта позиция без достаточных оснований утвердилась и в судебной практике. Поэтому, несмотря на провозглашение в законе принципа поглощения наказаний, советский суд применял принцип повышения наказания в пределах санк- ции, установленной за более тяжкое преступле- ние, входящее в совокупность6. Дальнейшее развитие и усложнение инсти- тута совокупности преступлений связано с при- нятием Основ уголовного законодательства Со- юза ССР и союзных республик от 25.12.1958 г., в которых законодатель отказался от упоминания двух форм совокупности преступлений. В этой дифференциации не было практического значе- ния, так как для случаев идеальной и реальной совокупности преступлений предусматривалось единое правило назначения наказания. Данная норма обоснованно критиковалась в научной литературе. Так, Ю.А. Красиков счита- ет, что ст. 35 Основ уголовного законодательства уравнивает по степени общественной опасно- сти обе формы совокупности преступлений, что противоречит ст. 34, в которой повторность со- вершения преступления указывалась в качестве одного из обстоятельств, отягчающих наказание. Поэтому реальная совокупность представляет большую общественную опасность, чем идеаль- ная совокупность преступлений7. Несколько иную точку зрения отстаивает А.С. Никифоров. По его мнению, общественная опасность совокупности преступлений не зави- сит от ее формы. Важно не количество действий, лежащих в основе совершенных преступлений, а количество и общественная опасность престу- плений, образующих совокупность8. Законодатель в этот период счел правильным в ст. 35 Основ уголовного законодательства дать обобщенное определение совокупности престу- плений - совершение виновным лицом двух или более преступлений, предусмотренных различ- ными статьями уголовного закона, ни за одно из которых оно не было осуждено. Это определение в дальнейшем было закреплено и в уголовных кодексах союзных республик, в частности в ст. 40 УК РСФСР 1960 г. Институт совокупности преступлений пред- ставляет большой интерес не только с точки зрения учения о преступлении, но и учения о наказании. В этом вопросе также наблюдалась определенная динамика уголовного законода- тельства, обусловленная в первую очередь со- стоянием преступности в СССР. С принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., а в дальнейшем и УК союзных республик существенно изменились правила назначения наказания по совокупности преступлений. Законодатель, признавая высо- кую общественную опасность лиц, склонных к повторному совершению преступлений, счел не- обходимым ввести в уголовный закон принцип сложения назначенных наказаний. Статья ст. 35 Основ уголовного законодательства и ч. 1 ст. 40 5 См.: Дурманов Н.Д. Ответственность при совокупности преступлений по советскому уголовному законода- тельству // Социалистическая законность. 1937. № 8. С. 87. 6 См.: Курс советского уголовного права. Общая часть. Л.: ЛГУ, 1960. С. 621, 625. 7 См.: Красиков Ю.А. Множественность преступлений (понятие, виды, наказуемость) М.: ВЮЗИ, 1988. С. 12. 8 См.: Никифоров А.С. Совокупность преступлений. М.: Юрид. лит., 1965. С. 11. УК РСФСР закрепляли правило, в соответствии с которым суд окончательно мог определить нака- зание не только путем поглощения менее строго- го наказания более строгим, но и путем полного или частичного их сложения в пределах, установ- ленных статьей, предусматривающей более стро- гое наказание. В Основах уголовного законодательства и УК РСФСР не говорилось о том, в каких случа- ях мог применяться принцип поглощения, а в каких - частичного или полного сложения наказаний. Это в каждом конкретном случае решалось судом, рассматривающим уголовное дело. Общие требования, которыми следовало руководствоваться при избрании того или ино- го принципа назначения окончательного нака- зания, были сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21.07.1977 № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в практике назначения судами РСФСР наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам». В соответствии с п. 3 данного Постановления, при решении вопроса о назначении наказания по совокупности пре- ступлений, путем поглощения менее строго- го наказания более строгим либо полного или частичного сложения, следовало учитывать характер и степень общественной опасности каждого из преступлений, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, повышенную общественную опасность всех совершенных виновным престу- плений в их совокупности. Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 31.07.1981 № 3 «О практике назначения наказания при совершении нескольких престу- плений и по нескольким приговорам» перечень этих обстоятельств был уточнен. При выборе принципа определения окончательного наказа- ния по совокупности преступлений суды долж- ны были также учитывать форму вины, мотивы и цели каждого из них, вид совокупности (иде- альная или реальная). В большинстве случаев совершение лицом нескольких умышленных преступлений свидетельствовало о повышенной общественной опасности содеянного и личности виновного. Применение принципа поглощения менее строгого наказания более строгим на практике, как правило, не представляло особых затруд- нений. Так, если за каждое преступление на- значалось наказание в виде лишения свободы, то более строгое наказание определялось его размером. При назначении судом одинаковых по виду и размеру наказаний данный принцип не применялся, за исключением случаев, ког- да они равнялись максимумам санкций статей Особенной части УК РСФСР и союзных респуб- лик. Поглощение наказаний разных видов произ- водилось судом с учетом степени их строгости, определявшейся для разных видов наказаний той последовательностью, в которой они были пере- числены в ч. 1 ст. 21 УК РСФСР и соответствующих статьях уголовных кодексов союзных республик. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 21 УК РСФСР, стро- гость наказания убывала в следующем порядке: лишение свободы, ссылка, высылка, исправи- тельные работы без лишения свободы, лишение права занимать определенные должности и за- ниматься определенной деятельностью, штраф, увольнение от должности. Принцип полного или частичного сложения наказаний более строг по своей природе, так как при его применении происходит усиление окончательного наказания. В соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РСФСР, возможности суда при сложении наказаний были ограничены верхним пределом санкции статьи, предусматривающей более стро- гое наказание. Долгое время в научной литературе оставался дискуссионным вопрос о возможности сложения разнородных наказаний. Статья 40 УК РСФСР, обозначив только верхний предел при частичном или полном сложении наказаний за преступле- ния, образующие совокупность, не давала ответа на вопрос о возможности сложения наказаний разных видов. В УК РСФСР не было и специаль- ной статьи, которая бы устанавливала правила определения сроков при сложении наказаний. В ст. 41 УК РСФСР предусматривался порядок опре- деления сроков при сложении наказаний разных видов, но данная норма регулировала назначе- ние наказания по нескольким приговорам. На- пример, в соответствии с ч. 4 ст. 41 УК РСФСР, при сложении наказаний в виде лишения свободы и исправительных работ одному дню лишения сво- боды соответствовали три дня исправительных работ. Этот вопрос был решен судебной практикой. Пленум Верховного Суда РСФСР в Постановле- нии от 21.06.1977 № 2 обратил внимание судов на то, что при назначении наказания по совокупно- сти преступлений закон не исключает возможно- сти сложения различных видов наказаний. Более подробные разъяснения дал Пленум Верховного Суда СССР в п. 5 Постановления от 31.07.1981 № 3. В нем было сказано о том, что полное или частич- ное сложение наказаний при совокупности пре- ступлений может применяться в случаях назна- чения как однородных, так и различных видов наказаний за отдельные преступления. Судам при этом следовало руководствоваться правила- ми замены наказаний, предусмотренными ч. 3 и 4 ст. 41 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик. Наказания раз- личных видов, относительно которых республи- канское законодательство не предусматривало возможность их замены, исполнялись самосто- ятельно. Например, наказания в виде лишения свободы и штрафа, а также исправительные ра- боты и штраф приводились в исполнение само- стоятельно. К окончательному основному наказанию по совокупности преступлений допускалось при- соединение и дополнительных наказаний. В со- ответствии со ст. 22 УК РСФСР, в качестве допол- нительных применялись следующие наказания: лишение права занимать определенные должно- сти и заниматься определенной деятельностью; штраф; увольнение от должности; возложение обязанности загладить причиненный вред; кон- фискация имущества; лишение воинских и дру- гих званий, а также орденов, медалей, почетных грамот и почетных званий. В ч. 2 ст. 40 УК РФ было закреплено, что к ос- новному можно присоединить любое из допол- нительных наказаний, предусмотренных ста- тьями Особенной части УК РСФСР, устанавли- вающими ответственность за те преступления, в совершении которых лицо признано виновным. Присоединение дополнительного наказания имело некоторые особенности. По смыслу зако- на, оно могло быть присоединено к основному только в тех случаях, когда назначалось за одно из преступлений, образующих совокупность. Последним нормативным правовым актом союзного государства в области уголовного пра- ва стали Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятые Вер- ховным Советом СССР 02.07.1991 г. Они без суще- ственных изменений воспроизвели положения о совокупности преступлений, закрепленные в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25.12.1958 г. Отличие со- стояло в том, что в новых Основах определение совокупности преступлений, законодатель поме- стил в разд. II «Преступление» (ст. 22), а правила назначения наказания по совокупности престу- плений были изложены в специальной статье разд. V «Назначение наказания» (ст. 44). Тем самым подчеркивалось, что институт совокуп- ности преступлений - комплексный и является составной частью не только учения о преступле- нии, но и учения о наказании. Подводя итог рассмотрению вопроса о раз- витии института совокупности преступлений в отечественном уголовном законодательстве в со- ветский период, можно сделать некоторые обоб- щающие выводы. На начальном этапе становления советско- го уголовного права нормы, регулирующие от- ветственность за совокупность преступлений во многом воплотили в себе те знания и опыт, которые были накоплены дореволюционной уголовно-правовой доктриной и подтверждены судебной практикой. В УК РСФСР 1922 г. суще- ствовали понятия идеальной и реальной сово- купности преступлений. По вопросу назначе- ния окончательного наказания по совокупности преступлений за основу был взят комбиниро- ванный принцип поглощения менее строго на- казания более строгим с возможностью его воз- вышения до определенного предела, указанного в законе. С образованием СССР стало активно раз- виваться союзное уголовное законодательство, ставшее основой для формирования уголовного законодательства союзных республик. В ст. 33 Ос- новных начал уголовного законодательства Сою- за ССР и союзных республик 1924 г. закрепляется принцип назначения наказания путем поглоще- ния менее строгого наказания более строгим. Однако вследствие редакционных неточностей в судебной практике утвердилась и длительное время сохранялась позиция, в соответствии с ко- торой окончательное наказание определялось по принципу поглощения, но с возможностью его усиления. С принятием Основ уголовного законода- тельства Союза ССР и союзных республик 1958 г. в уголовных кодексах союзных республик суще- ственно изменились правила назначения окон- чательного наказания по совокупности пре- ступлений. Наряду с принципом поглощения вводился принцип частичного или полного сло- жения наказаний. Однако полное или частичное сложение назначенных судом наказаний огра- ничивалось верхним пределом, установленным статьей, предусматривающей более строгое на- казание. При этом выбор принципа назначения окончательного наказания не зависел от тяжести совершенных преступлений. Суд мог применить поглощение наказаний и в случаях совершения тяжких преступлений, предусмотренных ст. 7¹ УК РСФСР, например, умышленного убийства, разбоя, бандитизма. Этот недостаток был устранен с приняти- ем УК РФ 1996 г. Избрание судом принципа на- значения окончательного наказания было по- ставлено в зависимость от категории каждого преступления, входящего в совокупность. Этот было правильное решение законодателя. Кате- гория является мерилом общественной опас- ности преступления, но, по нашему мнению, применение судом принципа поглощения менее строгого наказания более строгим должно быть ограничено в некоторых случаях, например, когда по делу установлены обстоятельства, отяг- чающие наказание.

About the authors

V A Novikov

Russian University of Justice

Email: nva-2007@mail.ru

References

  1. Альбов А.П. O понятиях и категориях в философии и теории права (или что отличает науку от мнений в науке) // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4 (1). С. 46-60.
  2. Дурманов Н.Д. Ответственность при совокупности преступлений по советскому уголовному законодательству // Социалистическая законность. 1937. № 8. С. 82-84.
  3. Красиков Ю.А. Множественность преступлений (понятие, виды, наказуемость). М.: ВЮЗИ, 1988. 96 с.
  4. Никифоров А.С. Совокупность преступлений. М.: Юрид. лит., 1965. 133 с.
  5. Рогова Н.Н. Совокупность преступлений: вопросы теории и практики. Киров: ВГГУ, 2006. 104 с.
  6. Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право: пособие к лекциям. Часть Общая. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1911. 397 с.
  7. Тимошенко А.А. Разумность как средство от формализма в науке и практике (уголовно-процессуальный аспект) // Российский журнал правовых исследований. 2014. № 4 (1). С. 162-170.
  8. Шкредова Э.Г. Множественность преступлений (исторический аспект). М.: Юрлитинформ, 2011. 184 с.
  9. Шульц В.Л., Бочкарев С.А. Двойственность в понимании современной уголовной политики // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 122-132.

Statistics

Views

Abstract - 141

PDF (Russian) - 40

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Novikov V.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies