On juvenile crime and the concept of juvenile criminal policy

Cover Page

Abstract


Examines concepts, status, trends, key factors of juvenile delinquency and juvenile criminal policy. This article uses the results of the author in 2010, and 2013 surveys of experts including researchers and teachers of criminal law and criminology, Federal statistics juvenile crime and crimes committed against minors, the content analysis of state reports on the situation of children in the Russian Federation. Introduces and justifies the proposal to adopt the Concept of juvenile criminal policy and the establishment of the State Commission on juvenile Affairs under the President of the Russian Federation.

Full Text

О дной из важнейших социальных цен- ностей, охраняемых и гарантируемых Конституцией РФ (ст. 38), ратифициро- ванными и воспринятыми Россией как право- преемницей СССР международными договорами (например Конвенцией ООН о правах ребенка, подписанной от имени СССР 26.01.1990 и рати- фицированной Постановлением ВС СССР от 13.06.1990 № 1559-I)1; СК РФ, КоАП РФ (ст. 5.35, 5.36, 5.37, 5.57, 6.7, 6.10, 6.17, 6.19, 6.20, 6.21, 6.23, 20.22), УК РФ (ст. 20, гл. 14, 20), рядом иных федераль- ных законов (в частности, Федеральным законом от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы про- филактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»2, Федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»3), другими нор- мативными правовыми актами, являются права и законные интересы несовершеннолетних, ко- торые помимо основных прав и свобод любого человека включают также специфические права на благоприятную семейную среду и окружение, особую защиту от любых форм насилия, неправо- мерных действий со стороны взрослых, право на особое снисхождение при совершении правона- рушений, в том числе преступлений и ряд других специфических прав. Среди этих нормативных правовых актов особое место занимают такие программно-стра- тегические документы, как Стратегия развития страны до 2020 г.4, Концепция социально-эконо- мического развития России на период до 2020 г., в том числе развития образования (разд. 3.3.)5, Стратегия государственной молодежной поли- тики в Российской Федерации, утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 18.12.2006 № 1760-р6, Концепция Федеральной целевой про- граммы развития образования на 2006-2010 гг., утвержденная распоряжением Правительства РФ от 03.09.2005 № 1340-р7, Концепция развития си- стемы здравоохранения до 2020 г.8, государствен- ные программы России «Развитие здравоохра- нения», «Развитие образования», «Обеспече- ние общественного порядка и противодействие преступности», «Противодействие незаконному обороту наркотиков», «Патриотическое воспи- тание граждан Российской Федерации на 2011- 2015 гг.» и др.9 Несмотря на многообразие правовых ин- струментов защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, меры, относящиеся к сфе- ре уголовной политики (собственно уголовно- правовые, уголовно-процессуальные, уголов- но-исполнительные, оперативно-розыскные), занимают среди них особое место. Не только потому что данные меры направлены на защиту прав и законных интересов несовершеннолет- них от наиболее опасных посягательств, но так- же в силу репрессивного их характера, который сам по себе способен существенно ограничивать права и интересы несовершеннолетних, ухуд- шать качество среды воспитания и развития не- совершеннолетних. 6 1 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Вер- ховного Совета СССР. 1990. № 45. Ст. 955. 2 Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3177. 3 Российская газета. 2010. 7 авг. 4 См.: Путин В.В. Выступление на расширенном заседа- нии Государственного совета «О стратегии развития Рос- сии до 2020 года» URL: http://archive.kremlin.ru (дата об- ращения: 10.06.2015). 5 Российская газета. 2008. 26 нояб. URL: http://mon.gov.ru (дата обращения: 15.03.2015). 7 URL: http://government.ru (дата обращения: 10.12.2014). 8 URL: www.zdravo2020.ru (дата обращения: 15.03.2015). 9 Перечень государственных программ РФ: утв. Рас- поряжением Правительства РФ от 11.11.2010 № 1950-р (в ред. Распоряжений Правительства РФ от 24.01.2014 № 71-р; от 11.09.2014 № 1794-р; от 27.10.2014 № 2136-р; Постановления Правительства РФ от 28.10.2014 № 1108; Распоряжений Правительства РФ от 15.11.2014 № 2301-р; от 14.02.2015 № 234-р; от 02.04.2015 № 574-р; от 06.06.2015 № 103р) URL: http://government.ru (дата обращения: 10.06.2015). В последнее десятилетие наметилась, на наш взгляд, объективно обусловленная тенденция со- вместного рассмотрения проблем борьбы и с пре- ступностью несовершеннолетних и с преступно- стью, посягающей на права и законные интересы несовершеннолетних. Отчасти эта тенденция обусловлена усилением позиций ювенальной юстиции (англ. juvenile justice - правосудие для несовершеннолетних), широко понимаемой как система субъектов (не только суд, но и иные орга- ны власти, их учреждения, должностные лица, а также общественные и иные негосударственные организации и граждане), осуществляющих в ка- честве основной или одной из основных своих функций деятельность по реализации и защите прав, свобод и правоохраняемых интересов лиц, не достигших 18-летнего возраста10. Таким образом, ювенальная юстиция при- звана защищать интересы не только несовер- шеннолетних, потерпевших от преступлений, но и несовершеннолетних, совершивших пре- ступления. Традиционное противопоставление преступности несовершеннолетних и преступ- ности, посягающей на права несовершеннолет- них, на наш взгляд, препятствует решению вза- имосвязанных проблем борьбы с этими видами преступности. В частности, такое противопо- ставление «провоцирует» упрощенное разно- направленное решение соответствующих уго- ловно-правовых проблем: ответственность за посягательства на несовершеннолетних всегда усиливается, а ответственность несовершенно- летних за преступления всегда смягчается. Кри- минологическими исследованиями доказано, что ювенальная преступность несовершенно- летних выступает одновременно и как симптом, и как результат неблагополучия в экономиче- ской, нравственной и духовной сферах жизни общества11. В этой связи автор считает кримино- логически обоснованным использование поня- тия ювенальной преступности как категории, охватывающей общественно опасные посяга- тельства несовершеннолетних и общественно опасные посягательства на права и законные интересы несовершеннолетних12. 10 См., напр.: Федеральный закон «Об основах системы ювенальной юстиции» (законопроект предложен обще- ственными организациями). Разработчики: А.С. Авто- номов, Н.Л. Хананашвили // Молодежное парламентское движение России. URL: http://www.newparlament.ru/ media/view/931 (дата обращения: 06.06.2014); Пронин А.А. Ювенальное право. Ростов н/Д: Феникс, 2011. С. 143. 11 См., напр.: Миненок М.М. Криминальное насилие несовершеннолетних: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. 12 В современных научных исследованиях можно встре- тить и иные позиции. Например, Ю.Е. Пудовочкин пред- лагает разграничивать ювенальную и антиювенальную преступность. См.: Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголов- ное право: Концепция, история, современность: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2002. С. 3. Взаимосвязь рассматриваемых разновидно- стей ювенальной преступности подтверждается результатами исследований этиологии (теории причинности), проводившихся на протяжении последних 40 лет (В.М. Волошин, А.И. Долго- ва, Д.З. Зиядова, Э.Б. Мельникова, Г.М. Минь- ковский, И.Б. Михайловская, А.А. Нечепуренко, В.П. Ревин и др.)13. Вместе с тем, как показали ре- зультаты уже упоминавшихся нами опросов 2010 и 2013 гг. (54 респондента), основной базовый факторный комплекс современной ювенальной преступности изменился, в частности: существенно возрос уровень агрессивно- сти среды, в которой формируется подрастающее поколение. Рост агрессии, в том числе различных форм насилия в отношении несовершеннолет- них, провоцирует увеличение ответной агрес- сии и иных форм социальных отклонений среди подростков (почти все источники информации, доступные несовершеннолетним, содержат све- дения о насилии, многие - о различных прояв- лениях экстремизма); в значительной степени деградировала воспитательная функция школы (собственно вос- питательные предметы практически исчезли из федеральной компоненты школьных программ, например «граждановедение»), воспитательные стандарты до настоящего времени не получили нормативного правового закрепления; качественно ухудшилось состояние семей- ной воспитательной среды (в частности, стяжа- тельство, коррупция, достижение успеха любыми средствами, в том числе аморальными и насиль- ственными, перестали однозначно осуждаться в большинстве семей); возникли новые потребительские культы, ориентированные на подрастающее поколение (культ «гаджетов», культ особенно престижных и дорогих товарных знаков и др.), провоцирующие или поощряющие развитие стереотипов амо- рального и стяжательского поведения; появились новые типы кумиров с суици- дальными, садистскими и мазохистскими типа- ми поведения; развился культ обладания любыми ви- дами оружия как средствами поддержания ува- жения к обладателю на основе страха (этому в немалой степени способствует массовое во- влечение детей в электронные игры в качестве стрелков, боевиков, охотников и т.п., массовое самовооружение взрослого населения (в том 13 См., напр.: Миньковский Г.М. Личность несовершен- нолетнего преступника и современные проблемы борь- бы с преступностью несовершеннолетних в СССР. Кри- минологическое, уголовно-правовое и процессуальное исследование: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1972; Волошин В.М. Уголовно-правовая политика России в от- ношении несовершеннолетних правонарушителей и роль ответственности в ее реализации: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2008. числе имеющего несовершеннолетних детей) всевозможными средствами самозащиты - травматическим оружием, бейсбольными бита- ми, электрошокерами и т.п.); возрос уровень отчуждения между детьми и родителями, родителями и школой (средняя продолжительность общения несовершеннолет- них детей и их родителей снизилась до несколь- ких минут в сутки, нахождение ребенка и родите- лей в одном помещении, автомобиле, в поездке стало носить преимущественно формальный ха- рактер); возможности снижения уровня преступ- ности несовершеннолетних посредством «то- чечных» изменений системы мер уголовной ответственности несовершеннолетних к настоя- щему времени оказались в основном исчерпан- ными; в последнее десятилетие создана правовая основа для качественных изменений в государ- ственной политике борьбы с социальными от- клонениями в подростково-молодежной среде. Тем не менее само по себе это не позволило сфор- мировать достаточно эффективную систему про- филактики социальных отклонений (в том чис- ле преступлений) среди несовершеннолетних и в отношении несовершеннолетних, которая бы обеспечивала постепенное снижение уровня общественной опасности и интенсивности таких отклонений. Приемы общей и индивидуальной профилактики преступлений несовершеннолет- них и в отношении несовершеннолетних, в сущ- ности, мало изменились за этот период, несмо- тря на значительный рост ресурсной базы таких изменений14. Общим итогом данного опроса специалистов является вывод о кризисе ювенальной уголовной политики, об утрате эффективного государствен- ного контроля не только над собственно юве- нальной преступностью, но и над изменениями ее детерминационного комплекса. Лишь около 10-15 % опрошенных сочли, что государство про- должает сохранять контроль над преступностью несовершеннолетних15. При этом под ювенальной уголовной по- литикой большинство опрошенных экспертов (68 %) предложили понимать деятельность го- сударства, направленную на борьбу с преступ- ными посягательствами на несовершеннолет- них и преступностью несовершеннолетних, уго- ловно-правовыми, уголовно-процессуальными, уголовно-исполнительными и оперативно-ро- 14 Подробнее см.: Валуйсков Н.В. Концепция развития системы мер борьбы с преступностью несовершеннолет- них в России. М.: ИГП РАН, 2010. С. 20-29. 15 Данный вывод, в сущности, совпадает с основными положениями прозвучавшего 12.12.2012 Послания Пре- зидента России В.В. Путина Федеральному Собранию РФ. URL: http://www.kremlin.ru (дата обращения: 12.12. 2012). зыскными средствами, включая законодатель- ство, органы власти и их учреждения, специали- зированные институты гражданского общества, правоприменение, правовое информирование (включая правовое воспитание). Автор в полной мере разделяет это мнение, полагая, что борь- ба с преступностью с использованием средств криминально-правового комплекса имеет зна- чительную специфику, поскольку речь идет о средствах, основной целью которых является именно борьба с преступностью, а не иные со- циально важные цели16. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что предложенные определения понятий ювеналь- ной преступности и ювенальной уголовной по- литики не препятствуют тому, чтобы вопросы криминологической характеристики и этио- логии образующих ювенальную преступность разновидностей преступности продолжали ис- следоваться. Изучение динамики зарегистрированной преступности несовершеннолетних в России за четверть века показывает, что государственная политика борьбы с этим видом преступности претерпела существенные изменения. В течение последних 15 лет XX в. темпы роста регистрируе- мого объема преступности несовершеннолетних в России превышали аналогичный среднемиро- вой показатель более чем в 2 раза. Если в пери- од с 1981 по 1985 гг. среднегодовое число зареги- стрированных преступлений несовершеннолет- них составило 110,8 тыс., то в период с 1996 по 2000 гг. - 181,1 тыс. преступлений, то есть возрос- ло почти на 70 %17. К концу XX в. в России еже- годно выявлялось около 200 тыс. преступлений несовершеннолетних. При этом фиксировалось до 100 тыс. общественно опасных деяний, совер- шенных детьми, не достигшими возраста уголов- ной ответственности. Число ежегодно совершае- мых подростками старше 16 лет административ- ных правонарушений стало превышать 1 млн. Каждый третий несовершеннолетний правона- рушитель нигде не учился и не работал. Также весьма высокими темпами увеличи- вался и показатель интенсивности преступно- сти несовершеннолетних, оцениваемый при по- мощи специального коэффициента в расчете на 100 тыс. человек населения в возрасте 14-17 лет. В течение последнего десятилетия этот показатель увеличился почти наполовину. 16 Уголовную политику следует отличать от уголов- но-правовой политики, которая является лишь частью первой. См., напр.: Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журав- лев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью. Теоретическая модель. М.: Норма, 1997. С. 24; Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. С. 29. 17 См. подробнее: Валуйсков Н.В. Правовые проблемы предупреждения ювенальной преступности: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2002. С. 175. На негативные изменения в преступности несовершеннолетних указывали, в частности, показатели динамики тяжких преступлений. Например, абсолютное количество зарегистри- рованных разбойных нападений увеличилось в этот период в 4,2 раза, убийств - в 3,5 раза, гра- бежей - в 2,2 раза, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - в 2,2 раза. На этом фоне удельный вес зарегистрирован- ной преступности несовершеннолетних в общем объеме преступности снизился с 16 % в 1981 г. до 9 % в 2001 г., что, на наш взгляд, указывает прежде всего на значительное снижение в этот период активности правоохранительных органов в ис- пользовании мер уголовной ответственности для целей борьбы с преступностью несовершенно- летних. К 2006 г., в котором был зарегистрирован рекордный для новейшего времени объем пре- ступности в России (3885373 преступления)18, число зарегистрированных преступлений, со- вершенных несовершеннолетними и с их уча- стием, составило 150264 преступления или 3,9 % от общего числа зарегистрированных престу- плений. Как показали проведенные нами в 2010 и 2013 гг. опросы 54 экспертов из числа аспи- рантов, научных работников и преподавателей, принимавших участие в ежегодных Кудрявцев- ских чтениях Института государства и права РАН, а также сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних органов внутрен- них дел19, такое радикальное снижение удель- ного веса зарегистрированной преступности несовершеннолетних в общем объеме зареги- стрированной преступности не могло быть вы- звано естественными причинами, поскольку иные данные указывают на увеличение крими- нальной активности подростков в этот период в целом, в том числе появление множества но- вых форм такой активности. Более 60 % опро- шенных нами специалистов считают, что этот статистический феномен порожден не только снижением уровня государственного внимания к проблеме, но профессиональной мотивацией сотрудников соответствующих подразделений правоохранительных органов. В 2009 г. было зарегистрировано 94720 пре- ступлений несовершеннолетних или на 18,4 % меньше, чем в 2009 г.; доля тяжких и особо тяжких 18 См.: Состояние преступности в России за 2006 г. М.: ГИАЦ МВД России, 2007. С. 3. 19 Опросы в форме анонимного анкетирования прово- дились среди сотрудников, докторантов и аспирантов сектора уголовного права и криминологии Института государства и права РАН, Ростовского государственного университета, участников Кудрявцевских чтений, сотруд- ников профильных подразделений органов внутренних дел г. Москвы, Московской области, Кабардино-Балкар- ской Республики, Ставропольского края, Ростовской об- ласти. Количество респондентов: 54. преступлений при этом уменьшилась на 18,5 %, по сравнению с предыдущим годом, и составила в абсолютном выражении 29613 преступлений. При этом доля зарегистрированной преступно- сти несовершеннолетних в общем объеме заре- гистрированной преступности составила 3,2 % на фоне снижения общего объема зарегистриро- ванной преступности в 2009 г., по сравнению с 2008 г., на 6,7 %20. В 2012 г. было зарегистрировано всего 64270 преступлений, совершенных несовершенно- летними или в соучастии с ними, что на 10,6 % меньше, чем в 2011 г. При этом количество тяж- ких преступлений, совершенных несовершенно- летними, сократилось более чем на четверть, по сравнению с 2011 г.21 К 2014 г. число зарегистрированных пре- ступлений несовершеннолетних сократилось до 59240, что на 11,9 % меньше, чем в 2013 г. При этом доля тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними, уменьши- лась лишь на 5,8 %22. Столь противоречивые статистические ха- рактеристики преступности несовершеннолет- них, по нашему мнению, прежде всего указы- вают на манипулятивный характер уголовной статистики и, соответственно, на невозмож- ность ее полноценного использования в каче- стве достоверного источника информации о современном состоянии преступности несовер- шеннолетних в России, а также в качестве на- дежного инструмента для построения модели борьбы с преступностью несовершеннолетних в современных условиях Преступность в отношении несовершен- нолетних представляет собой еще более значи- тельную социальную проблему, даже в статисти- ческом отношении. В 2008 г. числонасильственных преступлений в отношении несовершеннолетних составило 62175 (в том числе изнасилований - 1337, насиль- ственных действий сексуального характера - 2184, понуждения к действиям сексуального ха- рактера - 48, полового сношения и иных дей- ствий сексуального характера с лицом, не достиг- шим 16-летнего возраста, - 3875, развратных действий - 1358, вовлечения в занятие прости- туцией - 117), то в 2012 г. число таких преступле- ний снизилось до 45965, из которых в отношении малолетних было совершено 17521 преступление (38 %). Свыше 6000 насильственных преступле- ний было совершено членами семьи ребенка, 4580 - родителями. В течение 5 лет объем заре- 20 URL: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics (дата обраще- ния: 01.03.2010). 21 URL: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics (дата обраще- ния: 10.03.2015). 22 URL: https://mvd.ru/reports/item/2994866/ (дата обра- щения: 15.03.2015). гистрированной внутрисемейной преступности увеличился более чем на треть23. В 2010 г. в отношении подростков было со- вершено 97,1 тыс. преступлений, то есть на 8,2 % меньше, чем в 2009 г. (105,8 тыс. престу- плений). Преступления сексуального характе- ра составили 9,8 % преступлений, совершен- ных в отношении несовершеннолетних. В том же году было зарегистрировано 9,5 тыс. пре- ступлений, предусмотренных статьями гл. 18 УК РФ «Преступления против половой непри- косновенности и половой свободы личности», по которым потерпевшими были признаны 6927 несовершеннолетних, а также преступле- ний, предусмотренных ч. 3 ст. 240 УК РФ (во- влечение в занятие проституцией несовершен- нолетнего). Хотя в 2011 г. число несовершен- нолетних, признанных жертвами преступле- ний, снизилось до 93 тыс.24, а в 2012 г. почти до 80 тыс., каждое пятое из них было тяжким или особо тяжким преступлением (в том числе бо- лее 1000 убийств и случаев умышленного при- чинения вреда здоровью). В 2013 г. органами прокуратуры было выяв- лено 743342 нарушений прав несовершеннолет- них25. Однако доля деяний, содержащих призна- ки преступлений, в общем объеме выявленных нарушений, судя по данным отчетности за 10 месяцев органов прокуратуры в 2013 г., не превы- шает 1 %26. В том же году общее число преступлений, совершенных в отношении несовершеннолет- них, практически не изменилось (84,1 тыс.). На этом позитивном фоне происходил существен- ный рост числа несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений в результате насиль- ственных действий членов их семей, прожива- ющими совместно с ними. Если в 2011 г. таких подростков было 5354 чел., тов 2013 г. - 8328 чел. или на 36 % больше. Одновременно росло чис- ло преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних их родителями или ины- ми законными представителями. Их доля от общего числа жертв преступлений рассматри- ваемой категории: в 2011 г. - 64,2 % (4091 чел.), 23 См.: Бастрыкин А.И. Ювенальная преступность в Рос- сии: состояние и тенденции // Преступность и уголовная политика в современной России. Шестые Кудрявцевские чтения (Москва,10 апр. 2013 г.): сб. науч. тр. / науч. ред. С.В. Максимов. М.: ИГП РАН, 2013. С. 76-78. 24 См.: Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О На- циональной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы». 25 См.: Статистические данные об основных показателях в 2012 г. - 66,4 % (4880 чел.), в 2013 г. - 70,1 % (5423 чел.). В этой связи необоснованной вы- глядит практика смягчения ответственности в отношении родителей, которые не исполняют своих обязанностей. В 2011 г. по материалам органов внутренних дел были лишены роди- тельских прав 21,8 тыс. родителей, в 2012 г. - 17,8 тыс., в 2013 г. - 14,7 тыс.27 На сегодня проблема наркотизации подрост- ковой среды, которая имеет двойное криминали- зирующее действие (фактор вовлечения несовер- шеннолетних в преступную активность и викти- мизирующий фактор), приобрела критическую для страны остроту. Эта острота определяется не столько числом зарегистрированных пре- ступлений, совершенных лицами в возрасте от 14 до 18 лет и связанных с оборотом наркотиче- ских средств и психотропных веществ, сколько числом подростков, ставших наркоманами. По оценкам политического руководства страны, си- туация с наркоманией в России стала представ- лять угрозу для ее демографического благополу- чия. Реальное число потребителей наркотиков приблизилось к 2,5 млн чел. (почти 2 % населе- ния России). При этом «в последние пять лет нижняя планка возраста, с которого наркотики начинают пробовать, опустилась до просто ката- строфического уровня: 11-12 лет, это совсем дети, учащиеся 5-6 классов»28. В конце XX в. в России сформировалась устойчивая тенденция увеличения количества безнадзорных и беспризорных детей, нуж- дающихся в помощи государства, - наибо- лее значимого, по оценкам 64 % опрошенных нами специалистов, криминогенного фактора ювенальной преступности двойного действия. Если в первой половине 90-х гг. прошлого века сотрудниками органов внутренних дел еже- годно выявлялось и помещалось в центры вре- менной изоляции для несовершеннолетних от 55 до 59 тыс. детей и подростков, то начи- ная со второй половины 90-х гг. их число ста- ло устойчиво превышать 60 тыс. чел. Число лиц, лишенных родительских прав, в послед- нее пятилетие прошлого века возросло в 3 раза (с 11 до 35 тыс.), что не удалось компенсировать полностью и до настоящего времени. К 2010 г. численность несовершеннолетних, нуждающих- ся в социальной реабилитации, достигла 205,3 тыс. чел., в том числе в условиях социально-реа- билитационных центров для несовершеннолет- них - 102,8 тыс. чел. и в социальных приютах - деятельности органов прокуратуры РФ за 2013 г. URL: http://genproc.gov.ru (дата обращения: 12.06.2014). 26 За 10 месяцев 2013 г. органами прокуратуры было выявлено более 595 тыс. нарушений в сфере соблюдения прав и интересов детей и приняты меры к возбуждению около 5000 уголовных дел. URL: http://www.garant.ru/ news/561427 (дата обращения: 21.11.2013). 27 Государственный доклад о положении детей и семей, имеющих детей в Российской Федерации. 2013 г. URL: http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/ (дата обращения: 15.02.2015). 28 URL: http://www.kremlin.ru/news/10986 (дата обраще- ния: 18.04.2011). 31,9 тыс. чел. (в 2009 г. - 34,7 тыс. чел.)29. Число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в 2011 г. составило 654,4 тыс. человек (2,6 % детского населения). Из них 82 % стали социальными сиротами вследствие лишения родителей родительских прав, в том числе от каждого десятого ребенка родители отказались при рождении. Тем не менее за 2006-2011 гг. число детей, воспитывающихся в учреждениях интернатного типа, сократилось на 42 % (в част- ности в 2011 г. на 105,7 тыс. детей). К началу 2011 г. в России были зарегистри- рованы 544,8 тыс. детей-инвалидов, из кото- рых более 80 % воспитывались в неполных семьях, находящихся в тяжелом материальном положении30. Существование реального кризиса института семьи не вызвало сомнений ни у одного из опро- шенных специалистов. Самым острым проявле- нием этого кризиса следует считать рост насилия в семье. Всего различным его формам ежегодно подвергается до 2 млн несовершеннолетних, 2 тыс. из них оканчивают жизнь самоубийством, более 50 тыс. убегают из семьи, спасаясь от же- стокости родителей и родственников. К сожалению, как показывает анализ, пере- численные выше факторы роста ювенальной преступности, не только не минимизируются, но, напротив, усиливаются действующей моде- лью ювенальной уголовно-правовой политики в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления. При этом, разумеется, нельзя не признать того, что в последние годы государство предприняло значительные усилия для того, что- бы создать правовые и организационные предпо- сылки для замены этой модели на более справед- ливую31. На сегодня базовыми трендами ювенальной уголовно-правовой политики в России являются: гуманизация сложившейся за десятилетия систе- мы мер уголовной ответственности, применяемых в отношении несовершеннолетних, 2) ужесточение таких мер в отношении лиц, совершающих престу- пления, посягающие на жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, иные права и законные инте- ресы несовершеннолетних. 29 См.: Государственный доклад Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2011 «О положении детей в Российской Фе- дерации» (2010 г.). URL: http://www.garant.ru/products/ipo/ prime/doc/55087982 (дата обращения: 15.01.2012). 30 См.: Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О На- циональной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы». 31 См., напр.: Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761; Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонаруше- ний несовершеннолетних» (с изм. от 04.06.2014) // Собра- ние законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3177; Проект фе- дерального закона № 421465-6 «Об основах системы про- филактики правонарушений в Российской Федерации». URL: http://www.duma.gov.ru (дата обращения: 12.03.2014). Эти тренды, в сущности, являются взаимо- дополняющими, но не равнозначными с точки зрения их «равновесности». Даже в формально- правовом отношении они редко бывают сбалан- сированными. В частности, Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ32 ст. 88 УК РФ была допол- нена новой ч. 61, согласно которой в случае на- значения несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за соверше- ние тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должен быть сокращен наполовину. Тем са- мым законодатель не просто расширил пределы судейского усмотрения при решении вопросов определения меры уголовной ответственности, соразмерной общественной опасности содеян- ного, а изменил сами границы этой обществен- ной опасности. Всего с момента вступления в силу действующего УК РФ (01.01.1997 г.) в него было внесено 23 изменения, непосредственно направленных на регламентацию уголовной от- ветственности несовершеннолетних. При этом не учитываются изменения, относящиеся к ре- гламентации уголовной ответственности лиц вне связи с их возрастом. Тем же Федеральным законом УК РФ был дополнен новой ст. 1271, в п. «б» ч. 2 которой была установлена повышенная ответствен- ность (вплоть до 10 лет лишения свободы с ли- шением права занимать определенные долж- ности или заниматься определенной деятель- ностью на срок до 15 лет и с ограничением свободы на срок до 2 лет) за куплю-продажу че- ловека, совершение иных сделок в отношении человека, а равно за совершенные в целях экс- плуатации человека его вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение, если эти действия совершены в отношении заведо- мо несовершеннолетнего. Одновременно было криминализировано использование труда не- совершеннолетнего, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, в случае если лицо по незави- сящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг) (п. «б» ч. 2 ст. 1272 УК РФ «Использование рабского труда»). Спу- стя 8 лет Федеральным законом от 29.02.2012 № 14-ФЗ признак «заведомость» был исключен числа признаков соответствующих составов преступлений33, что, на наш взгляд, существен- 32 См., напр.: Федеральный закон от 29.02.2012 № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Россий- ской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних» // Собрание законода- тельства РФ. 2012. № 10. Ст. 1162. 33 См., напр.: Там же. но повысило уровень потенциальной примени- мости ст. 1271 и ст. 1272 УК РФ. Второй тренд, как показывает анализ, проявля- ется значительно ярче первого. С момента вступле- ния в силу действующего УК РФ (01.01.1997) в него было внесено 55 изменений, непосредственно на- правленных на обеспечение защиты прав и закон- ных интересов несовершеннолетних от преступ- ных посягательств, в том числе посредством кри- минализации новых видов общественно опасных деяний в отношении несовершеннолетних, напри- мер, таких как изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображе- ниями несовершеннолетних (ст. 2421 УК РФ)34 и по- лучение сексуальных услуг несовершеннолетнего (ст. 2401 УК РФ)35. Непредвзятый анализ этих трендов ювеналь- ной уголовной политики показывает, что про- стой (реактивный) подход к решению проблем минимизации или компенсации факторов роста ювенальной преступности и отдельных ее видов вряд ли может гарантировать успех. В этой связи считаем целесообразным поста- вить вопрос о необходимости разработки Концеп- ции ювенальной уголовной политики, которая бы соответствовала общей стратегии борьбы с ювенальной преступностью, включающей, поми- мо ранее указанных мер криминально-правового комплекса, еще и политические, экономические, правовые и организационно-правовые меры иной отраслевой принадлежности, информационные, медицинские, технические и иные меры. В Концепции ювенальной уголовной поли- тики, помимо уже рассмотренных положений, описывающих состояние, тенденции, факторный комплекс и прогноз изменений ювенальной пре- ступности, должны найти отражение и иные ее обязательные элементы: система основных поня- тий, принципы, цели, задачи, основные ожидае- мые результаты и ключевые показатели эффек- тивности такой политики, основные направле- ния ювенальной уголовной политики. В число основных принципов ювенальной уголовной политики, на наш взгляд, необходимо включить принцип самостоятельности (обосо- бленности) данного направления социальной по- литики, предполагающей непрерывное постоян- ное и скоординированное осуществление данной функции специализированными органами власти (законодательными, исполнительными, судебны- ми, контрольными) или специализированными подразделениями соответствующих органов вла- сти, координацию соответствующей деятельно- сти, на наш взгляд, целесообразно возложить на 34 Собрание законодательства РФ. 2012. № 10. Ст. 1162. 35 Федеральный закон от 28.12.2013 № 380-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Угоспециальную Государственную комиссию по де- лам несовершеннолетних при Президенте РФ. Одновременно считаем необходимым внести изменения и в Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «Об основных гаран- тиях прав ребенка в Российской Федерации»36, дополнив его новой статьей следующего содер- жания: «Статья 16.2. Государственная комиссия по делам несовершеннолетних при Президенте Рос- сийской Федерации Координацию деятельности федеральных органов государственной власти, наделенных полномочиями в сфере защиты прав и законных интересов детей, включая законотворческую, ис- полнительную, судебную и контрольную деятель- ность, осуществляет Государственная комиссия по делам несовершеннолетних при Президенте Рос- сийской Федерации. Положение о Государственной комиссии по делам несовершеннолетних при Президенте Российской Федерации и ее состав утверждаются указом Президента Российской Федерации по со- гласованию с высшими органами законодатель- ной и судебной власти Российской Федерации».

About the authors

N V Valuyskov

Institute of State and Law of Russian Academy of Sciences

Email: criminal_law@igpran.ru

References

  1. Бастрыкин А.И. Ювенальная преступность в России: состояние и тенденции // Преступность и уголовная политика в современной России. Шестые Кудрявцевские чтения (Москва,10 апр. 2013 г.): сб. науч. тр. / науч. ред. С.В. Максимов. М.: ИГП РАН, 2013. С. 76-78.
  2. Бочкарёв С.А. Состояние уголовного права: «пороги» и «пороки» научного осмысления // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 1 (2). С. 58-71.
  3. Бочкарёв С.А. Квазиценность современного учения об объекте преступления // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3 (4). С. 125-132.
  4. Босхолов С.С. Основы уголовной политики. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. 293 с.
  5. Валуйсков Н.В. Концепция развития системы мер борьбы с преступностью несовершеннолетних в России: науч.-практ. пособие. М.: ИГП РАН, 2010. С. 20-29.
  6. Валуйсков Н.В. Правовые проблемы предупреждения ювенальной преступности: дис. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 2002. 178 с.
  7. Волошин В.М. Уголовно-правовая политика России в отношении несовершеннолетних правонарушителей и роль ответственности в ее реализации: автореф. дис.. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2008. 61 с.
  8. Миненок М.М. Криминальное насилие несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. СПб, 2005. 217 с.
  9. Миньковский Г.М. Личность несовершеннолетнего преступника и современные проблемы борьбы с преступностью несовершеннолетних в СССР. Криминологическое, уголовно-правовое и процессуальное исследование: автореф. дис.. д-ра юрид. наук. М., 1972. 43 с.
  10. Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: Концепция, история, современность: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2002. 41 с.
  11. Сухарев А.Я., Алексеев А.И., Журавлев М.П. Основы государственной политики борьбы с преступностью. Теоретическая модель. М.: Норма, 1997. 64 с.
  12. Шульц В.Л., Бочкарев С.А. Двойственность в понимании современной уголовной политики // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 122-133.

Statistics

Views

Abstract - 153

PDF (Russian) - 48

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Valuyskov N.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies