Idea of law for XXI century (on some tasks of the modern philosophy of law

Cover Page

Abstract


The article is devoted to understanding and updating the methodological approaches to analysis of the idea of law as a phenomenon of the legal reality. The author pays an increased attention to justification of the idea in a kind of the tool for cognition and change of the positive law. A decisive importance is given to examining some perspectives of considering the idea of law as the paradigm and the fundamental image combining the axiological and logical moments of legal reality. In the article there is conducted the thought on that elaborating the Idea of law for XXI century suppose modernizing the agenda of modern legal philosophy as well as implementation of practical steps concerning forming the dialogue between adherents of different models of understanding the law so long as the idea of law is integrated unity of fundamental legal ideas not reduced fully to each of such ideas.

Full Text

Р азвитие права в XXI в. сопровождается воз- никновением новых процессов и явлений в правовой реальности, чтовомногомсвязано с экономическим и социокультурным развитием общества в условиях глобализации современного мира, в том числе определяемой логикой науч- но-технологического процесса. Огромным эври- стическим потенциалом для постижения текто- нических сдвигов и обеспечения ориентации в них обладает такой феномен правосознания, как идея права, которая в XXI в. оказалась затронута современными изменениями как в правовой ма- терии, так и в методологических и парадигмаль- но-мировоззренческих основаниях правового мышления и сознания. Концептуализация - в рамках философско- правового дискурса - феномена идеи права, ре- левантной реалиям XXI в., представляет собой безусловный компонент правового развития, которое призвано не столько следовать за глоба- лизационными процессами, сколько задавать их содержательные рамки в соответствии со смыс- лами, ценностями и принципами права. В част- ности, превращение концепции и принципа го- сподства права из конституционной ценности государств в основу устройства международной системы (что в принципе означает конституци- онализацию международного правопорядка. - М.Ш.)1, вряд ли возможно без выработки совре- менных, наиболее общих представлений о праве, в концентрированной и системной форме запе- чатленных в его идее. Одновременно это предполагает постанов- ку и решение дополнительных, нуждающихся в специальной артикуляции задач, стоящих перед философией права применительно к двуеди- ной задаче познания права и познания его идеи. В качестве таковых можно выделить эксплика- 1 Кашкин С.Ю., Калиниченко П.А. Глобализация господ- ства права: влияние на Россию и страны Европейского со- юза // Век глобализации. 2008. № 1. С. 98-108. цию не только содержательной, но и структурной сложности и многоаспектности (многомерно- сти) идеи, приводящей к разнообразным, порой конфликтующим с теоретическими представ- лениями о ней, не всегда жестко детерминиро- ванных тем или иным типом правопонимания. Действительно, идея права - феномен, чрезвы- чайно сложный для познания, в том числе с ме- тодологической точки зрения, и по этой причине предполагающий разные направления концепту- ализации, между которыми нередко возникают коллизии. В свою очередь это означает призна- ние дальнейшей необходимости поиска основа- ний для совместимости различных концептуаль- ных представлений, их корреляции и выработки интегрированной категориально-теоретической картины феномена идеи права для XXI в. Как известно, с подачи Гегеля идея права рас- сматривается в качестве предмета философии права, что позволяет определить дисциплинар- ную идентичность последней. Конечно, совре- менная философия права расширила спектр своих предметных устремлений, о чем может свидетель- ствовать многообразие разделов философско- правового знания и познания. Однако возника- ющая при этом проблема единства последнего, безусловно, побуждает задуматься над существо- ванием некоего единого горизонта, двигаясь в ко- тором правовая мысль обретает контуры именно философско-правовых исканий. Поэтому вряд ли следует отказываться от определения предмета философии права в качестве идеи права. Тем бо- лее что среди философов права имеется немалое число его сторонников. С нашей точки зрения, это во многом определяется тем, что идея права - первейшее условие бытия, а также понимания и одновременно познания и преобразования права как многомерной реальности. Несмотря на всю традиционность проблема- тики содержания и структуры идеи права для фи- лософии и теории права, идея права как фундаментальное и вполне самостоятельное измерение правовой реальности, как ни странно, перестала быть предметом серьезных и оригинальных кон- цептуализаций, оказавшись в тени актуализации исследований таких идеологических компонен- тов бытия права, как - идеи той или иной от- расли права и их институтов, идеи тех или иных мыслителей (юристов и философов), идейные основания принципов права и т.д.2 Так, в пано- раме приводимого новейшего перечня проблем и задач, релевантных правовой глобализации, на решение которых нацелена современная теория и философии права3, мы практически не увидим обоснования новых подходов к пониманию идеи права при одновременном интересе к процессам, происходящим в современной правовой идеоло- гии4. С нашей точки зрения, это свидетельствует о дроблении проблематики идеи права. В резуль- тате феномен идеи права как категории правово- го бытия и мышления затрагивается лишь попут- но при рассмотрении других, хотя и связанных с ней, правовых явлений5. Однако не представляется возможным ска- зать, что современная ситуация полностью схожа с ситуацией конца XX - начала XXI в., когда по- сле некоторого периода господства позитивизма приходилось возрождать понимание значения идеи для развития права. Как отмечал И.А. По- кровский, «духовные искания снова повеяли в юриспруденции. Она почувствовала всю свою слепоту и беспомощность без “великих идей” и “всеобщих истин”, и позитивизм перестал ее удовлетворять»6. Весь ХХ в. прошел под знаком возрождения великих правовых идей, которые оказали существенное воздействие на развитие национального законодательства и международ- ного права. Однако генерирование идеи права для XXI в., которая могла бы стать основой стра- тегий правового, экономического и социокуль- турного развития общества в условиях глобали- 2 Дробышевский С.А., Протопопова Т.В. Идея человече- ского достоинства в политико-юридических доктринах и праве. М.: Проспект, 2015; Шугуров М.В. Идея ненасилия в философии современного международного права прав человека // Современное право. 2007. № 9. С. 79-86. 3 Максимов С.И. Проблемы права и справедливости в условиях глобализации: XXII Всемирный конгресс по фи- лософии права и социальной философии // Правоведение. 2007. № 1. С. 237-245; Поляков А.В. Верховенство права, глобализация и проблемы модернизации философии и те- ории права // Правоведение. 2013. № 4. С. 21. 4 См.: Клименко А.И. Основные правовые ценности, зации, требует новых усилий по концептуализа- ции идеи права как категории правового мышле- ния и формы бытия права. Известная степень деактуализации данной проблематики в современных условиях во мно- гом была вызвана не некими непреодолимыми методологическими затруднениями, а воспри- ятием феномена идеи права как нечто вполне исследованного и понятного. Действительно, на рубеже XIX-XX вв. идея права входила в число весьма актуальных тем мировой, в том числе и российской7, философии и теории права. Были предложены ее развернутые концепции, которые не утратили своей актуальности и по сей день. Но принципиальная незавершенность правовой реальности, которая не может застыть в неких ранее отточенных формах, определяет необходи- мость дальнейшей последовательной концептуа- лизации данного феномена. Вполне аксиоматично, что право (и его исто- рия - тому пример) как одна из родовых, т.е. атрибутивных, форм социального бытия, воз- никших на ранних стадиях зарождения общества и функционирующая вместе с ним, - чрезвы- чайно сложная и динамично развивающаяся си- стемная реальность, к которой вполне приложим символ лабиринта. Спонтанное возникновение и дальнейшее развитие новых содержательных сценариев существования и развития права, его ценностей, принципов, норм и институтов в слу- чае их недоосмысленности со стороны субъектов права, исходящих из устоявшихся, но устаревших алгоритмов правопонимания, приводит к кризи- су правосознания как состоянию затруднений в осознании и осмыслении права. В результате воз- никает ситуация, которая хорошо описывается категорией «отчуждение», конкретизирующейся в феномене правового нигилизма. Отсюда впол- не обоснованной и востребованной видится про- блематика «смысла права» - правового феноме- на, пересекающегося с феноменом идеи права8. Любой кризис правосознания - это прежде всего результат преобладания обессмыслива- ния и обесценивания права над процессами его смыслового и ценностного оформления. Кри- зис правосознания является симптомом кризиса права не только как внутренней рассогласован- ности его норм и принципов, но и рассогласован- ности права с ожиданиями личности и общества. В этом случае право делегитимируется, т.е. вос- принимается как чуждая реальность, заданная идеи и концепты в содержании современной правовой идеологии // Закон и право. 2015. С. 35-41. 5 Таймасханов У.Ш. Правовой идеал и правовая идея в кон- тексте правообразования, правореализации и толкования права // Философия права. 2014. № 2. С. 117; Краснов А.С. Проблема содержания идеи современного российского пра- ва // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гума- нитарные науки. 2010. Т. 152. № 1. С. 94. 6 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Ч. 1. Петроград, 1917. С. 50. 7 Демченко Г.В. Идея права с точки зрения категории возможности, необходимости и долженствования. Киев, 1908; Палиенко Н.И. Предмет и задачи энциклопедии пра- ва и идея права // Временник Демидовского юридического лицея. Книга 82. Ярославль, 1901. С. 1-20; Хлебников Н.И. Право и государство в их обоюдных отношениях. Варша- ва, 1874. С. 1-52. 8 Гаврилова Ю.А. Правовые ценности и смысл права // Рос- сийский журнал правовых исследований. 2015. № 3. С. 35-39. извне. Усиление отчуждения между человеком и правом, а также между обществом и правом де- лает невозможным правовой прогресс и пробле- матизирует прогресс социальный. Как следствие, основополагающие принципы права, включая принцип приоритета прав и свобод человека, а также принцип верховенства права, превраща- ются в «заманчивые» фикции. В качестве методологического обоснования значимости постановки вопроса о современной идее права и современных подходах к ее понима- нию необходимоуказать наоднуочевидную вещь, а именно на то, что бытие человека как субъекта права и своего рода homo juridicus требует хотя бы минимального (порогового) понимания пра- вовой реальности, включая понимание не только ее сущности, тенденций развития и логики функ- ционирования, но и самих действий и поступков субъектов права, совершаемых в ее рамках. Все это может быть отнесено к фундаментальным условиям возможности права и бытия человека в нем. В противном случае приходится констати- ровать указанное отчуждение человека от права, когда вряд ли возможно говорить о выполнении правом его социальных функций. В условиях глобализации, когда на фоне со- циальных, культурных и экономических про- цессов, с трудом поддающихся управлению, про- исходит усиление отчужденности человека в целом, актуализируется необходимость решения вопроса по преодолению отчуждения человека от права (а равным образом и права от челове- ка), которое, в свою очередь, приобретает но- вые, подчас необычные очертания. Сюда можно отнести, например, замысловатое переплетение международного и национального права, лави- нообразное формирование новых отраслей и ин- ститутов права, возникновение нетрадиционных прав и свобод человека, а также дигитализация, т.е. перемещение в цифровую среду, прав и сво- бод, которые являются вполне традиционными. Достаточно нетривиальными выглядят процессы усложнения системы форм/источников права: их былая субординация уступает место функци- ональной корреляции. Также можно упомянуть обозначившиеся проблемы правового регулиро- вания Интернета на национальном и междуна- родном уровне, правовое обеспечение иннова- ционного развития общества и т.д. Динамичное разрастание правовой материи сопровождается многочисленными моментами несбалансиро- ванности и фрагментации. С определенной до- лей метафоричности можно сказать, что право как бы «рассыпается» на отдельные фрагменты, утрачивает целостность. Это в целом затрудняет его функционирование и выполнение его социностью сохранения, поддержания и воспроизве- дения определенности права в качестве родовой формы социального бытия на уровне предельной абстракции - его идеи, являющейся, если следо- вать И. Канту, априорным понятием. Если говорить более детально, то размышле- ния об идее права не могут сегодня не быть погру- женными в контекст процессов в современном праве, на системном уровне связанных с такими характеристиками, свойственными его эмпирии, как фрагментация, прагматизация, инструмента- лизация, технизация и т.д. Подобная атрибутика явно свидетельствует о том, что право не только утрачивает такой компонент, как «великая идея», но и идею как таковую, задающую его идентич- ность в качестве родовой формы социального бытия. С позиции такой оценки, право, несмотря на все его усложнения и всю новизну конструк- ций, примитивизируется, перестает быть про- странством, вмещающим всю объемность цен- ностей и смыслов, составляющих объем челове- ческой духовности. Остаются одни только цели, да и то вырванные из контекста смысло-ценност- ного универсума. Впрочем, фрагментация права вследствие утраты духовных основ - это один из симптомов социокультурных трансформаций и следствие кризиса духовности, рефлексируемого в философии9. В данных условиях становится до- статочно проблематичным традиционное бази- рование права на мощных философских системах и учениях. Отсюда - сужение былого объема правообразования. Вполне понятно, что данные тренды в развитии права - отражение процес- сов, происходящих в обществе, в самом человеке и которые как бы «санкционируются» правом. Инструментализация и прагматизация пра- ва приводит к его восприятию в качестве сред- ства достижения личных, сугубо прагматических целей и интересов, а не в качестве важнейшего сегмента жизненного мира человека. Но инстру- ментализация и прагматизация - это еще и след- ствие сдвигов в антропологических основаниях права, ознаменованных выходом на поверхность личности человека, радикально самодостаточ- ной в своей данности. Отсутствие стремления к совершенствованию в горизонте представлений о высоком назначении человека приводит к свер- тыванию претензий права на такое воздействие на человека, которое бы возвышало последнего. Доминирование типа личности, довольной со- бой такой, какова она есть, говорит о снижении стандарта человеческой личности, что знаменует- ся антропологическим кризисом, понятым в том числе как деактуализация идей и идеалов систем- ного развития человека. В обществе с доминиро- ванием «одномерного человека» востребованным альной функции, что также приводит к утрате понимания того, что есть право. Думается, что все это находится в тесной связи с насущной потреб- 9 Шугуров М.В. Духовность и интенции свободного вы- бора: критически анализ современности // Знание. Пони- мание. Умение. 2016. № 1. С. 56-68. оказывается и сниженный стандарт понимания целей и назначения правового регулирования и воздействия. В этом контексте размышления об идее права, «шагающие» от действительного в на- правлении должного, становятся в определенном смысле излишними. Проанализированные про- цессы подрывают серьезность идеи верховенства права и реализации соответствующего принципа. В охарактеризованной ситуации философско-пра- вовые усилия по обоснованию идеи права можно рассматривать как борьбу за сохранение комплекс- ного, т.е. целостного характера правовой реально- сти, не сводимого к одной из своих форм - пози- тивному праву. Понимание права, его сущности, смысла и назначения, схватываемое в таком феномене правосознания, как идея, является условием воз- можности существования права и выполняемых им функций. Благодаря идее, более или менее четко отрефлексированной в качестве предель- но концентрированного представления, право как правовая реальность на всех его уровнях - нормах, правоотношениях, правовой жизни - становится узнаваемой реальностью, открытой для познания и преобразования, т.е. открытой для разумной и осмысленной деятельности. Вне осуществления данных условий - воспроизведе- ние кризиса правосознания, тесным образом со- прикасающегося с социальными деформациями. Данный вывод в очередной раз призван акцен- тировать бытие права в качестве открытой систе- мы, в том числе открытой для понимания. Тот же закон как форма и источник права может достичь целей своего установления только в случае акту- ализации в правосознании понимания того, что есть право как таковое. Преодоление отчуждения между человеком и правом, а равным образом между обществом и правом во имя реализации потенциала права в направлении наилучшего правового обеспече- ния социального прогресса, а с ним и индивиду- ального развития человека возможно только на основе достижения определенной меры понима- ния содержания и логики развития права, дости- гаемой в рамках энергичных рефлексивно-по- знавательных усилий. Ввиду существования дан- ной социальной потребности вполне объяснима современная увлеченность философско-право- вой проблематикой, которая, несмотря на пре- емственность, как бы заново рождается в новых исторических условиях бытия общества, права и человека. Это означает, что вопрос о том, как мыслить право, предполагает не только учет фак- тической стороны развития права, но и учет но- вых достижений в философии, философии права, юридической науке и других науках, причастных к изучению права. В качестве способа преодоления обнаружив- шихся затруднений в осмыслении права в историческом плане всегда выступала актуализация новых подходов к его пониманию, т.е. реализа- ция творческого потенциала правовой мысли, что позволяло наделять правовую реальность новыми смыслами, в результате чего последняя продвигалась к новым рубежам правового про- гресса. Иллюстрацией этого тезиса может стать указание на новый всплеск научно-юридических и философско-правовых исканий в ХХ в., при- ведшего не только к обновлению традиционных типов правопонимания (нормативизм и юсна- турализм) и укреплению их тяготения к опреде- ленному синтезу10, но и к возникновению новых подходов в понимании и объяснении права (си- нергетическое, феноменологическое, постмо- дернистское, герментевтическое, экзистенци- альное, коммуникативно-диалогическое). Конечно, нельзя сказать, что указанный всплеск философско-правовых идейных иска- ний напрямую индуцирован глобальными про- цессами, затронувшими право. Правовая мысль, в каких бы дисциплинарных формах она ни раз- вивалась, имеет высокую степень свободы и са- мостоятельности. Однако данная мысль никогда не была оторвана от тех процессов, которые про- исходят в правовой реальности, одним измере- ний которой она, будучи теоретическим уровнем правосознания, как раз и является. Поэтому сме- ло можно сказать, что те тектонические сдвиги в содержании и организации социальной, эко- номической, культурной жизни общества, свя- занные с процессами глобализации и непосред- ственно затрагивающие правовую реальность, создают новый предметный контекст развития правовой, в том числе философско-правовой мысли. В итоге идея права как своего рода наи- более общий и емкий его мыслеобраз в контексте глобализации права претерпевает определенную модификацию в направлении собственной гло- бализации, требующей системной рефлексии, которая возможна во всем своем объеме лишь на уровне философско-правовой мысли, вступаю- щей в пространство диалога в кроссграничном и междисциплинарном контексте. В качестве исходного пункта для обсуждения задач философии права на XXI в., к одной из наи- первейших из которых относится конституиро- вание релевантного концептуально-теоретиче- ских представлений об идее права, подчеркнем повышение актуальности и одновременно ответ- ственности философско-правового постижения сущности, смысла и предназначения права при- менительно к новым условиям функционирова- ния человека и общества. Из данной констата- ции следует признание обострения значимости вечного философского вопроса о том, что есть 10 См.: Оль П.А. Правопонимание: от плюрализму к двуе- динству. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2005. право и каким оно должно быть. По сути, данный вопрос приобретает и вполне конкретно-истори- ческую модальность вопроса о том, какова идея права в XXI в. Применительно к XXI в. к важнейшей функ- ции философии права помимо ее позициони- рования в качестве «учения о правильном пра- ве», воздающего или не воздающего должное существующим параметрам правового бытия, по-прежнему относится интерпретация идеи права. Тем не менее в условиях XXI в. формиро- вание идеи права происходит в уникальных ус- ловиях, касающихся как развития права, так и развития собственно философии права, а также тех процессов, которые в ней происходят. При этом надо иметь в виду, что, как мы уже видели, актуализируются вопросы двоякого рода - это, во-первых, не только то, каково содержание со- временной идеи права и в чем оно заключается, но и, во-вторых, что из себя представляет идея права как правовое явление и какое место она занимает в системе других правовых явлений, а также - в чем ее значимость. Отсюда следует важность осмысления идеи права не только в он- тологическом, но и структурно-функциональном плане. Решение данных вопросов самым тесным образом связано с уточнением применительно к новым условиям понимания места и роли фило- софии права в постижении правовой реальности, а также с пониманием самой философией права своей повестки в XXI в. Идея права для XXI в., произрастая на новой почве политико-правовой и социокультурной проблематики в условиях глобализации, тесней- шим образом связана с углублением философии права в суть современных социокультурных и политических сдвигов, обладающих правовым измерением. Сюда можно отнести вопросы со- хранения и развития суверенитета государства, соотношения права и прав человека, соотноше- ния международного и национального права и т.д. В идейное пространство современного пра- ва входят такие идеи, как идея верховенства пра- ва, идея верховенства права в международных де- лах, идея приоритета прав человека и т.д. Нали- цо и рождение некоторых отличающихся повы- шенной дискуссионностью идей, например, так называемого глобального права, гетерогенного права, легитимности права и т.д. В этих условиях следует также говорить о необходимости более серьезного отношения к анализу воздействия на право глубинных национально-культурных и духовных пластов. В качестве одного из предмет- ных полей философии международного права выступает проблема фрагментации последнего, конкуренция права региональной интеграции и глобального права. В контексте происходящих социальных изме- нений и, как следствие, - изменений в материи и духе права, а также динамичного развития юри- дической науки, перед современной философией права стоит задача двоякого рода. Во-первых, это концептуализация феномена идеи права и раз- витие содержания соответствующей категории. Во-вторых, это парадигмальное обновление со- держательного наполнения идеи права как отме- ченного выше интегрального единства правовых идей. С учетом преемственности правового бы- тия мы бы воздержались от использования по- нятия «воссоздание/реконструкция идеи права», «создание принципиально новой идеи права». Надо понимать, что обновление предполагает дальнейшее развитие правовых идей, сочетаю- щее не только моменты преемственности, но и моменты качественной новизны, которые, ко- нечно же, могут находиться перед искушением радикальной новизны. Все это в конечном счете говорит о развитии правосознания, по крайнем мере, на его философско-правовом уровне. Выполнение философией права указанных задач предусматривает решение целой серии возникающих вопросов, например относительно предмета и функций философии права, ее дисци- плинарного статуса, единства философско-пра- вового знания и познания, т.е. единства фило- софско-правовых подходов и концепций, а также единства знания о праве в целом. Следовательно, актуализация проблематики идеи права в усло- виях усложнения и изменения конфигурации правового бытия в условиях глобализации самым непосредственным образом ведет к переосмыс- лению не только предмета философии права, но и ее дисциплинарного статуса, а также способов его философско-правовой концептуализации, в том числе на уровне философии права. Все это говорит о новой ситуации, в которой оказалась философия права, которая по-прежнему нужда- ется в консенсусе относительно своего предмет- ного поля и дисциплинарного статуса, в контек- сте которого только и возможна плодотворная выработка идеи права для XXI в. Безусловно, современная философия права как наиболее об- щий уровень правосознания, дабы не оставаться в процессе своих концептуальных построений от реальных процессов, происходящих в совре- менном праве, и для того, чтобы быть современ- ной, должна учитывать новые тренды правовой реальности. Но одновременно она должна при- нимать во внимание и особенности результатов собственного развития. Новые условия развития общества и права приводят к выдвижению новых требований не только к направлениям, способам и методам по- знания права на уровне юридических наук, но и требований по отношению к философско-право- вой рефлексии правовой реальности. Разумеется, данные требования не могут задаваться извне: они могут и должны формулироваться в качестве задач, предъявляемых юридической наукой и философией права к самим себе. Это означа- ет, что развитие права в условиях глобализации предполагает новый виток его юридико-научно- го и философско-правового осмысления. Однако последнему все же принадлежит особая роль вви- ду способности философии права усматривать наиболее проблемные и одновременно всеобщие пункты повестки развития права и, одновремен- но, правового развития общества и личности, а также пункты повестки своего собственного раз- вития. А они таковы, что в результате освоения философско-правовой мыслью новых предмет- ных областей мы являемся свидетелями выработ- ки новых подходов к изучению права и возник- новения новых концепций правовой реальности, которые можно в широком смысле рассматривать как современную идеологию права. В последней, по большему счету, находит свое системное кон- цептуальное выражение идея права XXI в. как предельный по своей фундаментальности образ права, элементы которого отражаются в тех или иных философско-правовых концепциях. Идея как образ права преломляется в уже су- ществующих и новых типах правопонимания, что говорит о пролиферации и плюрализации пред- ставлений права. Данные процессы не означают автоматического преодоление кризиса правосо- знания, поскольку могут привести лишь к запуты- ванию относительно того, что есть право вообще и современное право в частности. По сути говоря, история правовой и философско-правовой мысли наполнена примерами выдвижения и обоснова- ния оригинальных идей права и на их основе - разнообразных правовых идей, которые в той или иной степени оказывают воздействие на дей- ствующее право, т.е. имеют практико-преобразу- ющий, объяснительный, а не только герменевти- ческий потенциал. И современность - не исклю- чение. Поэтому, когда говорится о необходимости защиты идеи права или что борьба за право - это борьба за идею права, от исхода которой зависят контуры самого права, возникает вопрос о том, а возможна ли одна-единственная, истинная идея права, которую надо отстаивать и защищать от искажений? Надо отметить, что презумпция по- добного рода идеи (идеи идеального права) - фундаментальное правовое верование, которое мотивирует энергетику постижения права и прак- тического следования ему. Без веры в подобно- го рода идею, что приводит к потере последней, правосознание разлагается и рассыпается, а с ним в ситуацию турбулентности попадает и действую- щее право, в лице своих субъектов забывающего о своей идее. По всей видимости, именно перед современ- ной философией права встает вопрос о природе и характере единства идейного поля права и его со- держания. Данный вопрос имеет не только методологический, но и праксеологический характер, ибо как можно говорить об укреплении доверия к праву, повышении уровня его легитимности, если его идейное поле рассыпалось на множе- ство идейных концептов, представляющих собой конкурирующие интерпретации идеи права. До- верие к праву может также ослабевать и по при- чине содержательного наполнения данных идей, оцениваемого, например, в качестве искажения и деформации. Например, если увлеченно созда- вать метаобраз права как продукта силы и расче- та, создаваемого борьбой слепых страстей, рав- нодушных к нравственным началам, то это будет противоречить интуициям «правильного пра- ва», коррелирующих уверенности и убежденно- сти в идеальной (нравственной) сущности права. Однако одновременно мы не должны забывать о конкретно-историческом состоянии морального и правового сознания, от которого исходит со- циальный заказ на ту или иную интерпретацию идеи права, которые не всегда нацелены на со- действие нравственному прогрессу. Выше уже говорилось об особенностях позна- ния идеи права как идеального среза правовой реальности, уяснение которого - необходимый фактор функционирования права и функциони- рования в праве. Но необходимо учитывать, что идея права познается в контексте познания всей правовой реальности в целом. Однако одновре- менный анализ спектра всех граней права в рам- ках одного познавательного порыва вряд ли воз- можен. Поэтому все идеи как метаобразы права, продуцируемые в рамках того или иного концеп- туально-теоретического направления, или типа правопонимания - основного или неосновного, изначально относительны и не могут претендо- вать на исчерпывающую полноту. Все это подво- дит к вопросу о том, как совместить плюрализм концептуализацией (версий) идеи права с самой идеей права, которая в них отображается и кото- рая при этом как идеально-онтологический срез правовой реальности должна быть едина. О пра- ве как родовой форме социального бытия можно говорить лишь в случае его единства, в том числе определяемого его идеей. В свете сказанного, на наш взгляд, предпри- нимаемые попытки по интеграции типов право- понимания исходят из ответственного подхода к единству идейного поля права. Вместе с тем ин- теграционизм не означает стремления поставить точку в постижении права и его идеи, что невоз- можно в силу незавершенности самой правовой реальности. Однако мы не стали бы говорить о принципиальной неопределенности последней. В противном случае нельзя бы было говорить о пра- ве как одной из родовых форм социального бытия. Каждое направление теоретического по- знания права, исследуя те или иные аспекты (идеалы, нормы, правосознание и т.д.), так или иначе соприкасается со всем объемом право- вой реальности, больший массив которой все же ускользает из его фокуса внимания, но входит в предметное поле другого направления. Поэтому конфликт интерпретаций права и его идеи из- начально представляет собой некое недоразуме- ние, которое может рассеяться на пути перехода к диалогу и поиску точек соприкосновения и со- вместимости (хотя здесь также возникает масса новых вопросов о принципах и условиях такого диалога). Как отмечают современные авторы, не- обходимо перейти к синтезу знаний и интегра- ции отдельных частей исследуемого правового мира, что могло бы стать основанием идеи общей системы права, включающей официально при- знаваемое, реальное позитивное право, объек- тивное и субъективное естественное право11. Это не означает, повторимся еще раз, формирования одной концепции и забвение разнообразия: та- кова уж судьба права - постигаться в форме ге- терогенного поля наиболее общих идей, далее конкретизируемых в конкретных правовых идеях и концепциях. Поэтому здесь очень важным является кон- ституирование некоего общего фокуса, в кото- ром, как в конце коридора, созерцается создавае- мая общими усилиями идея права, которая толь- ко и позволяет познать и осмыслить динамично развивающуюся правовую реальность. При этом, еще раз напомним, идея права является не только условием его понимания (осмысления) и позна- ния, но и условием его формирования, существо- вания и преобразования. Это триединство на- кладывает дополнительную ответственность на философско-правовую концептуализацию рас- сматриваемого феномена. При опоре на дости- жения других наук, изучающих право, особенно юридической науки и в ее рамках - общей тео- рии права, и, что надо особо заметить - при ак- тивном взаимодействии с ними, философия пра- ва с полным правом претендует на особую роль в процессе поставки и решения вопроса о Идее права для XXI в. И не только о ее содержательных аспектах, но и относительно гносеологических и методологических условий ее формирования. Все это еще раз говорит о том, что без философии права невозможно осмыслить право, динамику его развития, а также тенденции развития право- сознания в усложняющемся мире. В процессе обсуждения проблем осмысления идеи права на XXI в. необходимо учитывать, что реализация творческого потенциала правовой мысли возможна только в пространстве диалога наук, изучающих право. Данное видение не по- зволяет говорить о перемещении философско- правовой проблематики исключительно в сферу 11 Баранов В.М., Денисов С.А. Об интегративности идеи в философии права // Философия права. 2011. № 2. С. 96. юридической науки. Именно акцентирование междисциплинарного подхода позволяет придать импульс для развертывания смыслообразования права в контексте культуры, морали, религии. Это объясняется тем, что идея права возникает на уровне различных форм общественного сознания, которые пересекаются в правосознании. Однако вполне понятно, что исчерпывающая концептуа- лизация данной идеи возможна только на фило- софско-правовом уровне правосознания. Философия права как концептуализирован- ное правосознание является междисциплинар- ным направлением, в котором встречаются два основных потока - философская мысль, лока- лизующаяся в пространстве размышления над правом как конкретной формы социального и ду- ховного бытия человека, и юридическая мысль, восходящая к обобщающим размышлениям о со- держании права. Это приводит к тому, что наи- большее распространение среди форм существо- вания и конституирования философии права (философия права как часть философии, как са- мостоятельная юридическая наука, как состав- ная часть теории права) получает именно только что указанная форма. Есть ли примеры? Их более чем достаточно. Например, заметным является совместное обсуждение философско-правовой проблематики теоретиками и философами. В итоге философия права конституируется не как собственно философствование по пово- ду права (не всегда юридического), а в качестве междисциплинарного направления как плода совместных усилий, как время и пространство диалога, в котором помимо собственных дисци- плинарных подходов стороны придерживаются консенсуально согласованной точки зрения. При этом встреча двух «потоков сознания» происхо- дит в ситуации их содержательной переконфигу- рации. Мы имеем в виду, например, стремление теории права выйти из предметного поля тео- рии национального права и стать именно общей теорией права через включение проблематики соотношения национального и международно- го права. Не малозначительным явлением стало появление упомянутого выше нового направле- ния - правовой глобалистики, выходящей на из- учение образа права в связи с непосредственной интегрированностью правового развития и новых реалий динамично развивающегося социума. Трудно представить, чтобы возможность удовлетворения потребности в обновлении со- держания идеи права сегодня могла бы быть свя- зана с всплеском оригинальных мыслительных ходов в рамках какой-то одной науки, изучающей право. Другими словами, масштабность задачи постижения и, как следствие, достижение пони- мания права, динамично трансформирующегося в условиях глобализационных сдвигов, предпо- лагает обновленный рисунок взаимодействия наук, изучающих право. Только новое системное взаимодействие последних способно привести к новым результатам, а именно - к выработке обновленного образа права, причем не только образа теоретического, познавательного, но и ценностного. Последнее замечание означает, что в современных условиях как бы заново должно разворачиваться обоснование права как обще- ственного блага, являющегося в том числе сред- ством для удовлетворения других благ. В свете ранее высказанных взглядов о необ- ходимости нового вектора развития взаимодей- ствия наук, изучающих право, можно отметить необходимость более продуктивного взаимо- действия по согласованию тех или иных кон- цепций, что не означает формирование единого концептуального гомогенного комплекса. На- против, плюрализм должен быть сохранен, но с учетом новых проблем осмысления правовой ре- альности необходим новый образ данного плю- рализма - он должен быть не дивергентным, а конвергентным, т.е. не радикальным, а консенсу- альным, т.е. плюрализмом, характеризуемым не- кими моментами «сродности» выдвигаемых кон- цептуальных версий права. Это может говорить в пользу повышения ответственности не только за формулируемое содержание идеи права, но, как следствие, за сам характер осуществления внутри- и междисциплинарного диалога в про- странстве исследований правовой реальности. В конечном счете в структурно-функциональном плане идея права не является гомогенной: это, по сути, солидный комплекс идей, возникших в лоне различных типов правопонимания и/или в местах их пересечения и совпадения. Идеи права, выработанные в тех или иных ти- пах правопонимания, представляют собой резуль- таты постижения права на основе различных фило- софских и методологических подходов. Имеющий- ся плюрализм - плод свободы правовой мысли, которая сталкивается с решением проблемы един- ства знаний о праве, в том числе представленных в виде идей как форм теоретического постижения реальности. Решение данной проблемы - это, без- условно, одно из востребованных направлений фи- лософско-правовой рефлексии, которая призвана задуматься, в том числе о единстве научных и нена- учных, например, художественных представлений о праве. Исходя из этого, мы не можем сказать, что при рассмотрении данных вопросов право, особен- но такая его часть, как «действующее право», ото- двигается на второй план, напротив, происходит «оттачивание» способов его понимания посред- ством идеи права. Возникновение повышенного интереса к идее права как предмету философско-правовой рефдинамике правосознания, в том числе юридико-на- учного. Но здесь не обойтись без внесения уточня- ющего момента. При рассмотрении идеи права как пространства работы философии права возникает вопрос - об идее какого права идет, собственно, речь. Дабы идея права не стала некой необычной идейно-концептуальной композицией, она требует своей конкретизации. Разумеется, трудно предста- вить, что данная идея была бы безотносительна к формам, в которых существует право, и к системам, в которые «собирается» все многообразие право- вых явлений. Так, в первом случае размышления об идее права должны предпосылаться вопросами о том, о какой идее идет речь - идее позитивного, судейского, доктринального (права ученых-юри- стов) или обычного права? Во втором речь идет о конкретизации идеи права к национальному, международному и наднациональному праву, по- скольку хорошо известно, что, например, между- народное право как особый вид правовой системы выстраивается на основе собственной идеи, на поиски и обоснование которой потребовалось не одно столетие12. Вполне понятно, данные вопросы уточняющего характера наиболее «коварны» для, казалось бы, благородной затеи четко сформули- ровать идею права как некое руководство не только для его понимания, но и для его развития. В условиях глобализации, привносящей новые моменты в развитие правового способа регулирования общественных процессов и от- ношений, становятся еще более актуальными та- кие аспекты идеи права, понимаемой в качестве интегрального идейно-концептуального обра- зования, как соотношение компонентов нацио- нального и общецивилизационного. На фоне из- менений в способах правообразования и новых интенций в предназначении права одной из за- метных тенденций стали процессы унификации и гармонизации национального права на основе международно-правовых стандартов. Становятся заметными тренды транснационализации права и уменьшения его государственной и националь- ной идентичности. Национальное право начина- ет дублировать согласованные на международном уровне международно-правовые подходы к регу- лированию тех или иных общественных отноше- ний. В результате складывается идея глобального права или, по крайней мере, глобального право- вого пространства как результата активности го- сударств на многосторонней основе. Тем не менее национальное право не исчезает. На этой основе появляются все условия для проведения сравне- ний идей национального права в контексте воз- никающего глобального правового пространства. Разработка идей национального права актуальна по той причине, что усиливается тяготение к релексии вполне может быть расценено как признак эволюционной динамики как самого предмета фи- лософии права, так и ее функций, не говоря уже о 12 См.: Волкова С.В., Глухарева Л.И., Долгополова Т.А. Идея международного права в истории политических и правовых учений. СПб.: Астерион, 2011. цепциям, которые могут быть достаточно эклек- тичными и подрывающим стройную архитектуру национально-правового порядка. Соотношение национальных идей права, а также их соотношение с общецивилизационной метаидеей права - до- статочно интересный вектор философско-право- вых исследований. При этом ее познание и одно- временно конституирование также может быть от- несено к одной из задач современной философии права, вероятно, наиболее сложной. В заключение надо отметить, что идея не есть нечто извне положенное праву, она - его ком- понент, и причем достаточно активный, сравни- мый с так называемой волей государства или «во- лей государственно организованного общества». Одновременно вряд ли стоит говорить о том, что идея права стоит на службе своего времени и те- кущих интересов правового развития: она всегда идет несколько впереди своего времени. В ней есть то, что можно отнести к горизонту правово- го развития. Наконец, в ней есть доля критично- сти, необходимая для корректировки развития права, на которое возложена ответственная мис- сия в условиях глобализации XXI в.

About the authors

M V Shugurov

Saratov State Law Academy

Email: shugurovs@mail.ru

References

  1. Баранов В.М., Денисов С.А. Об интегративности идеи в философии права // Философия права. 2011. № 2. С. 96-101.
  2. Гаврилова Ю.А. Правовые ценности и смысл права // Российский журнал правовых исследований. 2015. № 3. С. 35-39.
  3. Кашкин С.Ю., Калиниченко П.А. Глобализация господства права: влияние на Россию и страны Европейского союза // Век глобализации. 2008. № 1. С. 98-108.
  4. Клименко А.И. Основные правовые ценности, идеи и концепты в содержании современной правовой идеологии // Закон и право. 2015. С. 35- 41.
  5. Краснов А.С. Проблема содержания идеи современного российского права // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2010. Т. 152. № 1. С. 94-99.
  6. Максимов С.И. Проблемы права и справедливости в условиях глобализации: XXII Всемирный конгресс по философии права и социальной философии // Правоведение. 2007. №1. С. 237-245.
  7. Оль П.А. Правопонимание: от плюрализму к двуединству. СПб.: Юридический Центр Пресс, 2005. 243 с.
  8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Ч. 1. Петроград, 1917. 108 с.
  9. Поляков А.В. Верховенство права, глобализация и проблемы модернизации философии и теории права // Правоведение. 2013. № 4. С. 18-30.
  10. Таймасханов У.Ш. Правовой идеал и правовая идея в контексте правообразования, правореализации и толкования права // Философия права. 2014. № 2. С. 116-120.

Statistics

Views

Abstract - 192

PDF (Russian) - 54

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2016 Shugurov M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies