Problems of public administration in scientific-philosophical system of coordinates

Cover Page

Abstract


The article submitted to the attention of the reader this article is not a review in the classic sense of the genre of scientific analysis. This is most likely the reaction of an interested reader to a recently published monograph devoted to the problems of philosophical understanding of governance, more precisely the study of the managerial processes in three-dimensional space of philosophical understanding of management foundations, ideological justification and scientific support for management processes. The reviewer, in solidarity with the author of a monograph, trying their arguments, not only once again confirm the tremendous scientific and practical significance of control in the life of human society, but also with the more General scientific and philosophical positions to explore socio-energy power and basic qualitative characteristics of the mechanism of state administration, to focus attention on the development prospects and conditions of its effectiveness. With critically constructive approach deals with the problems of objective and subjective in the management of, the respective causal relationships, correlation and interdependence of the entities, forms, contents and peculiarities of the laws of dialectics in the management area. The subject of special attention is the ratio of conscious and natural, subjective and objective, goals and interests, forecasting, goal setting, and performance, sociality, legality and morality in management. Paid attention to the danger of various kinds of questionable philosophical interpretations of modern existence, non-dismissive is irresponsible attitude to the historical facts concerning the difficult, often tragic history of political and state-administrative relations in domestic and foreign practice. In conclusion made conclusions and generalizations formulated important, from the point of view of the author of the article, suggestions for improving the practice of management activity of the modern democratic state and its hardware structures.

Full Text

В нашей стране издается немало книг, посвя- щенных управленской проблематике. Сре- ди авторов - представители самых разных отраслей обществоведческой науки: историки, юристы, политологи, социологи, специалисты в области менеджмента, государственного и партийного строительства, социальной психо- логии. Что, в принципе, понятно и по-другому, очевидно, быть не может. Ведь управление - это не только анализ и синтез, не только про- цесс планирования, организации, мотивации, контроля и волевого принуждения, но и анализ и предвидение, прогнозирование и планирова- ние, движение от абстрактного к конкретному, от общего к частному и наоборот. Это конструирую- щий и преобразующий объективную реальность субъективный фактор, особая форма интеллек- туальной профессиональной деятельности. Не случайно управление ученые представляют как «универсальное измерение человеческой дея- тельности», сущность которого - «воссоздание особенностей субъекта в свойствах и качествах объекта управления». Если такое воссоздание и воспроизведение от- сутствует, а субъект управления не воплощается в тех или иных характеристиках новой реальности, то говорить об управляющем воздействии трудно, а то и вовсе бессмысленно. В лучшем случае это бюрократически-формальное участие в управлен- ческом процессе, которое нередко ограничивает- ся имитацией управления. Настоящее управление предполагает конструктивное воздействие субъекта на объект, причем при самом активном уча- стии последнего в управленческом процессе. Мо- мент воспроизводства субъекта в объекте - пер- вый и важнейший признак того, что управление присутствует и оно реально. Другой вопрос, ка- кие его качественные характеристики, насколько управляющее воздействие эффективно, насколько оно целеориентировано и насколько полно обе- спечено в ресурсном отношении, какова его прак- тическая действенность и полезность. Вот почему лишь немногие, даже из числа признанных научных авторитетов и умудренных богатым жизненным опытом управленцев ставят перед собой задачу широкого философского ос- мысления управленческих практик, пытаются с научно-концептуальных позиций разобраться в их сущности, генезисе, векторности развития и социальной эффективности. Г.В. Атаманчук - один из тех, кто пытается не формально, а пред- метно и всесторонне разобраться во всех этих не- простых вопросах. Будучи искренним сторонником философских концепций П. Бурдье, Л.Н. Гумилева, И.А. Ильина, А.С. Панарина, Т. Парсонса и А.Ф. Лосева, знато- ком научного наследия В.М. Грибовского, А.И. Ва- сильчикова, В.О. Ключевского, М.М. Сперанского, Л.А. Тихомирова и Б.Н. Чичерина, а также после- довательным продолжателем научных традиций В.Г. Афанасьева, Р.А. Белоусова, К.И. Варламова, Д.М. Гвишиани, Д.А. Керимова, Г.В. Мальцева, А.Г. Спиркина, Ж.Т. Тощенко, Б.С. Эбзеева и других широко известных в нашей стране и за ее пределами ученых, он поставил перед собой задачу все- сторонне исследовать сущностные и прикладные аспекты управления, осмыслить его философские основы и идеологические составляющие, пред- ставить механизмы научного обеспечения управ- ленческой практики. Что, кстати, особенно важно в условиях углубляющегося кризиса и небывалого дискриминационного прессинга западного мира в отношении нашей страны. Недавно вышедшая монография «Управление: философия, идеология, научное обеспечение»1 - итог его исследований на протяжении многих лет научно-исследовательской и практической дея- тельности в органах государственного руковод- ства. Убежден, что издание не останется вне вни- мания научного сообщества и профессорско-пре- подавательского корпуса, вызовет интерес в среде политиков и стратегически мыслящих профес- сионалов-управленцев, прежде всего тех, кого за- ботят проблемы государственного строительства и будущее нашей страны. Даже беглое прочтение книги настраивает на серьезные размышления, ставит перед читателем немало вопросов и застав- ляет искать ответы на них, принуждает глубже проникать в вопросы, многие из которых раньше считались второстепенными и несущественными. Особенно рельефно это предстает, если смотришь на мир не сквозь затемненные стекла дорогих очков, а стремишься объективно оценить про- исходящие в нем процессы, не абстрагируешься от наваливающихся как снежный ком проблем, стараешься трезво воспринимать происходящие трансформации, которые, к сожалению, далеко не всегда конструктивны. Особенно больно, когда сталкиваешься с конъюнктурно-недобросовестным переписы- вание истории, бюрократическим отношением к власти и управлению, когда «мерзость сегод- няшних дней пытаются оправдать мерзостью прошлого»2, когда акцент делается не на гумани- стической составляющей человеческого бытия, а на пошлости, цинизме и лжи. Только тогда начи- наешь ощущать ценность жизни, по-настоящему понимать, как пишет Г.В. Атаманчук, что только правда, труд и устремленность в будущее вселя- ют надежду, являются реальным материальным источником конструирования цивилизованного человеческого сообщества. Значимость управленческих знаний трудно переоценить. Даже несмотря на то, что в наше время управленческая наука в известной мере «утратила оптимистическую веру в возможность упорядочить мир человеческих отношений»3. Нередко даже можно услышать мнение о кризисе 1 Атаманчук Г.В. Управление: философия, идеология, на- учное обеспечение. М.: Academia, 2015. 416 с. 2 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 7. 3 Новая философская энциклопедия: в 4 т. Т. IV. М.: Мысль, 2001. С. 144. управления, что теория сознательного констру- ирования общественных систем потерпела по- ражение. Основания для такого рода выводов, действительно, имеются. Но существа дела это, тем не менее, не меняет и не означает, что на- ступил «кризис управления» как такового. Наука государственного управления не только не дегра- дирует, а наоборот, укрепляет свои позиции, ее проблематика становится все более актуальной и востребованной на практике. Сегодня, как ни- когда прежде, человечество нуждается именно в добротной философии государственного управ- ления, в эффективных его технологиях, в специ- алистах, способных реализовать фундаменталь- ные научные достижения на практике. Заслуживает всяческой поддержки концеп- туальный подход автора к исследованию совре- менных проблем управления, логика его научного анализа и конструктивно-созидающая направлен- ность его исследовательского поиска. Не говоря о стремлении последовательно, шаг за шагом про- двигаться от общего философского охвата управле- ния как общественного явления, его сущностных характеристик, закономерностей и принципов, исследования философских основ, философского содержания и философской оценки управления до (в завершение) исследования его идеологических аспектов с выходом на практические проблемы формирования современной созидающей управ- ленческой культуры. Особый предмет анализа - вопросы разделения власти, соединения закон- ности и морали, сочетания учреждений бюрокра- тических и общественных, повышения управлен- ческого потенциала государства в соответствии с лучшими мировыми стандартами. Специальному научному анализу подверга- ются целевая, функциональная, организацион- но-кадровая, коммуникационная и контрольно- надзорная подсистемы управления; стиль управ- ленческой деятельности; порядок принятия и реализации государственных управленческих решений; особенности государственно-частного партнерства; административно-правовые аспек- ты обеспечения законности в управлении; осо- бенности государственного управления в кри- зисной ситуации. Г.В. Атаманчук исходит из того, что теория управления приобрела комплексный полипара- дигмальный характер, развивается в сложной многовектороной научной системе координат, что позволяет представить ее как некую целост- ность во всем богатстве черт, свойств, элементов и особенностей, отражающих противоречивость и нелинейный характер развития современно- го общественного организма. Отсюда основные принципы научного познания - научность, объ- ективность, историзм, диалектичность восприя- тия всего многообразия реальной действитель- ности и ее развития во времени и пространстве. При этом автор фиксирует органическую вза- имосвязь между философской интерпретацией управления как целенаправленной специаль- но организованной деятельности по оказанию управляющего воздействия на социум и эффек- тивностью управленской деятельности, показы- вает, что указанные ипостаси как бы перетекают друг в друга, причем через широко отрывающи- еся для каждой из них горизонтов познаваемой истины. Именно в этом огромный политический и практически-управленческий смысл социаль- ной философии, как, впрочем, и социологии, и социальной психологии, культуры в целом. Г.В. Атаманчук исходит из того, что филосо- фия созерцает, размышляет, познает сущность и интерпретирует происходящее, а управление действует и целенаправленно преобразует. С уча- стием, конечно, власти и имеющихся в ее распо- ряжении полномочий, ресурсов и сил, многие из которых реализуются в форме материально-фи- нансовых, организационно-правовых, интеллек- туальных и силовых механизмов. Чтобы пере- жить момент истины, ощутить прилив духовных и творческих сил и в итоге получить нужный ре- зультат, ценности опредмечиваемой мысли долж- ны быть материализованы, должны быть не толь- ко понятыми и актуализированными, но и реали- зованными на практике, то есть должны транс- формироваться в реальную действительность. А это возможно лишь посредством созидающего конструктивного управленческого действия. Что, согласитесь, очень непросто. Ведь очень многое в общественном и личностном сознании, как спра- ведливо замечает автор, является не только «за- путанным, противоречивым и алогичным»4, но и крайне трудным для понимания. Многое так и остается для большинства «вещью в себе». Все, например, понимают, что человеческий разум является основным условием возникновения и развития социального бытия, никто не спорит с тем, что разум сотворил человеческую цивилиза- цию, сделал человека человеком. И тут же ставят под сомнение способность человека эффективно управлять и регулировать. Стремятся убедить себя и других в том, что человек еще очень слаб и интел- лектуально слабо подготовлен к решению обще- человеческих проблем, а значит, не в состоянии на разумных основаниях упорядочить жизнь страны, не говоря уже о планете в целом. Ставка делается на стихийность, рыночную конкуренцию и социальную самоорганизацию5, на частную собственность и капитал, которые вкупе с демократическими институтами и сво- бодой волеизъявления единственно способны «рационально и эффективно регулировать общеражать идеалы и ценности, адекватно определять потребности, соответствующим образом «моти- вировать человеческую жизнедеятельность»6. Но так ли это на самом деле - большой во- прос. Это только на первый взгляд кажется, что в жестких конструкциях либерально ориентиро- ванных идеологов государственного управления все логично, разумно и обоснованно. В реально- сти все обстоит далеко не так. И дело не в том, что кто-то по ошибке или специально, осознан- но или неосознанно, целенаправленно или ис- подволь принижает роль разума в управлении и абсолютизирует стихийность. Дело в том, что, помимо разума, а также нормативно закреплен- ных правовых и сложившихся нравственных ин- ститутов, в реальной жизни действуют интересы и естественные, часто далекие от высоких мо- ральных идеалов «стремления человека к выго- де» - богатству, властолюбию, накопительству, гедонизму, другим «земным радостям». Многое из перечисленного закладывает- ся или, по крайней мере, подразумевается уже на этапе анализа, целеполагания и принятия управленческих решений, является своего рода отражением «понимающего бюрократического предпринимательства»7. Под эти цели затем под- бираются инструменты, утверждаются нормы и правила, выстраиваются механизмы регулирова- ния, организуются соответствующие преобразо- вания. И не надо говорить о возможности, а тем более об уже наступившей, благодаря рыночной конкуренции, «гармонии и всеобщем благоден- ствии народа», о «тождестве интересов капитала и труда». Только идеалистическое прямолиней- но-догматическое восприятие реальной дей- ствительности может перечеркнуть научность таких понятий, как бытие и сознание, объектив- ное и субъективное, объективация и объективи- зация, управление и управляющее воздействие, мысленное конструирование и практическое действие. А это уже вопросы, которые выводят нас на диалектику сущности и явления, стихийности и сознательности, непредвиденности и целесоо- бразности, зависимости и автономности в управ- лении. Прав Г.О. Греф, когда говорит: «Я не верю в науку, которая не связана с практикой, и в об- разование, которое не связано ни с практикой, ни с наукой, не верю в бизнес, который не связан ни с образованием, ни с наукой». Трудно не со- гласиться с таким подходом к делу. Подобно тому, как философия находит в политике и управлении свое материальное оружие, точно так же госу- дарство находит в философии свое методологи- ческое, духовно-нравственное и идеологическое ственные отношения». А значит, объективно от- 6 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 35, 97. 7 Элиты и общество в сравнительном измерении: сб. ст. / 4 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 8. 5 См.: Там же. С. 9. под общ. ред. О.В. Гаман-Голутвиной. М.: РОССПЭН, 2011. С. 225. оружие8. В философской мудрости и в ее миро- воззренческом пространстве формируется опыт государственного управления, проявляется так необходимое для правильного решения сложных практических задач политическое и администра- тивное чутье. Вот почему так ценны для управления наука, прочные правовые знания и высокая нравствен- ность управленцев, и настолько же опасны для го- сударственного аппарата - непрофессионализм, лицемерие и бюрократическое высокомерие. Не говоря уже о душевной лени, нежелании вникнуть в проблему, понять суть вопроса, выявить при- чину допущенной ошибки и своевременно ее ис- править. Правильно говорят, что умен не тот, кто много знает и не делает ошибок - таких людей нет и быть не может по определению. Умен тот, кто стремится познать реальную действитель- ность, способен воспринимать ее такой, какой она есть на самом деле, и готов действовать. Но не бюрократически и конъюнктурно, а грамотно, стратегически выверено, с опорой на «бесспорно доказанные факты». Умен тот, кто делает ошибки несущественные, кто стремится их своевремен- но выявить, осознать и как можно быстрее ис- править. В этом, а не в словах, красивых планах и убедительных отчетах заключается профессио- нализм и эффективность управления, а значит - сила и честность в государственных делах. В этом суть проблемы, в этом первый при- знак серьезного отношения к управлению. В этом ключ понимания того, насколько глубоко в на- учном отношении и адекватно люди восприни- мают смысл управления и сущностные замыслы реализуемых политик. Догматизм в познании, бюрократизм в управлении, преклонение перед стихийностью в мировоззрении вредны не мень- ше, чем бездумное преклонение перед сознатель- ностью и абсолютизацией плановости. Почему с таким вниманием и озабоченно- стью участники VII Гайдаровского форума «Рос- сия и мир: взгляд в будущее» (Москва. РАНХиГС, 13-15.01.2016 г.) слушали далеко не самые оптими- стические оценки и выводы докладчиков и вы- ступающих? Да потому, что речь шла не об ординарных суждениях в духе «поднять, повысить и усилить», а о необходимости понять, что «век углевородо- ров для нашей страны закончился» (Г.О. Греф), что сегодня непозволительно действовать в духе экономического декаданса, открывающего до- рогу к рецессии (Д.А. Медведев), что роль прави- тельства не только в утверждении целевых про- грамм и распределении бюджетных средств, а в том, чтобы «развивать инфраструктуру и созда- вать условия, чтобы бизнес и предприниматели были драйверами инноваций» (Н.А. Никифо- 8 См.: Маркс К., Энгельс. Ф. Собр. соч. Т. 1. С. 428. ров), что слово «ответственный» должно стоять перед словом «инновации» (М. Пейдж), что про- водником экономического роста является не оли- гархия, а средний класс (Л.В. Овчарова). Главное, чтобы эти весьма актуальные для практической реализации тезисы были услышаны и не ока- зались, как водится, лишь предметом научных дискуссий. Время разговоров, бесконечных об- суждений и дорогостоящих бумажных потоков прошло. Бумаготворчество, демагогия с умным лицом, комиссии и рабочие группы, бескон- трольное расходование государственных средств и другие, ничего общего не имеющие с реальным управлением бюрократические формы становят- ся крайне опасными. Логично, что в монографии специальный параграф посвящен проблематике интересов, потребностей, целей управления и ценностных ориентаций в политике. Исследование при этом проводится в многовекторной координатной сети в логической последовательности по ли- нии «потребности - интересы - цели - реше- ния - действия - результаты»9. При этом под- черкивается, что в управлении задействовано великое множество институтов, прежде всего та- ких, как собственность, демократия, право и мо- раль10. В поле зрения профессионального управ- ления находятся практически все срезы управ- ленческих отношений, которые зарождаются, формируются и функционируют в системе вла- сти. Особенно те, которые возникают по поводу собственности, законности и свободы, касаются прав, обязанностей, ответственности и пределов дозволенного, оцениваются с точки зрения добра и зла, созидания и разрушения и в конечном сче- те определяют показатели качества жизни, по- вышают индексы государственной успешности и коэффициенты жизнеспособности страны. Главное, чтобы на практике представленные институты и инструменты использовались раци- онально и эффективно, соответствовали целям государства, приносили пользу всему обществу, а не только отдельным социальным группам и личностям. Именно в целеполагании - клю- чевой функции государственного управления, в соразмерности - масштабности и умеренно- сти в словах, решения и поступках, в гармонии и нормативно закрепленном порядке получают сущностное отражение, а в управленческих ре- шениях практическую реализацию интересы, ценности, установки, стимулы и многое другое, что определяет смысл человеческого бытия. И все это в контексте философской интерпрета- ции и практического использования категорий общего и частного, базиса и надстройки, каче- ства и количества, категории «мера», характери- 9 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 162. 10 См.: Там же. С. 231. зующей пороговые изменения количественных характеристик на пути к возникновению нового качества в управленческой практике. Отсутствие в профессиональном багаже управленца базовых философских категорий непременно будет заво- дить его в политические и административные тупики, подталкивать к беспринципности и ав- торитарности. Управленческое мышление находится в поле свободы творчества и выбора управленческих решений. Это, действительно, так. Но только на первый взгляд. На самом деле оно далеко не свободно, а ограничено множеством регламен- тирующих условий, прежде всего интересами, потребностями, объективными закономерностя- ми и великим множеством субъективных факто- ров - экономическим потенциалом, традиция- ми, обычаями, менталитетом, национальными особенностями, постулатами религиозной куль- туры, геополитическими особенностями. Не учитывая это, невозможно ничего толком понять не только в управлении, но и в жизни вообще. Как историческая данность принимается нами то, что на протяжении многих веков в схола- стическом философском мышлении наблюдался разрыв сознания и бытия, желаемого и сущего, «мыслящего» и «делающего». Философия слабо контактировала с реальной жизнью, не знала и не прогнозировала конфликтов и жестоких спо- собов их решения, не готовила правящие круги и широкие массы к надвигающимся переменам11. Считалось, что управлять можно только отдель- ными процессами и событиями, причем в очень ограниченных пределах, масштабные же явления развиваются и управляются в произвольном са- моуправляемом и самоорганизующемся режиме. Рационализм связывался лишь с многократно апробированным опытом и индивидуальным во- леизъявлением. Преодолевая схоластику, наука в процессе многовекового социального развития челове- чества постепенно становится рациональной. Становится не только сферой познавательной деятельности, научных споров и методологией поиска истины, но и общезначимым инструмен- том практической преобразовательной деятель- ности. Наука, с одной стороны, доказывает, что человек «способен сам творить свою жизнь», а с другой - учит не ждать милости сверху, под- сказывает, как и зачем «брать судьбу в свои руки, вести ее и отвечать за последствия»12. Именно в таком понимании социально-философской при- роды управления - ключ научного отражения сущности государственной организации обще- ственной жизни, понимания сущности власти и содержательного наполнения государственного 11 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 22. 12 Там же. С. 17. управления. Не согласиться с такой постановкой вопроса трудно. Опираясь на авторитет многих философов прошлого, Г.В. Атаманчук доказывает, что управ- ление - это не ординарный вид человеческой деятельности, а явление, «которое только и спо- собно “веление” разума перевести на язык кон- кретных целеполагающих, организующих и ре- гулирующих воздействий», способно «придавать процессу развития рациональный и эффектив- ный характер». Управление, по мнению автора исследуемой нами монографии, олицетворяет собой сплав знаний и опыта, мышления и бы- тия, сознания и материи. Это диалектическая «взаимосвязь между субъективным и объектив- ным» и одновременно способ разрешения объ- ективно существующих между ними противоре- чий. Именно управление, снимая противоречия, «упорядочивает» сознание и бытие13, реализует «эвристические начала мышления в созидатель- ной активности человека, ориентирует познава- тельный и инновационный процесс на получе- ние определенного практического результата»14, демонстрирует то, на что способен человек, госу- дарство и общество в целом15. Автор в концентрированном виде представил итог своих многолетних размышлений по поводу управления, сделал соответствующие обобщаю- щие выводы, поставил, в какой уже раз, вопрос о необходимости возврата к доброй традиции научно-философского осмысления реального бытия и адекватному восприятию окружающей действительности на основе принципов един- ства, целостности и многообразия; взаимосвязи и взаимообусловленности материального и ду- ховного; движения, изменения и прогресса. Ведь все в мире находится в движении, изменении и развитии. Развитие же это переход количества в качество посредством эволюции, нарушения меры стабильности и революции; единства и борьбы противоположностей; движения по спи- рали в режиме отрицания отрицания. В какой-то момент может даже показаться, что автор выходит за пределы предметной обла- сти управленческой науки, ставит вопросы слиш- ком широко, исследует историческое движение социальной материи по широкой воспроизвод- ственной цепочке «производство - распределе- ние - обмен - потребление» и по максимально возможному горизонту технологических взаи- мозависимостей. В том числе в логике управля- ющего действия: «цели - правила - техноло- гические средства - действия - мотивы», его нормативной линии: «нормативы - нормы - стимулы» и деятельностной парадигмы: «созна- 13 См.: Там же. С. 47. 14 Там же. С. 48. 15 См.: Там же. С. 79. ние - воля - деятельность». Но это только на первый, не особенно просвещенный взгляд. Более вдумчивый подход убеждает не толь- ко в справедливости, но и в глубокой научной обоснованности исследования в координатном пространстве такого широкого круга феноменов, отношений, явлений, процессов и категорий. Именно такой подход помогает разобраться в су- ществе происходящего, выявить конструктивные и деструктивные элементы в сфере политики и управления, предметно исследовать как созида- ющие составляющие, так и противоречия, риски, дисфункции и другие аномальные проявления. В подтверждение справедливости представ- ленных в монографии выводов автор привлека- ет многих признанных авторитетов - В.И. Вер- надского, Т. Парсонса, Т. Чарльза, М. Фридмана. В том числе К. Поппера с его утверждением о том, что «нам давно пора понять, что вопрос: “Кто дол- жен обладать властью в государстве?” незначи- телен по сравнению с вопросами “Как осущест- вляется власть?” и “Как много власти в руках тех, кто ею обладает?”». Мы должны, - как пишет К. Поппер, - понять, что все политические про- блемы носят институциональный характер, что в политике важны не только и не столько личные измерения, сколько юридическое оформление политических проблем, что прогресс на пути к демократии и равенству можно обеспечить с по- мощью эффективного институционального кон- троля над властью16. Возникает лишь вопрос: почему, скажем, те же Соединенные Штаты Америки - самая сильная и развитая в цивилизационном отношении страна цинично попирает самые, казалось бы, разумные институты, законы и нормы международного пра- ва, почему в обход Устава ООН в одностороннем порядке институционализировала себя в стату- се ведущего мирового субъекта международных санкций? Почему их не волнует ни правовая, ни процедурная, ни моральная сторона такого рода действий? Ответ повисает в воздухе. Нет, дело не только и столько в институтах, хотя, понятно, что без них нет и быть не может эффективного управления. Дело в интересах, мо- тивах и конкретных действиях тех сил, которые владеют государственным аппаратом, использу- ют имеющуюся в их руках власть, материальные, интеллектуальные, временные и иные ресурсы в узкокорыстных интересах. Особо опасно это, если власть находится в руках транснациональ- ного олигархического капитала. Нужные для себя институты они создают быстро и легко, отстаива- ют и защищают их всеми доступными способами. А уж искусством такой «защиты», включая техно- логии бюрократического сочинительства, поли- 16 Поппер К. Открытое общество и его враги / пер. с англ.: в 2 т. Т. 2. М.: Феникс, 1992. С. 189. тической абстракционизма и информационных войн овладели давно и в совершенстве, невзирая ни на какие правовые, нравственные и иные табу. Да и институциональный контроль нипочем. От- сюда огромные сложности, как в формировании эффективных институтов властвования, так и в институциональном функционировании аппара- та управления17. В философско-конструктивном ключе (он- тологическом, праксиологическом, гносеологи- ческом, методологическом) Г.В. Атаманчук ис- следует закономерности и особенности государ- ственного управления в разные периоды исто- рического развития российской государствен- ности, касается сущности, принципов, целей, функций, противоречий, аномалий и иных со- ставляющих управления. Причем как позитив- ных, так и негативно-разрушающих. Исследует роль насилия, диктата и репрессивных методов в процессе реализации властных полномочий, акцентирует внимание читателя на проблемах научно-технической революции и глобализа- ции, их влиянии на качество управленческой деятельности. При этом делает вывод, что не только объективные условия и не столько сла- бости той или иной концепции государствен- ного устройства, а прежде всего «догматизм, начетничество, замкнутость и самолюбование властей» подводят страну к тому, что она ока- зывается неподготовленной к неизбежным вы- зовам времени и не в состоянии конструктивно противостоять наступающей опасности. Дело не в том, что, скажем, социализм как на- учная концепция и как практика государственно- го строительства оказался неприспособленным к требованиям современного этапа мирового разви- тия, а в том, что партийное руководство «загнало страну в депрессию, забетонировало интеллекту- альную свободу и творческий поиск»18. Результат, естественно, оказался соответствующим. Только сейчас мы понимаем, насколько наи- вной была наша вера в то, что приход к власти де- мократических сил в одночасье позволит опера- тивно осуществить нужные политические и эко- номические преобразования и вывести страну на путь динамичного социально-экономического и культурного развития. «Человеческой револю- ции», как тогда мечталось, не произошло. Да и не могло произойти по определению. Научить- ся жить в мире и согласии с собой и природой в одночасье невозможно! Даже при условии, если в посланиях, докладах и нормативно-правовых актах закрепим великую цель построения «самой привлекательной для жизни страны», страны с развитым гражданским обществом и устойчивой демократией, с самым современным образовани- 17 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 100. 18 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 119. ем, культурой, здравоохранением и жилищным комплексом страны19. Тогда, в годы перестройки и последующей эпохи радикальных реформ даже самые опыт- ные и умудренные жизнью люди не могли пред- ставить, каким падением производства, какими масштабами безработицы, каким вызывающе высоким уровнем дифференциации доходов, ка- кими волнами кровавых конфликтов и массовой миграции обернется распад СССР для народов нашей страны и всего мира. Хотя предчувствие надвигающейся беды ощущалось отчетливо. Поэтому несколько неожиданно для весьма критично-конструктивно настроенного иссле- дователя звучит вывод Г.В. Атаманчука о том, что «хотя нам пока и не удалось многого добиться, но путь, по которому следует продвигаться вперед, проложен верно, что демократически-правовой стиль управления должен быть сохранен и упро- чен. Мы все больше ощущаем, и это действитель- но так, что Россия становится не только центром противодействия деструктивным проявлениям международного терроризма, мракобесия, наци- онализма и религиозной ненависти, своего рода источником духовного обновления мира. Но и нерешенных задач впереди не меньше. Вдохнов- ляет лишь то, что нами в целом подготовлен не- плохой задел на будущее, который необходимо использовать в качестве плацдарма для мощно- го рывка вперед»20. Таким жизнеутверждающим выводом завешается первый раздел исследуемой нами монографии. Второй раздел книги касается идеологиче- ских измерений управления, а заодно и всех тех вопросов, которые выводят нас на проблематику идеалов и ценностей, целей и мотивов управлен- ческого поведения, неопределенностей, дисфунк- циональных аномалий и рисков в управлении. Указанный блок начинается с анализа научных достижений XVIII в. Продвигаясь вперед, автор выходит на исследование структурных, генетиче- ских и институциональных аспектов идеологии, на представление и анализ целого ряда идеологи- ческих концепций управления, в том числе пред- ложенных в свое время А.А. Богдановым, В. Виль- соном, М. Вебером, Ф.У. Тейлором, Х. Эмерсоном, Г. Фордом, К. Марксом, Ф. Энгельсом, В.И. Лени- ным, А. Файолем, Э. Фроммом, другими признан- ными в мире авторитетами в области управленче- ской науки. В особый ряд Г.В. Атаманчук поставил концепции естественно-природной (Г. Спенсер), психолого-культурной (З. Фрейд, К. Юнг), соци- 19 См.: Путин В.В. О стратегии развития России до 2020 г. Доклад на расширенном заседании Государствен- ного совета РФ 08.02.2008 г. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/vystuplenie-putina-v-v-na-rasshirennom-zasedaniiально-политической (Г. Моска, В. Паретто) и со- циологической (Г. Еллинек, Д.С. Милль, Д. Остин) трактовки управления. При этом, как представля- ется, несколько увлекся представлением велико- го множества позиций западных исследователей и, как у нас принято, преувеличивает их научные достижения. При этом (что справедливо и особо важно для нас сегодня) пытается ответить на очень не- простой вопрос, почему, казалось бы, типовые идеи и инновации в одних странах оказывают- ся реализованными и действуют эффективнее и рациональнее, чем в других странах, в том числе в России. Наверное, надо не только копировать, но еще и думать, правильно оценивать и делать верные выводы. Нужно иметь разум, который позволяет, зная и изучая все, что накоплено че- ловечеством на протяжении многих столетий, «конструктивно преломлять» имеющуюся ин- формацию, духовную и материальную культуру «в интересах себя и своей родины»21. С такой по- становкой вопроса трудно не согласиться. Более того, ее надо настойчиво пропагандировать и буквально навязывать недальновидным полити- ками и государственным деятелям. Исследуя нормативный аспект государствен- ного управления, Г.В. Атаманчук не смог обой- ти стороной проблемы влияния на идеологию управления правовых, моральных и религиозных норм, факторов, касающихся профессиональной компетентности, правосознания и нравственно- сти управленцев. Самый крупный раздел монографии посвя- щен вопросам научного обеспечения управле- ния. Это естественно, понятно и оправдано. В центр внимания поставлен соответствующий понятийный аппарат. Специальные сюжеты по- священы вопросам управленческой культуры, ка- честву и эффективности управления, творческой составляющей в управлении. Сформулированы выводы и предложения. Но вряд ли прав автор в своем утверждении, что на его суждения, касающиеся социальной эффективности управления, никто не обраща- ет внимания, что мнение тех, кто пишет правду о положении дел в нынешней системе государ- ственного управления, остается незамеченным. Не совсем справедлив вывод также и том, что управление у нас втянуто в круговорот «смуты умов, игры воображений, самореализации пу- стоты» и давно не играет роли идеолога и орга- низатора человеческих поступков и действий22. В значительной степени сказанное, конечно, справедливо, в том числе по поводу множества ложных сведений, надуманных идей и прямых провокаций, низкого энергетического потенциgosudarstvennogo-soveta-2-02-2008g-o-strategii-razvitiyarossii-do-2020-goda 20 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 127. 21 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 157. 22 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 356-357. ала управления. Нельзя не согласиться и с озабо- ченностью автора фактом активизации деятель- ности различных околонаучных групп, которые своими взглядами, концепциями и школами «буквально давят» персонал управления23, а зна- чит - своим «творчеством» вольно или неволь- но не только не развивают, а наоборот, разруша- ют систему государственного и муниципального управления. Все это так. Но это вовсе не означает, что про- блемы управляемости в нашей стране замалчива- ются, что многие актуальные проблемы эффек- тивности управления остаются в тени. По поводу качества управления говорится немало и часто, в том числе практически во всех посланиях Пре- зидента страны Федеральному Собранию РФ, в публичных выступлениях депутатов, министров, губернаторов, руководителей госкорпораций. Тревога по поводу перспективности нынешней системы государственного управления звучит на заседаниях правительства и на совещаниях у Президента, в научных докладах и статьях, вы- ступлениях и интервью. Достаточно ознакомить- ся с публикациями ученых24, чтобы понять, что вопрос качества государственного управления для специалистов государственного менеджмен- та далеко не праздный. Логично завершается анализ избранного предмета исследования небольшим параграфом о научном обеспечении управления. Нисколько не умаляя значимости таких факторов, как окру- жающая среда, энергетика, новейшие достиже- ния научно-технического, информационного и технологического прогресса, автор среди прин- ципов управленческой деятельности на первое ставит нравственность, законность и культуру25, то есть человеческий потенциал. Что, по мнению Г.В. Атаманчука и нашему собственному убежде- нию, не только не противоречит, а наоборот, в полном объеме отражает диалектику современ- ной реальной жизни. Что касается собственно научных аспектов государственного управления, то автор на при- оритетное место справедливо ставит проблемы профессионализации управления, формирова- ния современных управленческих систем, на- 23 См.: Там же. С. 370. 24 См., напр.: Барциц И.Н. Система государственного и му- ниципального управления: учеб. курс: в 2 т. М.: РАГС, 2011; Кара-Мурза С.Г. Аномия в России: качество и успешность государственных политик и управления. М.: Науч. эксперт, 2012; Купряшин Г.Л., Соловьев А.И. Теория и механизмы со- временного государственного управления: учеб. пособие. М.: МГУ, 2013; Понкин И.В. Теория девиантологии государствен- ного управления. М.: Буки-веди, 2016; Панарин А.С. Страте- гия нестабильности в XXI веке. М.: Алгоритм, 2003; Старо- стин А.М. Эффективность деятельности государственной власти и управления. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ, 2005; Ясин Е.Г. Новая эпоха - старые тревоги: политическая экономия: в 2 кн. М.: Новое изд-во, 2004 и др. 25 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 290, 363. учной интерпретации исторического опыта и диалектики взаимодействия и управляющего воздействия, адекватного отражения и правиль- ного определения их места, роли и ценности в различных управленческих системах. Не остав- лена в стороне проблема соотношения рацио- нальности, рационализации и эффективности управленческой деятельности. Предмет приоритетного внимания - стату- сы субъектов власти - управления; организация, функционирование и развитие управленческих си- стем; взаимодействие между различными элемен- тами системы управления и окружающей ее среды; исторический опыт управленческой деятельности; источники и механизмы рационализации и обе- спечения эффективности управления; критерии, индикаторы и показатели эффективности. Естественно, что в номенклатуре показателей качества и эффективности управления на первом месте, как мы уже отмечали, критерии гумани- стического характера в полном их человеческом измерении - качество жизни, социальность по- литики и бизнеса, правовая законность, нрав- ственность принимаемых управленческих реше- ний. В специальный сюжет выделен сравнитель- но-международный критерий. Обобщающим же критерием, как нам представляется, должно быть соответствие целей управления и жизненных ин- тересов человека. Все остальные критерии и по- казатели должны соответствовать этому главно- му критерию и помогать устанавливать меру, как говорят, «заточенности» механизма управления под задачу «генерирования физически, духовно и нравственно здоровой нации». Вот почему научное обеспечение государ- ственного управления - не субъективное поже- лание, не выбор между «хочу - не хочу», «обя- зательно - не обязательно», «надо - не надо», а императивная обязанность всех субъектов вла- сти - управления. Всякие споры по этому во- просу не только малопродуктивны, но и деструк- тивны, они могут быть только схоластическими и пустыми по своей сути. Не говоря уже о прак- тической значимости. Иное понимание данного вопроса порождает лишь иллюзию рациональ- ности и конъюнктурное восприятие реальных общественных явлений. И это в лучшем случае. Никакие, даже самые умные теоретические конструкции и научные концепции сами по себе ничего не стоят. Мало толку, если они не овладе- вают сознанием субъектов власти - управления, не реализуются на практике и не превращаются в реальные дела, если не помогают разобраться в том, что происходит и почему происходит, кто тормозит развитие, кому выгоден развал и дегра- дация, каким образом изменить сложившуюся ситуацию? Только отвечая на эти и множество других жизненно важных вопросов, научные концепции и теоретические описания «приобретают общественный смысл»26 и со временем пре- образуются в материальную силу27. Только науч- но обоснованная, а значит - гибкая, адаптаци- онная, творческая и демократически устроенная система управления способна снимать противо- речия, своевременно обнаруживать, анализиро- вать и решать возникающие проблемы, быстро преодолевать кризисные проявления. И в этом трудно не согласиться с автором мо- нографии. Книга «Управление: философия, идеология, научное обеспечение» - результат кропотли- вых научных размышлений. В итоге Г.В. Атаман- чук формулирует несколько важных для науки и управленческой практики положений. Прежде всего, вывод о базовой значимости целеполага- ния, необходимости прочных научных и идео- логических оснований управления, институцио- нализации общественных отношений на основе принципов законности, демократии, свободы, ответственности и профессионализации госу- дарственного администрирования. Правда, мы не можем в полной мере согла- ситься с выводом автора о том, что стремление к научности управления пока не относится к на- шему государственному аппарату, бизнесу и дру- гим субъектам власти - управления28. В системе государственного управления настоящих профес- сионалов-управленцев у нас действительно мало- вато. Но это еще не повод для выводов, типа того, что мы не стремимся к овладению современной культурой управления, что мы безразличны к про- блемам инновационного обновления управления и дебюрократизации аппарата. Да и сам автор отмечает заметный рост в управленческой среде интереса к философским, политэкономическим и политологическим аспектам административного регулирования, положительный опыт внедрения в управленческую практику экономико-статисти- ческого моделирования, математического про- граммирования, вероятностно-статистических методов, системно-функционального анализа, информационных технологий и других инстру- ментов «онаучивания» управления. Именно такое «онаучивание», мы убеждены, поможет нам вырваться из тисков финансово- экономического кризиса и ослабить пресс то- тальных по всему периметру наших границ анти- российских санкций, заставит более эффективно работать механизм государственного управле- ния. Но нам не подходит «онаучивание» в духе, например, деления государственных функций на традиционные и современные, при котором к современным некоторые «продвинутые» авто- ры относят функции управления образованием, 26 Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 375. 27 См.: Там же. С. 301. 28 См.: Атаманчук Г.В. Указ. соч. С. 326. наукой и и здравоохранением. Не говоря уже о ставшем в последнее время модным увлечении терминами, типа «интерреляция», «экземпли- фиация», «резистентность», «субмиссивность», «пертинентность», «литотизация», «элимина- ция». Перечень можно продолжать бесконечно. Понятно, что от такого онаучивания толку мало, и никто на такие «новаторские» изыски серьез- ного внимания не обращает. Жаль, что вред от такого творчества трудно посчитать. Общество ждет от науки другого. Ему нужна не видимость научности, а реальная наука, нуж- ны конструктивные проекты и адекватное пони- мание объективной сущности государства, ко- торое как раз и влечет за собой многогранные и глубокие следствия для внутреннего развития и международных отношений. Главное, чтобы по- литические конструкции и проводимые рефор- мы, как писал в свое время П.А. Сорокин, не раз- рушали, а наоборот, обеспечивали соответствие форм производства и распределения сущности человека, его культуре и образу жизни. Не пода- вляли субъектность индивида, а стимулировали его жизненные силы и творческую активность, утверждали в обществе единый для всех мораль- но-правовой порядок. Стратегия эффективного управления должна включать ситуационный анализ и диагностику объективной реальности на основе объективно- непредвзятого исследования истоков и причин стагнации, спадов и кризисов; предусматривать мониторинговый анализ зон повышенного ри- ска; обеспечивать своевременное юридическое закрепление мер оперативного реагирования на болевые точки в системе научно обоснованной государственной политики политического и со- циально-экономического развития; предусма- тривать жесткий контроль движения бюджетных денежных средств и других ресурсов в режиме строгого государственного аудита доходов и рас- ходов, оздоровления и поддержки финансово- банковской сферы; обеспечивать информацион- ную безопасность; предусматривать непрерыв- ность совершенствования механизма управления на основе принципов последовательности, раци- ональной целесообразности и нравственности. И все это не ради свободы и обновления как са- моцели, а ради усиления человеческого измере- ния властно-управленческой вертикали.

About the authors

E V Okhotsky

MGIMO(University)

Email: e.ohotskii@mail.ru

References

  1. Атаманчук Г.В. Управление: философия, идеология, научное обеспечение. М.: Academia, 2015. 416 с.
  2. Новая философская энциклопедия: в 4 т. Т. IV. М.: Мысль, 2001. 744 с.
  3. Поппер К. Открытое общество и его враги / пер. с англ.: в 2 т. Т. 2. М.: Феникс, 1992. 528 с.
  4. Элиты и общество в сравнительном измерении: сб. ст. / под общ. ред. О.В. Гаман-Голутвиной. М.: РОССПЭН, 2011. 431 с.

Statistics

Views

Abstract - 95

PDF (Russian) - 37

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Okhotsky E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies