Directive of the European Parliament and of the Council of the European Union on the participation of victims of crime in criminal proceedings

Cover Page

Abstract


The author, a systematic analysis of provisions of directives of the European Parliament and of the Council of the European Union, including the procedural arrangements for the participation of victims in criminal proceedings. On the basis of a comparison of the provisions of the directives, norms of Russian criminal procedural legislation and practice of its application are given suggestions about the directions of development of legal doctrine access of the victim to justice.

Full Text

П одходыиприоритеты заимствования поло- жений межнациональных региональных источников, а также пути их реализации на практике в современной науке уголовного про- цесса остаются крайне востребованными в плане переосмысления возникающих проблем правоприменения и поиска пути их решения. В качестве новейших источников положи- тельного опыта комплексного решения отдель- ных проблем обеспечения фундаментального принципа доступа потерпевших к правосудию можно указать директивы Европейского парла- мента и Совета Европейского союза1 (далее - директивы) как законодательные акты, носящие обязательный характер для соответствующих го- сударств2. Необходимо отметить, что до настоящего времени положения данных актов, за редким исключением3, не были предметом исследова- ния российских ученых и практиков. Хотя, как представляется, их научная ценность явно недо- оценена. Если обратиться к содержанию директив, они не только устанавливают минимальные правила, но и расширяют действующие право- вые гарантии потерпевших от преступлений4 посредством пересмотра и дополнения действу- ющих положений, признаются существенным вкладом в повышение уровня защиты жертв в ся частью комплексной системы мер по их защи- те прав6. Прежде всего, обращает на себя внимание со- держание некоторых терминов, указанных в по- ложениях директив. Так, понятие «имущество» дано, как думается, в максимально универсаль- ной трактовке, что расширяет возможности ее практической реализации. Согласно положени- ям директивы, «имущество» означает активы любого рода: движимые и недвижимые, матери- альные и нематериальные, правовые документы или акты в любой форме, включая электронную и цифровую, демонстрирующие право собствен- ности на данные активы или заинтересованность в них7. Упоминание в статье этого термина особо актуально с учетом введения в 2015 г. в УПК РФ понятия «имущество» в связи с расширением процессуального порядка осуществления нало- жения ареста на имущество. Формулировка ново- го термина недвусмысленно отсылает исследова- теля к объектам гражданских прав, указанных в ст. 128 ГК РФ, и схожа с ней по конструкции, что фактически создает коллизию. Положения директив содержат крайне важ- ные указания на процессуальную роль потерпев- шего, которую он может выполнять в современ- ном уголовном судопроизводстве. Роль жертв в системеуголовногоправосудия и возможности их активного участия определяются в соответствии рамках уголовного судопроизводства5 и являют- «Об установлении минимальных стандартов в отношении 1 По материалам СПС «КонсультантПлюс» (дата обра- щения: 30.11.2015). 2 См.: Статья 289 Договора о функционировании Евро- пейского союза от 25.03.1957 3 В аспекте решения проблем трансграничных потерпев- ших см.: Сорокина Е.М. Правовые основы обеспечения прав потерпевших в уголовном процессе в Европейском союзе // Адвокатская практика. 2015. № 2. С. 33-37. 4 Далее - потерпевшие, пострадавшие, жертвы. 5 См.: Пункт 2 директивы № 2012/29/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 25.10.2012 прав, поддержки и защиты жертв преступлений, а также о замене Рамочного решения 2001/220/ПВД Совета ЕС» (да- лее - директива № 2012/29/ЕС). 6 См.: Пункт 3 директивы № 2011/99/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 13.12.2011 «О европейском охранном судебном приказе» (далее - ди- ректива № 2011/99/ЕС). 7 См.: Часть 3 ст. 3 директивы № 2005/60/ЕС Европейско- го парламента и Совета Европейского союза от 26.10.2005 «О предотвращении использования финансовой системы для отмывания денежных средств и финансирования тер- роризма». с одним или несколькими из следующих крите- риев: предусматривает ли национальная право- вая система для жертвы правовой статус стороны в уголовном судопроизводстве; возлагает ли на жертву законодательный акт либо орган власти обязанность активного участия в уголовном су- допроизводстве, например в качестве свидетеля; и/или имеет ли жертва законные основания, в со- ответствии с национальным законодательством, принимать активное участие в уголовном судо- производстве и стремится ли к реализации свое- го права в случаях, когда национальная правовая система не предусматривает для жертв правовой статус стороны в уголовном судопроизводстве8. Как видно из указанных критериев, российская система уголовного судопроизводства имеет признаки первых двух подходов, что позволяет оценивать процессуальную роль потерпевшего как сложную, составную. Понимание содержания и значения роли жертвы крайне важно, прежде всего для эффективного правотворчества. Сме- шение данных подходов приводит к реализации на практике законодательных инициатив, прида- ющих потерпевшему несвойственную ему роль. Например, нельзя не упомянуть весьма спорные положения п. 6 ч. 1 ст. 2262 УПК РФ. Данная норма как минимум не вписывается в модель прерога- тивы прокурора, следователя и дознавателя по осуществлению функции публичного уголовного преследования (ч. 1 ст. 21 УПК РФ). Основополагающими условиями эффектив- ной реализации жертвами своих прав и законных интересов является получение ими информации, поддержки и защиты, а также возможности их участия в уголовном судопроизводстве9. Положения об информационном обеспечении традиционно занимают определяющее место в за- рубежных источниках. Необходимость предостав- ления любых процессуальных документов, затра- гивающих права и законные интересы потерпев- ших, была введена в российский уголовный про- цесс сравнительно недавно10. Директивы более со- держательно регламентируют данную гарантию, основными элементами которой являются: обязанность должностных лиц при- нять надлежащие меры, позволяющие жертвам воспринимать информацию и обеспечивающие восприятие их речи уполномоченными органами с момента первого контакта жертв с такими орга- нами и при необходимости в ходе всех последующих взаимодействий в процес- се уголовного судопроизводства. Обще- ние с жертвами должно осуществляться на простом и понятном языке в устной 8 См.: Пункты 20, 34 директивы № 2012/29/ЕС. 9 См.: Статья 1 директивы № 2012/29/ЕС. 10 Речь идет о положениях п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. или письменной форме. Форма общения должна выбираться с учетом личностных характеристик жертвы, включая любые виды инвалидности, которые могут по- влиять на способность жертвы понимать и быть понятым11; разъяснение жертвам без неоправданных задержек с момента их первого контакта с уполномоченным органом в целях обеспе- чения доступа к правосудию информации о видах и месте поддержки; о мерах защи- ты, условиях и месте различных консуль- таций; о любых специальных мерах, про- цедурах или механизмах, которые доступ- ны для защиты их интересов; о контакт- ных данных и способах коммуникации в связи с расследованием; услугах восста- новительного правосудия; вопросах ком- пенсации. Объем и характер информации может изменяться в зависимости от спец- ифических потребностей и личных обсто- ятельств жертвы, а также в зависимости от типа и характера преступления12; обеспечение информированности о харак- тере обвинений, выдвинутых против пра- вонарушителя, обосновании или кратком описании причин его вынесения. Решение жертвы о том, получать или не получать информацию, является обязательным для уполномоченного органа, за исключением случаев, когда предоставление такой ин- формации должно осуществляться в целях привлечения жертвы к активному участию в уголовном судопроизводстве13; возможность получения уведомления не только об освобождении, но и побеге из под стражи лиц, преследуемых в судебном порядке или приговоренных за соверше- ние уголовного правонарушения в отно- шении таких жертв в тех случаях, когда существует опасность для жертв или кон- кретный риск причинения им вреда14. Без ущерба действию права на защиту и в со- ответствии с правилами судебного усмотрения разрешается использование коммуникационных технологий, таких как видеоконференции, теле- фонная связь или Интернет15. Способы инфор- мирования сводятся к направлению информа- ции по последнему известному почтовому или электронному адресам, которые были сообщены жертвой уполномоченному органу. В исключи- тельных случаях, например в связи с большим числом жертв, обеспечивается возможность 11 См.: Статья 3 директивы № 2012/29/ЕС. 12 См.: Части 1, 2 ст. 4 директивы № 2012/29/ЕС. 13 См.: Часть 1-4 ст. 6 директивы № 2012/29/ЕС. 14 См.: Пункт 32, ч. 5-6 ст. 6 директивы № 2012/29/ЕС. 15 См.: Часть 2 ст. 7 директивы № 2012/29/ЕС. предоставлять информацию через прессу, че- рез официальный сайт уполномоченного органа или аналогичный канал связи16. Данные подходы можно определить как прогрессивные, так как нормы общего назначения, регламентирующей порядок применения современных цифровых технологий, в УПК РФ нет. Важной является гарантия доступа к юридиче- ской помощи. Как верно указано, каждый может привлекать себе представителя. Эффективные средства правовой защиты предполагают предо- ставление правовой помощи, насколько такая помощь необходима, с целью обеспечения эффек- тивного доступа к правосудию, когда жертва не располагает достаточными средствами17. Защита системы правосудия от возможных злоупотребле- ний выражается в праве должностных лиц требо- вать полной или частичной компенсации любых расходов, если и когда финансовое состояние жертвы значительно улучшилось или если реше- ние о предоставлении денежных средств на пога- шение расходов было принято на основе недосто- верной информации18. Отечественный уголовный процесс в 2013 г. ввел возможность компенсации труда адвоката в качестве представителя несовер- шеннолетнего потерпевшего за счет средств феде- рального бюджета (ч. 21 ст. 45 УПК РФ). Крайне важное значение для защиты прав и законных интересов жертв имеют требования обязательного установления и учета данных о личности потерпевших. Этому в директивах заслуженно посвящено повышенное внимание. Так, должностным лицам необходимо принимать во внимание уровень владения языком, исполь- зуемым для изложения информации, возраст, степень зрелости, интеллектуальный и эмоцио- нальный потенциал, грамотность и любые пси- хические или физические отклонения жертв, например трудности в восприятии и общении, обусловленные наличием определенного заболе- вания (нарушение слуха или дефекты речи)19. Степень угрозы вторичной и повторной вик- тимизации, запугивания и мести со стороны правонарушителя наилучшим образом иденти- фицируется посредством проведения при пер- вой же возможности индивидуальной оценки20. При проведении индивидуальной оценки следует принимать во внимание личностные характериидентичность, этническая принадлежность, раса, религия, сексуальная ориентация, состояние здо- ровья, наличие инвалидности, трудности в обще- нии, отношения с правонарушителем или наличие какой-либо зависимости от правонарушителя, а также ранее совершенные в отношении лица пре- ступления. Также следует учитывать, является ли преступление совершенным на почве ненависти или неприязни или с дискриминационным моти- вом, имеет ли место сексуальное насилие, насилие в семье, обладал ли правонарушитель контролем над жертвой, проживает ли жертва в местности с высоким уровнем преступности или в данной местности действует преступная группировка21. Например, если жертвой является ребенок, сле- дует должным образом учитывать его возраст и степень зрелости22, что способствует наилучшему обеспечению интересов ребенка23. Индивидуальная оценка должна проводиться при активном участии жертв и с учетом их поже- ланий, в том числе касающихся отказа от приме- нения специальных мер. В случае существенного изменения обстоятельств должно быть обеспече- но повторное проведение оценки в ходе уголов- ного судопроизводства24. Очевидно, что проведение в отношении жертв своевременной и индивидуальной оценки с целью выявления специфики их участия в уго- ловном процессе предопределяет возможности и степень положительного результата от примене- ния в ходе уголовного судопроизводства специ- альных мер. Положения УПК РФ, за исключени- ем императивного указания ст. 196, не содержат обязательных условий установления данных о личности потерпевшего. Расширенные гарантии защиты отражены в директивах в отношении отдельных катего- рий жертв, наиболее уязвимых от первичной и вторичной виктимизации. Например, в качестве определяющего положения можно указать, что во всех действиях по отношению к детям первосте- пенное внимание должно придаваться высшим интересам ребенка25, а сами директивы должны уделять особое внимание наилучшему обеспече- нию его интересов26. При определении высших интересов ребенка необходимо должным обра- зом учитывать принцип единства семьи, благо- получие и социальное развитие несовершенностики жертвы, такие как возраст, пол и гендерная 21 См.: Пункт 56 директивы № 2012/29/ЕС. 16 См.: Пункт 27 директивы № 2012/29/ЕС. 17 См.: Статья 47 Хартии Европейского союза об основ- ных правах (2007/С 303/01) от 12.12.2007. 18 См.: Части 7-10 ст. 9 директивы № 2013/33/ЕС Евро- пейского парламента и Совета Европейского союза от 26.06.2013 «Устанавливающая стандарты приема лиц, обратившихся с запросом о предоставлении междуна- родной защиты (в новой редакции)» (далее - директива № 2013/33/ЕС). 19 См.: Пункт 21 директивы № 2012/29/ЕС. 20 См.: Пункт 55 директивы № 2012/29/ЕС. 22 См.: Часть 1 ст. 10 директивы № 2012/29/ЕС. 23 См.: Пункт «а» ст. 10 Директивы № 2004/81/ЕС Совета Европейского союза от 29.04.2004 «О виде на жительство, выдаваемом гражданам третьих стран, которые являются жертвами торговли людьми либо являлись субъектами неле- гальной иммиграции и которые сотрудничают с компетент- ными органами» (далее - директива № 2004/81/ЕС). 24 См.: Части 5-7 ст. 22 директивы № 2012/29/ЕС. 25 См.: Часть 2 ст. 24 Хартии Европейского союза об ос- новных правах. Принята в г. Страсбурге 12.12.2007. 26 См.: Пункт «а» ст. 10 директивы № 2004/81/ЕС. летних, соображения безопасности и защиты, а также мнение самого несовершеннолетнего в со- ответствии с его возрастом и зрелостью27. Дети, ставшие жертвами, являются полно- ценными носителями прав и требуют к себе со- ответствующего отношения; они должны иметь возможность осуществлять свои права в форме, которая учитывает их способность формировать собственное мнение28. Гарантии быть выслу- шанными в ходе уголовного судопроизводства не должны препятствовать возраст жертвы или само по себе обстоятельство, что жертвой явля- ется ребенок29. Должностным лицам необходимо оценивать, является ли жертва лицом с особыми потребно- стями30, например, инвалидом, пожилым, бере- менной, лицом с серьезными заболеваниями или с психическими расстройствами; подвергалась ли пыткам, изнасилованию или иным серьезным формам физического, психического или сексу- ального насилия31. Жертвам, имеющим инвалид- ность, должна быть обеспечена возможность пол- ноценно и на равных основаниях с иными лицами реализовать права, в частности доступ таких лиц в помещения, где осуществляется уголовное судо- производство, а также доступ к информации32. УПК РФ традиционно воспринял положения, заложенные еще в УПК РСФСР относительно не- совершеннолетних потерпевших, а также устано- вил отдельное положение о порядке ознакомле- ния с протоколом следственного действия в силу ограниченных физических возможностей и состо- яния здоровья (ч. 3 ст. 167 УПК РФ). Беспомощное состояние33 участников уголовного процесса при решении вопроса о возбуждении уголовного дела является основанием для их защиты со стороны прокурора (ч. 4 ст. 20, ч. 8 ст. 318 УПК РФ). Характеристика межотраслевого института потерпевшего предполагает в качестве импера- тивного последствия совершенного преступного деяния причиненный вред, который необходимо возместить. В этой связи положения директив 27 См.: Пункт 18 директивы № 2011/95/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 13.12.2011 «О стандартах определения граждан третьих стран или лиц без гражданства в качестве бенефициаров междуна- родной защиты, о едином статусе беженцев или лиц, име- ющих право на дополнительную защиту, а также о содер- жании предоставляемой защиты (новая ред.)». 28 См.: Пункт 14 директивы № 2012/29/ЕС. 29 См.: Пункты 41-42 директивы № 2012/29/ЕС. 30 См.: Статья 22 директивы № 2013/33/ЕС. 31 См.: Статья 21 директивы № 2013/33/ЕС. 32 См.: Пункт 15 директивы № 2012/29/ЕС. 33 В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верхов- ного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» к иным лицам, находя- щимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдаю- щие психическими расстройствами, лишающими их спо- собности правильно воспринимать происходящее. содержат указание на необходимость принятия обеспечительных мер, гарантирующих, что ком- петентные органы изымут и конфискуют доходы от уголовных преступлений34. Жертвам предо- ставляется информация о компенсации расходов после первого контакта с уполномоченным ор- ганом, например в виде брошюры, содержащей основные условия для получения подобной ком- пенсации35, осуществляется содействие36, в том числе посредством предоставления в кратчай- шие сроки любой необходимой информации37. Применительно к данным положениям ди- ректив необходимо подчеркнуть, что в последнее время это единственные положения процессу- ального статуса потерпевшего, которые активно развивается38. Динамичное изменение качественных и ко- личественных характеристик преступности вы- звало потребность активного развития инсти- тута мер поддержки, защиты, охраны и без- опасности. Директивы уделяют этим вопросам повышенное внимание и предлагают передовые формы и методы нивелирования возможностей посткриминального воздействия на жертв. Отмечено, что жертвы должны быть защи- щены от вторичной и повторной виктимизации, от запугивания и мести, должны получать соот- ветствующую поддержку, иметь доступ к право- судию39. Жертвы требуют к себе уважительного, корректного и профессионального отношения и обращения. В рамках оказания поддержки жерт- вам должны быть учтены личное положение и насущные потребности жертв при полном ува- жении их физической, психической и моральной неприкосновенности40. Должны приниматься необходимые меры по созданию надлежащих ме- ханизмов, направленных на раннее выявление, оказание помощи и поддержки пострадавшим, в сотрудничестве со специализированными ор- ганизациями41. Меры оказания помощи и под- держки применяются с момента, как только у компетентных органов появляются достаточные основания полагать, что лицо стало жертвой42. 34 См.: Статья 11 директивы № 2011/36/ЕС Европейско- го парламента и Совета Европейского союза от 05.04.2011 «О предупреждении и противодействии торговле людьми, о защите пострадавших и о замене Рамочного решения Совета ЕС 2002/629/ПВД». 35 См.: Пункт 23 директивы № 2012/29/ЕС. 36 См.: Статьи 5-6 директивы № 2004/81/ЕС. 37 См.: Статья 8 директивы № 2004/81/ЕС. 38 Речь идетопоследних изменениях вст. 115 и 1151 УПК РФ. 39 См.: Пункт 9 директивы № 2012/29/ЕС. 40 См.: Там же. 41 См.: Часть 4 ст. 11 директивы № 2011/36/ЕС Евро- пейского парламента и Совета Европейского союза от 05.04.2011 «О предупреждении и противодействии тор- говле людьми, о защите пострадавших и о замене Рамоч- ного решения Совета ЕС 2002/629/ПВД» (далее - дирек- тива № 2011/36/ЕС). 42 См.: Части 1-2 ст. 11 директивы № 2011/36/ЕС. Жертвам, в отношении которых выявлена воз- можность вторичной и повторной виктимизации, запугивания и мести, должны быть предложены специальные меры защиты в ходе уголовного су- допроизводства, а также в течение необходимого срока после завершения судопроизводства в со- ответствии с их потребностями. Непосредствен- ный характер таких мер должен определяться по результатам проведения индивидуальной оценки (например культурный аспект43) и с учетом по- желаний жертвы, различными способами и без соблюдения излишних формальностей. Жертвы, которым в силу тяжести преступления был при- чинен значительный вред, обеспечиваются под- держкой специалистов44, например психолога45. Ключевым фактором (основанием) при определе- нии целесообразности назначения специальных мер является возникновение у жертвы опасений и беспокойства, связанных с ее участием в судопро- изводстве46, с учетом оценки индивидуального риска возмездия и запугивания47. Жертвам, испытывающим соответствующую потребность, гарантируется возможность обра- щения на бесплатной основе в конфиденциаль- ные службы поддержки жертв и членов их семьи48. При оказании поддержки специалистами следует придерживаться комплексного и целенаправлен- ного подхода, который должен применяться с уче- том особых потребностей жертв, тяжести ущерба, причиненного в результате совершения престу- пления, а также с учетом отношений между жерт- вами, правонарушителями, детьми и их более ши- роким социальным окружением49. Должностные лица обязаны содействовать (поиск, организация) направлению жертв в служ- бы (которые могут быть организованы на профес- сиональной или волонтерской основе) поддержки жертв50. Должна поощряться деятельность обще- ственных организаций, включая признанные и активные негосударственные организации, рабо- тающие с жертвами, а представители правоохра- нительных органов должны тесно с ними сотруд- ничать. В целях оказания жертвам полноценной поддержки, помощи и защиты общественные службы должны работать согласованно и должны быть вовлечены в деятельность на всех админи- стративных уровнях: межгосударственном, наци- ональном, региональном и местном. В качестве приоритетного направления указано на необхо- димость учреждения «единых пунктов доступа» или «одного окна», позволяющих удовлетворять многочисленные потребности жертв, в том числе потребность в получении информации, помощи, поддержки, защиты и компенсации51. Меры помощи должны быть согласованы и информативны и включать минимальный ком- плекс, гарантирующий их восстановление: ин- формирование, подготовку к участию в судебном заседании; оказание эмоциональной и психоло- гической поддержки; дачу рекомендаций, касаю- щихся рисков и профилактики вторичной и по- вторной виктимизации, запугивания и мести52; предоставление приютов или любого другого со- ответствующего временного жилья нуждающим- ся в безопасном размещении ввиду неизбежного риска вторичной и повторной виктимизации, запугивания и мести; осуществление направлен- ной и комплексной поддержки жертв со спец- ифическими потребностями53. Угроза вторичной и повторной виктимиза- ции, запугивания и мести, исходящая от правона- рушителя или возникающая в результате участия в уголовном судопроизводстве, должна быть мини- мизирована посредством осуществления судопро- изводства в скоординированной и уважительной форме, способствующей формированию у жертв доверия к органам власти и недопустимости полу- чения моральных травм в течение уголовного судо- производства. Взаимодействие жертв с уполномо- ченными органами должно осуществляться мак- симально удобными способами. При этом следует избегать ненужного количества процессуальных контактов, необходимость в которых отсутствует, например посредством ведения видеозаписи опро- сов и допросов. Должностные лица должны иметь в своем распоряжении как можно больше возмож- ностей для предотвращения страданий жертвы, возникающих, в частности, в результате визуаль- ного контакта с правонарушителем, его семьей посредством: вызова жертв и правонарушителей на слушания в разное время54; применения надле- жащих средств, позволяющих обеспечить возмож- ность слышать речь жертвы в зале суда в ее отсут- ствие посредством использования соответствую- щих коммуникационных технологий; реализации мер, позволяющих избежать излишних допросов относительно подробностей частной жизни жерт- вы55. Необходимо содействовать внедрению мер, особенно в отношении зданий судов и полицей- ских участков, направленных на оснащение зданий такими удобствами, как отдельные входы, залы и 56 43 См.: Пункт 18 директивы № 2011/36/ЕС. 44 См.: Пункт 37 директивы № 2012/29/ЕС. 45 См.: Пункт 39 директивы № 2012/29/ЕС. 46 См.: Пункт 58 директивы № 2012/29/ЕС. 47 См.: Пункт 19 директивы № 2011/99/ЕС. 48 См.: Части 1, 3-4 ст. 8 директивы № 2012/29/ЕС. 49 См.: Пункт 18 директивы № 2012/29/ЕС. 50 См.: Часть 2 ст. 8 директивы № 2012/29/ЕС. иные зоны ожидания для жертв . 51 См.: Пункт 62 директивы № 2012/29/ЕС. 52 См.: Части 1-2 ст. 9 директивы № 2012/29/ЕС. 53 См.: Часть 3 ст. 9 директивы № 2012/29/ЕС. 54 См.: Пункт 53 директивы № 2012/29/ЕС. 55 См.: Части 2, 3 ст. 23 директивы № 2012/29/ЕС. 56 См.: Статья 19 директивы № 2012/29/ЕС. Без ущерба действию права на защиту долж- но гарантироваться, что в ходе расследования уголовного дела допросы жертв преступлений проводятся без неоправданных задержек сразу после подачи в уполномоченный орган заявле- ния о совершении уголовного правонарушения; количество допросов жертв преступлений сво- дится к минимуму, и допросы проводятся только при условии строгой необходимости для целей уголовного судопроизводства57. Принятие мер должно осуществляться в обста- новке поддержки, оказываемой в уважительной, корректной и деликатной форме. В ходе расследо- вания уголовного дела жертвам с особыми потреб- ностями в защите могут быть доступны следующие возможности: проведение их допросов в помеще- ниях, предназначенных или адаптированных для этих целей; проведение всех допросов жертв од- ними и теми же лицами, если это не препятствует надлежащему отправлению правосудия; проведе- ние допросов жертв сексуального насилия, гендер- ного насилия и насилия в семье, за исключением проводимых прокурором или судьей, с учетом по- желания жертвы лицом того же пола, что и жертва, при условии, что это не нарушает порядка уголов- ного судопроизводства58; предоставление убежи- ща и безопасного проживания, направление на проведение медицинской и судебно-медицинской экспертиз, разовые и долгосрочные консультации психолога, оказание специальных услуг для детей, являющихся непосредственными или косвенными жертвами59. Важно указание на цели принимаемых мер - физическое и психологическое восстановление, предполагающее долгосрочное решение проблем жертв60. Специальные меры, назначенные по резуль- татам проведения индивидуальной оценки, не должны применяться, если организационные или практические ограничения делают это не- возможным, а также в случаях, когда существу- ет острая необходимость в проведении допроса жертвы, и отсутствие такой возможности спо- собно нанести вред жертве или иному лицу или может негативно отразиться на результатах судо- производства61. В качестве передового подхода следует указать положения директив, которые регламентируют основания и порядок применения судебных при- казов-запретов62, предполагающих применение лю- бых релевантных мер с целью обеспечения защиты охраняемого лица. Основаниями приказа являются: 57 См.: Статья директивы № 2012/29/ЕС. 58 См.: Части 2, 3 ст. 23 директивы № 2012/29/ЕС. 59 См.: Пункт 38 директивы № 2012/29/ЕС. 60 См.: Пункт 22 директивы № 2011/36/ЕС. 61 См.: Часть 1 ст. 23 директивы № 2012/29/ЕС. 62 См.: Пункт 52 директивы № 2012/29/ЕС. защита одного лица от уголовно наказуемого деяния другого, угрожающего его жизни, физическому или психологическому благополучию, чести, личной или половой неприкосновенности. Охранные меры могут быть в виде одного либо нескольких запре- тов и/или одного либо нескольких ограничений. Любой запрос на выдачу охранного приказа должен быть рассмотрен в достаточно короткие сроки с уче- том обстоятельств конкретного дела, в том числе его срочности и степени риска для охраняемого лица63. В содержание охранного приказа включаются данные о времени, дате, жертве и лицах, представля- ющих опасность, характере охранной меры иоргане, который их осуществляет, техническом устройстве, которое было предоставлено охраняемому лицу или лицу, представляющему угрозу, для обеспечения ис- полнения охранной меры; дополнительных обстоя- тельствах, которые могут повлиять на оценку степе- ни опасности для охраняемого лица64. В качестве запрещающих или ограничивающих мер могут выступать: запрет посещения определен- ных мест или областей, где временно или постоянно проживает охраняемое лицо; запрет или ограниче- ние контактов с охраняемым лицом в любой форме, в том числе по телефону, почте, электронной почте, факсом или иным способом; запрет или ограни- чение возможности приближаться к охраняемому лицу менее чем на установленное расстояние65. Отечественное уголовно-процессуальное за- конодательство таких подробных положений не со- держит, а указывает на обязательный характер вы- яснения обстоятельств, способствующих соверше- нию преступления (ст. 68 УПК РСФСР и ст. 73 УПК РФ). Несмотря на тот факт, что данные положения закона не новы, эффективно действующего меха- низма защиты потерпевших от вторичной викти- мизации в российской юридической доктрине не сформулировано. Практическая доступность и эффективность мер безопасности и государственной защиты опре- деляется российскими практиками неоднозначно. На вопрос: «Как Вы оцениваете эффективность мер государственной защиты в отношении лиц, потер- певших от преступлений?» 75 % респондентов ука- зали, что такие меры не применялись, 18,5 % связа- ли их неэффективность с разного рода причинами, в том числе с несовершенством данного института, его нахождением в стадии становления66. В модели построения института восстанови- тельного правосудия директивы исходят из того, что данный порядок может принести существенную пользу жертве, однако при оказании таких услуг не- обходимо принимать меры для предотвращения 63 См.: Пункты 12, 16, ст. 1, п. 1 ст. 2 директивы № 2011/99/ЕС. 64 См.: Пункты «g», «h», «j» ст. 7 директивы № 2011/99/ЕС. 65 См.: Статья 5 директивы № 2011/99/ЕС. 66 По результатам опроса прокурорских работников в 2013-2014 гг., общее количество опрошенных - 401 человек. вторичной и повторной виктимизации, запугива- ния и мести. В связи с этим первоочередное вни- мание следует уделять интересам и потребностям жертв, соображениям безопасности, а также со- гласию жертвы при наличии свободного, полного и объективного информирования, которое может быть отозвано в любой момент; устранению послед- ствий ущерба от преступления и предотвращению причинения нового ущерба; добровольному поряд- ку соглашения. Отмечено, что такие факторы, как характер и тяжесть совершенного преступления, причинение жертве повторного вреда физического, сексуального или психологического характера, дис- баланс сил жертвы и правонарушителя, а также воз- раст, степень зрелости или интеллектуальные спо- собности жертвы могут ограничить или снизить его способность к принятию осознанного решения или могут препятствовать получению положительного результата для жертвы. Процесс восстановительно- го правосудия должен осуществляться в конфиден- циальной форме, если иное не оговорено сторонами или если иное не предусмотрено национальным за- конодательством в свете преобладания обществен- ного интереса67. В положениях УПК РФ с некоторы- ми оговорками к восстановительному правосудию можно отнести нормы, предусматривающие осно- вания прекращения уголовного дела (уголовного преследования), которые в одном случае (ст. 25 УПК РФ) требуют инициативы потерпевшего (заявле- ние), а в другом (ст. 28 УПК РФ) - нет. Систематический и отвечающий требовани- ям объективности учет статистических данных признается важным компонентом эффективной политики в области прав, установленных дирек- тивами. В целях облегчения проведения оценки результатов применения директив необходимы не только общепринятые статистические сведе- ния (количество и тип преступлений, количество жертв, их возраст и пол), но административные данные, собранные службами здравоохранения и социальными службами, общественными и не- государственными службами поддержки или службами восстановительного правосудия и ины- ми организациями, работающими с жертвами. Административные данные могут включать све- дения о получении жертвами услуг, предоставля- емых государственными учреждениями, а также общественными и частными организациями под- держки, такие как количество направлений жертв в службы поддержки сотрудниками полиции, число жертв, обратившихся за предоставлением поддержки или услуг восстановительного право- судия, а также получивших или не получивших такую поддержку68. В настоящее время в сфере ста- тистического учета виктимологической характе- ристики преступности наиболее перспективным 67 См.: Пункты 12, 46 директивы № 2012/29/ЕС. 68 См.: Пункт 64 директивы № 2012/29/ЕС. можно признать разработку и создание государ- ственной автоматизированной системы правовой статистики, которая создается в целях реализации ст. 51 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»69. Содержание проведенного системного анализа позволяет говорить, что положения директив со- держат наиболее передовые элементы механизма защиты жертв, которые могут быть использованы при совершенствовании отечественного уголовно- процессуального регулирования. Представляется, что развитие юридической доктрины о доступе потерпевших к правосудию должно осуществлять- ся по следующим перспективным направлениям. В качестве принципа уголовного судопроиз- водства должны быть заложены не только отражен- ные в УПК РФ возможности участия потерпевших в уголовном преследовании, но и недопущение угрозы вторичной и повторной виктимизации, запугива- ния и мести, гарантии получения соответствующей поддержки в целях содействия их восстановлению и доступ к правосудию. Данные новшества долж- ны более эффективно раскрыть комплексный по- тенциал назначения уголовного судопроизводства, когда практическая возможность его реализации не ограничена формальными требованиями закона, а учитывает весь спектр правоотношений с участием потерпевших и их индивидуальные особенности. В процессе нормотворчества в первую очереь необходимоучитыватьположенияопроцессуальной роли потерпевшего. При принятии процессуальных решений определяющая роль потерпевшего должна выражаться применительно к реализации положе- ний закона, в наибольшей мере затрагивающих его права и законные интересы (например, меры без- опасности и защиты, обеспечительные меры граж- данского иска). Функционирование института уго- ловного преследования должно быть освобождено от императивных позиций потерпевшего. Постоянного совершенствования требует понятийный аппарат. До настоящего времени в УПК РФ не определены такие понятия, как «закон- ные интересы», «заинтересованные лица», «за- явитель» и др. Некоторые институты нуждаются в комплексном понятийном обеспечении. Напри- мер, отсутствие понятий «потребности в защите», «источники вреда», «незаконное преследование» затрудняет реализацию мер безопасности и защи- ты на практике. Следует систематизировать правовой массив, связанный с участием потерпевшего в уголовном судопроизводстве, посредством структурирования положений закона и внесения новых положений касательно некоторых категорий потерпевших (с учетом возрастного и гендерного различия, физи- ческого и психического состояния и развития). 69 По данным Портала правовой статистики Генераль- ной прокуратуры РФ. URL: www.crimestat.ru (дата обра- щения: 26.11.2015). Расширить в законе перечень мер безопас- ности, основания и порядок их проведения, от- дав приоритет наиболее востребованным по причине их технологической прогрессивности и простоты, возможности повсеместного беспре- пятственного осуществления. В целях формирования объективной виктимо- логической картины преступности в системе право- вой статистики следует использовать данные, предо- ставляемые не только государственными органами и международными организациями, но и обществен- ными организациями и иными образованиями, во- влеченными в сферу защиты потерпевших.

About the authors

K V Kamchatov

Academy of prosecution General of the Russian Federation

Email: agprf09@mail.ru

References

  1. Бочкарёв С.А. О противодействии коррупции в Российской Федерации: новые подходы без инноваций // Право и политика. 2008. № 11. С. 2591-2594.
  2. Мещерякова О.М. Глобализация права: философско-правовое осмысление // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 2 (3). С. 28-32.
  3. Сорокина Е.М. Правовые основы обеспечения прав потерпевших в уголовном процессе в Европейском союзе // Адвокатская практика. 2015. № 2. С. 33-37.
  4. Тимошенко А.А. Юридико-технические проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства // Юридическая техника. 2007. № 1. С. 80-88.

Statistics

Views

Abstract - 114

PDF (Russian) - 36

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2015 Kamchatov K.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies