Theoretical interpretation of the state of modernity

Cover Page

Abstract

The article shows that the state as an organization of public government institutions of modernity and its theoretical interpretation is fundamentally different from the organization demodernism of the state and its theoretical interpretation. This difference was manifested, primarily, in the explanation of the role, participation and the importance of the individual in the process of state formation and as a result in the change of approach to the functional purpose of the state. The state of modernity - member, explained by concluding the contract of individuals in order to protect their rights existing independently of recognition by the state until the moment of its creation. The contractual theory of the state - the ideological basis of the state of modernity. Contractual interpretation of the process of state-building, which replaced the primitive theories and competing with them, first, “raskoldoval”, i.e. streamlines the state, secondly, explains the state through the rights of the individual, through the law, making the state legal. In the legal state of modernity changes the status of the individual: there is a transition from innate duties of subordination to the head of the family, the family and the state to innate (natural) rights. The state of the modern epoch is characterized by the change of a functional purpose, which is viewed through the category of property. The purpose and function of legal state - the protection of property rights,i.e. the rights of individuals to life, liberty and property. Positioning the property as the highest socio-cultural values leads to social and cultural needs of individuals in institutional protection through political institutions.

Full Text

Т ема модернизации традиционно не входит число вопросов юридической науки во- обще и теории права и государства в частности, в отличие, например, от политической и социологический наук, где существует устойчи- вый интерес, связанный с интерпретацией из- менений социальных институтов. Вместе с тем процесс модернизации непосредственно каса- ется государства как совокупности социальных институтов публичной власти, более того, госу- дарство в ряде случаев становится объектом мо- дернизации. Можно выделить два подхода к интерпрета- ции модернизации1. В рамках первого подхода модернизация обо- значает достижение эпохи модерна (modernity)2 как определенного типа социального порядка («общество модерна»). Модерн как современ- ность3 - изначально категория западного фи- лософского и научного словаря, описывающая исторически определенный (Новое время) - за- падный - тип социального порядка, в котором 1 О теориях модернизации и их критике см. напр.: Иоас Х., Кнебль В. Обновление парсонианства и теории модерниза- ции // Иоас Х., Кнебль В. Социальная теория: 20 вводных лекций. СПб.: Алетея, 2011. С. 442-493. 2 О модерне см., напр.: Штомпка П. Социология соци- альных изменений. М.: Аспект-Пресс, 1996; Хабермас Ю. Модерн - незавершенный проект // Хабермас Ю. Поли- тические работы. М.: Праксис, 2005; Он же. Концепции модерна. Ретроспективы двух традиций // Там же; Он же. применительно к праву и государству можно сказать, что индивид, его права (свобода) стано- вятся важнейшей социальной ценностью и при- нудительно обеспечиваются специфически ор- ганизованными институтами публичной власти, называемыми «правовым государством» (rule of law), предполагающим в первую очередь наличие института независимого суда. Основными идея- ми эпохи модерна с точки зрения права является индивидуализм, с точки зрения государства - правовое государство, это эпоха прав человека и правового государства, эпоха конституционализма, конституционного права как «техники свободы»4. В контексте второго подхода модерни- зация рассматривается как вестернизация, или американизация (этноцентристкая вер- сия модернизации). Модернизация тут - политическая программа, во-первых, по осов- ремениванию традиционных (незападных) об- ществ (социальных порядков), во-вторых, амери- канская, разработанная для этих обществ в 50- 60-е гг. XX в. Советом по изучению социальных наук, нынешний президент которого объясняет: «Касательно модернизации очень важно понять, что это - американская теория, которая возни- кает именно после победы во Второй мировой войне. Это был проект американской либераль- но-центристской интеллигенции. Идея заклю- чалась в том, что теория модернизации должна распространиться из Америки, прежде всего, на Философский дискурс о модерне. М.: Весь мир, 2003. 3 См.: Капустин Б.Г. Современность как предмет полити- ческой теории. М.: РОССПЭН, 1998. 4 Перло М. Конституционное право Франции. М.: Иностр. лит., 1957. С. 44. Западную Европу, где она разрабатывается, хотя развивается в Соединенных Штатах; она должна быть принята в других странах»5. Вопросами модернизации в версии вестер- низации, например в политической сфере, в тот период занимались Г. Алмонд и С. Верба6, Д. Лер- нер7, Л. Пай8, Д. Аптер9, С. Хантингтон10 и др.11 В их работах модернизация означает изменения традиционного социального порядка по крите- риям англосаксонской политической и правовой социокультуры: культуры политического участия («участническая политическая культура»), ко- торую не знает традиционное общество12, куль- туры гражданственности, когда политическое развитие ассоциируется с расширением сферы демократии13, светскости (секуляризации) и ра- циональности. В некоторых современных мас- штабных исследованиях, при оговорке о том, что нельзя ставить знак равенства между модерниза- цией и американизацией14, критериями модер- низации выступают индивидуализм, независи- мость и самовыражение: «Формирование эман- сипированных ориентаций - индивидуализма, независимости, фокусирования на расширении и ценностей самовыражения - отражает процесс человеческого развития»15. 5 Калхун К. Теории модернизации и глобализации: кто и зачем их придумывал? URL: http://www.inop.ru/reading/ page68/ (дата посещения: 27.02.2012). 6 См.: Almоnd G, Verba S. The Civic Culture: Political At- titudes and Democracy ii Five Nation. Princeton: Princeton University Press, 1963; Almond G. A Development Approach to Political Systems // World Politics. 1965. Vol. 17. P. 17; Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура. Подход к изучению политической культуры (I) // Полития. 2010. № 2. С. 122-144. 7 См.: Lerner D. The Passing of Traditional Society. Glencoe: Free Press, 1958. 8 См.: Pye L. Political culture and political development (co-editor and co-author) // Studies in Political Development. 1965. Vol. 5. P. 3-26; Idem. The non-Western political process // Journal of Politics. 1958. Vol. 20. P. 468-486; Idem. Aspects of Political Development. Boston: Little Brown, 1966. 9 См.: Apter D.E. Some Conceptual Approaches to the Study of Modernization. Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1968; Idem. The Politics of Modernization. Chicago: University of Chicago Press, 1965. 10 См.: Huntington S. Political Order in Changing Societies. New Haven: Yale University Press, 1968. Русский перевод книги: Хантингтон С. Политический порядок в меняю- щихся обществах. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 11 См.: Smelser N.J. Social Change in the Industrial Revo- lution. London: Routledge & Kegan Paul, 1959; Hagen E. On the Theory of Social Change. Homewood, IL: Dorsey Press, 1962; Levy M.J. Modernization and the Structure of Societies. Princeton: Princeton University Press, 1966; Lipset S.M. Politi- cal man. The Social Bases of Polities. Baltimore: John Hopkins University Press, 1959. 12 См.: Lerner D. The Passing of Traditional Society. Glencoe: Free Press, 1958. P. 48-50. 13 См.: Фукуяма Ф. Америка на распутье. М.: АСТ: Хра- нитель, 2007. С. 166. 14 См.: Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культур- ные изменения и демократия: последовательность челове- ческого развития. М.: Новое изд-во, 2011. С. 77. 15 См.: Там же. С. 216. Несмотря, однако, на разницу подходов к модернизации, в том числе по вопросам, касаю- щимся критериев, параметров, условий модер- низации и т.д., в основе теории модернизации остается фиксация дихотомии «традиция - мо- дерн», «традиционное общество - общество мо- дерна». Вопросы теории государства будут рас- смотрены с учетом именно данной дихотомии. Договорная теория создания государства как идеологическая основа государства эпохи модерна. Переход к государству эпохи модер- на может описываться по-разному. Например, С. Хантингтон политическую модернизацию связывал с рационализацией власти, диффе- ренциацией структур, ростом политической активности населения16. В последних исследованиях отмечается, что существуют две основные социальные модели: порядок открытого доступа и порядок ограни- ченного доступа («естественное государство»). Первый характеризуется политическим и эко- номическим развитием, экономикой, которая меньше страдает от отрицательного роста, силь- ным и динамичным гражданским обществом с большим числом организаций, более крупными и более децентрализованными правительствами, широким распространением безличных социаль- ных взаимоотношений, включая верховенство права, защиту права собственности, справедли- вость и равенство - все аспекты равноправия. Второй - медленно растущими экономиками, чувствительными к потрясениям, политическим устройством, которое не основывается на общем согласии граждан, относительно небольшим чис- лом гражданских организаций, менее крупными и более централизованными правительствами, господством социальных взаимоотношений, ор- ганизованных при помощи личных связей, вклю- чая привилегии, социальные иерархии, законы, которые применяются не ко всем одинаково, незащищенные права собственности и распро- страненное представление о том, что не все люди были созданы равными17. Переход от естествен- ного государству к порядку открытого доступа стал возможен благодаря верховенству права для элит (1), постоянно существующим формам общественных и частных организаций (2), кон- солидированному политическому контролю над вооруженными силами (3)18. Государство как организация публично- властных институтов эпохи модерна и его те- оретическая интерпретация принципиально отличаются от организации домодернистского 16 См.: Хантингтон С. Указ. соч. С. 109. 17 См.: Норд Т., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и соци- альные порядки. Концептуальные рамки для интерпрета- ции письменной истории человечества. М.: Ин-т Гайдара, 2011. С. 52-54. 18 См.: Там же. С. 76 и др. государства и его теоретической интерпретации. Такое отличие проявилось, прежде всего, в объяс- нении роли, участия и значении индивида в про- цессе создания государства и, как следствие, - в изменении подхода к функциональному назна- чению государства. Государство эпохи модерна - договорное го- сударство, объясняемое посредством заключе- ния договора индивидов о его создании в целях защиты их прав, существующих независимо от признания со стороны государства и до момента его создания. Договорная теория создания госу- дарства идеологически принципиально по всем параметрам отличается от конкурирующих тео- рий происхождения государства - прежде все- го исторически предшествующих примитивных (архаичных) теорий (божественных и патриар- хальной) и возникших после договорной тео- рии - теорий насилия. Примитивные теории не связывают влия- ние индивидов, их свободной воли на процесс создания государства: для примитивных теорий государство - некая данность, в условиях суще- ствования которой индивид рождается, живет и умирает (государство существует помимо него и не для него). Идеология архаичных теорий про- исхождения государства требует «подчинения власти» по причине сложившейся традиции, объясняя государство, в случае патриархальной теории, как исторически естественно возник- ший институт (государство - «разросшаяся се- мья» во главе с отцом - главой государства), а в случае с божественной теорией (возникновение государства - результат божественной воли) - вообще располагает источник власти за предела- ми социальности («власть от бога»), делая, таким образом, носителя власти (государя, верховного правителя) сакральной, постоянной и недосяга- емой для индивидов фигурой. От рождения несвободным индивидам из по- коления в поколение (по традиции) остается при- знавать, поддерживать и оправдывать публичное господство, источник которого имеет надсоци- альный характер. Индивид от рождения связан обязанностями (прирожденные обязанности) с фундаментальными и священными целостностя- ми (семьей, народом, государством), которые на- лагают на него социальные функции служения. Поэтому индивид не столько осознает себя как лицо (личность), сколько идентифицирует себя с указанными внеиндивидуальными целостностя- ми - «исходя из ответственности за свою Родину перед нынешними и будущими поколениями». Скованный прирожденными обязанностями и перманентной и «позитивной» ответственно- стью перед Родиной и всеми поколениями, чело- век просто не может индивидуализироваться. Примитивные теории происхождения госу- дарства предполагают традиционный тип легитимности: «В случает традиционного господства, повиновение личности господина, призванного благодаря традиции и связанного традицией (в предусмотренных ее границах), происходит в силу пиетета в сфере привычного»19. Основа тра- диционной легитимности - «авторитет “вечно вчерашнего”: авторитет нравов, освященных ис- конной значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение, - “традиционное” господ- ство, как его осуществляли патриарх или патри- мониальный князь старого типа»20. Теории, объясняющие возникновение ин- ститута государства в результате актов насилия21 одних индивидов (социальных групп - антагони- стических классов, племен) над другими и далее рассматривающие государство как институт со- хранения возникшей ситуации господства, дик- тата, навязывания воли, более рациональны по сравнению с примитивными теориями, однако, если и предполагают права индивида, то как су- ществующие исключительно с дозволения (раз- решения) господствующих в качестве подарка. Силовые теории государства, описываемые через категорию суверенитета, как раз являются, по классификации Д. Норта и др., «естественными государствами». Договорная же интерпретация процесса соз- дания государства, прежде всего в версии Д. Лок- ка, пришедшая на смену примитивных теорий и конкурирующая с ними, во-первых, «расколдо- вывает» государство, во-вторых, объясняет госу- дарство через права индивида, посредством пра- ва, делая государство правовым. Именно в этом отличие государства эпохи модерна - правового государства. «Расколдовывание»22 государства. Прими- тивные теории государства, обремененные хо- листскими конструкциями как реально суще- ствующими надындивидуальными общностями, мистифицировали государство. В рамках холист- ских (мистических) конструкций рациональная процедура интерпретации государства затруд- нена, подобно тому как «теологические формы мышления заглушили рациональное правовое мышление»23. Расколдовывание (демистификация) госу- дарства требовала ухода от холистского мышле- 19 Вебер М. Типы господства // Социология / сост. В. Зом- барт. 2-е изд. М.: УРСС, 2003. С. 138. 20 Вебер М. Политика как призвание и как профессия // Вебер М. Избр. произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 646. 21 См.: Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб.: Тип. «Общественная польза», 1910. С. 47. 22 По аналогии с веберовским термином «расколдовыва- ние мира» как мыслительной процедуры по устранению магического и мистического. См: Вебер М. Протестант- ская этика и дух капитализма // Вебер М. Избр. произве- дения. С. 153. 23 Вебер М. Политика как призвание и профессия // Там же. С. 664. ния, что было сделано договорными теориями. Государство эпохи модерна - рационально, а не мистически объясняемое государство и его функ- циональной необходимости. Договорные объяс- нения государства посредством действий инди- видов напоминают связанные с именем М. Ве- бера методологический индивидуализм (как конкурент холизма) и «понимающую социоло- гию», для которых только отдельный индивид и его действия допускают осмысленное толкова- ние, так как индивид - единственный носитель осмысленного поведения (термин «государство» тут, если и используется, то исключительно опе- рационально - для обозначения вида человече- ского поведения особого рода)24. Именно на базе договорных теорий возможен переход от тради- ционной легитимности к рациональной. Правовое государство. Рациональное объяс- нение процесса происхождения государства еще не делает такое государство правовым, поскольку на рациональность также претендуют теории на- силия и договорная версия создания государства Гоббса. В локковкой версии создания государства правовым делает государство, во-первых, иной взгляд на статус индивида, во-вторых, способ создания государства, в-третьих, функциональ- ное назначение государства. Статус индивида. Изменяется место инди- вида в социальной структуре путем фиксации его естественных прав. Принципиально то об- стоятельство, что в вопросе о государстве, его происхождении поднимается вопрос о свободе индивидов, но не об обязанностях, занимающих исходное и центральное место в патриархальной теории: происходит переход от прирожденных обязанностей подчинения главе рода, семьи и государства к прирожденным (естественным) правам. Так возникают права человека. «Учение Локка о собственности, да и вся его политическая философия революционны не только в отноше- нии, библейской традиции, но и в отношении философской традиции. Вследствие смещения акцента с естественных обязанностей или обяза- тельств на естественные права индивид, “я”, стал центром и источником нравственного мира, по- сле того как человек - в отличие от человеческой цели - стал этим центром или источником»25. «люди от природы не свободны»26. По Локку, это не так: каждый имеет «равное право на свою естественную свободу»27, ведь «мы рождаемся свободными»28. Эта свобода существует до госу- дарства и помимо его, а не производна от власти государства в качестве подарка индивиду. Локк формулирует принцип самособствен- ности (право на себя), ставший центральным принципом модерна и положенный в основу ли- бертарианства29, и по отношению к патриархаль- ной теории он звучит революционно: «каждый человек обладает некоторой собственностью, заключающейся в его собственной личности, на которую никто, кроме него самого, не имеет ни- каких прав»30; «свободу человека располагать и распоряжаться своей собственностью»31. Следует заметить, что общим термином «собственность» Локк обозначает жизнь, свободу и владения (имущество) индивидов32. Договор. Правовое начало государства связа- но со способом его создания - договором, даже если наличие договора выполняет функцию иде- ологической фикции. Возможность заключения договора и сам договор в таком контексте - ус- ловие значимое. Заключение договора предполагает наличие свободных и равных договаривающихся инди- видов - сторон (субъектов, акторов) и, глав- ное, - социкультурную традицию, предполага- ющую возможность и умение индивидов дого- вариваться (учитывать позиции сторон), решать важнейшие социальные ситуации, в том числе и конфликтные, посредством диалога, а не при- каза, или команды - силового (властного) навя- зывания позиции господствующего, физически сильного, властвующего субъекта. Диалоговый (договорный) режим социаль- ных отношений, в отличие от противоположного монологового (командного, приказного) режи- ма предполагает возможность индивида быть субъектом, а также способность субъектов, в том числе и властвующего, сформулировать соб- ственную позицию, которая, если не будет аргу- ментирована в режиме дискуссии, рискует быть не принятой. Договор также предполагает, что ответственность за результаты действия догово- ра лежит на индивидах, решивших заключить до- Локк уходит от патриархальной интерпре- 26 Локк Д. Два трактата о правлении // Локк Д. Соч.: в 3 т. тации государства, видящей в индивиде члена семьи или государства, где индивид имеет лишь прирожденную, или естественную, обязан- ность подчинятся отцовской, то есть монархи- ческой, власти, с ее исходным и базовым тези- сом из «Патриарха» роялиста Роберта Филмера: 24 См.: Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии // Там же. С. 507-508. 25 Штраус Л. Естественное право и история. М.: Водолей Publishers, 2007. С. 238. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С. 142. 27 Там же. С. 292. 28 Там же. С. 296. 29 См.: Нозик Р. Анархия, государство и утопия. М.: ИРИ- СЭН, 2008; Кимлика У. Современная политическая фило- софия: введение. М.: ГУ ВШЭ, 2010 С. 147-151; Ротбард М. К новой свободе: Либертарианский манифест. М.: Новое изд-во, 2009. С. 37-38, 84. 30 Локк Д. Указ. соч. С. 277. 31 Там же. С. 293. 32 См.: Там же. С. 310, 334. говор, и принимается ими, то есть институт до- говора способствует эмансипации индивидов, их индивидуализации, автономизации. В результате получается, что договорная со- циокультурная среда означает, что индивиду- альные взаимодействия строятся по принципу конкуренции формально равных субъектов. Конкуренция, когда индивидуальные взаимо- действия за то или иное благо (успех) имеют непредсказуемый результат, сопровождаются риском, пронизывает большую часть организа- ции социальных институтов как гражданского общества, так и правового государства: конку- ренция в обучении, в науке, на рынке, в спорте, в политике, в судебном процессе между сторона- ми, в составе суда между судьями через институт особого мнения, в системе разделения властей между ветвями власти, в частности - между законодателем и судом и т.д. Социальная кон- куренция пронизывает и сферу организации и функционирования публично-властных инсти- тутов. Смысл плюралистической системы в том, что ни одно решение не может быть в односто- роннем порядке навязано, требует обсуждения и критики (отсюда - традиция диалога). Функциональное назначение государства. Локковская версия договорной теории проис- хождения государства обозначила изменение функционального назначения государства, ко- торое интерпретируется через категорию соб- ственности (самособственности). Если коротко, то позиционирование собственности (по Локку) в качестве высшей социокультурной ценности обуславливает социокультурную потребность индивидов в ее институциональной защите (по- средством институтов публичной власти). В состоянии отсутствия государства, то есть в естественном состоянии, «большая часть лю- дей не особенно строго соблюдает равенство и справедливость, поскольку пользование соб- ственностью, которую он (индивид. - Э.Г.) име- ет в этом состоянии, весьма не безопасно, весь- ма ненадежно»33. Страхи и опасения индивидов вызваны тем, что в естественном состоянии не хватает, во-первых, закона, фиксирующего нор- мы справедливости, на основании которого ре- шались бы споры, во-вторых, знающего и бес- пристрастного судьи, который решал бы споры на основании справедливого закона, в-третьих, силы, которая могла бы привести в исполнение справедливый приговор, вынесенный беспри- страстным судьей34. В таких условиях индивиды готовы учреж- дать государство и учреждают его, то есть соз- дают то, чего им не хватает для гарантирования собственности: «великой и главной целью объ- 33 Там же. С. 334. 34 См.: Там же. С. 335. единения в государство и передачи ими себя под власть правительства является сохранение их собственности»35. Таким образом, цель и функциональное на- значение государства - защита собственности, то есть прав индивидов на жизнь, свободу и иму- щество. Ведь позиционирование собственности в качестве высшей социокультурной ценности обуславливает социокультурную потребность индивидов в ее институциональной защите. Существование государства оправдано толь- ко в случае, если оно защищает собственность, в противном случае необходимость в государ- стве исчезает, существование государства обесс- мысливается. Статья 18 Конституции России точно отражает эту локковскую идею: «Они (непосредственно действующие права и свобо- ды человека и гражданина. - Э.Г.) определяют смысл, содержание и применение законов, дея- тельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечива- ются правосудием». Именно данное обстоятель- ство делает государство правовым, что отличает локковскую теорию государства от иных теорий государства. Наконец, продолжением функционального назначения является доктрина правомерности сопротивления тирании (тирания - «это осу- ществление власти помимо права»36, или «при- менение силы без права»37), предусмотренная на случай, когда государство перестает отвечать цели, ради которой оно создано, не исполняет своего функционального назначения, то есть не защищает, а посягает на собственность ин- дивидов, отрицает или умаляет ее. Когда «за- конодатели пытаются отнять и уничтожить соб- ственность народа или повергнуть его в рабство деспотической власти, то они ставят себя в со- стоянии войны, который вследствие этого ос- вобождается от обязанности какого-либо даль- нейшего повиновения и свободен обратиться к общему прибежищу, которое бог предусмотрел для всех людей против силы и насилия»38. Ти- рания, то есть неправовая власть, ставит себя в состояние войны, что ведет к освобождению от обязанности подчинения и делает правомер- ным сопротивление ей39 - логично, что изме- нение условий договоренности автоматически ведет к расторжению договора или признанию его недействительным. Локковская теория происхождения государ- ства легла в основу конституционализма. «Мно- гие положения политической теории амери- 35 Там же. С. 334. 36 Там же. С. 378. 37 Там же. С. 396. 38 Там же. С. 390. 39 См.: Там же. С. 382, 390-405. канского конституционализма сфокусированы именно на личности - именно личность, явля- ясь базовой единицей, частной и общественной, имеет неотчуждаемые фундаментальные права <…> а дело правительства - обеспечить и защи- тить эти права»40. Эпоха модерна - эпоха кон- ституционного режима - конституционализма, от которого, как отмечает М. Перло, «ожидали прекращения произвола: подчинения правите- лей постоянным нормам, которые должны быть известны всем, не зависеть от желаний правите- лей и признавать естественные свободы»41.
×

About the authors

E V Gabrelyan

Institute of state and law, Russian Academy of Sciences

Email: gabrel@mail.ru

References

  1. Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура. Подход к изучению политической культуры (I) // Полития. 2010. № 2. С. 122-144.
  2. Вебер М. Избр. произведения. М.: Прогресс, 1990. 808 с.
  3. Вебер М. Типы господства // Социология / сост. В. Зомбарт. 2-е изд. М.: УРСС, 2003. С. 134-138.
  4. Гумплович Л. Общее учение о государстве. СПб.: Тип. «Общественная польза», 1910. 516 с.
  5. Егоров С.А. Конституционализм в США: политико-правовые аспекты. М.: Наука, 1993. 198 с.
  6. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: последовательность человеческого развития. М.: Новое изд-во, 2011. 464 с.
  7. Иоас Х., Кнебль В. Социальная теория: 20 вводных лекций. СПб.: Алетея, 2011. 840 с.
  8. Калхун К. Теории модернизации и глобализации: кто и зачем их придумывал? URL: http://www.inop.ru/ reading/page68/ (дата посещения: 27.02.2012).
  9. Капустин Б.Г. Современность как предмет политической теории. М.: РОССПЭН, 1998. 308 c.
  10. Кимлика У. Современная политическая философия: введение. М.: ГУ ВШЭ, 2010. 592 c.
  11. Локк Д. Два трактата о правлении // Локк Д. Соч.: в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. С. 147-405.
  12. Нозик Р. Анархия, государство и утопия. М.: ИРИ- СЭН, 2008. 424 c.
  13. Норд Т., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. М.: Ин-т Гайдара, 2011. 480 с.
  14. Перло М. Конституционное право Франции. М.: Иностр. лит., 1957. 297 c.
  15. Ротбард М. К новой свободе: Либертарианский манифест. М.: Новое изд-во, 2009. 395 c.
  16. Фукуяма Ф. Америка на распутье. М.: АСТ: Хранитель, 2007. 282 c.
  17. Хабермас Ю. Политические работы. М.: Праксис, 2005. 368 c.
  18. Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М.: Весь мир, 2003. 416 c.
  19. Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М.: Прогресс-Традиция, 2004. 480 c.
  20. Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект-Пресс, 1996. 416 c.
  21. Штраус Л. Естественное право и история. М.: Водолей Publishers, 2007. 312 c.
  22. Almond G. A Development Approach to Political Systems // World Politics. 1965. Vol. 17. P. 183-214.
  23. Almоnd G, Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes and Democracy ii Five Nation. Princeton: Princeton University Press, 1963. 562 p.
  24. Apter D.E. Some Conceptual Approaches to the Study of Modernization. Englewood Cliff Prentice Hall, 1968. 380 p.
  25. Apter D.E. The Politics of Modernization. Chicago: University of Chicago Press, 1965. 481 p.
  26. Hagen E. On the Theory of Social Change. Homewood, IL: Dorsey Press, 1962. 557 p.
  27. Lerner D. The Passing of Traditional Society. Glencoe: Free Press. 1958. 466 p.
  28. Levy M.J. Modernization and the Structure of Societies. Princeton: Princeton University Press, 1966. 855 p.
  29. Lipset S.M. Political man. The Social Bases of Polities. Baltimore: John Hopkins University Press, 1959. 586 p.
  30. Pye L. Aspects of Political Development. Boston: Little Brown, 1966. 204 p.
  31. Pye L. Political culture and political development (coeditor and co-author) // Studies in Political Development. 1965. Vol. 5. P. 3-26.
  32. Pye L. The non-Western political process // Journal of Politics. 1958. Vol. 20. P. 468-486.
  33. Smelser N.J. Social Change in the Industrial Revolution. London: Routledge & Kegan Paul, 1959. 440 p.

Statistics

Views

Abstract: 170

PDF (Russian): 51

Dimensions

Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Gabrelyan E.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies